авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Позднесарматская культура южного приуралья во ii-iii вв. н.э. исторические науки:

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

На правах рукописи

Малашев Владимир Юрьевич

ПОЗДНЕСАРМАТСКАЯ КУЛЬТУРА ЮЖНОГО ПРИУРАЛЬЯ

ВО II-III ВВ. Н.Э.

Исторические науки:

Специальность 07.00.06 – археология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва

2013

Работа выполнена в Отделе скифо-сарматской археологии Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии Российской академии наук.

Научный руководитель:

Заведующий отделом теории и методики Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии Российской академии наук, профессор, доктор исторических наук Гуляев Валерий Иванович

Официальные оппоненты:

Доктор исторических наук Скрипкин Анатолий Степанович, Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Волгоградский государственный университет», профессор кафедры Археологии и зарубежной истории

Кандидат исторических наук Раев Борис Аронович, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Южный научный центр Российской академии наук, старший научный сотрудник Отдела региональной истории и археологии юга России

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры Государственный музей искусства народов Востока, г. Москва

Защита состоится «30» апреля 2013 г. в 12.00 часов на заседании совета Д002.007.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук, созданного на базе Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии Российской академии наук по адресу: г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19, 4-й этаж, конференц-зал

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИА РАН по адресу:

г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19.

Автореферат диссертации разослан « » марта 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук Е.Г. Дэвлет

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В середине – второй половине II в. н.э. на территории от Зауралья до Паннонской равнины распространяются памятники позднесарматской культуры. В разных регионах формирование ее облика имело свою специфику и свои отличия. В Южном Приуралье наиболее резко и выпукло фиксируются все основные ведущие признаки погребального обряда позднесарматской культуры. Здесь она выглядит целостнее, однороднее; в ней представлена в «чистом» виде та новая составляющая, являющаяся основным содержанием культурного импульса. Именно поэтому изучение позднесарматской культуры Южного Приуралья представляет особый интерес.

Определенные стороны данного культурного явления уже получили освещение в археологической литературе, начиная с 20-х гг. прошлого столетия. Однако работ обобщающего характера по регионам долгое время не было. Первыми получили свое осмысление материалы Нижнего Поволжья в диссертации и монографии А.С. Скрипкина (1973; 1984), в дальнейшем получившие развитие в исследованиях М.В. Кривошеева (2005). Параллельно с этим в монографиях А.П. Медведева (1990; 2008) проведено обобщение материалов лесостепного Подонья. Для южноуральских материалов первой попыткой можно считать монографию С.Г. Боталова и С.Ю. Гуцалова (2000). По мнению С.Г. Боталова, рассматриваемые памятники позднесарматской культуры связаны с гунно-сарматским населением и отличаются от сармато-аланского населения Поволжья. Предложенная этногенетическая концепция (с акцентом на гуннскую принадлежность памятников региона) является необоснованной, что было подвергнуто критике со стороны М.Г. Мошковой и В.Ю. Малашева. М.Г. Мошковой в докладе на конференции, было проведено определенное обобщение позднесарматских древностей и рассмотрение проблем хронологии региона (Мошкова, 2004). В монографии В.Ю. Малашева и Л.Т. Яблонского осуществлено комплексное исследование материалов одного из опорных памятников региона – могильника Покровка 10, проведен анализ погребального обряда и вещевого комплекса, которые рассматриваются на фоне древностей Евразийских степей. Разделы, связанные с анализом вещей, хронологией и культурными контактами, проведенные В.Ю. Малашевым (глава 3), вошли в данную диссертационную работу.



В 2003 г. С.А. Трибунским была защищена диссертация «Позднесарматская культура урало-казахстанских степей». Целью работы являлось «изучение особенностей позднесарматской культуры на территории степей Южного Приуралья, Южного Зауралья и Северо-Западного Казахстана» и решались следующие задачи: разработка типологии погребального инвентаря; анализ погребального обряда; разработка хронологии позднесарматских памятников; этнокультурная интерпретация позднесарматских памятников на исследуемой территории. В исследуемую выборку (247 погребений), помимо южноуральских степных и лесостепных памятников, вошли комплексы с территории Северного Казахстана, которые в обрядовом отношении отличны от позднесарматских, и их привлечение возможно только на уровне некоторых предметов инвентаря. С.А. Трибунским были также использованы памятники смешанного населения (Салиховский и II Ахмеровский могильники), что, на мой взгляд, также не совсем корректно. Глава 2, посвященная классификации и хронологии погребального инвентаря, в большей степени носит описательный характер. В отношении хронологии вещей автором были использованы устаревшие разработки, что привело к неверной оценке хронологии позднесарматской культуры региона, предложенной еще Б.Н. Граковым и К.Ф. Смирновым (II-IV вв. н.э.). В отличие от работы С.А. Трибунского, в настоящем исследовании используется значительно больший объем выборки исследуемых комплексов (362 погребения), в частности, материалы Лебедевских могильников и Покровки 10, которые являются двумя опорными памятниками региона. Есть и отличия в территориальных рамках. В работу не включены памятники Северного Казахстана и Башкирской лесостепи смешанного культурного облика (Салиховский, II Ахмеровский), но использованы позднесарматские курганные некрополи левобережья Среднего Поволжья, которые территориально и в отношении вещевого комплекса чрезвычайно близки южноуральским погребениям позднесарматской культуры.

В предлагаемом диссертационном исследовании используются собственные авторские разработки и наблюдения по типологии и хронологии ременных гарнитур, фибул, хронологии зеркал, северокавказской керамики, а также некоторых групп украшений. Помимо этого, в самостоятельных главах анализируются направленность и характер культурных связей степного населения Южного Приуралья, а также предлагается новая постановка проблемы происхождения позднесарматской культуры. Положения и разработки диссертационного исследования нашли полное отражение в публикациях автора.

Цель и задачи исследования. Целью работы является характеристика региональных особенностей позднесарматской культуры, разработка периодизации и хронологии позднесарматской культуры Южного Приуралья и рассмотрение проблемы ее происхождения. Задачи: 1) характеристика погребального обряда с выделением его региональных особенностей; 2) типология и хронология основных групп погребального инвентаря (в первую очередь, ременных гарнитур, фибул и зеркал); 3) разработка относительной хронологии и датировка полученных периодов; 4) анализ характера культурных контактов носителей позднесарматской культуры региона с населением соседних территорий; 5) проблема происхождения позднесарматской культуры.

Методы исследования. В работе использован сравнительно-типологический метод, метод сериации (построение относительной хронологии на основе взаимовстречаемости типов вещей в комплексах) и картографический метод.

Географические рамки исследования охватывают степь и часть лесостепи Южного Приуралья и, частично, Зауралья: бассейны р. Урал с притоками, верховьев р. Белой и Миасса и Самары. Это соответствует современной Оренбургской, Челябинской, Самарской областям, Республике Башкортостан Российской Федерации, а также Западно-Казахстанской и Актюбинской областям Республики Казахстан.

Хронологические рамки исследования: вторая половина II – III вв. н.э. Нижнюю хронологическую границу маркирует распространение комплекса нового обряда и новых предметов погребального инвентаря, являющихся диагностическими для данной культуры. Верхняя дата (вторая половина III в. н.э.) связана с исчезновением памятников позднесарматской культуры в степях Южного Приуралья.

Источниковая база: материалы раскопок курганных могильников на территории Оренбургской, Челябинской, Самарской областей, Республики Башкортостан, Западно-Казахстанской и Актюбинской областей с начала XX века до середины 2000-х гг. Анализируемая выборка включает 362 погребальных комплекса второй половины II – III вв. н.э. Информация о памятниках происходит из публикаций, Архива ИА РАН, фондов музеев Оренбурга и Уфы, а также из личного архива М.Г. Мошковой.

Научная новизна. Разработана периодизация и хронология (2-я половина II – III вв. н.э.) позднесарматской культуры Южного Приуралья на основе анализа комплекса наиболее информативных групп погребального инвентаря. Для ряда категорий инвентаря использованы авторские типологии, а также откорректированы существующие типологии. Для некоторых категорий погребального инвентаря (ременные гарнитуры, фибулы) предложены узкие даты. Разработана периодизация позднесарматской культуры Южного Приуралья в виде трех периодов со сравнительно узкими датами. Выделены специфические региональные признаки некоторых особенностей погребального обряда и ряда разновидностей вещевого комплекса. Проанализированы направленность, характер и интенсивность культурных контактов носителей позднесарматской культуры региона с населением соседних территорий. Рассмотрена проблема происхождения позднесарматской культуры и предложен новый вариант ее решения.

Практическая ценность. Результаты могут быть использованы при изучении истории населения восточноевропейских степей в римское время, при написании обобщающих трудов по археологии и истории сарматов, в лекционных курсах, семинарах, при создании учебных пособий для студентов исторических факультетов, в музейной работе.

Апробация. Основные положения диссертации были представлены в виде докладов на всероссийских и международных научных археологических конференциях и опубликованы в монографии и 13 статьях в российских и зарубежных изданиях.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографии и двух приложений, содержащих список памятников и иллюстративный материал.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи исследования, характеризуются основные источники, методы, оценивается научная новизна работы. Устанавливаются хронологические и территориальные рамки исследования.

Глава 1. История изучения позднесарматской культуры. В данной главе приведена история изучения позднесарматской культуры, начиная с момента выявления первых ее памятников в конце XIX века до наших дней. Более подробно разбираются работы, касающиеся восточных районов европейской степи, в первую очередь, Южного Приуралья, а также исследования последних двух десятилетий. Рассмотрены исследования, касающиеся разработки типологии и хронологии отдельных категорий инвентаря. Помимо этого, освещена историография проблемы происхождения позднесарматской культуры, а также сложный и неоднозначно решаемый вопрос об этническом содержании позднесарматской культуры. Глава заканчивается кратким обзором исследований по палеоантропологии.





Глава 2. Характеристика погребального обряда. Диагностические признаки погребального обряда позднесарматской культуры были сформулированы в работах П.С. Рыкова, П.Д. Рау, К.Ф. Смирнова и Б.Н. Гракова. Углубленному анализу погребального обряда позднесарматской культуры посвящен ряд исследований А.С. Скрипкина, М.Г. Мошковой и М.В. Кривошеева. Наиболее подробно он рассмотрен в монографии М.Г. Мошковой (2009). В связи с этим я ограничусь характеристикой обряда, опираясь на результаты работы М.Г. Мошковой, а также остановлюсь на ряде аспектов, связанных с погребально-поминальной практикой, которые не вошли или были лишь частично затронуты в этой монографии.

Основными диагностическими признаками при выделении позднесарматской культуры являются особенности погребального обряда. Это – подкурганные погребения под индивидуальной насыпью, преимущественно в подбоях или узких и средних прямоугольных, а также овальных ямах. Погребенные чаще всего находятся в вытянутом положении на спине, реже с согнутыми и поднятыми вверх коленями, и ориентированы головой в северный сектор. Фиксируется высокий процент деформированных черепов, достигающий почти 70%. Характерно отсутствие костей животных в погребениях и нахождение сосудов у головы погребенных. Важно отметить, что в южноуральских степях позднесарматская культура выглядит наиболее целостно и однородно по сравнению с Нижним Поволжьем и Нижним Доном, где хорошо представлены сохранившиеся традиции среднесарматской культуры, наложившие отпечаток на формирование в данных регионах позднесарматской культуры. В позднесарматской культуре Южного Приуралья представлена практически в «чистом» виде та новая составляющая, являющаяся основным содержанием культурного импульса, о чем пойдет речь в главе 5.

Самостоятельно рассмотрены четыре вопроса: 1) курганные насыпи без погребений; 2) кольцевые насыпи; 3) «гантелеобразные» насыпи; 4) элитарные погребения.

1) Насыпи без погребений часто встречаются в составе некрополей позднесарматской культуры (Покровка 10, Целинный I, Сарытау I, Дербеневский могильники). Практически во всех случаях на древнем горизонте встречены керамические сосуды и изредка кости животных; в отдельных случаях фиксируются следы огня. Интерпретация данных курганов затруднена вследствие небольшого количества исследованных объектов: возможно, они выполняли поминальную функцию.

2) Еще один важный аспект, непосредственно связанный с идеологическими представлениями носителей позднесарматской культуры, - это наличие в составе курганных могильников региона кольцевых насыпей. Подобные сооружения представлены практически во всех более или менее крупных, содержавших несколько десятков насыпей, некрополей: Покровка 10, Джанатан, Липовка, Лебедевские могильники, Большекараганский, Друженский, Магнитный, Целинный I, Сарытау, Восточно-Курайлинский I, Атпа I-III. Некоторые из них содержали погребения, что позволяет предполагать достаточно сложную функцию подобных сооружений: как погребальную, так и ритуально-поминальную. Южноуральские сооружения близки комплексам, обнаруженным на Чаш-тепе (Устюрт), на что было обращено внимание М.Г. Мошковой. Важно отметить неслучайность приведенных аналогий, видимо, отражающих сходство комплекса духовной культуры населения обоих регионов, что, возможно, находило соответствие в некоторых действиях погребально-поминальной практики.

3) Для позднесарматских некрополей региона характерны так называемые «гантелеобразные» насыпи, состоящие из двух курганов, соединенных земляной перемычкой. Они встречаются в небольшом количестве (от 1 до 3) и не в каждом могильнике. На сегодняшний день в регионе исследовано пять подобных объектов, три из которых – в Лебедевских некрополях; одна насыпь не содержала погребения.

4) Одной из особенностей позднесарматской культуры южноуральских степей является наличие сравнительно крупных по размерам насыпей, содержащих сложные по конструкции погребальные сооружения с богатым инвентарем и не находящие соответствий в синхронных позднесарматских памятниках других территорий. Перечисленные комплексы стоят особняком на фоне древностей кочевников позднесарматского времени не только южноуральского региона, но всей территории, на которой встречены памятники позднесарматской культуры. Погребения совершались в широких прямоугольных или квадратных ямах, в основном больших по размерам, и с использованием деревянных конструкций. Обращает на себя внимание присутствие среди погребального инвентаря предметов импорта и наличие престижных изделий – массивных литых золотых предметов ременных гарнитур, в отличие от бронзовых и серебряных, происходящих из позднесарматских комплексов других регионов. Эти курганы не входят в состав некрополей рядового населения, а чаще расположены изолированно. Показательно также то, что перечисленные памятники относятся к одному хроносрезу – первой половине – середине III в. н.э. Данные особенности обряда и вещевых наборов свидетельствуют о большей степени имущественной дифференциации у населения региона и, видимо, о более развитых социальных отношениях по сравнению с остальным кочевым населением позднесарматской культуры. Можно допустить, что контакты с центрами цивилизации (очевидно, Средней Азии) интенсифицировали в среде кочевников южноуральских степей процессы социальной дифференциации, отражением которых стало появление памятников элитарного характера в первой половине – середине III в. н.э.

Подводя итоги, можно сказать, что основные культурно-диагностические признаки позднесарматского комплекса – обрядовые. Именно виды погребальных сооружений, ориентировка погребенных, а также деформация черепов, при наличии некоторых предметов вещевого комплекса (кубические и усечено-призматические курильницы, формы лепных горшков, длинные всаднические мечи), наиболее показательны при выделении погребальных комплексов данной культуры.

Глава 3. Анализ основных групп погребального инвентаря. Вопросы хронологии. В работе не рассматриваются такие категории инвентаря, как бусы и бронзовые котлы. Последняя категория детально исследована в монографии С.В. Демиденко. Большая часть выводов и положений данной главы была апробирована в ряде опубликованных работ автора (Малашев, 2000; 2007; 2009; Малашев, Яблонский, 2003; 2008; Малашев, Обломский, 2002).

1. Анализ погребального инвентаря. При анализе погребального инвентаря акцент был сделан на рассмотрение керамики, ременных гарнитур, зеркал и фибул. Именно эти группы вещей служат не только хорошими хроноиндикаторами, но и являются показательными для оценки характера и направленности культурных связей населения региона в позднесарматское время.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.