авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |

Лолинская культура. северо-западный прикаспий на рубеже среднего и позднего периодов бронзового века исторические науки:

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

На правах рукописи

Мимоход Роман Алексеевич

ЛОЛИНСКАЯ КУЛЬТУРА. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ПРИКАСПИЙ

НА РУБЕЖЕ СРЕДНЕГО И ПОЗДНЕГО ПЕРИОДОВ БРОНЗОВОГО ВЕКА

Исторические науки:

Специальность 07.00.06 – археология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва

2013

Работа выполнена в отделе бронзового века Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии Российской академии наук.

Научный руководитель:

Заведующий отделом бронзового века Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии Российской академии наук, кандидат исторических наук Гей Александр Николаевич

Официальные оппоненты:

Кияшко Алексей Владимирович, доктор исторических наук, заведующий Кафедрой археологии и истории Древнего мира Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет»

Резепкин Алексей Дмитриевич, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Отдела археологии Центральной Азии и Кавказа Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института истории материальной культуры Российской академии наук

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры Государственный исторический музей

Защита состоится «22» марта 2013 г. в 12.00 часов на заседании совета Д002.007.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте археологии Российской академии наук по адресу: г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19, 4-й этаж, конференц-зал

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИА РАН по адресу:

г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19.

Автореферат диссертации разослан « ___» «_________» 2013 г.

Учёный секретарь диссертационного совета,

доктор исторических наук Е.Г. Дэвлет

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Финал среднего бронзового века на юге Восточной Европы – это время кардинального переоформления культурной ситуации. На огромной территории от Дуная до Урала произошел распад катакомбной культурно-исторической общности, на осколках которой сформировался блок посткатакомбных культурных образований.

До недавнего времени пласт памятников этого времени в степном Предкавказье выделен не был. Данная ситуация диссонировала с территорией Волго-Днепровского междуречья и Северного Причерноморья, где катакомбные древности отделены от позднебронзовых комплексами культуры Бабино. Складывалась парадоксальная ситуация. Понятие «финал средней бронзы» за пределами ареала бабинской культуры оказалось не наполнено конкретным материалом, поэтому в литературе утвердилось мнение о том, что катакомбные культуры не исчезают одновременно, а в Предкавказье и Нижнем Поволжье позднекатакомбные памятники доживают до начала позднего бронзового века. При этом остро ощущалось явное отсутствие прямой генетической связи между катакомбными и позднебронзовыми древностями. Как следствие, одной из наиболее актуальных проблем для археологии бронзового века Предкавказья является выделение пласта памятников финала СБВ, который занимает хронологическую позицию между катакомбными и срубными древностями. Это представляется особенно важным с учетом того, что сейчас все более становится очевидным участие посткатакомбных образований в генезисе памятников поздней бронзы, а многие стандарты инвентарного комплекса и погребальной обрядности таких масштабных культур как срубная, сабатиновская и алакульская были заложены именно в посткатакомбное время.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является разработка концепции происхождения и развития лолинской культуры. Для ее достижения необходимо решение следующих задач:

1. создание реестра и систематизация всей имеющейся на сегодняшний день источниковой базы посткатакомбных погребений Предкавказья;

2. выявление основных черт погребального обряда и материальной культуры, определение их культурной специфики;

3. разработка периодизации лолинских памятников, относительной и радиоуглеродной хронологий;

4. установление характера и направленности межкультурных связей;

5. раскрытие механизмов происхождения культуры;

6. определение основных закономерностей развития Лолы, ее исторической судьбы и значения для культурогенеза начала позднего бронзового века.

Таким образом, объектом исследования являются погребальные памятники финала средней бронзы Восточного Предкавказья: археологические следы погребальных ритуалов, сопроводительный инвентарь, овеществленные проявления хозяйственной деятельности, материальной и духовной культуры населения региона данного периода.

Предмет исследования происхождение, развитие и историческая судьба лолинской культуры, а также культурно-исторические процессы в Предкавказье и в сопредельных регионах на рубеже среднего и позднего периодов бронзового века.

Методы исследования обусловлены поставленными целью и задачами. Помимо общенаучных их основу составляют специальные методы археологических и исторических исследований. К ним относятся типологический, сравнительно-стратиграфический, картографический, корреляционный, комбинаторно-статистический, историко-сравнительный. Особое значение для решения поставленных задач имеет комплексный подход к археологическим источникам, когда наряду с традиционными археологическими процедурами активно применяются методы и данные естественно-научных дисциплин: палеопочвоведения, палеоклиматологии, антропологии, данные химического состава металла, трасологического анализа костяных и роговых изделий, радиоуглеродного датирования, археозоологических и биоморфных определений образцов из лолинских погребений и памятников сопредельных территорий.

Географические рамки исследования соответствуют основному ареалу лолинской культуры. Он охватывает Ергенинскую возвышенность и прилегающие районы Сарпинской и Прикаспийской низменностей, кумо-манычскую впадину и восточную часть Ставропольской возвышенности в пределах современных административных единиц: республика Калмыкия, Ставропольский край, Астраханская и юг Волгоградской областей.

Хронологические рамки исследования по серии калиброванных 14С данных лолинской культуры устанавливаются в пределах XXII-XVIII вв. до н.э., что соответствует финалу средней – началу поздней бронзы.

Источниковая база представлена подкурганными захоронениями лолинской культуры. Их учтенный реестр насчитывает 307 погребений из 87 могильников. Для обоснования и корректировки выводов использовались архивные и опубликованные материалы по культурам среднего и позднего периодов бронзового века степной – лесостепной зон юга Восточной Европы, Урала и Кавказа, непосредственно связанные с темой диссертации.

Научная новизна. Впервые дана обобщающая характеристика лолинских памятников, и на массовом материале обосновано выделение новой культуры. Разработана оригинальная концепция происхождения и развития лолинской культуры. Создана трехэтапная периодизация посткатакомбных древностей Предкавказья, установлена их относительная и радиоуглеродная хронологии. Особую новизну имеет определение места лолинских памятников среди древностей средней – поздней бронзы и в системе взаимосвязей степных и кавказских культур. Впервые на материалах Лолы удалось раскрыть конкретный механизм действия завершающей фазы кавказского очага культурогенеза, связанный с миграцией в степь части населения Северо-восточного Кавказа. Выделение лолинской культуры позволило по-новому взглянуть на модель культурно-генетических процессов начала поздней бронзы, в частности, на происхождение Синташты. Для колесничных памятников Южного Урала удалось конкретизировать одну из составляющих их генезиса, в котором активное участие приняли группы населения кавказского и предкавказского происхождения, в том числе посткатакомбной лолинской культуры.

Практическая ценность исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы при написании обобщающих научных работ по эпохе бронзы степной полосы Восточной Европы, подготовке учебно-методических пособий, спецкурсов по бронзовому веку указанной территории для студентов исторических факультетов ВУЗов, создании сводов и карт археологических памятников Предкавказья, при организации музейно-экспозиционной деятельности.

Структура работы определяется целью и задачами исследования. Она состоит из пяти глав, введения, заключения, списка литературы и архивных источников, а также приложений, содержащих рисунки, таблицы, графики и данные естественно-научных дисциплин. Глава 1 посвящена истории выделения и изучения памятников финала среднего бронзового века в Предкавказье, глава 2 – характеристике погребального обряда лолинской культуры, глава 3 – характеристике погребального инвентаря и культурно-типологическим сопоставлениям, глава 4 – периодизации, относительной и радиоуглеродной хронологиям лолинских памятников, глава 5 – происхождению культуры и ее исторической судьбе. В заключении подведены краткие итоги диссертационного исследования.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования были представлены на научных археологических конференциях в городах Москва (2003, 2004, 2007), Волгоград (2004, 2007), Луганск (2005, 2012), Воронеж (2006), Сухум (2006, 2008, 2011), Новосибирск (2006), Нальчик (2006), Махачкала (2007; 2012), Владикавказ (2008), Магас (2010), Краснодар (2009), Оренбург (2009), Астрахань (2010), Уфа (2010), Старая Руса (2011), Санкт-Петербург (2012). Основные результаты исследования отражены в 38 научных публикациях, в том числе в двух монографиях. Три статьи вышли в изданиях, рекомендованных ВАК для публикации основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук

.ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи исследования, кратко характеризуются основные источники и применяемые методические приемы, оценивается научная новизна работы. Устанавливаются хронологические и территориальные рамки исследования.

Глава 1. История выделения и изучения памятников финала среднего бронзового века в Предкавказье. История полевых и аналитических исследований памятников посткатакомбного периода насчитывает более 80 лет, которые нашли отражение в ряде научных статей и монографий1

. Первые захоронения лолинской культуры были раскопаны П.С. Рыковым в Центральной Калмыкии. Им же был задан один из векторов культурной атрибуции этого пласта захоронений. Исследователь отнес комплексы к стадии С хвалынской культуры, т.е. по сути к срубным древностям (Рыков, 1936).

Новостроечные масштабные раскопки И.В. Синицына и У.Э. Эрдниева в 60-х гг. прошлого века привели к открытию большого количества погребений лолинской культуры в могильниках у с. Лола и на Восточном Маныче. Причем, первая представительная серия лолинских захоронений была получена в I-м и II-м Лолинских могильниках, исследовавшихся в 1961-1963 гг., что впоследствии дало основание назвать новую культуру «лолинской».

И.В. Синицын и У.Э. Эрдниев в своих работах обозначили второе направление в культурной атрибуции лолинских памятников. Отрицая сам факт наличия на территории Калмыкии срубных материалов, подавляющее большинство захоронений они отнесли к местной позднекатакомбной культуре (Синицын, 1978; Эрдниев, 1982).

В дальнейшем именно эти два вектора (позднекатакомбный и срубный) были доминирующими при культурной атрибуции лолинских комплексов до начала нашего столетия. Однако то, что погребения близкие по обряду с одинаковыми типами инвентаря разносились по разным культурным контекстам, заставляло сомневаться в правильности предложенных определений культурно-хронологической принадлежности.

Путь к культурному обособлению предкавказских памятников данного периода начался в 70-х гг. XX века. Первый опыт объединения серии лолинских захоронений в пределах классификационной единицы представлен в работах В.А. Сафронова (1974). Большую часть лолинских комплексов, исследованных на территории Калмыкии, он объединил в позднекатакомбную VI группу (горизонт D2). В это же время для территории Западного Предкавказья А.Л. Нечитайло (1978) была предпринята попытка выделения группы погребений финала средней бронзы (III этап северокавказской культуры), в которую были объединены немногочисленные скорченные адоративные захоронения, сейчас относимые к кубанской посткатакомбной группе.

В 80-х гг. археологи касались атрибуции отдельных лолинских погребений, которые попадали в ходе полевых работ в сферу их внимания. Становился понятен переходный характер некоторых захоронений, в том смысле, что их обрядово-инвентарный комплекс органично сочетал черты двух эпох: катакомбной и срубной. Исследователи определяли лолинские погребения как срубные с катакомбным влиянием, катакомбные переходного типа, либо как позднекатакомбные, в которых «ощутим качественный сдвиг в сторону утраты катакомбной традиции» (Андреева, Дервиз, 1989).

Значимым этапом на пути культурного обособления лолинских погребений стала статья П.Г. Дервиза, посвященная публикации и анализу захоронений финала СБВ Калиновского могильника (Дервиз, 1989). Впервые лолинские комплексы определялись как самостоятельное культурное образование, а при их характеристике использовался термин «культурно-хронологическая группа». Однако ограниченность выборки погребений, которой оперировал исследователь, не позволила вывести их за пределы позднекаткомбного контекста. Интересно, что в том же году, публикуя материалы курганного могильника Веселая Роща III полевого сезона 1980 года, В.Л. Державин называет погребения лолинской культуры «срубоидными» и отмечает, что пока нет четких критериев их отделения от позднекатакомбных.

Значительно ближе к позиции П.Г. Дервиза стоят выводы С.В. Арапова, изложенные в диссертации, посвященной катакомбным памятникам Северо-западного Прикаспия (Арапов, 1992). Лолинские комплексы им были объединены рамках XII и XIII групп погребений эпохи средней бронзы Северо-западного Прикаспия. Здесь важно то, что в отличие от В.А. Сафронова исследователь полностью отделил лолинские погребения от комплексов предшествующей восточноманычской катакомбной культуры (ВМКК), т.к. его группы заняли в рамках III позднеманычского периода самые верхние позиции, не пересекаясь во времени с комплексами более ранних (собственно восточноманычских) групп. Однако так же, как и П.Г. Дервиз он продолжал рассматривать лолинские памятники в качестве позднекатакомбных.

Особое значение для нашей темы имеют разработки С.Н. Кореневского по материалам Центрального Предкавказья, озвученных им на «Крупновских чтениях» в 1986 и 1990 гг. и в монографии, посвященной Неженским курганам (Кореневский, 1990). Исследователь отметил наличие двух групп памятников финала СБВ: архонской и аликоновской. Эти группы не относятся к лолинской культуре, но, несомненно, составляют вместе с ней единый посткатакомбный горизонт в Предкавказье. Правомерно был поставлен вопрос о культурной самобытности аликоновской группы. Ее появление исследователь связывал с кардинальной сменой этнокультурной среды в Центральном Предкавказье, обусловленной миграционными процессами, на заключительном периоде СБВ. Сейчас это находит хорошие типологические параллели в механизме генезиса лолинских памятников.

Вопрос о наличии на территории Прикубанья пласта памятников до-

срубного времени, которые в курганах перекрывают позднекатакомбные захоронения, поставила Э.С. Шарафутдинова (1991). Ею была выделена немногочисленная группа погребений (около 30), которая была отнесена к культуре многоваликовой керамики (ныне культура Бабино). Однако пребывание носителей бабинских традиций в регионе справедливо было оценено как малочисленное и кратковременное.

Таким образом, к началу 90-х гг. уже сформировалось представление о том, что в Предкавказье есть серия захоронений финала средней бронзы, имеющих «переходный» характер, в которых фиксируется деградация катакомбных культурных стандартов. В отдельных случаях научная интуиция подсказывала исследователям, что в дальнейшем придется определяться с конкретным культурным статусом подобных памятников (Дервиз, 1989; Кореневский, 1990).

С середины 90-х гг. все более вырисовывается тенденция культурного обособления лолинских захоронений. Особую и исключительно важную роль в процессе выделения лолинской культуры сыграла статья С.Н. Братченко, посвященная поясным пряжкам и их северокавказским формам (Братченко, 1995). На основании нескольких погребений из раскопок И.В. Синицына и М.В. Андреевой ученый указал на наличие в Восточном Приманычье горизонта погребений, которые представляют собой «культурное явление, параллельное с культурой Бабино и каменско-ливенцовской группой, но сохранившее связь с местной подосновой».

На основании анализа единичных лолинских комплексов к выводу о существовании отдельного культурного образования в Восточном Предкавказье, которое хронологически соответствует и близко бабинским древностям, приходят Р.А. Литвиненко и Л.С. Ильюков (Литвиненко, 1999; Ильюков, 2001).

Показательной явилась позиция В.В. Отрощенко. Осознавая, что деструкция катакомбных традиций могла охватывать весь катакомбный мир, а не только ту территорию, на которой формировалось Бабино, он расширил ареал распространения бабинской культуры на Нижнее Поволжье и до предгорий Кавказа, включив в него соответственно и Предкавказье (Отрощенко, 2001). Это было шагом вперед, в том смысле, что ставило вопрос о наличии посткатакомбного пласта между катакомбными и позднебронзовыми памятниками на всем катакомбном пространстве. Однако казалось странным, что на основе различных катакомбных культур и на огромной территории одновременно возникла одна культура – бабинская.

Работа с материалами могильника Островной, который дал серию из 14 лолинских погребений, привела автора к выводу об их хронологической обособленности в рамках финала средней бронзы. Они предварительно были определены как финальнокатакомбные, но уже тогда был подчеркнут распад катакомбных культурных стереотипов и поставлен вопрос о наличии внутренней хронологии этих памятников. Дальнейшие работы все больше акцентировали на этом внимание, а термин «финальнокатакомбные» уверено дрейфовал в сторону предварительного и рабочего названия. Особый культурный статус лолинских памятников стал приобретать четкие контуры.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.