авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Земское ополчение россии 1812–1814 гг.: исследование причин возникновения губернских воинских формирований и анализ основных этапов их участия в войне с наполеоном

-- [ Страница 2 ] --

Для успешного решения поставленных задач диссертант наряду с историко-генетическим применяла другие общеисторические методы научного познания, в частности один из самых распространенных историко-сравнительный. В процессе сравнения были объяснены рассматриваемые факты, раскрыта коренная сущность изучаемых явлений. Обратившись к сопоставлению событий 1806 и 1812 г., автор пришла к выводу об отсутствии альтернативы земскому ополчению для максимально быстрого увеличения численного состава армии. В то же время, в исследовании особо подчеркивается принципиальное различие ополчений 1806 и 1812 г. Несмотря на то, что эти явления сходны внутренней сутью и отличаются пространственной вариацией форм, крайне важно было сравнить законодательные акты о сборе ополчений. Учитывая опыт милиции 1806 г., в манифесте Александра I от 18 июля 1812 г. подчеркивался временный характер вновь созываемого ополчения, его принципиальное отличие от ополчения 1806 г., когда оставлением ратников в армии был заменен рекрутский набор 1807 г. Сбор ополчения 1812 г. был назначен в 16 губерниях, а не в 31 (как в 1806 г.) в принципиально иных исторических условиях. Поставка ратников в ополчение 1812 г. по артикулярным разнарядкам становилась обязанностью дворян, тогда как в 1806 г. ополчение формировалось на базе как помещичьих, так и государственных крестьян. Если в 1806 г. военные действия велись за пределами Российской Империи, то в 1812 г. враг вступил в пределы отечества. Отсюда соответственно и различное отношение как общества в целом, так и помещиков к идее формирования ополчения. Если война 18061807 гг. оценивалась в обществе как спор императоров, то война 1812 г. была признана всеми слоями населения отечественной. Смысл данного сопоставления состоял в совпадении идеи обращения к созданию вооруженных формирований в разных исторических условиях. Диссертанту необходимо было сопоставить и определенные Манифестом 18 июля 1812 г. три «округи»3, состоящие из сил определенных губерний. Традиционно считается, что ополчения 2-го округа представляли реальную боеспособную силу и доказали это в ходе военных действий. В данном случае сравнение позволило за сходными формами увидеть разное содержание. Указанный метод также позволил уточнить фамилии некоторых дворян, поступивших в ополчение, исследовать принцип добровольности набора ополченцев и сбора пожертвований на ополчение.

Историко-сравнительный метод применялся в сочетании с методом историко-типологическим. От простой классификации разделения губерний Российской Империи на ополчающиеся и неополчающиеся (учитывается только один признак  объявлен сбор ополчения Манифестом императора или нет), диссертант перешла к собственно типологизации, позволившей выделить общее и особенное в каждой группе. Так, ополчающиеся губернии Манифестом были разделены на три округа. В каждом округе определялась своя специфика формирования ополчения. Поставив задачу выявления в составе ополчения различных социально-классовых слоев, автор установила целостную качественную определенность каждого слоя. Также на основе дедуктивно-индуктивного подхода были выявлены группы дворян в зависимости от степени их участия в земском ополчении: принявшие личное участие в ополчении, поставившие ратников в ополчение, уклонившиеся от личного участия в ополчении и от поставки ратников. Использование методов многомерной типологизации позволило автору не просто выделить соответствующие типы (группы), а установить степень принадлежности к этим типам и определить меру их сходства с другими типами.



Особое значение имел метод математической статистики, применение которого было связано с большим объемом документов, содержащих цифровые данные о поставке помещиками ратников в ополчение, формировании ополченских дружин и полков, пожертвованиях на ополчение различных категорий населения, вооружении ополченцев и проч. Полученные результаты были обобщены при помощи историко-системного метода. Например, земское ополчение как историческая реальность рассматривалось на разных системных уровнях и при разных масштабах. Низшим из этих уровней был признан тот, где элементами системы выступали отдельные семьи крепостных крестьян. Более высоким будет уровень одного села, затем уезда, губернии. В данном диссертационном исследовании система с исходными элементами в масштабе Российской Империи будет системой наиболее высокого уровня, поскольку укрупнение исходных элементов в ней фактически достигает своего предела. Именно на этом уровне наиболее отчетливо проявились основные черты и закономерности сбора и использования ополченцев в экстремальных условиях Отечественной войны.

Также необходимо было обратиться к такой методологической категории как понятийность. В качестве важнейших выступали фундаментальные понятия «государство», «император», «народ», «общество», «власть», «законы», «война», «экономика», «политика».

Особо следует подчеркнуть сложность терминологического анализа. Автор исследовала и дала характеристику общих и специальных терминов по теме диссертации. Специфическими для исследуемой проблемы являются понятия «эпоха войны 1812 года», «эпоха двенадцатого года», «война двенадцатого года». Эти термины широко используются в научной литературе для обозначения всех военных кампаний, которые вела Россия с Францией на заключительном этапе наполеоновских войн. С. В. Белоусов отмечает, что «уже сами участники … войн осознавали неразрывную связь Отечественной войны с заграничными походами русской армии 1813–1815 гг. и расценивали последние в качестве завершающего звена предшествующей военной кампании. Все эти военные походы объединялись ими в „эпоху 1812–1815 годов” или просто в „эпоху войны 1812 года”». Именно в таком значении предлагает употреблять данное понятие С. В. Белоусов4. Но, учитывая различные цели и задачи Отечественной войны 1812 г. и заграничных кампаний 1813–1814 гг., диссертант предлагает разграничить эти понятия5.

Согласно мнению Н. И. Смоленского, подавляющая часть сведений о прошлом выражена для историка в словесной форме, и сложность изучения многих категорий исторических источников состоит в неоднозначности применяемых терминов или, напротив, для «обозначения одних и тех же явлений применяются различные термины» и даже перевод и написание этих терминов6. Действительно, в исторической науке нет четко сформулированного понятия «земское ополчение 1812 года». Существуют многочисленные определения, относящиеся к ополчению этого периода: временное, внутреннее, государственное, народное, военное, народная военная сила, дворянское, отечественное, крестьянское, вооруженное, земское ополчение, земское войско7. Исходя из обозначенной темы и базируясь на предыдущем опыте решения проблемы, в качестве теоретической основы исследования предлагается следующий концептуальный подход. Отправной точкой в процессе формирования и использования ополчения служит манифест 6 июля 1812 г. «О сборе внутри Государства земского ополчения»8. Максимально проанализировав с помощью различных методов исторического исследования используемые историками термины для определения ополчения 1812 г., считаем возможным предложить термин «земское ополчение». Уважительно относясь к научным достижениям предшественников в изучении истории ополчения 1812 г., укажем, что большинство из них предпочитали термин «народное ополчение», или же просто «ополчение». Но в законодательных материалах и нормативных документах 1812–1814 гг., санкционированных верховной властью, термин «народное ополчение» не встречается. Зато практически во всех законодательных актах указывается на временный, внутренний характер ополчения и подчеркивается, что оно созывается «в подкрепление войскам и для надежнейшего охранения отечества»9. В фондах Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга выявлены интересные документы, подтверждающие использование термина «земское ополчение» в переписке, прошениях и проч. А. И. Ракитов утверждал, что «исследование исторической истины осложняется тремя обстоятельствами: неполнотой информации о прошлом, невозможностью экспериментально-практического взаимодействия с прошлым, тесной связью исторического познания с идеологией»10. Вероятнее всего, именно третье обстоятельство оказало решающее влияние на терминологию.

При работе над диссертацией автор руководствовалась принципами историзма, объективности и преемственности.

Принцип историзма предполагает рассмотрение объекта, как результата диалектического взаимодействия объективных и субъективных факторов в конкретно-исторических условиях; формулирование суждений на основе структурно-функционального анализа и осмысления совокупности этих факторов. Такой подход позволил исследовать вопрос созыва и использования земского ополчения 1812 г. в контексте исторического процесса, с учетом факторов и явлений, характерных для конкретного периода. Крайне важно было показать возможность взаимодействия регулярных войск и временных вооруженных формирований в экстремальных условиях.

Принцип объективности предполагает изучение предмета без политико-идеологических пристрастий. Одним из первых феномен объективности начал теоретически осмысливать Л. Ранке, считавший, что в задачу историка входит реставрация, но не оценка прошлого. Четко понимая невозможность абсолютной объективности, но, вместе с тем, необходимость стремления к ней как к заветному идеалу11, он называл беспристрастность исследователя условием реализации этого принципа. С принципом объективности теснейшим образом связан принцип партийности, о котором забывают современные исследователи12. Отвергнув субъективные подходы к оценке исторического опыта, допускавшиеся в освещении исторического процесса в России, искажения и выводы, сделанные в угоду политическим и партийным интересам, диссертант на основе принципа объективности после анализа всей совокупности фактов сделала выводы о целесообразности сбора земского ополчения в 1812 г. и характере его использования.

Известно, что многие исторические конструкции рушатся из-за некритического отношения к источникам13. Учитывая особенности анализа отдельных видов источников, были определены методы, соответствующие категории источника. С помощью статистического метода исследовались данные, касающиеся количественного состава ополчений. С помощью статистики наблюдения автор определила, что учет ратников был обязательным, но в связи с постоянным запаздыванием сведений – приблизительным и несвоевременным. Статистика обобщения дала возможность обработать собранные в ходе статического наблюдения цифры и свести их в таблицы и диаграммы.

Французская историческая школа «Анналов» крайне интересно ставит вопрос о соотношении источника и исследователя. Она предлагает отказаться от «рассказывающей истории» в пользу истории-интерпретации, тем самым подчеркивая главенствующую роль в историческом познании самого исследователя. Но «историку могут не импонировать те или иные факты или даже периоды истории, и он может их либо замалчивать, либо трактовать предвзято»14. Например: в год 150-летнего юбилея Отечественной войны 1812 г. В. И. Бабкин осуществил исследование проблем народного ополчения с марксистско-ленинских позиций, не учитывая специфики эпохи начала XIX в.; также не представляется возможным писать об эпохе 1812 г., используя терминологию советских лет; в специальных исследованиях рассматриваются вопросы ополчения на региональном материале, но опять же интерес исследователей, в основном историков-краеведов, сводится к конкретному участию определенных исторических лиц в ополчении15.

Таким образом, вместо объективного синтеза данных многих исследований мы получаем произвольные социологические схемы, вписывающиеся в заданные идеологические установки. Особенно наглядно это прослеживается в освещении бунта ратников пензенского ополчения. бунт тщательно изучался советскими историками для доказательства концепции существования острой классовой борьбы в императорской России. Современные ученые высказывают мнение о бессознательных выступлениях крестьян-ополченцев против помещиков, но никак не против самодержавной власти. Диссертант считает возможным предположить, что истинная причина недовольства ратников ополчения скрывалась в некомфортных социально-бытовых условиях, которые и вызвали неповиновение.





С принципами историзма и объективности тесно связан принцип преемственности. Без учета прошлого опыта изучения исторических явлений невозможно успешное изучение темы в будущем. О том, что принцип преемственности не предан забвению в наши дни, свидетельствуют материалы научных конференций, посвященных вопросам изучения Отечественной войны 1812 г. и Заграничных походов 1813–1814 гг.

Комплексное использование перечисленных методов исследования, а также предлагаемый новый концептуальный подход к понятию «земское ополчение» позволили диссертанту реконструировать масштабную картину формирования земского ополчения 1812 г. и сделать выводы о значении и роли этого рода войск в экстремальных условиях.

В параграфе 1.2 «Источники сведений о формировании внутренней воинской силы и ее участии в боевых действиях 1812–1814 гг.» отмечено, что масштабность и противоречивость событий 1812 г. объективно создают трудности в их изучении. Накопление фактов, их систематизация и обобщение осуществлялись постепенно. По мнению И. А. Шеина, этот процесс в настоящее время не завершен и сегодня «открывает новые горизонты для научных обобщений»16.

Работа с источниками длительный и кропотливый труд. «Важно понять, как длжно работать с источником, какие методологические моменты важны и какова конкретная лабораторная работа с источником. Нужно ли изучать все источники по данной теме или выбрать некоторые, обосновав их? Полнота источниковой базы обеспечивает научность работы и определяет возможности раскрытия темы на отобранных специально документах»17.

Источниковая база данного исследования включает в себя как опубликованные, так и неопубликованные материалы, которые условно можно разделить на пять групп.

Законодательные материалы и нормативные акты, санкционированные верховной властью, составили в диссертации основу многих исследуемых вопросов. Манифесты, именные и сенатские указы, правила и другие документы, относящиеся к ополчению 1812 г. и опубликованные в Полном собрании законов Российской Империи, целесообразно выделить в особую группу18.

Другую группу составляют документы федеральных и региональных архивов, относящиеся к рассматриваемой проблеме и изученные в фондах Российского государственного исторического архива, Российского государственного военно-исторического архива, Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга, Отдела рукописей Российской национальной библиотеки, Государственного архива Смоленской области, Государственного архива Тверской области, Государственного архива Нижегородской области, Государственного архива Калужской области, Государственного архива Вологодской области, Государственного архива Владимирской области, Государственного архива Тульской области, Государственного архива Ярославской области, Государственного исторического архива Новгородской области.

Все документальные источники могут быть классифицированы в зависимости от уровня значимости и содержащейся в них информации. Во-первых, это официальные решения высших органов государственного, церковного и военного управления. Во-вторых, материалы делопроизводств, в том числе военно-походных канцелярий, переписка начальников дружин ополчения с главнокомандующим и другими, отчеты, подлинные протоколы заседаний дворянских собраний, среди которых на передний план выдвинулись материалы, содержащие поименные списки рядовых ратников ополчений – крепостных крестьян, чьи имена практически не были выявлены исследователями и предстоит дальнейшая кропотливая работа в этом направлении по регионам. Данные материалы историки использовали крайне мало, а некоторые из них автором впервые вводятся в научный оборот.

Третью группу источников по избранной теме составляют опубликованные материалы. Уже в ходе войны были изданы документы, регламентировавшие формирование ополчения и содержавшие сведения об участии ополчения в боевых действиях19. Часть документов историки могли извлечь из журналов «Русский архив», «Тверская старина», публикаций трудов ученых архивных комиссий и других20. С 1897 по 1908 гг. печатались «Бумаги, относящиеся к Отечественной войне 1812 года, собранные и изданные П. И. Щукиным»21. Исследователь выявил редкие документы, относящиеся к эпохе «грозы двенадцатого года». Ряд сведений преимущественно о столичном и московском ополчениях можно найти в «Сборнике исторических материалов, извлеченных из Архива собственной Е. И. В. канцелярии», выпущенном под редакцией Н. Ф. Дубровина22. Интересные данные о формировании, снабжении, участии в боевых действиях земских ополчений содержатся в опубликованных материалах военно-ученого архива Генерального Штаба23.

Отметим, что специальных изданий документальных сборников по теме ополчения не было. Первым предпринял попытку систематического сбора документов о «народной военной силе» действительный член Императорского русского военно-исторического общества В. Р. Апухтин. Выявленные документы он опубликовал вместе с составленным им очерком, подчеркнув, что это «сырые материалы»24. Ценность собранных В. Р. Апухтиным сведений заключается в том, что его публикация является подчас единственным доказательством существования многих утраченных документов, в которых был определен порядок формирования ополчения, его количественный состав, способы финансирования и обеспечения25.

Не меньшую ценность представляют источники, собранные действительным членом Императорского русского военно-исторического общества А. А. Мироновым, и опубликованные в книге «Материалы для истории дворянства С.-Петербургской губернии». Поскольку архив С.Петербургского дворянства почти «всецело уничтожен был пожаром в 1845 году»26, документы для этого издания были собраны во многих архивах и библиотеках Российской империи.

В труде Л. М. Савёлова «Московское дворянство в 1812 году»27 после очерка приводятся интереснейшие материалы о Московской военной силе. Среди них есть документы, оригиналы которых утрачены. Это протоколы заседаний первого и второго комитетов Московского ополчения, списки помещиков, поставлявших воинов в земское ополчение, и другие.

Отметим, что именно в связи со столетием Отечественной войны 1812 г., было издано большое количество архивных материалов об ополчении и роли дворянства в его организации.

Дальнейшие публикации документов были также в основном приурочены к определенным историческим событиям и носили ярко выраженную идеологическую направленность28. Немало документов по истории ополчения было включено в сборник документов «М. И. Кутузов»29. Но это были именно те документы, которые так или иначе отражали позицию по отношению к «второй ограде» М. И. Кутузова и его деятельность на посту начальника С.Петербургского ополчения.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.