авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Земское ополчение россии 1812–1814 гг.: исследование причин возникновения губернских воинских формирований и анализ основных этапов их участия в войне с наполеоном

-- [ Страница 3 ] --

Первым специальным советским изданием обо всех ополчениях 1812 г. стал сборник документов «Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года»30, изданный в год 150-летия Отечественной войны. В него были включены как опубликованные ранее материалы, так и выявленные составителями сборника, отмечавшими, что текст документов они дают «по современной орфографии»31. Перепечатывая из дореволюционных изданий не сохранившиеся в архивохранилищах документы, составители делали в них исправления, в соответствии со своими представлениями о роли народных масс в истории, тем самым внося искажения в источники. Перед ними стояла задача «опровергнуть утвердившееся в дореволюционной литературе мнение, что ополчение являлось плохо организованной и едва вооруженной толпой крестьян», и доказать «что ополченские формирования сыграли крупную роль в ходе военных действий»32. Историографический анализ показывает, что подобных категоричных выводов об ополчении в дореволюционной литературе не было, а приведенные в сборнике документы позволяют судить о конкретных действиях и боеспособности ополченцев 1812 г., а никак не о «крупной роли в ходе военных действий». В целом, сборник «Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года» является обширной документальной базой для будущих исследований о роли ополчения 1812 г. Особо необходимо подчеркнуть, что большое количество опубликованных источников до сих пор не востребовано исследователями и не получило объективной оценки в исторической литературе.

К 150-летнему юбилею Бородинского сражения было приурочено издание еще нескольких сборников. Материалы о Московском ополчении можно извлечь из книги «Бородино. Документы, письма, воспоминания»33, о Владимирском ополчении из сборника документов и материалов «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года»34. В ходе исследовательской работы обнаружено, что многие документы опубликованы с ошибками. Составители сборников давали документам свои заголовки в соответствии с задачами, поставленными перед собой. К тому же многие документы приводились в сокращении и в таком виде перепечатывались из сборника в сборник, вероятно, без сверки с первоисточником.

К 250-летию со дня рождения М. И. Кутузова вышел сборник «Фельдмаршал Кутузов. Документы. Дневники. Воспоминания»35, из которого также можно извлечь материал об ополчениях и об отношении главнокомандующего к «всеобщему ополчению».

Итак, немалая часть документов, относящихся к Отечественной войне 1812 г. и вопросам, касающимся ополчения, давно опубликована. Но в процессе работы с ними у историков возникает необходимость перепроверки данных, сравнения опубликованных материалов с теми, что находятся в архивохранилищах, для уточнения имен, сумм пожертвований, количества оружия, численности ополченцев и других сведений. Это не всегда удается по ряду причин. Во-первых, как уже отмечалось, часть документов утрачена безвозвратно; во-вторых, есть документы в очень плохом «физическом состоянии», и для работы они не выдаются, поэтому не всегда удается перепроверить даже тот материал, с которым исследователи работали ранее; в-третьих, крайне сложна и малоинформативна работа с микрофильмированными документами, поскольку невозможно провести объективный источниковедческий анализ.



К четвертой группе источников следует отнести материалы периодической печати исследуемого периода, в первую очередь официальных изданий, таких как «Северная почта», «Санкт-Петербургские Сенатские ведомости», «Прибавление к „Санкт-Петербургским ведомостям”», «Московские ведомости» и другие. Использование газетных и журнальных материалов дает возможность широкого представления о проблеме, в зависимости от направленности издания, различного отношения к происходящему.

Пятая группа источников содержит мемуары участников войны 1812 г. и современников. В нее входят воспоминания, письма, записки, как непосредственных участников ополчения, так и военных, и гражданских лиц, оставивших свои свидетельства и впечатления о формировании и участии в боевых действиях ополченских формирований. В исследовании они рассматриваются как носители сведений о земском ополчении 1812 г., включающие в себя многие интересные детали, не свойственные официальным документам36.

Из огромного количества мемуаров о 1812 г. только в 56 работах нашла отражение тема формирования и участия в войне губернской воинской силы37. Их авторы – за исключением двух представителей купеческого сословия – дворяне. Это в основном армейские офицеры и генералы, а также владельцы крепостных крестьян, которые отдавали свою собственность на период военных действий с неприятелем во временное пользование государству38.

В связи с тем, что крестьяне не писали воспоминаний и не оставили записок о кампании 1812 г., тема ополчения в мемуарной литературе получила одностороннее – дворянское – освещение. Мы не может знать, с какими чувствами уходили защищать отечество рядовые ратники, что они испытывали в период походной жизни, с каким настроением возвращались после войны в родные дома. Вместе с тем, можно сделать вывод, что разысканные исследователями и опубликованные мемуары являются ярким свидетельством эпохи и участия в войне 1812 г. земских ополчений.

В параграфе 1.3. «Проблема формирования ополчения в работах отечественных исследователей: этапы, научные подходы и влияние идеологического фактора» рассматривается историография земского ополчения.

Тема Отечественной войны 1812 г. во многом знаковая для национального сознания россиян. В отечественной историографии она обросла огромным количеством чрезвычайно устойчивых стереотипов и мифов, порождаемых личностными особенностями исследователей, их теоретическим и идеологическим осознанием «государственных интересов», научными представлениями о прошлом, идеей «попечительства об обществе» и т. д. «Большую роль также сыграло влияние официальной идеологии, всегда остро ощущавшееся отечественными исследователями темы 1812 г., отсюда проистекали многочисленные деформации, порожденные навязываемыми установками в разработке темы, достигшие своего пика в советский период (особенно после 1951 г.)»39. Наиболее остро чрезвычайная политизированность и идеализированность в российской историографии проявилась при освещении вопросов народной и партизанской войны. А. И Попов указывал на то, что глубокого научного исследования данного вопроса фактически не предпринималось: «большинство событий народной и партизанской войны 1812 г. были выдуманы российской пропагандой и отечественными историками, которые впоследствии практически без изменений перекочевывали из одной работы в другую»40. По мнению И. А. Шеина, в настоящий момент «пересмотру подвергаются все основополагающие аспекты» темы. Ученый выделяет «в отечественной историографии Отечественной войны 1812 года три крупных периода»: досоветский или дореволюционный, советский и постсоветский или современный41, далее определяя в каждом из них ряд этапов.

Диссертант выделяет четыре основных периода изучения этой темы в отечественной историографии: первый дворянский (1814–1860 гг.), второй либерально-демократический (1861–1917 гг.), третий советский (1917–1991 гг.), четвертый современный российский. Отличительная особенность каждого из них заключается в первую очередь в отношении к «внутренней воинской силе», то есть во взглядах на ее значение как важного общественного фактора выражения патриотических чувств российского общества в мобилизации ресурсов государства для борьбы с врагом. В процессе изучения истории земского ополчения на том или ином историческом этапе оно не раз становилось предметом искаженных представлений о массовости народного движения, которое, по мнению ряда авторов, было противовесом «казенного патриотизма» и сыграло едва ли не решающую роль в победе над наполеоновскими войсками42.

Первой обобщающей научной работой по истории военной кампании 1812 г. стал труд непосредственного участника событий, адъютанта генерала П. П. Коновницына, Д. И. Ахшарумова «Историческое описание войны 1812-го года»43. Автор только упоминал о формировании ополчения, как резерва армии, но в дальнейшем эту тему не развивал. В этот же период начался сбор материалов о формировании губернской военной силы, оставившей яркий след в Отечественной войне44.

Оформление официальной (дворянской) концепции истории войны 1812 г. связано с появлением исследования непосредственного участника событий Д. П. Бутурлина45. Также представителями официального направления первой половины ХІХ в. о войне 1812 г. были А. И. Михайловский-Данилевский и М. И. Богданович46.

В отечественной историографии 1820–1860-х гг. направление, которое представляли М. И. Богданович, Д. П. Бутурлин, А. И. Михайловский-Данилевский, а в 1870-х – начале XX в. Н. Ф. Дубровин, Н. К. Шильдер, С. С. Татищев и ряд других историков, получило название «дворянско-охранительное». Дворянское государство через наиболее ярких своих представителей в исторической науке выработало определенные подходы к изучению Отечественной войны 1812 г., в которых ополчение воспринималось только как вспомогательная сила регулярным войскам.

Во второй, либерально-демократический, период в изучении событий 1812 г. основной спор велся не о том, кто был главной движущей силой в войне дворяне или крестьяне, а в большей степени о том, кого считать «спасителем Отечества» – императора Александра І или фельдмаршала М. И. Кутузова. Такая постановка вопроса могла только сместить акценты в оценке главных действующих лиц, но не затрагивала основы сформировавшейся в первый период концепции войны47. Следует отметить, что противопоставление императора Александра І и фельдмаршала М. И. Кутузова в вопросах ведения войны с Наполеоном вызвано не научными, а идеологическими причинами, когда в исторической науке формировались либерально-демократические взгляды, шел активный поиск новых героев, а исторические проблемы исследовались в новом ракурсе, с других идеологических позиций. М. И. Кутузов был верным слугой царю, не совершал никаких действий, заранее не согласовав их с императором Александром І. Этот тезис подтверждают многочисленные документы, которые удалось извлечь из архивов в процессе работы над диссертацией.

Только в конце XIX – начале XX вв. появляются первые обстоятельные работы, посвященные земскому ополчению48.

В периодических журналах второй половины ХІХ в. был опубликован ряд работ, где авторы предприняли попытку показать не только обстановку, в которой проходило формирование губернского ополчения, но и некоторые аспекты деятельности отдельных известных личностей, связанных с этой проблемой49.

Вопросы формирования ополчений нашли отражение в вышедших в 1890–1910х гг. работах В. И. Колосова, Д. А. Булатова, П. П. Никольского, М. Н. Руднева, И. Ф. Павловского, П. Китицына 50.

Для полного исследования историографии проблемы не обойтись без привлечения общих работ. Среди них хотелось бы отметить семитомный труд ординарного профессора Императорской николаевской Военной академии генерал-майора А. К. Баиова, где приводится общая численность ополчения – 310 500 человек и отмечается, что «весьма важным подспорьем для партизанских отрядов служили партии народных партизанов и народные дружины из ополчений, Тверского, Рязанского, Тульского, Калужского, стоявших на всех почти дорогах, ведущих к Москве»51.

Интересна также работа И. Н. Божерянова «Война русского народа с Наполеоном. 1812 г.»52. Издание представляет собой «огромную (по формату. – И. Л.) книгу с красочными рисунками». Автор приводит количественный состав ополчений по трем округам, но крайне не аккуратен с цифрами. Не ясна методика подсчета ратников ополчений, ошибочно указано, что сбор ополчений проводился в 17 губерниях. Простое сложение численности ратников ополчений по губерниям показывает несовпадение общих цифр, приведенных И. Н. Божеряновым. Об участии ополченцев в боевых действиях практически сведений нет, только перечислены отдельные сражения.

Обратим внимание на работы П. М. Андрианова «1812 год. Отечественная война»53 и «Великая отечественная война. Борьба России с Наполеоном в 1812 г.»54. В первой работе историк не делает различия между ополчением и партизанской войной55. Во второй – выделена глава «Начало народной войны», где «восторженно» описываются патриотические настроения в обществе: «Все стремились стать в ряды войск: люди самых разных профессий бросали службу, покидали дела и торопились записаться в ополчение»56.





Участие императорской фамилии в формировании государственных ополчений рассмотрено в брошюре С. А. Гулевича. Автор кратко обращается к истории ополчений в России вообще, подчеркивает роль дворянства в формировании ополчения 1812 г. Вместе с тем он ошибочно указывает численность Московского ополчения – 80 000 человек, давая ссылку на издание Военного Министерства57. Брошюра вышла накануне 300-летия Дома Романовых, вероятно, поэтому четко прослеживается особая роль императора и его семьи в деле формирования ополчения. Следует отметить, что ничего нового и конкретного, по сравнению с предыдущими исследованиями58 по рассматриваемой проблеме в брошюре нет.

Интересна точка зрения военного историка А. А. Керсновского по вопросу использования непрофессиональных формирований в условиях отечественной войны. Он отмечает: «С русской стороны мы видим в отечественную войну сочетание двух элементов: сравнительно небольшой постоянной армии – армии профессионалов – и „вооруженного народа” (партизаны и ополчение), опирающегося на эту армию. Иными словами, в 1812 году русские „стихийно” осуществили то, до чего немецкий ум… додумался лишь сто с лишним лет спустя. Профессиональная армия и вооружившийся народ блестяще поделили между собой работу, как бы дополняя друг друга. Однако главное значение имела, конечно, армия»59. Не изучая подробно ополчение 1812 г., А. А. Керсновский дает положительную оценку взаимодействия различных сил в условиях войны.

В связи с подготовкой к 100-летию Отечественной войны 1812 г. появилось большое количество исследований, посвященных губернским ополчениям. Их авторы впервые научно поставили вопрос о Земском ополчении 1812 г. как военной силе, принимавшей участие в боевых действиях и способствующей изгнанию неприятеля из пределов государства.

В 1911 г. вышел в свет первый том коллективного труда «Отечественная война и русское общество», изданного под редакцией А. К. Дживелегова, С. П. Мельгунова и В. И. Пичеты60. В работах известных исследователей, опубликованных в этом семитомном издании, в той или иной степени отмечаются надежды командования русской армии на силы Земского ополчения61.

Среди многочисленных работ, изданных накануне столетнего юбилея Отечественной войны 1812 г., следует выделить труды действительного члена Тверской ученой архивной комиссии В. Р. Апухтина. Его исследование «Народная военная сила. Дворянские ополчения в Отечественной войне 1812 года»62, стало первой обстоятельной работой, в которой были обобщены сведения по всем ополчениям, сформированным в соответствии с манифестом от 18 июля 1812 г. Автор собрал краткие данные по всем Земским ополчениям, составлявшим губернскую военную силу. Это позволило ему в дальнейшем опубликовать специальные материалы по губернским дворянским ополчениям63. Общий настрой работ В. Р. Апухтина связан с тем, что заказчиками их выступали губернские дворянские собрания. Также в юбилейный год увидел свет ряд других интересных изданий о губернских ополчениях64.

Первой советской монографией о событиях Отечественной войны 1812 г. стала книга военного историка М. С. Свечникова «Война 1812 г. Бородино»65. В ней автор показал ополчение, как и его дореволюционные предшественники, только как резерв армии. Он отрицал народный характер войны и считал, что сражающиеся армии были инструментом в руках двух императоров, которые таким способом выясняли отношения друг с другом. М. С. Свечников следовал марксистской концепции М. Н. Покровского, выступавшего с резкой критикой трудов «дворянских» и «буржуазных» исследователей, считавшего, что нашествие Наполеона было «по существу актом необходимой самообороны»66.

Первым, кто обратил внимание на ополчение, как на выражение народной силы в борьбе с наполеоновским нашествием, был Н. А. Левицкий67. Он подверг критике предшественников, принижавших народный характер Отечественной войны, показывавших ополчение как второстепенный род войск, не влиявший на ход войны. Н. А. Левицкий увидел в ополчении выражение патриотических чувств народа, усилиями которого была разбита Великая Армия Наполеона.

Крупным событием в советской исторической науке стал выход в свет монографий Е. В. Тарле «Наполеон» и «Нашествие Наполеона на Россию»68.

С началом Великой Отечественной войны в советском обществе вновь возрос интерес к событиям 1812 г., особенно к организации ополчения. Наиболее наглядно это проявилось в работах исследователей где, делался упор на народную инициативу, патриотизм простых русских людей и мудрость «народных полководцев» М. И. Кутузова, П. И. Багратиона, Н. Н. Раевского, М. И. Платова в отражении наполеоновского нашествия. Времення параллель таких работ была показана во всей полноте, и вывод был очевиден: немецко-фашистскую армию ждет тот же финал, что и Великую Армию Наполеона.

В тяжелое для страны время, в 1941 г., когда враг наступал на всех фронтах, тема ополчения звучала очень злободневно. Уже в августе 1941 г. в журнале «Военная мысль» появилась первая в условиях войны статья батальонного комиссара Н. Копылова «Народное ополчение 1812 года»69. Эту тему продолжил в «Историческом журнале» Л. Н. Бычков в работе «Народные ополчения 1812 г.»70. Именно тогда в Ленинграде и Москве шло формирование дивизий народного ополчения, которые на фронте после первых кровопролитных боев пополнялись маршевыми ротами, получали армейские номера и вскоре становились регулярными частями Красной Армии.

В 1941 г. вышла коллективная работа Б. Кочакова, Ш. Левина и А. Предтеченского «Великое народное ополчение»71. В ней авторы обращаются к проблеме формирования ополчения в российских губерниях, но основной акцент делают на добровольном характере набора ратников пеших и конных полков. Получалось, что не дворяне направляли в ополчение своих крепостных крестьян, независимо от их желания, а сами крестьяне записывались в ополченцы и при этом имели тайные мысли повернуть полученное оружие против класса эксплуататоров.

В трудный для СССР 1942 г. тема ополчения продолжала разрабатываться советскими исследователями. Отдельным изданием вышел коллективный труд П. Софинова, Д. Эпштейна, П. Жибарева «Народное ополчение Поволжья в Отечественной войне 1812 года»72.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.