авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Земское ополчение россии 1812–1814 гг.: исследование причин возникновения губернских воинских формирований и анализ основных этапов их участия в войне с наполеоном

-- [ Страница 5 ] --

Во 2-й округ ополчения в соответствие с манифестом Александра І от 18 (30) июля 1812 г. «О составлении временного внутреннего ополчения» входили Санкт-Петербургская и Новгородская губернии. Его силы должны были защищать от французов петербургское направление. Здесь действовал 1-й отдельный корпус П. Х. Витгенштейна, сумевшего после неудачного первого сражения за Полоцк сохранить войска в порядке и в результате ряда удачных операций перехватить инициативу. Ближайшая оборона Петербурга поручена была особому Нарвскому корпусу, под начальством победителя турок, генерала от инфантерии М. И. Кутузова, которому подчинялись все войска в Петербурге, Кронштадте и Финляндии121.

Дворянство Санкт-Петербургской губернии с большим воодушевлением встретило манифест царя о созыве ополчения. В ходе трехдневного заседания губернского дворянского собрания в столице был сформирован Комитет временного ополчения Петербургской губернии, избран начальник воинской силы генерал от инфантерии М. И. Голенищев-Кутузов 122.

Ополчения 2-го округа – Санкт-Петербургское и Новгородское – по уровню подготовки значительно отличались от губернской воинской силы других округов. По приказу М. И. Кутузова в дружины были влиты унтер-офицеры и старослужащие солдаты армейских частей С.-Петербургского гарнизона. Это, во-первых, укрепило их ряды, повысило дисциплину, ускорило обучение военным приемам. Во-вторых, военная сила двух губерний создавалась с вполне конкретной задачей защиты петербургского направления от вражеских посягательств. То есть, ратники изначально знали, что им предстоит сражаться с неприятелем, и это укрепляло их боевой дух. В-третьих, формирование ополчения в Санкт-Петербурге шло под строгим контролем Александра І, а в Новгороде – его сестры великой княжны Екатерины Павловны и ее мужа генерал-губернатора принца Г. П. Ольденбургского. Такое внимание, несомненно, сказалось не только на качестве подготовки ратников, но главное – на их вооружении: все дружины, в том числе и новгородские, накануне похода получили достаточное количество ружей за счет казны. Как показали военные действия с участием в них С.-Петербургской и Новгородской военной силы, они справились с той задачей, которая возлагалась на них. Высокий патриотический дух офицеров и простых ратников, любовь к отечеству и ненависть к иноземным захватчикам сплотили дружины ополченцев, создали из них крепкие формирования, которые с армией не проиграли ни одного сражения на завершающем этапе Отечественной войны 1812 г.

В параграфе 3.3. «Ополчения 3-го округа и другие губернские формирования: анализ численного состава и боевой подготовки» рассматриваются вопросы формирования ополчения в Поволжских губерниях России.

В 3-й округ под командованием генерал-лейтенанта П. А. Толстого входили ополченцы Вятской, Казанской, Костромской, Нижегородской, Пензенской и Симбирской губерний. Ему ставилась задача приготовиться расчислить и назначить людей, но до повеления не собирать их и не отрывать от сельских работ123. Это положение царского манифеста предопределило темпы сбора внутренней губернской силы и уровень его подготовки. Изначально оно рассматривалось как дополнительные силы, которые должны были действовать против неприятеля на московском и петербургском направлениях.



В конце июля в губерниях 3-го округа прошли дворянские собрания, принявшие обязательства о выделении крестьян в ополчение.

Нельзя обойти вниманием тот факт, что земские ополчения формировались не только в трех округах, определенных царским манифестом от 18 июля 1812 г. По всей Украине после 6 (18) июля в губерниях, наряду с казачьим ополчением, началось формирование земского ополчения из крепостных крестьян, однодворцев, ремесленников и мещан.

Ополчения 3-го округа и украинские формирования создавали вторую кордонную линию, препятствующую проникновению неприятеля во внутренние губернии России. По мере изменения обстановки на театре военных действий они следовали за армией и в ее составе участвовали в Заграничном походе. Ополчения вливались в действующую армию и участвовали в походе вместе с регулярными войсками. Они выступали как армейский резерв и заменяли воинские части при длительной осаде крепостей. Для русской армии, в начале 1813 г. выступившей в Заграничный поход, наличие в ее тылу крупных ополченских формирований было не только стабилизирующем фактором, но и готовым резервом, который мог восполнить даже самые тяжелые потери в сражениях с наполеоновскими войсками.

В трех округах ополчения, определенных царским манифестом 18 (30) июля 1812 г. было собрано губернских ополчений по разным источникам в общей сложности от 212 000 – до 240 000 тыс. человек, третья часть из них – около 78 тыс. – была вооружена огнестрельным оружием. Это была армия, которая по численности почти превосходила все российские армии, действующие против Наполеона. Из этого можно сделать вывод о несостоятельности утверждения ряда советских историков, что российский император и помещики не хотели вооружать народ, чтобы противостоять иноземным захватчикам, из-за страха за собственную судьбу. Ресурсы государства не позволяли больше давать огнестрельного оружия ополчениям без ущерба для боеспособности регулярной армии.

В главе четвертой «Участие земского ополчения в боевых действиях: критический анализ» рассматривается использование земского ополчения в боях в Отечественной войне 1812 г.

В параграфе 4.1. «Московское и Смоленское ополчения в сражениях 1812 года» исследуется участие этих формирований в боевых действиях против французских войск.

В период военных действий против армии Наполеона на территории России губернские ополчения использовались очень ограниченно, в основном, в качестве вспомогательного войска: для охраны обозов и выполнения других хозяйственных повинностей, сопровождения пленных, ухода за ранеными и т. д. Только часть Московской военной силы была включена в регулярные полки в виде пополнения. Но к концу 1812 г. в дивизиях и корпусах осталось под ружьем не более 2000 ратников. Остальные были вычеркнуты из списков как пропавшие без вести, больные, умершие, сбежавшие, отставшие. В начале 1813 г. Московское ополчение, как самостоятельная сила, числилось только в штабных бумагах. Смоленское ополчение ко времени изгнания Наполеона из российских пределов в основном сохранило свою самостоятельность и выполняло вспомогательную роль в тылу армии. Опыт использования ополчений в Бородинском сражении и после него показал, что ратники в основном не были готовы к тяготам армейской службы и не могли быть использованы в качестве самостоятельной регулярной силы в борьбе с наполеоновскими войсками. Главнокомандующий М. И. Кутузов, понимая это, видел в ополчении только резерв, который можно было использовать для пополнения регулярных частей, конвоирования пленных и ухода за ранеными. Как уже упоминалось, силами ополчения в первую военную кампанию 1812 г. возводились все фортификационные сооружения.

В параграфе 4.2. «Участие Санкт-Петербургского и Новгородского земских ополчений в военных действиях против сил неприятеля на северном участке театра военных действий (октябрь-декабрь 1812 г.)» исследуются боевые действия ополчений 2-го округа в составе корпуса П.Х. Витгенштейна.

Ополчения 2-го округа в отличие от других губернских формирований оказались лучше подготовлены для участия в войне. На всем протяжении боевых действий на территории России они сохранили свою структуру и организационную самостоятельность. Ратников ополчения 2го округа не направляли для пополнения строевых частей регулярной армии, не использовали в качестве рабочей силы для строительства укреплений и доставки боевых зарядов артиллерии.

В корпусе П. Х. Витгенштейна ополчения были самостоятельным родом войск, активно решавшим поставленные задачи. С первых дней пребывания в действующей армии дружины ополчения участвовали в боевых действиях. Это повышало ответственность ратников, поддерживало их патриотический дух, готовность жертвовать своими жизнями ради спасения отечества. Ополчения были включены в расписание действующих войск во всех сражениях, в которых они участвовали и нередко в первой линии. Это свидетельствовало о доверии командования к высоким боевым качествам ополчения 2го округа. Они не раз имели возможность подтвердить это на поле брани.

В главе пятой «Роль ополчений на завершающем этапе войны с наполеоновской Францией» рассматривается участие губернских ополчений в кампаниях 1813–1814 гг. и их возвращение домой.

В параграфе 5.1. «Губернские ополчения в Заграничных походах русской армии (1813–1814 гг.)» освещается участие ополчений в боевых действиях в Европе.

В ходе Заграничных походов из десяти взятых крепостей восемь подвергались осаде с участием ополчения. Так было при осаде Данцига, Дрездена, Глогау, Гамбурга и других городов-крепостей.

После смерти М. И. Кутузова русское командование активно использовало ополчения для ведения боевых действий в период Заграничных походов. Они были включены в состав действующих регулярных войск и осадных корпусов. Для регулярной армии ополчения оставались вспомогательным войском с соответствующим к нему отношением: плохим снабжением продовольствием и одеждой, постоянной задержкой денежного содержания и т.д.124 Основные потери ратники несли не в ходе сражений с неприятелем, а в результате простудных и инфекционных заболеваний, плохого ухода в госпиталях, тяжелых условий службы и скудного питания.

Вместе с тем, следует отметить героизм и готовность к самопожертвованию воинов ополчений, которые сохранили все свои лучшие качества русского человека, вступив в пределы других государств – храбрость и благородство по отношению к гражданскому населению. Во всех сражениях Заграничных походов, где участвовали земские ополчения, командование отмечало их высокий дух, стойкость и героизм.

В параграфе 5.2. «Возвращение земского ополчения из походов: анализ потерь и итоги ратной деятельности губернских формирований в период войны с Наполеоном» рассматривается возвращение ополченских частей в Россию после окончания войны и анализируются потери ополчения.

На завершающем этапе войны с Наполеоном усилиями союзных армий, в первую очередь российской, удалось сломить сопротивление основных французских сил. Ни военный талант французского императора, ни предпринятые мобилизационные усилия внутри государства не смогли восполнить те огромные потери, которые понесла Франция во время похода в Россию и последующих сражений на полях Западной Европы. Союзные войска упорно продвигались к Парижу, чтобы победоносно завершить войну. На этом этапе отпала необходимость держать в составе действующей армии земское ополчение. После взятия Данцига Александр І в январе 1814 г. издал ряд указов, определивших порядок возвращения ополчения по домам.

Земское ополчение 1812 г. осталось яркой и трагической страницей в истории России, которое сыграло свою патриотическую роль в разгроме наполеоновских армий. Однако эта роль не была оценена ни Александром І, а, следовательно, и правительством, ни российским обществом в лице дворянства.

В Заключении подводятся итоги исследования. Сбор внутри государства земского ополчения явился осознанной и необходимой мерой для успешной организации защиты отечества. Это ополчение коренным образом отличалось от милиции 1806 г. Его задачи определялись основными государственными и национальными интересами. Однако очевидно, что Александр I учел исторический опыт сбора и использования земского войска в 1806–1807 гг. Четко осознавая недопустимость повторения ошибок прошлого опыта, император сознательно ограничил число ополчающихся губерний и подчеркнул временный характер создаваемых формирований.

Исходя из изменившихся внешнеполитических и внутренних условий, Александр I счел возможным использование ополчений и в ходе заграничных походов 1813–1814 гг., тем самым отступив от провозглашенного в Манифесте 18 июля 1812 г. принципа использования ополчений и обещания «по изгнании неприятеля из земли Нашей» возвратить всех «к прежним своим обязанностям».





В истории земского ополчения можно выделить ряд этапов. Во-первых, сбор ополчения; во-вторых, использование его в ходе Отечественной войны; в-третьих, участие ополчения в заграничных походах 1813–1814 гг. и, наконец, последовательный роспуск этих формирований и решение судеб изувечных ратников ополчения.

Понимая, что без поддержки общества невозможно было быстро и своевременно решить проблему резервов, император не только опубликовал ряд манифестов, но и принял активное личное участие в решении этого вопроса, встречаясь с представителями дворянства и купечества. Устоявшийся в отечественной историографии взгляд на добровольный принцип формирования ополчения и добровольность пожертвований на нужды ополчения не соответствует действительности.

Создав мощный патриотический подъем в обществе, Александр I фактически объявил войну отечественной и в продолжение этого назначил главнокомандующим М. И. Кутузова. Укоренившийся в советской историографии тезис об активном использовании главнокомандующим ополченцев в боевых действиях не подтвердился документально.

Соответственно, произошел пересмотр и традиционной концепции «народной войны». Диссертант четко разграничивает понятия «народная война», «партизанское движение», «земское ополчение», понимая под последним именно те формирования, которые создавались на основе царских манифестов. Автор приходит к выводу, что альтернативы ополчению, как особому роду войск, в сложившихся экстремальных условиях не было.

По теме диссертационного исследования опубликовано 23 работы общим объемом 69,4 п. л., в том числе;

Монографии:

1. Лапина, и. Ю. Земское ополчение Санкт-Петербургской губернии в 1812 году / И. Ю. Лапина – СПб.: Нестор, 2006. – 252 с. – 15,75 п. л.125

2. Лапина, И. Ю. Земское ополчение России 1812–1814 годов / И. Ю. Лапина – СПб.: СПбГАСУ, 2007. – 388 с. – 24,25 п. л.126

3. Лапина, И. Ю. Земское ополчение 1812 года: опыт исторического исследования / И. Ю. Лапина. – СПб.: Нестор, 2008. – 142 с. – 9 п.л.

Публикации в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки России:

4. Лапина, И. Ю. Земское ополчение Санкт-Петербургской губернии в 1812 году / И. Ю. Лапина // Вопросы истории. – 2007. – № 5. – С. 118–123. – 0,7 п. л.

5. Лапина, И. Ю. Земское ополчение в заграничном походе русской армии (1813–1814 гг.) / И. Ю. Лапина // Вопросы истории. – 2007. – № 12. – С. 93–99. – 0,8 п. л.

6. Лапина, И. Ю. Принципы формирования санкт-Петербургского ополчения в 1812 году / И. Ю. Лапина // Вестн. С.-Петерб. ун-та. – Сер. 2. История. – 2008. – Вып. 1. – С. 51–57. – 0,6 п. л.

7. Лапина, И. Ю. Возвращение Земского ополчения из Заграничных походов 1813–1814 гг. / И. Ю. Лапина // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки (философия, языкознание, литературоведение, культурология, экономика, право, история, социология, педагогика, психология): Научный журнал. – 2008. – № 11 (62). – С.136–140. – 0,6 п. л.

8. Лапина, И. Ю. Земское ополчение 1812 года как объект исторического исследования / И. Ю. Лапина // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки (философия, языкознание, литературоведение, культурология, экономика, право, история, социология, педагогика, психология): Научный журнал. – 2008. – № 11 (62). – С. 141– 151. – 1,4 п. л.

9. Лапина, И. Ю. Участие Санкт-Петербургского ополчения в осаде Данцига в 1813 году / И. Ю. Лапина // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки (философия, языкознание, литературоведение, культурология, экономика, право, история, социология, педагогика, психология): Научный журнал. – 2008. – № 11 (66). – С. 216–223. – 0,6 п. л.

10. Лапина, И. Ю. «Временное верных сынов России ополчение» в Отечественной войне 1812 года / И. Ю. Лапина // Военно-исторический журнал. – 2008. – № 7. – С. 69–72. – 0,5 п. л.

Другие публикации:

11. Лапина, И. Ю. Сравним несравнимое: участие народных масс в Отечественных войнах / И. Ю. Лапина – СПб.: Регион, 2005. – 43 с. – 2,7 п. л.

12. Лапина, И. Ю. Герои Отечественной: К вопросу об ополчениях двенадцатого года / И. Ю. Лапина – СПб.: Нестор, 2006. – 62 с. – 3,9 п. л.

13. Лапина, И. Ю. Методологические аспекты преподавания вопросов историографии в курсе «Отечественная история» для технических вузов (на примере изучения трудов историков России XIX в.) / И. Ю. Лапина, И. А. Кольцов // Вестник гражданских инженеров. – 2006. – № 4 (9). – С. 123–129. – 1,1 п. л.

14. Лапина, И. Ю. Освещение вопросов организации Земского ополчения 1812 года в отечественной исторической литературе XIX – начала XX вв. / И. Ю. Лапина, И. А. Кольцов // Вестник гражданских инженеров. – 2007. – № 2 (11). – С. 116–122. – 1,1 п. л.

15. Лапина, И. Ю. Некоторые исторические параллели из военного прошлого Отечества / И. Ю. Лапина // Войны в России. Сравнительный анализ: Материалы 47-й Всероссийской заочной конференции / Под ред. С. Н. Полторака. – СПб., Нестор, 2007. – С. 32–38. – 0,5 п. л.

16. Лапина, И. Ю. Отечественная война 1812 года в воспоминаниях современников / И. Ю. Лапина // Доклады 64-й научной конференции профессоров, преподавателей, научных работников, инженеров и аспирантов университета. – Ч. III. – СПб.: СПбГАСУ, 2007. – С. 68–70. – 0,3 п. л.

17. Лапина, И. Ю. Первая победа ратников Санкт-Петербургского ополчения в Отечественной войне 1812 года / И. Ю. Лапина // КЛИО. – 2007. – № 3 (38). – С. 107–116. – 1,4 п. л.

18. Лапина, И. Ю. Ополченцы Новоладожского уезда / И. Ю. Лапина // Волховские огни. – 2007. – 12 октября. – 0,4 п. л.

19. Лапина, И. Ю. Участие земского ополчения в заграничном походе русской армии (1813–1814 гг.) / И. Ю. Лапина // Вестник гражданских инженеров. – 2007. – № 4 (13). – С. 96–101. – 1,0 п. л.

20. Лапина, И. Ю. На северном направлении (К 195-летию начала Отечественной войны 1812 года) / И. Ю. Лапина // «Знание и общество». – 2007. – № 4–5 (24–25). – С. 100–106. – 0,9 п. л.

21. Лапина, И. Ю. Две отечественные – два ополчения / И. Ю. Лапина // Вестник гражданских инженеров. – 2008. – № 1 (14). – С. 94–97. – 0,5 п. л.

22. Лапина, И. Ю. Земские ополчения начала XIX века / И. Ю. Лапина // Доклады 65-й научной конференции профессоров, преподавателей, научных работников, инженеров и аспирантов университета. – Ч. III. – СПб.: СПбГАСУ, 2008. – С. 68–70. – 0,5 п. л.

23. Лапина, И. Ю. Предпосылки создания Земского ополчения в 1812 году / И. Ю. Лапина // Вестник гражданских инженеров. – 2008. – № 2 (15). – С. 107–113. – 0,9 п. л.


1 Безотосный В. М. Донской генералитет и атаман Платов в 1812 г. – М., 1999; Васильев И. Н. Несколько громких ударов по хвосту тигра. – М., 2001; Понасенков Е. Н. Правда о войне 1812 года. – М., 2004; Тартаковский А. Г. Неразгаданный Барклай. Легенды и быль 1812 года. – М., 1996; Троицкий Н. А. Фельдмаршал Кутузов: мифы и факты. – М., 2002; Попов А. И., Земцов В. Н. Битва при Москве-реке. – М., 1999; Подмазо А. А. Большая Европейская война 1812–1815 годов: Хроника событий. – М., 2003 и др.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.