авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Взаимоотношения власти и городского населения урала в ходе мобилизационных кампаний 1928-1932 гг.

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ИЛЬИНЫХ Ирина Викторовна

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ВЛАСТИ И ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА В ХОДЕ МОБИЛИЗАЦИОННЫХ КАМПАНИЙ 1928-1932 ГГ.

Специальность 07.00.02 Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Екатеринбург 2007

Работа выполнена на кафедре истории Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Поршнева Ольга Сергеевна
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Малышева Светлана Юрьевна
кандидат исторических наук, доцент Быкова Светлана Ивановна
Ведущая организация: Уральская академия государственной службы

Защита состоится «____» мая 2007 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д.004.011.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук по адресу: 620026, г. Екатеринбург, ул.Р. Люксембург, 56.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории и археологии УрО РАН

Автореферат разослан «____» __________________ 2007 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук Е.Т.Артемов

Общая характеристика работы

Актуальность темы. Проблема взаимодействия власти и общества вызывает повышенный интерес отечественных и зарубежных историков, занимает особое место в идейных исканиях общественности, что обусловлено стремлением людей разобраться в природе и механизме властных отношений, во многом определяющих развитие социально-политических процессов прошлого и настоящего.

Общество на всем протяжении своего развития сохраняло и сохраняет устойчивые стереотипы в восприятии власти, которые наиболее отчетливо проявляются в современных условиях, когда создается новый «имидж» государства, преодолевается идейный кризис, вызванный сменой идеологических ориентиров, происходит трансформация прежней модели взаимодействия власти и общества. Сложившееся в России в определенных социокультурных условиях отношение к властным институтам не только существенно влияет на формирование целостного их восприятия, но и, передаваемое в социальной практике поколений, опосредует социализацию представителей современного общества. Это определяет актуальность исследования повседневных настроений, моделей восприятия власти первыми генерациями «строителей социализма», изучения степени влияния официальной идеологии и политики на выбор ими стратегии поведения, обращения к историческому опыту государственного строительства.



Длительное время проблема взаимодействия власти и общества рассматривалась с точки зрения марксисткой методологии – через призму политико-экономических интересов. Сегодня подобный подход не удовлетворяет исследователей, учитывающих социальные, культурные, ментальные факторы общественного развития. Необходимость изменения ракурса анализа взаимоотношений власти и общества требует исследования механизма социального взаимодействия с позиций современных методологических подходов, предполагающих использование междисциплинарных методов, расширение источниковой базы.

Объект исследования – органы государственной власти, политические, общественные организации и население городов и заводских поселков Урала в конце 1920-х – начале 1930-х гг.

Предмет исследования – мобилизационные механизмы и формы взаимодействия властных структур и городского населения Урала в 1928–1932 гг.

Хронологические рамки исследования ограничены периодом первой пятилетки. Нижняя граница и в советской, и в современной историографии традиционно рассматривается как рубеж в периодизации советской истории и обосновывается свертыванием нэпа и утверждением у власти сталинской группы, начавшей реализацию варианта форсированного развития страны. Верхняя хронологическая граница обусловлена качественной необратимостью произошедших изменений в социально-экономическом и политическом развитии страны, связанных с переходом к модели форсированного развития и вызванных этим трансформаций в системе взаимодействия власти и общества.

В отношении данного периода мы считаем правомерным использование понятия «великий перелом», которое применяется, прежде всего, при исследовании политики коллективизации. Концепция «великого перелома», представляющая собой в современной историографии теоретическое осмысление перехода к модели форсированного развития, позволяет анализировать динамику общественных и хозяйственных изменений в регионе, объясняет ломку социального уклада и трансформацию сознания населения, что определяет возможность ее применения для рассмотрения модернизационных процессов на Урале.

Территориальные рамки исследования соответствуют границам Уральской области, существовавшей с ноября 1923 года по январь 1934 года и изначально включавшей в себя 15 округов и 205 районов1. На рубеже 1920–1930-х гг. в области насчитывалось 29769 населенных пунктов с подчинением 3129 сельским советам, 100 рабочих поселков и 41 город.

Учитывая специфику развития Урала как индустриального региона, качественные и количественные изменения в социальном составе населения, существенную трансформацию трудовой и общественной этики жителей городов, значительные отличия между сознанием и поведением городских и сельских жителей, мы изначально определили социальное поле исследования, ограничив его территориальным пространством городов и заводских поселков Урала, представлявших собой микромодели советского общества.

Степень изученности проблемы. В историографии проблемы взаимодействия власти и общества можно выделить три периода, подразделяемые на отдельные этапы, смена которых обусловлена изменением общественно-политической ситуации и общих условий развития исторической науки. Первый период историографии проблемы – конец 1920-х гг. – середина 1980-х гг. – характеризуется господством марксистско-ленинской методологии в ее изучении. Второй период охватывает вторую половину 1980-х гг. начало 1990-х гг., когда в ситуации кризиса в общественных науках активизируется обсуждение слабых мест доминирующих познавательных моделей, а констатация «критического поворота» в историографии и необходимости радикальной смены исследовательских парадигм превращается в стереотип2. Характерные для этого периода процессы деидеологизация истории, поиск новых концептуальных подходов к переосмыслению советской эпохи осложнялись «методологическим вакуумом», который образовался в результате отказа от единой марксисткой парадигмы3. Третий период разработки проблемы отношений власти и общества составляют опубликованные в середине 1990-х – начале XXI вв. труды по различным аспектам взаимодействия власти и общества, отличающиеся плюрализмом научных оценок, ракурсов рассмотрения выявляемых вопросов, использованием новой источнико-методологической базы.

Первый период исследования проблемы взаимодействия власти и общества начался непосредственно в годы «великого перелома», когда основная масса литературы выполняла пропагандистско-методические функции, что существенно сказывалось на научной ценности работ4. Первые уральские исследования отличались фактографическим характером и были посвящены актуальным для периода форсированной индустриализации проблемам: борьбе с текучестью кадров, укреплению трудовой дисциплины, набору рабочих на новостройки, повышению производительности труда, проблемам трудовой и общественной активности советских людей5.

Со второй половины 1950-х гг. начинается новый этап разработки проблемы в рамках советской историографии. Историки пытались переосмыслить механизм диалога власти и общества на основе традиционного круга источников с позиций марксистско-ленинской методологии. При этом огромный массив научной литературы был посвящен мотивационной основе состязательных форм организации труда6. В рамках уральской историографии появились сборники статей, в которых рассматривались новые аспекты «вечной» «рабочей» темы: вопросы организации массовых кампаний, социалистических соревнований, производственных совещаний 7.

Демократизация политической жизни советского общества с середины 1980-х гг. обусловила начало нового периода в изучении механизма взаимодействия власти и общества. Хотя в конце 1980-х гг. советские историки по-прежнему уделяли приоритетное внимание истории промышленного развития страны и истории рабочего класса, в целом наметилась тенденция к переоценке иерархии исследовательских интересов на основе использования новых источников и методов их обработки8. Так В.А. Козловым и О.В. Хлевнюком впервые была предпринята попытка воссоздать социально-психологический портрет человека 1930-х гг., атмосферу «великого перелома», показать как изменения в мировоззрении людей подготовили почву для проявления трудового героизма периода первых пятилеток9. Особо остро в конце 1980-х гг. Г.А. Бордюговым, Л.А. Гордоном, Э.В. Клоповым обсуждался вопрос об исторических предпосылках выбора сталинского варианта модернизации, характере политической системы рубежа 1920–30-х гг.10

С середины 1990-х гг. в многочисленных дискуссиях и обсуждениях идет интенсивный процесс осмысления природы советской власти, принципов и механизмов взаимодействия властных структур и общества как двух сторон единой системы, практики выработки и принятия политических решений, методах экономической мобилизации населения11. Спорным являлся вопрос о причинах поддержки населением курса форсированной модернизации страны в период «великого перелома», который активно обсуждался на круглых столах, проведенных в 1990-е – начале 2000-х гг.12. В дискуссиях о социальной опоре режима ряд ученых высказывал мнение, что наиболее сильную поддержку власть получала от новой советской элиты, а также «выдвиженцев» – «людей нового поколения», у которых отсутствовали сомнения в правильности выбранного курса. А.А. Слезин, А.Ю. Рожков, В.С. Тяжельникова, В.П. Пашин, Ю.П. Свиреденко, пытаясь определить социальную базу поддержки правящего режима, пристальное внимание уделяют изучению «носителей социалистического импульса», в качестве которых выступала советская молодежь, партийная номенклатура, политически лояльные группы общества13. Значимым шагом в решении вопроса о доминантных моделях поведения советского человека является монография С.В. Ярова, в которой автор раскрывает основные этапы становления и важнейшие лаборатории общественного конформизма в Советской России14.

В настоящее время одной из актуальных тем исследований в рамках рассматриваемой проблематики является социальный и трудовой протест в Советской России. Его изучению посвящены монографические работы, включающие переоценку мифологем о «пассивности» советского общества, раскрытие форм антагонизма рабочего класса и правящего режима15.

Предметом изучения в современной историографии являются мотивация и стимулирование трудовой активности населения, проблемы трансформации трудовой этики, которым посвящены работы С.В. Журавлева, А.К. Соколова, М.Ю. Мухина, В.С. Тяжельниковой, А.М. Маркевича, М. ван дер Линдена, В. Лукассена, выполненные в рамках международного научного проекта «Мотивация труда в России. 1861 – 2000: вознаграждение, побуждение, принуждение»16.

В рамках диссертационной тематики исследовательский интерес представляет монография С.Ю. Малышевой, в которой анализируется праздничная культура первого советского десятилетия как важная составляющая социального конструирования реальности и процесса ресоциализации в ней жителей российской провинции, рассматриваются проблемы восприятия населением Поволжья новой праздничной системы, формирования праздничного метанарратива, механизмов его трансляции и укоренения в массовом сознании17.





В работах современных уральских историков рассматриваются политический, социально-экономический, идеологический механизмы взаимодействия власти и общества в годы «великого перелома»18. Новые теоретико-методологические подходы в исследовании отношения населения Урала к властным институтам и социальной действительности, сознания и поведения людей в условиях форсированных преобразований представлены в работах И.Е. Плотникова, С.П. Постникова, М.А. Фельдмана, С.И. Быковой, Л.Н. Бехтеревой, В.М. Кириллова19.

Таким образом, проблема взаимодействия власти и общества является объектом пристального внимания исследователей, изучающих проблемы функционирования властных структур, формирования феномена советской политической культуры, трансформации образов власти в государственной идеологии и общественном сознании. Однако перечисленные проблемы разрабатываются, главным образом, в общероссийском контексте и хронологически ограничены либо послереволюционным периодом, либо 1930-ми гг., поэтому проблема взаимодействия власти и общества в годы «великого перелома» требует дополнительного изучения с привлечением регионального, в данном случае уральского материала.

Источниковая база исследования представлена опубликованными и неопубликованными документами. К опубликованным документам можно отнести материалы, изданные в тематических сборниках, сборниках нормативно-правовых актов и материалов съездов ВКП (б), пленумов ЦК ВКП(б), статистических справочниках, которые дают наиболее полное представление о конкретных механизмах взаимодействия власти и общества, позволяют проследить динамику властных отношений, выявить особенности властного и низового дискурса20.

Неопубликованные архивные источники выявлены и отобраны для исследования в 49 фондах 7 федеральных и региональных архивов: Государственном архиве Российской Федерации; Российском государственном архиве социально-политической истории; Центре документации общественных организаций Свердловской области; Государственном архиве Свердловской области, Государственном архиве Пермской области, Государственном общественно-политическом архиве Пермской области, Нижнетагильском городском историческом архиве; а также в фондах и экспозициях Пермского областного краеведческого музея, Нижнетагильского музея-заповедника.

Все опубликованные и неопубликованные источники можно разделить на несколько групп.

Первую группу составляют нормативные документы органов власти (постановления, письма ВЦИК и ЦИК СССР, ЦК ВКП(б)), нормативные подзаконные акты, уставные документы, в которых отражена информация о содержании и характере политики партийно-государственного руководства страны. К этой же группе относятся материалы съездов и пленумов ЦК ВКП(б), резолюции и решения всесоюзных партийных конференций, съездов Советов. Директивы высших органов государственной власти и правящей партии в большей степени отражали догматизированные представления о реальности, в отличие от сопутствующих им циркуляров, особенно регионального уровня, в которых официальные идеологемы совмещались с реальной оценкой ситуации.

Ко второй группе источников относятся статьи, речи, выступления высших партийных и государственных деятелей на съездах ВКП(б), пленумах ЦК ВКП(б), Всесоюзных съездах ударников, партийных конференциях различного уровня, в которых отражены не только приоритеты внутриполитического развития, но и личностная оценка политическими лидерами методов и путей реализации курса развития страны. Как отмечает С.И. Быкова, к этим документам необходимо применять не традиционный ракурс интерпретации, а «дискурсивный», рассматривая тексты как «письмо власти», имеющее конкретного адресата21.

Третья группа источников представлена делопроизводственной документацией центральных и региональных государственно-административных структур: партийных органов, контрольных комиссий ВКП(б), общественных и профсоюзных организаций, фабрично-заводских комитетов, добровольных обществ, материалы которых позволяют рассмотреть особенности системного взаимодействия органов власти и общественных структур, механизм реализации политического курса в регионе.

Подгруппой делопроизводственной документации являются протоколы и стенограммы совещаний в перечисленных инстанциях, позволяющие выявить отношение регионального руководства к задачам, поставленным центральной властью, изучить механизм адаптации постановлений высших органов власти к местным условиям. Тексты речей присутствовавших на форумах представителей властных структур, непосредственные отклики, выступления в прениях, комментарии самих рядовых участников собраний являются важным источником информации, поскольку выявляют преломление политики властей в сознании людей.

Следующая подгруппа делопроизводственной документации представлена информационно-аналитическими материалами органов ОГПУ, информационных отделов окружных и областных комитетов ВКП(б), РКИ, отчетными и докладными записками общественных и профсоюзных организаций, материалы которых представляют своеобразный мониторинг общественного мнения городского населения Урала, обладающий существенной долей субъективности, что требует применения к их прочтению критического подхода.

Следующая подгруппа представлена учетными материалами, в частности, личными карточками и анкетами членов городских советов, анализ которых посредством применения количественных методов и создания источнико–ориентированной базы данных позволил составить социальный портрет людей, выбиравших активные стратегии взаимодействия с властью.

Четвертая группа источников – материалы статистики – позволяют охарактеризовать различные аспекты экономического и социального состояния государства, динамику участия населения в мобилизационных кампаниях; исследовать социальный состав работников управленческих структур и лиц, активно взаимодействовавших с властью.

Пятой группой источников является периодическая печать: центральные издания («Правда», «Рабочая газета»), региональные издания («Уральский рабочий», «Рабочий», «Пролетарская мысль», «Пролетарий», «Звезда», «Красный Курган», «Красное Прикамье»), заводские многотиражные издания («Красный каталь», «Смычка», «Гудок»), в которых содержится информация об общественных настроениях, взглядах, проявлениях массового сознания, поведении различных слоев населения в контексте проводимой властью политики. В информационной политике руководство страны и региона учитывало установки массового сознания на восприятие готовых оценок происходящих событий, поэтому в определенном ключе интерпретировало факты внешнеполитической ситуации и события внутренней жизни, формируя стереотипные представления о них.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.