авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Религиозный синкретизм татар-мишарей ульяновской области

-- [ Страница 1 ] --
  1. На правах рукописи

Идиатуллов Азат Корбангалиевич

РЕЛИГИОЗНЫЙ СИНКРЕТИЗМ ТАТАР-МИШАРЕЙ

УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Специальность 07.00.07 – Этнография, этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

    1. Чебоксары – 2010
    1. Работа выполнена на кафедре географии ГОУ ВПО «Ульяновский государственный педагогический университет имени И. Н. Ульянова»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Шабалина Любовь Петровна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, доцент

Загидуллин Ильдус Котдусович

доктор исторических наук, доцент

Таймасов Леонид Александрович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Мордовский государственный

университет имени Н. П. Огарёва»

Защита состоится 12 ноября 2010 г. в 10 часов на заседании объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.301.05 при Чувашском государственном университете имени И. Н. Ульянова по адресу: 428034, Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Университетская, 38 (учебный корпус №1), ауд. 513.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова» по адресу: 428034, Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Университетская, 38; с авторефератом – на официальном сайте ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова» – www.chuvsu.ru

Автореферат разослан «11» октября 2010 года

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент Н. А. Петров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы вызвана неоднозначностью религиозного мировоззрения татар-мишарей, которое в наши дни претерпело существенные трансформации под воздействием средств массовой информации, сети Интернет, политической ситуации в стране и в мире, идей нетрадиционных религиозных движений и сект. Кроме того, изменения в социально-политической, экономической и духовной сферах жизни нашего общества последних лет выдвинули как перед российской, так и перед региональной исторической наукой необходимость переосмысления отдельных аспектов религиозности народов, населяющих нашу страну, и мишарей в частности.

Возникновение религиозного синкретизма как исторического явления определяется взаимопроникновением элементов культур. Религия создаёт в этносе своеобразную бытовую обрядность – тот мир, в котором живёт народ. Учитывая поликультурность региона, можно предположить, что на человека оказывают воздействие несколько религиозных учений, образцов различных систем бытовой обрядности, воспринимаемых как из окружающего социума, так и из исторических источников. Этот процесс продолжается в настоящее время и создаёт прецеденты религиозного синкретизма, требующие своего исследования и осознания.





В повседневной культуре Ульяновского (Симбирского) Поволжья синкретические религиозные воззрения – залог мирного сосуществования и источник выработанного в течение нескольких веков опыта толерантности и положительного межкультурного взаимодействия. Однако на сегодняшний день в Поволжье существуют и неоднозначные течения, такие как тенгрианство, «новые исламские движения», религиозный ренессанс и т. п., которые могут подорвать многовековую традицию мирных взаимоотношений между народами и конфессиями. Поэтому выяснение степени влияния подобных течений на религиозное мировоззрение мишарей также весьма актуально.

Степень изученности проблемы. Некоторые сведения об обрядности и религиозных взглядах предков мишарей встречаются уже в X веке1.

Однако наиболее значимые исследования религиозного сознания и религиозной обрядности татарского населения начались в России относительно недавно, в XX в. Этому периоду предшествовали публикации несистемного характера, которые в основном отмечали лишь исламский компонент религиозных верований татар Среднего Поволжья2.

В первой половине XX в. в связи с усилением антирелигиозных настроений в обществе, а также из-за масштабной антирелигиозной кампании времён СССР, направленной, прежде всего, против ортодоксальных религиозных институтов, языческие верования и представления татар-мишарей и родственных народов (казанских татар, башкир, чувашей и булгар) получили широкое освещение в монографиях ведущих этнографов: Р. Г. Мухамедовой, А. П. Смирнова, П. И. Воробьёва и Г. М. Хисамутдинова3. В них даётся достаточно полное описание мишарских языческих духов и культов. Кроме того, в данных работах выделены некоторые синкретичные элементы языческой религии изучаемого субэтноса, показан её сложный генезис, выдвинуты гипотезы влияния на религиозное мировоззрение мишарей религиозных систем соседних и родственных народов. Главным недостатком названных трудов является внеконтекстность проведённого анализа, язычество оказывается как бы вырванным из исламской культуры, в рамках которой оно сохранилось до наших дней.

Языческие воззрения мишарей и их предков рассматриваются и в более поздних работах (кон. XX – нач. XXI вв.), но, как и в публикациях предшествующего периода, в них отсутствуют попытки целостного и системного изучения трансформации религиозной системы под воздействием ряда факторов, и, в первую очередь, тотальной исламизации X – XIII вв4.

Особое место среди названных исследований занимает коллективная книга Э. Р. Тенишева и А. В. Дыбо, которая содержит весьма убедительные этнолингвистические обобщения о ранней религиозной жизни большинства тюркских народов5.

Тем не менее, следует отметить отсутствие крупных публикаций монографического плана, посвящённых проблеме язычества татар вообще и мишарей в частности. Во многом данное обстоятельство связано со сложившейся в советской этнографии традицией, согласно которой духовные аспекты культуры часто недооценивались, а устойчивая сохранность многих явлений язычества в современной мишарской среде практически отрицалась.

Исследования же ислама, как основы религиозной системы изучаемого субэтноса более многочисленны. Однако в конце XIX – нач. XX вв., несмотря на солидную филологическую основу, выражавшуюся в глубоком знании восточных источников, они часто рассматривали развитие ислама в отрыве от социальных отношений6. Среди работ данного периода особое место занимают труды выдающегося российского востоковеда В. В. Бартольда7, который, владея обширным кругом источников и опираясь на данные вспомогательных исторических дисциплин, показал ту историческую ситуацию, в которой возник ислам, а также одним из первых доказал изначальную синкретичность мусульманской культуры. Существенный вклад в изучение генезиса, эволюции и трансформации ислама под воздействием социально–экономических факторов, внесли советские учёные 30-60-х гг. XX века8. В контексте же исследуемой проблемы важно отметить, что в конце XX - начале XXI вв. исламоведение выходит на качественно новый уровень. Анализу всё чаще подвергаются все аспекты и стороны религиозной системы ислама, в том числе те, которые представляют собой взаимодействие его с язычеством, социальными, правовыми и политическими системами, и, что особенно важно, с другими религиями9.

Наиболее ценные сведения, касающиеся исламского компонента религиозной обрядности татар, а также фактов перехода мишарей-мусульман в православие, содержатся в публикациях А. В. Кобзева10. Современное состояние исламской обрядности татар-мишарей, а также возможные пути трансформации ислама тюркских народов, в том числе в контексте синкретизма, рассматриваются в работах Р. К. Уразмановой, А. А. Ярлыкапова, М. Томаша, С. Ш. Гаджиевой, В. Н. Басилова11.

Важные обобщения религиозного мировоззрения тюркских народов в вышеназванном контексте содержатся также в коллективном издании «Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири»12. В нём достаточно глубоко анализируется проблема национального мировоззрения, благодаря чему выявляются наиболее общие признаки, характерные для архаичного мышления тюркских народов.

Значительный интерес для осознания особенностей религии как системы, а также для поиска адекватных объяснений специфики религиозного синкретизма представляют многочисленные публикации по социологии, психологии и философии религии и культуры13.

Определённую ценность представляют также труды, посвящённые религиозным системам родственных и соседних народов14. Особое место среди названных работ занимает диссертация Д. В. Русина по религиозному синкретизму русского населения Ульяновского Поволжья, в той или иной степени касающаяся общей религиозной ситуации, сложившейся на территории изучаемого региона.

Серьёзный вклад в изучение примитивных религиозных верований внёс С. А. Токарев15. В его монографии, базировавшейся в основном на идеях эволюционистских теорий, для нас существенное значение имеют признаки архаичных религиозных систем, а также их связь со структурой общества.

Анализу современной религиозности и религиозной обрядно­сти в России посвящены работы К. Каариайнена и Д. Фурмана, Е. А. Кублицкой, О. Е. Козьминой, М. П. Мчедлова, П. И. Пучкова, И. Н. Яблокова, З. И. Пейковой и др16. В них, на основе социологических материалов показана современная религиозная ситуация в России, в которой ярко видны синкретические мотивы, выявлено влияние антирелигиозной политики СССР на религиозное мировоззрение народов России, а также делается попытка объяснить причины столь стремительного ренессанса религий, который замечен на территории нашей страны с начала 90-х гг. XX в.

В последнее десятилетие появилась также апологетическая православная тенденция в освещении вопро­сов, касающихся современной нетрадиционной религиозности российского на­селения. Самыми яркими примерами подобного типа исследований являются статьи С. Л. Худеева и В. П. Кротоуса17.

Публикации, посвящённые религиозности и религиозной обрядности мишарского населения Ульянов­ского (Симбирского) Поволжья, представлены в основном статьями Е. Лукьяновой, Г. Сабировой, Н. Кремневой, Н. Э. Дунаевой, С. А. Мельниковой, Л. П. Шабалиной18.

В работах Л. П. Шабалиной вкратце даны основные тенденции синкретических процессов в религиозных верованиях мишарского населения Ульяновской области, а также особенности религиозных представлений членов смешанных православно-мусульманских семей.

В плане изучения религиозного мировоззрения особо следует выделить «Программу для сбора этнографических и фольклорных материалов» Н. М. Маторина19.

Значительный вклад в изучение проблематики ре­лигиозного синкретизма внес Г. Е. Кудряшов, использовавший понятие полисинкретизма, представляющего собой многократное напластование различных религиозных культов и учений20.

Довольно основательно данная проблематика исследовалась Н. С. Капустиным, который отделил понятие синкретизма от понятий эклектизма и ассимиляции21, и Д. А. Таевским22, рассмотревшего изучаемый феномен как явление религиозной жизни XX в.

Анализу религиозного синкретизма у нерусских народов Поволжья посвящены публикации Н. Ф. Мокшина, В. Е. Владыкина и С. А. Романовой23.

Таким образом, проведённый историографический обзор позволяет сде­лать вывод о том, что, несмотря на значительный вклад исследователей в рассмотрение различных проблем религиозного мировоззрения у мишарей, изучение религиозного синкретизма этого поволжского субэтноса на уровне отдельных регионов только начинается. Так, остались должным образом не проанализированными следующие вопросы: структура религиозного синкретизма мишарей, наличие нескольких слоев синкретических представлений в совре­менном религиозном сознании мишарина; влияние исламизации на языческое мировоззрение мишарей, роль антирелигиозной политики СССР и межэтнических контактов на религиозность изучаемого субэтноса.

В соответствии с вышеизложенными особенностями историографии нами была поставлена следующая цель – исследование религиозного синкретизма в среде татар-мишарей Ульяновской области. Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

- проанализировать процесс эволюции религиозно­сти мишарского населения в течении кон. XIX – нач. XXI вв.;

- изучить основные структурные элементы религиозного синкретизма у мишарей;

- выявить формы соотношения исламских и языческих обрядов;

- рассмотреть и определить влияние суфизма, православия, атеизма и сект на религиозную систему мишарей;

- проследить на этнографическом материале мишарей процесс эволюции синкретических религиозных представлений в течении кон. XIX – нач. XXI вв. в Ульяновской области.

Объектом исследования является религиозная система мишарей, расселённых на территории Ульяновской области.

Предметом диссертации выбраны синкретические структуры в религи­озной системе мишарей, а также процесс их формирования и этапы развития. В нашей работе мы выделили три структурных элемента ре­лигиозного синкретизма мишарей. Это язычество (архаичные культы), ислам и различные нетрадиционные для мишарского населения религии и религиозные течения (суфизм, православие, индуизм, сектантство). Из сопоставления элементов мы получили две разновидности религиозного синкретизма у мишарей: синкретизм язычества и ислама; синкретизм язычества, нетрадиционных религий и религиозных течений и ислама. Каждой из разновидностей религиозного синкретизма мишарей соответствуют оп­ределенные исторические периоды формирования, которые также являются предметом нашего изучения.

Выбор территориальных рамок исследования обусловлен своеобразием Ульяновской области как в национальном, так и в исто­рическом аспекте.

Во-первых, Ульяновская область унаследовала от Симбирской губернии большую часть своей территории вместе с региональным центром (Ульяновск-Симбирск), поэтому её можно назвать историческим ядром Симбирского (Ульяновского) Поволжья. Во-вторых, в области сложилась зона компактного проживания мишарей различных территориальных групп (буинских, хвалынских, карсунских). В-третьих, на её территории издавна проживает несколько различных народов (помимо татар – русские, чуваши, мордва, украинцы, белорусы, немцы, евреи, и др.), исповедующих разные религии (православие, ислам, иудаизм, протестантизм, старообрядчество). Следующая особенность изучаемого региона заключается в том, что основные мусульманские центры российского (Казань, Уфа, Москва) и тем более мирового значения (Мекка, Медина, Иерусалим) были значительно удалены от него. Обращает на себя внимание и тот факт, что, начиная с XVI-XVII вв., данная территория стала районом распространения суфизма – мистического религиозного учения ислама.

Ульяновская область также своеобразна в том, что в советский период, она стала одним из основных центров атеистической пропаганды, что наложило сильный отпечаток на мировоззрение местного населения. Ещё одна особенность области – высокий процент городского населения среди мишарей. Кроме того, сегодня в связи с большой долей мишарей в этническом составе региона, Ульяновская область стала привлекать внимание лидеров «нового исламского движения», которое иногда по своим идейным принципам отличается от сложившихся в среде мишарей обычаев и норм. Сегодняшняя экономически недостаточно стабильная обстановка как в России, так и в Ульяновской области поро­ждает в населении экзистенциальную неукоренённость и неуверенность в своём будущем. Это создает благоприятную почву для того, чтобы ис­кать опору в религии как традиционной, так и нетрадиционной, стимулирует рост увлечения мистицизмом среди мишарей изучаемого региона.

Хронологические рамки исследования – конец XIX – нач. XXI вв., обусловлены особенностями источниковой базы, а также спецификой предмета. В пределах данного периода можно выделить три этапа: 1) В конце XIX – 20-е. гг. XX вв. наблюдается высокая степень религиозности мишарей, проявляющаяся в усиленном мечетном строительстве, в увеличении штата духовных лиц, важной роли ислама в повседневной жизни мишарина; 2) В 30-80-е гг. XX в. происходит ослабление ортодоксальных исламских институтов, значительная часть мишарского населения становится носителем атеистических идей; 3) В 90-е. гг. XX - нач. XXI вв. отмечен рост религиозности мишарей, который проявляется в попытке переосмысления ислама.

Источниковая база представляет собой комплекс этногра­фических, исторических и фольклорных источников, которые по происхожде­нию и информативному содержанию можно подразделить на несколько групп.

1. Заметки исследователей, краеведов содержат фактическую информацию о религиозных представлениях населения рассматриваемого региона, даётся характеристика и первичный анализ религиозного состава населения Ульяновского Поволжья, а также приводится специфика религиозности мишарей как субэтноса24. Особенно ценная информация содержится в трудах и воспоминаниях татарских учёных25

. Этнографический материал, собранный ими, позволил провести более детальный анализ различия и сходства религиозных систем мишарей и казанских татар.

2. Архивные источники представлены в основном документами из фон­дов Государственного архива Ульяновской области (ГАУО) и Государственного архива новейшей истории Ульяновской области (ГАНИ УО). К их числу отно­сятся отчёты благочинных, журналы собраний духовенства, справки и отчёты уполномоченного совета по делам религии Ульяновской области (ГАУО ф. 134; ф. 88; ф. р. 3705), доклады татарского бюро Агитпропа Губкома РКП (б), директивы ЦК ВЛКСМ и Губкома комсомола по работе среди нацмен, протоколы заседаний татаро-башкирского бюро при АПО (ГАНИ УО ф.1; ф.3; ф.7; ф.8. ф.37; ф.43). Архивные материалы со­держат сведения, ранее не вводившиеся в научный оборот. Кроме того, эти материалы дают богатые статистические данные и в некоторых вопросах более информативны, чем опубликованные источники. Особую важность для изучаемой темы представляют фонды Симбирского губернского комитета РКП (б) подотдела национальных меньшинств (ГАНИ УО ф.1; ф.3; ф.7), в которых представлена информация об антирелигиозной политике, проводимой на территории Симбирской губернии в 20-е гг. XX в., о реакции на эту политику мишарского населения губернии, об активности мусульманских священнослужителей и росте численности воинствующих безбожников среди мишарей. Существенный интерес представляет фонд уполномоченного по делам религиозных культов по Ульяновской области, подготовленный В. Н. Егоровым (ГАНИ УО ф.112), в котором находятся материалы по многим вопросам религиозной жизни мишарского населения изучаемого региона в конце 80-х – нач. 90-х гг. XX в.

3. Интернет-ресурсы активно использовались при характеристике жизни исламской общины Ульяновской области и Среднего Поволжья в конце XX – нач. XXI вв. Богатый материал об исламе, суфизме, новых мусульманских движениях и сектах был почерпнут нами из специализированных мусульманских сайтов.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.