авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

Казачество дона и северо-западного кавказав отношениях с мусульманскими государствами причерноморья (вторая половина xvii в. – начало xix в.)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

СЕНЬ ДМИТРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

Казачество Дона и Северо-Западного Кавказа
в отношениях с мусульманскими
государствами Причерноморья

(вторая половина XVII в. начало XIX в.)

Специальности 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Ростов-на-Дону, 2009

Работа выполнена на кафедре специальных исторических дисциплин и документоведения Южного федерального университета

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор

Николай Александрович Мининков

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Игорь Олегович Тюменцев

доктор исторических наук, профессор

Дмитрий Юрьевич Арапов

доктор исторических наук, профессор

Касболат Фицевич Дзамихов

Ведущая организация: Воронежский государственный университет

Защита состоится «25» декабря 2009 г. в «14» ч. на заседании диссертационного совета Д 212.208.08 по историческим наукам при Южном федеральном университете по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону,
ул. Б. Садовая, 105, ауд. 420.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пуш-кинская, 148.

Автореферат разослан «_____»___________2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук, профессор В.А. Сущенко

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Тема выделяется в качестве самостоятельной внутри такого масштабного научного направления как казаковедение. На протяжении веков Крымское ханство и Османская империя активно контактировали с казачьими сообществами. Но не только военные столкновения сторон, включая историю «морской войны», составляют содержание этих отношений. Объем и уровень неконфронтационных практик контактов казаков с Гиреями и Османами существенно выходит за большинство имеющихся в науке трактовок отношений казаков с государствами «мусульманского мира». В этом, во-первых, автору видится один из аспектов актуальности темы работы.

Во-вторых, налицо расширение предметных исследований по таким вопросам казачьей истории, которым раньше в науке уделялось явно недостаточное внимание. Речь идет о таких сюжетах, как механизмы адаптации казаков в пограничье Дикого поля, их отношениях с мусульманскими соседями. Ощущается недостаток работ о составе и происхождении некоторых групп донских казаков (тумы, донские татары), о внешних связях Войска Донского (включая связи с государствами Востока), порождая историографические стереотипы. Напротив, абсолютизировались оценки российского влияния на развитие донского казачества, когда оно едва ли не целиком и полностью рассматривалось в сфере влияния российского геополитического пространства. Плодотворные усилия ученых оказались направлены на изучение связей донцов с «южнорусскими уездами», участия казаков в войнах России, народных движениях на территории Российского же государства. Отсюда – недооценка других факторов, влиявших на состояние донского казачества.



В-третьих, содержание и общая направленность исследования увязаны автором с необходимостью учета связи герменевтики источников с особенностями человека изучаемого времени, его системы ценностей и ментальности, исторических особенностей мышления. Это позволяет глубже понять отношение донского казачества ко времени и пространству, к традициям и повседневным практикам, к преодолению традиций и рождению нового опыта.

В-четвертых, необходимо преодоление противоречий «регионального подхода», в условиях которого история сообщества рассматривалась внутри одного региона. При этом его очертания, как правило, на деле никогда не оставались неизменными, не всегда выступали препятствием казакам по переходу «границы миров». Таким образом, понимание истории донского казачества как истории сообщества в пространстве Донской земли может быть скорректировано.

В-пятых, актуальность темы видится в том, что предшествующая историография почти не обращала внимания на способность казачества к адаптации на территории соседних мусульманских государств и вхождения их в политическое пространство этих государств при сохранении традиционных основ казачьей службы как образа жизни и военно-хозяйственного быта. При возникновении альтернативы исторического выбора для казачества между Россией и соседними государствами мусульманского мира – Османской империей и Крымом – в предшествовавшей историографии почти не принималась во внимание возможность выбора части казаков в пользу мусульманских соседей, делавшегося при конкретно-исторических обстоятельствах.

Объект исследования представлен казачьими сообществами Дона и Северо-Западного Кавказа. В отдельных случаях – это разные по происхождению группы, в других – казаки, связанные общностью происхождения и религии. Речь идет о сообществах казаков, которые связали свою историческую судьбу с мусульманскими государствами Причерноморья, либо породивших, в свою очередь, сообщества, избравшие точно такой же путь. Особенности истории донского казачества послужили основанием для появления казаков на Северном Кавказе. Поэтому история Войска Донского рассматривается только с учетом цели и задач исследования. Кроме того, объектом исследования являются казачьи сообщества не только владений Гиреев на Кубани, но и казаки кумские и аграханские – донские по происхождению, большей частью пополнившие в конце XVII в. ряды кубанского казачества. Сообщество кубанских казаков XVIII в. представлено казаками-некрасовцами, крупнейшей частью Кубанского (ханского) казачьего войска. Наконец, в числе составных объекта исследования – казаки Черноморского казачьего войска и, выборочно, т.н. «турецкие запорожцы».

Предмет исследования – неконфронтационные практики отношений казаков с Крымским ханством и Османской империей в указанный период. Внутри периода эти практики имеют свои особенности. Объединяет их то, что данные практики казаков, перерастающие в исторический опыт, рассматриваются сквозь призму принятия ими подданства мусульманским правителям, приспособления к этому системы традиционных казачьих ценностей и готовности преодолевать сложившийся социальный опыт.

Логика исследования предполагает изучение процессов организации казаками на территории Крымского ханства и в некоторых случаях на территории Османской империи повседневной, религиозной, хозяйственной жизни. Это предполагает необходимость учета ряда факторов – политики ханов и султанов в отношении казаков-христиан, реакции России, соседского окружения казаков, их военизированного образа жизни, религиозности, состояния семейно-брачных отношений, связей с другими казачьими и старообрядческими центрами и другими факторами.

Хронологические границы работы охватывают период второй половины XVII в. – начало XIX вв. Со второй половины XVII в. интенсивно развиваются коллективные представления донских казаков о возможностях принципиально иных отношений с Крымом и Османской империей, включая принятие подданства. До этого времени такие отношения основывались в значительной степени на конфронтации. Под влиянием последствий Разинского выступления сложились предпосылки для пересмотра казаками взглядов на Крым и Османскую империю. Со второй половины XVII в. в Азов и Крым стали переходить отдельные казаки, а затем на рубеже 1680–1690-х гг. последовал массовый переход казаков-старообрядцев в крымское подданство. Ничего подобного ранее не наблюдалось. Таким образом, в основе выделения нижней границы – возникновение качественно нового явления в истории казачества.

Обоснование верхней границы связано с тем, что связи казаков с Османской империей не прерывались вплоть до падения в 1829 г. Анапы. В конце XVIII в. Анапа стала центром османских владений региона. Её влияние, притяжение распространялось не только и не столько на сообщество некрасовцев, но и на казаков Черноморского казачьего войска, и на «турецких запорожцев».

Географические рамки охватывают Донскую землю и территории Северо-Западного и Северо-Восточного Кавказа. Это определяется уходом донских казаков со второй половины XVII в. с Дона во владения крымских ханов на Кубани, а также на Куму и на Аграхань. Без показа истории казачьих сообществ Северо-Восточного Кавказа достижение цели и задач, поставленных в диссертации, представляется автору проблематичным. География исследования представлена также Крымским полуостровом. Наконец, речь идет о различных территориях Османской империи – азовском, анапском санджаках. Отдельные сюжеты исследования связаны непосредственно с Анатолией, а также некоторыми другими территориями Румелии (Подунавье).

Историография темы насчитывает ограниченный круг исследований, непосредственно относящихся к основным вопросам, рассматриваемым в диссертации. Предметом отдельного монографического изучения эта тема до сих пор не выступала. С учетом такого состояния изученности темы представляется возможным отказаться от её анализа в чисто хронологическом разрезе. Более обоснованным для анализа историографии видится проблемно-хронологический подход.

Обзор начинается обращением к трудам, которые служат прочными связующими звеньями между различными вопросами темы. Общие вопросы пограничного сотрудничества донских казаков с османским Азовом рассмотрены в произведениях В.Д. Сухорукова1 и В.Г. Дружинина2. Фундаментальная книга
В.Д. Сухорукова – одно из самых значительных произведений дореволюционной историографии по истории Дона. В ней рассмотрены основные вопросы военной истории донского казачества до начала XVIII в., определявшейся характером его отношений с Россией, Крымским ханством и Османской империей. Особый интерес представляют приведенные Сухоруковым факты и их оценки относительно «азовского вектора» в истории донских казаков, включая такое малоизученное явление, как замирение и «розмирение» с Азовом. Также это относится к описанию операций казаков под Азовом, в Крыму и против османских крепостей Северо-Западного Кавказа. В.Г. Дружинин проанализиро-
вал некоторые военные операции Войска Донского против Азова и Крыма. Кроме того, он привел факты из области торгово-экономических связей донских казаков с Азовом, а также «обмена» сторон населением, В.Д. Смирнов сделал несколько важных замечаний о связи внешней политики Крымского ханства и Османской империи с попытками Гиреев и Османов решить «казачий вопрос». Он указывал на разное их отношение к донским и запорожским казакам3.

Труды Е.П. Савельева4 интересны обращением к проблеме преемственности между донским казачеством и ранее существовавшими азовскими казаками.
Н.Л. Янчевский рассмотрел некоторые вопросы этнического состава донского казачества XVII в. и указал на ногайских и азовских казаков в качестве предшественников Войска Донского5.

В последние годы тема истории Азова в контексте проблем формирования населения Дикого поля и источников формирования казачества на Дону получила освещение в трудах В.Н. Королева6. В свете проблемы нашего исследования представляет интерес взгляд историка на наличие у казачества самостоятельных военно-политических интересов. Интересы Москвы и Дона, пишет В.Н. Королев, «часто совпадали, но случалось, что не во всем, а иногда и вовсе расходились»7. Наблюдения С.Ф. Фаизова о содержании «казачьего вопроса» в контексте истории крымскотатарской дипломатики во второй половине XVII в.8 помогают уяснить особенности отношения Гиреев и османских султанов к донским казакам. Также это помогает понять процессы встречного «движения» казаков к своим т.н. «извечным врагам», невзирая на обратное «давление» мощной исторической традиции.

Современный американский историк Б. Боук аргументировал мнение о «донском фронтире». Он выделил этапы в его истории, указал на параметры неконфронтационного сотрудничества донских казаков с Азовом, исследовал вопрос о роли «тюркско-татарского» мира в формировании донского казачества9. Б. Боук отмечал, что «симбиоз между турками и славянами был ключевым элементом формирования ранних казачьих обществ»10.





А.П. Пронштейн сделал важное замечание о том, что Войско Донское и после присяги 1671 г., а также в нарушение Бахчисарайского договора 1681 г., пыталось контактировать напрямую с Крымом и с османским Азовом. Такие практики, отметил крупный ученый, сохранялись еще в начале XVIII в.11 Отдельные сюжеты из истории контактов донских казаков с турецко-татарским миром представлены в монографии Н.А. Мининкова12. Характеризуя особенности мышления казаков, он сделал замечание о значении идеи овладения Азовом в сознании казачества. Учёный связал с народными воззрениями казачью мотивацию необходимости постоянной борьбы с «бусурманами»13. В других его работах14 рассматриваются вопросы отношений между донскими казаками и Россией, Крымом, между донскими казаками и запорожскими казаками (охотно сотрудничавшими с Крымом) в конце XVII в.

Статья С.М. Маркедонова, и близкие по тематике другие его статьи (в т.ч. о типологизации казачьих сообществ)15 внесли свой вклад в расширение проблемного поля темы, определение дальнейшего научного поиска. В частности, это касается состояния проблемы альтернативности путей казачьей истории.

Ряд историков ставил проблему связи между этническими процессами, с которыми было связано формирование донского казачества, и его отношением к Османской империи и Крыму. О наличии татарского элемента в рядах казачества указывал С.И. Тхоржевский16. В дальнейшем вопрос о донских татарах изучался с привлечением более широкого материала. На их заметное место среди казачества указывал С.В. Черницын17. Его вывод о «донских татарах» в Войске Донском не всеми специалистами был принят. Он вызвал возражение О.Ю. Куца, который, кроме того, привел новые факты бегства казаков с Дона в османский Азов, а также коснулся вопроса о готовности донцов уйти с Дона18.

Несколько работ проблеме происхождения донских казаков в связи с региональными этническими процессами и формированием у донцов важнейших политических ориентиров посвятил И.О. Тюменцев19. Обращение к таким работам оправданно в следующей связи: именно в XVI в. закладываются параметры отношений донских казаков не только с Российским государством, но также с ханами и султанами. При анализе историографии автор исходит из мнения о том, что изучение динамики внешнеполитических «предпочтений» донских казаков – один их путей для оценок конкретной историографической ситуации. В этом отношении, поэтому, упомянем работы С.И. Тхоржевского, писавшего, помимо всего, о наличии татарского элемента в рядах казачества, труды Е.В. Кусаиновой, активно изучающей контакты донских казаков с Большой ордой.20.

Проблемы символических оценок пространства Дикого поля, включая «жизненное» пространство Азова, изучены М.А. Рыбловой21. Исследовательница указывала на культурно-семиотические аспекты борьбы казаков за Азов и с Азовом. Она отметила связь процессов адаптации казаков в Пале с архаикой «мужских союзов», «вновь» формируемых славянами-казаками на Дону. М.А. Рыблова обратила внимание на такой важный аспект, как роль смешанного по происхождению населения казачьего Дона в этнокультурных процессах на территории Дикого поля.

Свой вклад в изучение темы вносят исследования С.И. Рябова22, активно исследовавшего социальные и политические процессы в Войске Донском XVII в. Ученый привел новые факты из истории торговых отношений Войска Донского с Азовом. Он обратился к роли событий международного характера в истории казачества Дона XVII в., изучил положение донского казачества в связи с противостоянием России и Османской империи. Положение Кавказа как особого региона, весьма привлекательного для различных казачьих сообществ, конкретизировано в трудах С.А. Козлова23. В качестве важнейшего фактора, определявшего историю казачества, он рассматривал российское влияние.

Теперь обратимся к частным вопросам темы. Благодаря усилиям
Н.С. Коршикова и В.Н. Королева, в новейшем издании труда В.Д. Сухорукова была опубликована никогда ранее не печатавшаяся глава об истории раскола на Дону24. В.Д. Сухоруков связал историю распространения старообрядчества на Дону с деятельностью пришлых «расколоучителей». Он указал на неоднозначное отношение верхушки Войска Донского и рядового казачества к «идеям» раскола, проанализировал в общих чертах политику России по борьбе с донскими старообрядцами. Самым заметным исследованием истории донского раскола является упоминавшаяся монография В.Г. Дружинина. В ней подробно исследованы процессы бегства старообрядцев на Дон, характер их отношений с донским казачеством. Исключительно подробны приводимые им факты появления на Дону и по его притокам пустыней, поселений старообрядцев-мирян. Заслугой В.Г. Дружинина является изучение проблем «социальных сетей» местных старообрядцев, отношения Войска Донского к «раколоучителям» на Дону и борьбы московских властей с сообществом местных старообрядцев. Одним из первых В.Г. Дружинин успешно связал появление донских казаков на Кавказе с последствиями поражения движения донских старообрядцев конца XVII в.25 Историк церкви Е. Овсянников указал на связь старообрядчества с Булавинским восстанием26.

Н.А. Мининковым проанализированы некоторые события «донского раскола»27, имевшие прямое отношение к появлению донских казаков-старообрядцев на Кавказе. Историк включает изучение проблемы в контекст личных переживаний, характеристик отдельных представителей «донского раскола», выходцев из казачьей среды. Интересны наблюдения А. Кириллова, С.В. Римского, О.Г. Усенко по изучению массового сознания донских казаков, включая аспект «обыденной основы» их религиозности28. Новые данные о судьбе приговоренных к ссылке в Сибирь казаков, участников движения донских старообрядцев конца XVII в., привел А.Т. Шашков29.

Еще меньше в науке исследований об истории кумских, аграханских и кубанских казаков рубежа XVII–XVIII вв., включая аспект их взаимоотношений с Войском Донским и с Россией, а также с ханами и султанами. Эти взаимоотношения казаков Кумы и Аграхани частично рассмотрены в трудах
В.Д. Сухорукова и П.П. Короленко30. В.Д. Сухоруков впервые ввел в контекст истории казаков на Кавказе действия османского Азова. Он обратил внимание на конфронтацию кумских и аграханских казаков с донскими казаками. Им была отмечена резко негативное отношение казаков Кумы и Аграхани к попыткам России добиться их выдачи31. П.П. Короленко выборочно проанализировал попытки России конца XVII в. добиться возвращения с Кавказа беглых казаков. Он указал на связь их адаптации с положительным отношением к ним со стороны крымских ханов и кабардинских князей.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.