авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Образование боспорского государства археология и хронология становления территориальной державы

-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ


На правах рукописи

Завойкин Алексей Андреевич

ОБРАЗОВАНИЕ БОСПОРСКОГО ГОСУДАРСТВА

Археология и хронология становления

территориальной державы

Специальность – 07.00.06 - археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва, 2007

Работа выполнена в отделе классической археологии

Института археологии Российской академии наук

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук С.Ю. Монахов

доктор исторических наук Е.А. Молев

доктор исторических наук И.Е. Суриков

Ведущая организация:

Государственный Исторический музей

Защита состоится « _____» _____________2007 г. в _______ часов

на заседании Диссертационного совета Д 002. 007. 01. по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук в Институте

археологии Российской академии наук

Адрес: г. Москва, ул. Дм. Ульянова 19, 4-й этаж, конференц-зал

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

Института археологии РАН

Автореферат разослан « ____ » ______________ 2007 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета

доктор исторических наук Е.Г. Дэвлет

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Состояние проблемы и ее актуальность. Важность заявленной темы в принципе не требует доказательств. В то же время актуальность ее, напротив, нуждается в обосновании, тем более, что за последние два десятилетия неоднократно предпринимались попытки всесторонне, – главным образом в рамках общих очерков, – исследовать ранний период (VI–IV вв. до н.э.) истории Боспора (Виноградов. 1983; Шелов-Коведяев. 1985; Молев. 1997; Анохин. 1999; Зубарь, Зинько. 2006; Борисова. 2006), в том числе и проблему становления Боспорской государственности. Следует, однако, подчеркнуть, что проблема образования единого государства на берегах Киммерийского Боспора в полном объеме как самостоятельная тема никогда не ставилась.

Со времени выхода в свет монографии В.Ф. Гайдукевича (1949) проблемами политической истории Боспора в основном занимались историки и, в особенности, эпиграфисты (исключительный случай – нумизмат В.А. Анохин). Роль эпиграфистов особенно показательна в последние десятилетия. В условиях дефицита письменных источников, когда обнаружение новых свидетельств античной традиции о Боспоре можно ожидать лишь как “чуда”, сравнительно немногочисленные новые эпиграфические находки, среди которых лишь единичные могут предоставить информацию, требующую существенной корректировки имеющихся исторических реконструкций (например, посвящение Левкона I с Семибратнего городища; Нимфейское посвящение 2000 г.), – усилия эпиграфистов выдвигаются на первый план.

Между тем, фонд археологических материалов за последние время вырос многократно. Классическая археология по ряду направлений (как в изучении вещевого материала, так и в области полевых исследований) добилась ощутимых успехов качественного характера, что позволило не только расширить фактическую базу, но и значительно продвинуться в области исследования хронологии. Прогрессирующая специализация археологии, однако, имеет следствием два неприятных обстоятельства: во-первых, практически невозможно одному исследователю глубоко осмыслить весь фактический материал; во-вторых, – нарастающий “разрыв” в усвоении достижений и открытий археологии специалистами других исторических дисциплин. На мой взгляд, дальнейшие успехи в области изучения раннего Боспора при неизбежном нарастании указанных процессов лежат в сфере археологической специализации его исследователей. Сказанное ни в какой мере не означает, что допустимо пренебрегать другими категориями источников. Речь лишь о том, что роль в этом процессе самого массового и разностороннего источника будет неуклонно возрастать. Иными словами, успех в исследовании истории раннего Боспора все более будет зависеть от того, в какой мере успешно данные античных авторов, эпиграфических документов и нумизматические свидетельства будут согласованы с теми сторонами жизни Боспора, которые открываются при исследовании его археологических памятников.





Не может в принципе вызывать сомнений тот факт, что столь масштабный и глубокий процесс, затрагивающий самые разные сферы общественной жизни, каким было образование единого государства, не мог не оставить следов в памятниках материальной культуры. Основная проблема их изучения в том, чтобы найти “правильный” масштаб и ракурс анализа, подобрать адекватные исследовательской задаче методы.

Цель, задачи и структура исследования. Высказанные соображения позволяют кратко сформулировать основную цель диссертационной работы и конкретные задачи, решение которых обеспечивает достижение поставленной цели (что целиком определяет и ее структуру). Главной целью исследования является всестороннее изучение процесса становления Боспорского государства с привлечением всего круга имеющихся источников. Это предполагает максимально широкое использование именно археологических источников, позволяющих затронуть ряд вопросов и тем, не нашедших отражения в других категориях источников. Помимо систематического и детального анализа важнейших для темы групп археологических памятников (города, памятники сельской территории, некрополи) принципиальное значение придается углубленному рассмотрению проблем хронологии. Значимость этого направления в исследовании определяется не только необходимостью верификации уже существующих в науке хронологических схем и отдельных датировок, но и методической задачей: возможно точные и твердые хронологические ориентиры являются, по существу, единственной универсальной базой для сопоставления информации, полученной из иных категорий источников, с данными археологическими и построения “синтетического” обобщения на историческом уровне знания.

В Первой части работы (главы 1–7) представлен детальный анализ археологических памятников с точки зрения стратиграфии и хронологии. Выявлены комплексы и контексты, которые в принципе могу быть интерпретированы в рамках реконструируемых политических событий VI–IV вв. до н.э.

Вторая часть целиком посвящена изучению проблем хронологии. В ее первом разделе (А) рассматриваются общие проблемы хронологии и летосчисления (главы 9 и 10, сопровождаемые Приложением 1), а затем (раздел Б) систематически анализируются в хронологическом аспекте данные литературной традиции (глава 10), эпиграфических материалов по группам (глава 11) и нумизматики (глава 12). На этой основе (с учетом выводов, полученных при изучении памятников археологии) выстраивается периодизация исторического развития Боспора в VI–IV вв. до н.э., представленная в виде связного очерка истории (глава 13, сопровождаемая “Хронологической таблицей” в Приложении 2б). Это первый этап осмысления и интерпретации проанализированных источников в хронологической взаимосвязи выявленных фактов, позволяющий надежно реконструировать общий исторический контекст.

Назначение Третьей части – охарактеризовать этапы становления государства Спартокидов, рассмотренные в различных ракурсах (и тем самым, используя полученные ранее выкладки, составить разностороннее представление о важнейших чертах политического режима, установившегося на Боспоре, детализовать представления о самом процессе его образования в ходе исторического процесса). В главе 14 предложен внешнеполитический аспект: здесь исследуются внешние силы и обстоятельства, влияние которых на исследуемый нами процесс было существенным. В главе 15 предметом изучения стал правовой статус двух значительных боспорских городов (Феодосии и Горгиппии), сравнительная характеристика которых позволяет не только подойти к рассмотрению проблемы статуса полиса в составе державы Спартокидов, но и многое в ней уяснить. Углубить эти представления удается в ходе изучения процесса присоединения к государству Спартокидов эллинских и варварских территорий Прикубанья (ключевую роль в этом играет анализ титулатуры боспорских правителей – глава 16). Наконец, в главе 17 представлена попытка исторического осмысления хода и сути процесса формирования монархии Спартокидов, характеризуется государственный строй Боспора, его политико-правовое своеобразие.

В Заключении подведены общие итоги исследования, сформулированные как краткий очерк истории государственно-правовых форм в процессе их становления, начиная от зарождения тиранического режима в Пантикапее в 480/79 г. и вплоть до того момента, когда после завоевания Феодосии, Синдики и племенных земель в Прикубанье, Левкон I пышно титулует себя “архонтом Боспора и Феодосии, царем синдов, торетов, дандариев и псессов”. Установлены этапы этого сложного исторического процесса.

Хронологические рамки и периодизация определяются историческими пределами и характером процесса образования Боспорского государства. В этом процессе, начало которому было положено приходом к власти в Пантикапее в 480/79 г. до н.э. Археанактидов, можно выделить два принципиально различных периода. Первый из которых (приблизительно до 410/09–406/5 гг.) характеризуется в целом как время генезиса и стабилизации режима тирании в рамках одного полиса. Второй период, начавшийся с подчинения Нимфея, а затем – ряда полисов, расположенных на Таманском п-ове, знаменует собой начало формирования “территориальной державы” Спартокидов (пришедших к власти еще в 438/7 г. – Diod. XII. 31, 1), структура которой все более усложнялась по мере завоевания ими новых эллинских центров (Феодосии и Синдской Гавани) и племенных территорий в Прикубанье. Поэтому в качестве завершающего этапа в процессе создания Боспорского государства принят период правления Левкона I, именем которого древние авторы называли династию боспорских правителей.

В ряде случаев логика исследования потребовала достаточно далеко выходить за обозначенные временные рамки, поскольку вне более широкого сравнительного исторического фона исследуемый феномен не мог быть понят.

Источники. Принципиальная установка при выборе источников для исследования проблемы состояла в следующем. С одной стороны, использовать источники всех категорий и групп максимально широко, почти без исключений, и комплексно, поскольку лишь максимальное привлечение свидетельств различных источников позволяет гарантировать исследование от односторонности, неизбежной при использовании какой-либо одной группы материала. С другой стороны, во главу угла поставлен анализ именно археологических данных, поскольку одной из главных задач работы является попытка хотя бы частично ликвидировать тот разрыв, – что в последние десятилетия не только наметился, но и расширился, – между накоплением археологического материала и его историческим осмыслением.

Характеризуя источниковую базу в целом, необходимо сказать, что имеющиеся в нашем распоряжении источники отражают интересующую нас проблему очень неравномерно. Для VI и большей части V вв. до н.э. звнимающая нас информация может быть извлечена почти только из материалов археологи и, лишь отчасти, нумизматики. Литературные источники, отразившие прямо или косвенно процесс становления государства Спартокидов, в основном содержат информацию, датированную начиная с конца V в. до н.э. и позже. А эпиграфические документы – примерно с начала 2-й четверти IV в. до н.э. (т.е. синхронны тому времени, когда процесс становления Боспорского государства близился к завершению).

Получаемая из имеющихся источников информация по теме весьма разнообразна. В подавляющей своей массе она имеет косвенный характер. Однако массовость и разнохарактерность источников позволяют в целом ряде случаев прийти к достаточно уверенным, если и не всегда однозначным, выводам.

Методика исследования. Характер и состояние имеющихся источников играют решающую роль в выборе методики исследования. Прежде всего – это комплексный их анализ. По сути приходится говорить о решении проблемы соотносимости данных, полученных из источников различных категорий. Ключевая роль в ее решении, как было отмечено, отведена хронологическому методу: используя классические принципы и методики исторического исследования, широко применяемые в археологической науке (стратиграфический, типологический, метод синхронизации и т.п.), предпринята попытка максимально точно определить относительную и абсолютную хронологию выявленных на археологических памятниках фактов, которые в целом отражают военную и политическую ситуацию в регионе. Значительное внимание уделено выяснению хронологических позиций для информации, почерпнутой из письменных источников. В итоге хронологическая группировка датированных фактов истории Боспора VI–IV вв. до н.э. позволила предложить историческую периодизацию всего материала, в плотную подводящую к его осмыслению в интересующем нас ракурсе.

На заключительном этапе работы на первый план выступает историко-сравнительный метод и принципы конкретно-исторического подхода в изучении рассматриваемого феномена. Эти принципы позволяют наиболее адекватно и последовательно раскрыть суть процесса становления территориальной державы в его диалектическом многообразии, дают возможность избегать чрезмерного схематизма, распространенных шаблонов и схем. На стадии синтеза исторических выводов и умозаключений, исследованный материал проходил повторную апробацию в рамках построений, с различных точек зрения характеризующих важнейшие стороны и характеристики державы Спартокидов в их исторической динамике. И уже на данной основе предложена реконструкция исследуемого процесса в целом.

Историография проблемы. Проблеме образования Боспорского государства посвящена значительная по объёму исследовательская литература. Круг вопросов, так или иначе входящих в эту важнейшую для истории региона тему, весьма обширен. В разные периоды интерес к ней то возрастал, то падал по мере того, как возникала иллюзия, что все возможное при данном объёме известных источников уже сделано и дальнейшие поиски в этом направлении чреваты лишь наращиванием необоснованных домыслов. В какой-то мере такое положение в историографии закономерно, так как прямыми источниками по проблеме становления Боспорского государства мы почти не располагаем1: по сути дела хронологическое указание Диодора Сицилийского о смене правящих династий в 438/7 г. до н. э. непосредственно ничего не говорит об образовании территориального государства, поскольку из текста совершенно не ясно, какая территория являлась в это время объектом властвования Археанактидов – Спартока I. Однако исследователи, зная немало о Боспоре IV-го века, но не имея точных сведений о времени его образования, предполагали, что в 31-й главе ХП книги Диодор как раз об этом событии и сообщается.

Эта гипотеза стала фундаментом всех последующих построений. Углубленному анализу общих оснований существующих концепций посвящен 1-й раздел историографического очерка. В нем не ставилась задача исчерпывающе охарактеризовать всю литературу, в какой-либо степени затрагивающую данный сюжет истории Боспора. Это потребовало бы не только непропорционально большого объёма2 и кажется непродуктивным. Более эффективным было сконцентрировать внимание на тех трудах, которые определили преобладающие, концептуальные взгляды на предмет или же наиболее полно и глубоко отразили главные тенденции исследований.

Важную роль в историографическом анализе играет рассмотрение эволюции взглядов на интересующий нас предмет С.А. Жебелева (работы 1902, 1930 и 1935 гг.): от гиперкритического отрицания историчности Археанактидов до безоговорочного признания создания ими в 480/89 г. единого государства. Заметным своеобразием отличаются взгляды на образование Боспорского государства В.Д. Блаватского (1954; 1964). Новым этапом в исследовании истории Боспора периода архаики – ранней классики стали работы Ю.Г. Виноградова (1980; 1983), которые, по моему представлению, явили собой ло­гический предел развития “традиционного” направления. Автор, – обобщив достижения предшественников и ис­черпывающе проанализировав имеющиеся источники, –создал убедительную реконструкцию по­литической истории Боспора ранней поры. В то же время степень зрелости господствующей гипотезы в данных работах превысила критическую отметку, за которой уже просматривается её (гипотезы) упадок, проявившийся в противоречивости частных наблюдений и общих выводов. Оригинальным вкладом исследователя стало предположение о “союзном” (симмахия и амфиктиония) характере боспорского объединения при Археанактидах под непосредственным влиянием скифской угрозы греческим центрам. В концептуальном плане целиком зависима от разработок Ю.Г. Виноградова монография Ф.В. Шелова-Коведяева (1985). Эта самая обстоятельная работа данного историографичес­кого направления знаменует собой начало его кризиса: углубленная разработка некоторых позиций, заявленных предшественником, обнаруживает непреодолимые противоречия концепции.

Основоположником “нового” историографического направления, оппонирующего доминирующей точке зрения на хронологию становления Боспорского государства и первона­чальную территорию державы первых Спартокидов, стал петербургс­кий исследователь А.Н. Васильев (1985; 1992), который в рамках диссертационной работы по историографии политической истории Боспора V – IV вв. до н.э. впервые обнаружил вопиющие противоречия между господствующей концепцией образования единого государства и реальной источниковой базой. Исследователь выдвигает тезис, согласно которому об образовании Боспорского государства следует говорить начиная с 438/7 г. до н.э., когда приходит к власти династия Спартокидов. Однако в своих полемических замечаниях А.Н. Васильев неоднократно обнаруживает слабое знакомство с данными археологии и нумизматики (что и вызвало ответную критику коллег), а кроме того, отвергая как методически неправомочную гипотезу о создании единой державы Археанактидами, ту же методическую ошибку допускает в отношении их преемников.

Завершающий этап историографии характеризуется, прежде всего, появлением монографических исследований по политической истории раннего Боспора, в которых предприняты попытки пересмотра существующих концепций (Молев. 1997; Анохин. 1999). Обе работы отличаются (хотя и в разной степени) попыткой тотальной ревизии взглядов предшественников. Однако если взгляды Е.А. Молева отличаются парадоксальным единством оригинальности (которая, впрочем, не всегда достаточно подтверждена анализом источников), с одной стороны, а с другой, – приверженностью устоявшимся стереотипам, то умозаключения В.А. Анохина полностью беспочвенны и представляют собой “игру ума”, как правило не находящую опоры в источниках.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.