авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Органы внутренних дел республик северного кавказа в борьбе с бандитизмом и уголовной преступностью в 1920-1930-е гг.

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Мусаев Мухтар Абдулаевич

Органы внутренних дел

республик Северного Кавказа в борьбе с бандитизмом и уголовной преступностью

в 1920-1930-е гг.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва - 2011

Работа выполнена на общеуниверситетской кафедре истории

и культурологии Московского государственного

гуманитарного университета им. М.А.Шолохова

Научный руководитель доктор исторических наук, профессор

Ибрагимов Мовсур Муслиевич

Официальные оппоненты - доктор исторических наук, профессор

Нечипас Юлия Викторовна

кандидат исторических наук

Шевердяев Николай Николаевич

Ведущая организация - Комплексный научно-исследовательский институт Российской Академии наук (г. Грозный)

Защита состоится 18 апреля 2011 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119571, Москва, проспект Вернадского, д.88, кафедра истории МПГУ, ауд. 817.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан «___» марта 2011 года

Ученый секретарь

диссертационного совета Киселева Л.С.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Интерес к истории органов внутренних дел заметно возрастает в условиях политической нестабильности, обострении экономических противоречий и росте общественной конфликтности. Высокий уровень преступности в современной России, угрозы общественной стабильности требуют обращения к историческому опыту укрепления и развития правоохранительной системы, особенно в таких проблемных регионах как Северный Кавказ.

Общественно-политическая и криминогенная ситуация на Северном Кавказе во многом отражает общую обстановку в этой сфере в России. За последнее десятилетие удалось добиться значительных успехов в преодолении экстремизма, борьбе с бандитизмом и уголовной преступностью, стабилизации общеполитической ситуации. Однако на данный момент в регионе решены еще далеко не все задачи налаживания мирной жизни, защиты правовых, экономических и гражданских интересов населения. Урегулирование ситуации на Северном Кавказе во многом зависит от взвешенной политики центральной власти в правоохранительной сфере. В этом смысле объективно необходима опора на исторический опыт борьбы с преступностью в 1920-1930-е гг.

Степень изученности проблемы. В советской и постсоветской историографии сформировались устойчивые подходы к исследованию деятельности органов внутренних дел на Северном Кавказе в период становления советской государственности. В советской историографии изучение данной проблемы находилось под влиянием марксистских идеологических установок, многие вопросы освещались необъективно и тенденциозно. Несмотря на обновление методологических подходов за последние годы, количественный и качественный рост исторических исследований, далеко не все концептуальные оценки процесса борьбы с бандитизмом и уголовной преступностью на Северном Кавказе представляются верными и научно обоснованными. В данной связи объективное исследование этого вопроса на Северном Кавказе в 1920-1930 гг. актуально и с историографической точки зрения.





Для литературы, созданной в советский период, было характерно, прежде всего, то, что в ее основе лежала концепция социалистического строительства. При этом известная политизация проблемы преступности приводила к тому, что она нередко рассматривалась как одна из форм классовой борьбы свергнутых эксплуататорских классов, что, соответственно, отражалось на понимании задач, стоявших перед правоохранительными структурами. Характерной чертой этого периода было и то, что авторами работ выступал ограниченный круг лиц, непосредственно связанных с работой правоохранительных органов.1

В условиях укрепления Советской власти в 1920-1930-е гг. началось последовательное освоение истории советской милиции.2 Под эгидой Главмилиции и НКВД была предпринята попытка создания специального труда по истории ведомства. Однако эта работа осталась незавершенной. Объективный анализ развития советской милиции тогда вряд ли был возможен. Отсутствие серьезных специальных трудов в 1920-е годы в известной степени компенсируется работами, посвященными проблемам преступности, девиантного поведения, в которых нашла свое отражение и деятельность милиции по пресечению антиобщественных явлений.3

С середины 1920-х гг. основной тенденцией, проявившейся в исторических исследованиях, стало выделение особой роли И.В. Сталина в процессе укрепления Советской государственности.4 Важной частью историографии данного периода являются исследования, в которых содержалась критика так называемого «буржуазного национализма».5 Авторы отмеченных работ не только собрали интересный фактический материал, но и сумели предложить оригинальные методологические подходы.

Идеологизация советского исторического знания серьезно отразилась на состоянии источниковой базы, которая была представлена, главным образом, сборниками документов по борьбе за советскую власть на Северном Кавказе, воспоминаниями ее участников, материалами съездов различных народов, а также сборниками официальных статей и речей партийных и советских руководителей. Та же направленность сохранялась в подборе архивных документов, что приводило к одностороннему освещению участия органов внутренних дел в социалистическом строительстве.

В 1930-50-е годы исследование истории милиции, фактически прекратилось. Во-первых, здесь сказалась ее закрытость в условиях тоталитарного государства. Во-вторых, следует учесть, что многие руководители НКВД были репрессированы, и любое упоминание о них в печати исключалось. В вышедших в конце 1940-х гг. юбилейных изданиях, посвященных созданию Адыгейской и Черкесской автономных областей, подчеркивалась роль местных революционных групп в борьбе с преступностью.6

Некоторое оживление деятельности по изучению истории органов милиции относится ко второй половине 1950-х годов.7 Однако по настоящему переломным моментом в развитии историографии проблемы стала середина 1960-х годов. Причины такого поворота видятся как в приближении пятидесятилетнего юбилея советской милиции, так и в общем внимании к МВД нового политического руководства страны. Именно в это время определились основные типы исследовательских работ, составивших в 1960-80-е годы основу отечественной историографии МВД. С одной стороны, это работы учебного плана, 8 а с другой - очерки истории.9

Основной упор в советской историографии делался на партийном руководстве органами милиции.10 Литература 1970-первой половины 1980-х годов, при заметном росте интенсивности исследований, оказалась ограниченной рамками стереотипов так называемого застойного времени. Тем не менее, накопленный материал позволил ряду исследователей выйти на качественно новый уровень. Вместе с тем, волна исследований по истории милиции не затронула отдельные регионы Северного Кавказа. Даже в обобщающих работах по истории региона по данной проблеме практически ничего нельзя обнаружить.11 В этой связи, в диссертации использовалась литература лишь косвенно затрагивающая предмет настоящего исследования.12

Вышедшие в середине 1960-х - начале 1980-х гг. обобщающие труды по истории автономий народов Северного Кавказа и их партийных организаций сконцентрировали в себе все основные достижения и недостатки историографической мысли своего времени.13 В соответствии с партийной установкой на строительство коммунизма, историки были вынуждены освещать рост правосознания советского социума, показывать примеры укрепления законности в СССР. В исследованиях подчеркивалось, что советская система нивелирует преступность и, вопреки точке зрения буржуазных фальсификаторов, в стране отсутствуют любые предпосылки для девиантного поведения.14

На рубеже 1980-1990-х гг. в методологии исторических исследований наметились серьезные позитивные коррективы, историки начали избавляться от идеологизации научного знания, произошел отказ от классовой оценки исторических событий, от доминанты марксистско-ленинской научной парадигмы. Методологическому обновлению исторической науки способствовали публикации трудов оппонентов советской власти, запрещенные в предыдущие периоды существования советской системы. Отличительной чертой развития исторического знания стала свободная трактовка известных исторических событий и преобладание критических взглядов на роль силовых структур Советской России в 1920-1930 гг.

В 1990-е гг. наметился значительный рост числа как научных, так и публицистических работ. В контексте произошедших в стране политических изменений в изучении истории органов милиции также наметилось переосмысление привычных оценок, появились новые направления научного поиска. В частности, в это время началась разработка персоналий репрессированных работников,15 истории профессиональных организаций работников НКВД и т.д.16 Серьезный пересмотр прежних оценок и выводов отличает даже традиционные публикации очеркового типа.17 Заметным явлением научной жизни стали серьезные обобщающие исследования, принадлежащие перу ведущих отечественных специалистов по истории милиции.18

Возросший интерес к изучению истории правоохранительных органов вообще и милиции – в частности, обусловил появление большого числа диссертационных исследований. При этом особенно заметную группу здесь составили кандидатские диссертации по истории милиции 1920-1930-х годов.19 Помимо освоения богатого материала, они позволили произвести переоценку традиционных подходов к истории милиции как к процессу непрерывного воплощения на практике партийных решений и установок. Интерес представляют работы, рассматривающие различные проявления девиантного поведения.20

Ученые полагают, что карательные функции в советский период выполняли многие органы, в том числе советские и партийные. Однако в основном они освещают деятельность тех структур, которым было положено карать по закону: ВЧК — ГПУ — ОГПУ — НКВД, судебные органы и органы, исполняющие наказание, прокуратура, милиция. В отличие от советской историографии, большинство современных исследователей называют эти органы не правоохранительными, а карательными, что, на наш взгляд, не во всех случаях оправданно.21

Для данных работ характерен интерес к изучению правового статуса советских карательных органов и их места в системе советского государства. Авторы признают, что переход к новой экономической политике привел к изменениям в характере их деятельности. Л.П. Рассказов пишет: «Изменения, происходившие в стране, объективно уменьшали сферу деятельности карательных органов. Это обстоятельство учитывало руководство РКП(б), внося определенные коррективы в их работу».22 По его мнению, в системе правовых отношений в связи с переходом к НЭПу проявились две основные тенденции: развитие основ законности и, противоположная ей, ограничение прав человека, устранение политической оппозиции, ужесточение карательной политики.23

Историки Ф.Ч. Ахмадеев, В.С. Кобзов, М.Н. Денисевич, В.М. Кружинов и другие на региональном материале исследовали и многие другие сюжеты темы.24 В литературе речь идет о создании системы органов правопорядка, деятельности милиции, судебных органов, органов прокуратуры на территории края. Исключительно интересной представляется попытка А.Ю. Филонова, Л.А. Фофановой, С.В. Щеткина создать социальный портрет работника правоохранительных органов Советской России в 1920-1930-е гг.25

Анализируя литературу, можно встретить различные оценки, которые дают современные авторы деятельности советских правоохранительных органов Северного Кавказа в 1920-1930-е гг. И сегодня, несмотря на радикальные перемены в общественном строе страны, достаточно популярна традиционная точка зрения на деятельность правоохранительных органов. Так, А.М. Воробьев и В.А. Демин считают, что «в 1920-е гг. милиция принимала непосредственное участие в борьбе с голодом, с детской безнадзорностью и беспризорностью, в охране общественного порядка и предприятий».26 Но большинство современных исследователей делают упор на изучение репрессивной функции в деятельности правоохранительных органов. По словам И.К. Шабановой, «большевистское руководство, занятое проблемами укрепления своей власти и задачами мировой революции, рассматривало правоохранительные органы, прежде всего, как орудие диктатуры пролетариата, призванное карательными методами подавлять классовых врагов».27

Таким образом, историографический обзор показывает, что, несмотря на большое количество работ, особенно общего плана, а также на наметившийся в последние годы заметный рост интереса к истории милиции, практически вне поля зрения исследователей остаются многие региональные особенности становления и укрепления органов внутренних дел, особенно в национальных районах Северного Кавказа.

Актуальность и проведенный историографический анализ определили цели и задачи исследования. Целью диссертации является комплексный, научный анализ борьбы органов внутренних дел с бандитизмом и уголовной преступностью на Северном Кавказе в 1920-1930-е гг.

Для достижения поставленной цели, автор определил следующие основные задачи исследования:

- проанализировать структуру и кадровый потенциал органов внутренних дел республик Северного Кавказа в 1920-1930-е гг.;

- показать тенденции и противоречия борьбы органов милиции и уголовного розыска с бандитизмом и организованной преступностью на Северном Кавказе в 1920-1930-е гг.;

- с использованием новых материалов исследовать участие органов внутренних дел в борьбе с экономическими и бытовыми правонарушениями в регионе.

Выбор хронологических рамок - 1920-1930 гг. - в значительной степени продиктован спецификой самого предмета исследования. В это время в стране в целом, и на Северном Кавказе – в частности, при активном участии органов милиции и уголовного розыска шло становление основных базовых составляющих социалистического общества. Укрепление вертикали власти, борьба большевистской партии с антисоветскими элементами, с бандитскими группами, сохранившимися в регионе со времен гражданской войны, с уголовными и экономическими преступлениями не могла проходить без опоры на силовые структуры. С учетом этого история органов внутренних дел Северного Кавказа в 1920-1930 гг. может быть предметом самостоятельного исследования.

Территориальные рамки исследования включают Ростовскую область, Краснодар­ский и Ставропольский (до 1943 г. Орджоникидзевский) края и в их составе Адыгейскую, Карачаевскую и Черкесскую автономные области, Кабардино-Балкарскую, Северо-Осетинскую автономные республики, Да­гестан, Чечню и Ингушетию. Северо-Кавказский регион расположен на юге европейской части Российской Федерации. Его территория простирается от Нижнего Дона до Большого Кавказского хребта. В 1920-1930-е гг. на Северном Кавказе проживало более 50 коренных национальностей, что составляет главную особенность исследуемого региона.

Источниковую базу работы составили опубликованные и архивные источники. Среди источников, обнаруженных в открытой печати необходимо выделить публикации 1920-1930-х годов: нормативные акты и ведомственные приказы,28 отчеты и материалы милицейских съездов,29 статистические данные.30 Отдельный блок составили центральные и местные периодические издания. Среди документальных публикаций, появившихся в послевоенный период нужно отметить, региональные краеведческие сборники, а также сборники документов и материалов по истории милиции.31 Важно отметить, что в постсоветский период произошла заметная активизация публикаций подобного рода документов, шире стал их тематический диапазон.32

Основное значение для разработки избранной темы имели неопубликованные архивные материалы. Автором были изучены документы двух центральных (ГАРФ, РГАСПИ) и 3 местных (ГАКК, ГАСК, ЦДНИКК) архивов. В Государственном архиве Российской Федерации богатый материал отложился в фонде Р-393 (НКВД РСФСР). Вспомогательное значение имели фонды Юго-Восточного и Кавказского Бюро ЦК РКП(б), а также фонды Орджоникидзе Г.К. и Кирова С.М. Российского государственного архива социально-политической истории. Особую ценность представляли материалы Государственных архивов Краснодарского и Ставропольского краев (ГАКК, ГАСК), а также Центра документации новейшей истории Краснодарского края. В их числе следует особенно выделить фонд Кубано-Черноморского областного управления милиции в ГАККе (Р-103).

Методология исследования. В работе над диссертацией автор использовал как общенаучные, так и специальные исторические методы исследования. Исторический и логический методы позволили определить этапы становления и развития органов милиции. Сравнительно-исторический метод позволил выявить основные направления и особенности их деятельности на региональном уровне. Метод синхронизации дал возможность одновременно рассматривать главные направления работы милиции в рамках каждой из отдельно стоящих исследовательских проблем.

Научная новизна диссертации состоит в том, что данное исследование является первой работой, посвященной истории органов внутренних дел республик Северного Кавказа и их борьбе с преступностью в регионе в 1920-1930-е гг.

Деятельность органов внутренних дел республик Северного Кавказа рассматривается в работе в органической взаимосвязи с организацией новых административных структур, обеспечивавших общую стабильность в этом непростом регионе. Создание первых отрядов местной милиции стало закономерной реакцией власти на широкое распространение в горных и предгорных районах формирований горской самообороны, возникших еще в годы гражданской войны на кланово-родовой или территориальной основе. Их присутствие значительно усложняло задачу строительства на Северном Кавказе советской государственности и восстановления элементарного правопорядка. Подобные отряды исчезали так же быстро, как и возникали, а потому сведения об их деятельности часто разрозненны и противоречивы. Автор показывает, что в практической деятельности отрядов горской самообороны граница между поддержанием правопорядка и элементарным бандитизмом часто являлась размытой. На начальном этапе национально-государственного строительства в регионе это мешало местной власти сформировать по отношению к ним свою четкую позицию.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.