авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Борьба с беспризорностью на урале в 1929–1941 гг.

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Лаврова Ирина Анатольевна

Борьба с беспризорностью на Урале

в 19291941 гг.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Екатеринбург – 2009

Работа выполнена в секторе экономической истории Учреждения Российской академии наук Институт истории и археологии Уральского отделения РАН

Научный руководитель: доктор исторических наук,

профессор, Заслуженный

деятель науки РФ

Корнилов Геннадий Егорович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор

Попов Михаил Валерьевич

доктор исторических наук,

профессор

Палецких Надежда Петровна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Нижнетагильская государственная социально-педагогический академия»

Защита состоится «11» ноября 2009 г. в 10.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 004.011.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Учреждении Российской академии наук Институт истории и археологии Уральского отделения РАН по адресу: 620026, г. Екатеринбург, ул. Р.Люксембург, 56.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Учреждения Российской академии наук Институт истории и археологии Уральского отделения РАН (г. Екатеринбург, ул. Р. Люксембург, 56).

Автореферат разослан «_____» ____________ 2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор исторических наук Е.Г. Неклюдов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования связана с тем, что беспризорность, безнадзорность, бродяжничество среди детей и подростков является общественно опасным явлением, представляющим угрозу безопасности общества. Увеличение количества социальных сирот, их социальная и правовая незащищенность означают, как нравственную деградацию не только на уровне семьи, но и на уровне государства. Такая деградация порождается комплексом объективно-субъективных обстоятельств, которые приводят к деструктивным процессам во всех спектрах общественных отношений: экономических, социальных, политических, нравственных.

В беспризорной среде обитания формируются достаточно устойчивые новообразования личности, поведения и системы отношений, которые требуют значительных временных затрат по их социальной реабилитации, ресоциализации и интеграции в социокультурное пространство общества.

Рост беспризорников в России в 1990-е – начале 2000-х гг. актуализировал необходимость поиска наиболее эффективных способов решения проблемы. Определенную помощь может оказать изучение аналогичных явлений в прошлом и использование исторического опыта. В 1930-е гг., когда резко увеличилась беспризорность детей и подростков, была создана уникальная система государственных и общественных организаций, участвовавших в борьбе с этим социальным явлением.

Объектом исследования является детская беспризорность как социальное явление 1930-х гг.



Предметом исследования являются основные направления и механизм деятельности государства и общественности по ликвидации детской беспризорности на Урале в 1929–1941 гг.

Хронологические рамки охватывают период с 1929 по 1941 гг. Выбор хронологических рамок обусловлен ростом беспризорности на Урале в условиях коренных социально-экономических изменений, связанных с форсированным строительством социализма.

Территориальные рамки включают современные Курганскую, Свердловскую, Челябинскую области и Пермский край, которые до января 1934 г. входили в состав Уральской области; в 1934–1938 гг. они находились в составе Свердловской и Челябинской областей, с октября 1938 г. – в составе Пермской (Молотовской), Свердловской и Челябинской областей.

Выделенные географические рамки Урала рассматриваются как единая социально-территориальная общность с присущими ей региональными чертами, своеобразием протекания социальных процессов и социальной политики. На этой территории были одинаковые факторы и причины беспризорности, единые меры борьбы с ней.

Степень изученности темы. В историографии проблемы можно выделить три этапа: конец 1920-х – начало 1940-х гг., 1940–1980-е гг., с начала 1990-х – по настоящее время. Советские этапы характеризовались господством марксистко-ленинской методологии, третий – постсоветский этап – отличается от предыдущих деидеологизацией истории как науки, отличается поиском новых методологических подходов, большей доступностью исторических источников, расширением исследовательской проблематики.

На первом этапе накопнение знаний о беспризорности прирастало трудами ученых и педагогов (М. Богуславского, П.П. Блонского, В.Н. Куфаева, А.С. Макаренко, С.Т. Шацкого, В.Н. Шульгина). В их работах отражены проблемы ликвидации беспризорности, они отличались практической направленностью. В конце 1920-х – начале 1930-х гг. в ходе дискуссий все больше утверждалось мнение, что беспризорность вызывается социально-экономическими факторами. Д. Фугер считал, что причина беспризорности происходит из сложнейшей экономической ситуации. М. Богуславский к причинам беспризорности причислял безработицу взрослых и подростков1. Благодаря ученым-педагогам было признано, что беспризорные дети – это в большинстве своем нормальные подростки, которые в силу социально-экономических обстоятельств вынуждены бороться за свое существование.2 Большое значение для организации детских учреждений для беспризорных, налаживания учебно-воспитательной работы имели труды В.Н. Шульгина, С.Т. Щацкого, А.С. Макаренко и др. ученых, в которых раскрывались теоретические основы воспитания беспризорных детей.3 Идеи этих ученых легли в основу концепции воспитания нового человека, отвечавшего требованиям социалистического общества.

Для публикаций начала 1930-х гг. характерен идеологически важный вывод о значительном сокращении уличной беспризорности.4 В то же время в них содержалась критика серьезных недостатков и «неблагополучия» в работе учреждений с беспризорными детьми.5

Государственные деятели А.В. Луначарский, Н.К. Крупская, А.С. Бубнов отстаивали позицию трудового, политехнического образования в детских домах, объединение обучения с производственным трудом, в их работах подчеркивался приоритет общества и коллектива в воспитании всесторонне развитой личности.6

В середине 1930-х гг. появилось большое количество работ по проблемам девиантного поведения несовершеннолетних в русле борьбы с беспризорностью. Б.С. Утевский, анализируя перепись несовершеннолетних правонарушителей, пришел к выводу о правильности и своевременности закона от 7 апреля 1935 г. о мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних.7 Статьи И. Авербаха, М. Виноградова, Ю. Влахова, И. Будовница, Д. Горвица, Герчиковой, В. Тадевосяна посвящены усилению карательной политики в отношении несовершеннолетних за совершенные преступления, описывался опыт работы с беспризорными.8

На материалах Урала о борьбе с беспризорностью писали А. Кремлев, М.Г. Русанова, Сабинина, Тронин – это практические работники государственных органов, занимавшиеся профилактикой и борьбой с беспризорностью, охарактеризовали положительный опыт работы Комонес, детских домов.9

Работы конца 1920-х – начала 1940-х гг. содержат большой объем информации по теме, они написаны по следам событий, написаны руководителями Наркомпроса РСФСР, работниками на местах, учеными педагогами и юристами. В них заложены основы историографии по теме.

На втором этапе историографии большая часть публикаций по теме подготовлена педагогами и юристами. Проблемами детской беспризорности занимался Ю.В. Гербеев, его работы посвящены изучению деятельности учреждений для несовершеннолетних правонарушителей. Однако, он считал, что объективные причины беспризорности были ликвидированы в СССР к 1935 г.10

Активно изучались вопросы воспитательной работы в детских домах. А.А. Виноградова проанализировала направления, формы, содержание воспитательной работы в детских домах. Ф.А. Соколова показала особенности жизни детей в детских учреждениях, отметила недостаточный уровень материально-технического оснащения, применение социальных характеристик и причин детской беспризорности в течение ХХ в.11 Нижнетагильскому детскому дому, его истории и опыту воспитательной работы в 1922–1962 гг. посвящена отдельная книга12, подготовленная педагогическим коллективом детского дома.

В исследованиях юристов дана характеристика развития пенитенциарных учреждений для несовершеннолетних преступников, рассматривались изменения государственной политики по отношению к ним, предложены периоды развития борьбы с несовершеннолетними преступниками в СССР.13

На этом этапе историографии появились статьи и диссертации историков, в которых изучалась деятельность государственных и общественных организаций по охране детства, ликвидации детской беспризорности. Не отрицая определенных достоинств этих работ, в первую очередь введение в научный архивный оборот архивных материалов, нельзя согласиться с трактовкой ключевых вопросов темы. Утверждения историков А.А. Жуковой, З.Ш. Карамышевой, В.Г. Рудкина, Н.В. Шишовой об окончательном преодолении беспризорности в 1928, 1930, 1931 или 1936 гг. противоречат исторической действительности. Представляется неправомерным изображение болезненного и неординарного процесса борьбы с детской беспризорности в духе победоносного наступления на нее, приукрашивания роли Коммунистической партии и Советского государства.14

Проблема беспризорности после распада СССР стала одной из наиболее болезненных социальных проблем современной России. Это побудило юристов,15 социальных педагогов,16 социологов17 разрабатывать эффективные средства работы с беспризорными и безнадзорными детьми и подростками, заниматься профилактикой девиантного поведения несовершеннолетних.

Активизировались и историки, изучавшие исторический опыт работы с беспризорными детьми в России. В основном это были кандидатские диссертации и статьи, посвященные истории беспризорности в 1920-е гг.18.

Период 1930-х годов затрагивается в кандидатских диссертациях Е.Н. Афанасовой, В.Н. Бубличенко, Н.И. Диптан, А.А. Жарковой, А.Д. Реутовой, Н.В. Семиной, Е.Ю. Шутковой. Все работы написаны на региональных материалах, в них определены причины беспризорности, описывается деятельность государственных органов по ее ликвидации. А.Д. Реутова утверждает, «что покончить с беспризорностью в Верхнем Поволжье удалось в 1934 г., а в масштабах Советской России это произошло лишь к концу 1935 – началу 1936 г.»19. В диссертации Н.И. Диптан акцент сделан на изучение деятельности чрезвычайных государственных органов борьбы с детской беспризорностью в Украинской ССР в 1919–1932 гг.20 Только Е.Н. Афанасова на материалах Иркутской области и Красноярского края, А.А. Жаркова на материалах Дальнего Востока, Н.В. Семина на материалах Пензенского региона исследовали проблемы борьбы с детской беспризорностью в 1920–1940-е гг., изучили различные аспекты деятельности государственных органов и общественных организаций, выявили опыт социализации беспризорных детей и несовершеннолетних правонарушителей. Периоду 1930-х гг. в этих работах уделено незначительное место. Видимо, соединение двух периодов в одной работе не рационально, поскольку природа беспризорности, масштабы, состав беспризорников в 1920-х и 1930-х гг. различны.21 Впервые в историографии появились исследования по истории политических репрессий в отношении несовершеннолетних (диссертация Е.Ю. Шутковой), по истории детских закрытых учреждений (диссертация В.Н. Бубличенко)22.

На материалах Урала по истории беспризорности в 1930-х гг. вышло три статьи. А. Базаров отразил одну из трагических страниц – рост беспризорных детей в результате спецссылки на Урал23. В.И. Старков на материалах ГАСО описал состояние беспризорности в течение ХХ в. Однако, недостаточно обоснованным является его вывод, что «детскую беспризорность в СССР во второй половине 1930-х гг. удалось ликвидировать почти полностью»24. Е.В. Демакова проанализировала деятельность ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД по устранению детской беспризорности и безнадзорности в 1921–1935 гг. Однако вывод, сделанный автором, противоречив. С одной стороны, она считает, что к середине 1930-х гг. проблема массовой беспризорности была практически решена, а, с другой – в конце статьи приводит таблицу со сведениями о количестве беспризорных детей на 1 января 1935 г. (их насчитывалось более 324 тыс.)25.





Таким образом, специальных работ, посвященных вопросам борьбы с детской беспризорностью в конце 1920-х – начале 1940-х гг. по Уральскому региону, практически нет. В целом историографический анализ показывает, что при всем многообразии научной литературы по истории беспризорности необходимы исследования беспризорности 1930-х гг. Региональные исследования позволят реконструировать и объективно оценить политику ликвидации такого сложного социального явления как беспризорность, правильность выбора форм и методов, эффективность и результативность этой работы.

Целью исследования является изучение основных направлений и механизма деятельности государственных учреждений и общественных организаций по ликвидации детской беспризорности на Урале в 1929–1941 гг. В соответствии с целью в диссертации решаются следующие задачи:

– исследовать причины детской беспризорности в регионе;

– установить масштабы беспризорничества в регионе;

– определить социальный состав беспризорных детей;

– изучить механизм функционирования системы государственных учреждений и общественных организаций по ликвидации детской беспризорности;

– изучить процесс функционирования детских учреждений для беспризорных детей, выявить их количество и типологию;

– исследовать материальное обеспечение, санитарное состояние и кадровый состав детских домов и детских колоний;

– проанализировать направления учебно-воспитательной и профессиональной подготовки воспитанников детских учреждений.

Источниковая база, составившая основу исследования, очень обширна. Для систематизации выявленных источников мы используем традиционные квалификационные схемы и выделим опубликованные и неопубликованные источники.

К категории опубликованных источников относятся документы, изданные в сборниках законов и нормативно-правовых актов, которые характеризовали изменения политических подходов по ликвидации беспризорности, безнадзорности на государственном уровне, определяли направления социальной политики, определяли структуру и объем финансирования детских воспитательных учреждений для беспризорников, направления их деятельности26. Постановления местных властей до 1934 г. публиковались в местных периодических изданиях27.

Информационно насыщенными были отчеты о деятельности Комиссии по улучшению жизни детей при ВЦИК за 1931–1935 гг.28 В них содержится анализ основных мероприятий по борьбе с беспризорностью в РСФСР, размеры финансирования этой работы, сведения о детских домах. Они позволяют сравнить ситуацию с беспризорностью на Урале с другими регионами.

Постановления Деткомиссии при ВЦИК по борьбе с детской беспризорностью, а также основные законы, постановления правительства СССР и РСФСР опубликованы в двух специальных выпусках.29 Материалы Всероссийского совещания по вопросам борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью (декабрь 1930 г.), материалы комиссии А.С. Бубнова по вопросам борьбы с беспризорностью, отчеты Деткомиссий союзных республик опубликованы в сборнике «Детский дом»30. Уголовное законодательство в отношении несовершеннолетних, действовавшее в 1930-е гг., опубликовано в сборниках документов31.

Уникальным изданием документов является сборник «Дети ГУЛАГа. 1918-1956», в нем содержатся материалы о судьбах детей, ставших «жертвами» советской власти, которые позволяют реконструировать историю детских трудовых колоний, исправительных учреждений ГУЛАГа для несовершеннолетних. Впервые опубликованы документы о Верхотурской, Атлянской и Кунгурской детских трудовых колониях, о Нижне-Исетском детдоме для детей, репрессированных родителей.32 В сборниках документов, вышедших на Урале, содержатся материалы, позволяющие реконструировать социально-экономическую, политическую жизнь региона в 1930-е гг.33

Неопубликованные источники выявлены и отобраны в 8 федеральных и региональных архивах: Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Государственном архиве административных органов Свердловской области (ГААОСО), Государственном архиве Пермского края (ГАПК), Государственном архиве Свердловской области (ГАСО), Ирбитском филиале ГАСО (ИФ ГАСО), Государственном общественно-политическом архиве Пермского края (ГОПАПК), Объединенном государственном архиве Челябинской области (ОГАЧО), Центре документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), а также в фондах Музея истории ГУВД Свердловской области.

В соответствии с видовой классификацией исторических источников выделим:

1) Законодательные и нормативно-правовые документы. Они в основном опубликованы. Постановления ЦИК, СНК СССР и ЦК ВКП(б), ВЦИК, СНК РСФСР носили законодательный характер, постановления местных советов, партийных комитетов, распоряжения наркоматов – распорядительный характер. В региональных архивах отложились документы распорядительного характера – постановления облисполкомов, совместные постановления облисполкомов и обкомов ВКП(б) о выполнении решений вышестоящих органов о ликвидации беспризорности, о борьбе с правонарушениями несовершеннолетних.

2) Делопроизводственная документация. В фондах местных органов власти, обкомов ВКП(б), горкомов и городских советов, райкомов и райисполкомов отложились многочисленные отчеты, справки, информационные записки о выполнении решений по борьбе с детской беспризорностью, переписка с детскими домами о финансировании, о материально-бытовых условиях воспитанников, о проведении облав беспризорников. Информационно насыщенным по теме исследования является фонд Р-5207 ГАРФ – Деткомиссии при ВЦИК. В этом фонде выявлены решения Центральной деткомиссии, стенограммы совещаний, годовые отчеты Уральской, а затем Свердловской и Челябинской областных деткомиссий. В этом фонде выявлены материалы Комиссии М.И. Калинина при ВЦИК и Комиссии В.Я. Чубаря при ЦК ВКП(б) по выработке постановлений о ликвидации детской беспризорности в 1935 г. Особую ценность представляют материалы проверки жизни детей в спецпоселках Урала, в Коми – Пермяцком автономном округе, в Челябинской области.

В фонде Р-6947 ГАРФ выявлены материалы о пополнении местных фондов и выделении денежных средств на ликвидацию беспризорности Комиссией по распоряжению фондом имени В.И. Ленина помощи беспризорным детям при Президиуме ВЦИК. Фонд А-393 ГАРФ содержит документы Всероссийского общества «Друг детей». Документы фонда А-2306 ГАРФ (Наркомпрос РСФСР) и фондов р-233 ГАСО, 1000 ОГАЧО, р-986 ГАПК содержат отчеты, справки, докладные записки по борьбе с беспризорностью, отчеты комиссий по делам о несовершеннолетних.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.