авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Связи населения кубани и черноморья с южными славянами в конце xviii – начале xx веков

-- [ Страница 3 ] --

К тому же, местное население встречало русских «общей радостью». При занятии главного города Малой Валахии Крайовы они были встречены, как избавители, каймакамом, духовенством и жителями, начавшими возвращаться в дома свои вместе с известием о приходе русских»43. Местные жители, «ободренные духом», приносили русским воинам пищу и вино. Они почувствовали себя «в полной безопасности и спокойно» стали обрабатывать свою землю, «возобновили торговлю и ремесла свои»44.

В военных действиях на Балканах участвовали 5-й и 6-й Черноморские конные полки. Командиром 5-го полка был войсковой старшина Залесский, 6-го есаул Завгородний. Маршрут следования полков пролегал от Екатеринодара до Тирасполя «в 43 перехода и с расстоянием в 59 дней»45. Черноморские казачьи полки участвовали во второй осаде Силистрии. Существенную помощь русским войскам оказывали болгарские добровольческие отряды. В отличие от прошлых военных кампаний в этот период «было сформировано весьма ограниченное число» добровольцев. Однако Георгию Мамарчеву и Панайоту Фокиано удалось сформировать отряд из 500 болгар46. Особый отряд Георгия Мамарчева принял активное участие в осаде Силистрии47.

По вступлению в город Сливно русские войска «были встречены жителями с величайшим восторгом; многочисленное православное духовенство встретило войска с крестом и святой водой, а депутация от горожан поднесла хлеб и соль»48. При взятии этого города господствовал примерный порядок; и имущество жителей не было тронуто ни клочка … обоюдная дружба жителей утвердилась с первой взаимной встречи»49.

Черноморцы были задействованы для охраны кордонных и демаркационных линий. По мере смены армейскими частями места дислокации часть казаков выполняла разведывательные функции. По выступлении в поход казачьи полки прикрывали отход боевых частей армии. При занятии городов, конные полки отправлялись для преследования турецких войск. Можно сказать, что это было связано с особенностями кавалерийских родов войск. Казачья конница очень подвижна и маневренна. Следовательно, она лучше других подходила для охраны тылов, разведки и преследовании отступающего противника. За боевые заслуги 6-й конный полк был награжден знаменем с надписью: «За отличие в Турецкую войну 1829 года»50.

Казаки Кубани принимали непосредственное участие в русско-турецких войнах первой половины XIX века на Балканском театре. Вместе с болгарами и сербами казаки воевали за свободу христианских народов, осуществляя связи боевого товарищества. Казаков, вместе с другими русскими войсками, население Балкан встречало как освободителей.

Во втором параграфе «Кубанское казачье войско в освобождении Болгарии 1877-1878 годов» рассмотрен боевой путь кубанских подразделений, участвовавших в освобождении Болгарии.

На Балканский театр военных действий были отправлены: 2 сотни 7-го пешего пластунского батальона, 2-й Кубанский казачий полк и лейб-гвардии 1-й и 2-й Кубанские эскадроны.

Участник русско-турецкой войны 1877-1878 годов 7-й пеший пластунский батальон был сформирован в 1876 году51. 1-я и 2-я сотни под командованием есаула А. А. Баштанника были отправлены в Дунайскую армию. В ночь с 14 на 15 мая они одними из первых переправились через Дунай. Далее пластуны в состав Передового отряда под командованием И. В. Гурко, продвигаясь к Балканам достигли Шипкинского перевала, за который в августе 1877 года вели упорные бои52. За боевые заслуги 7-му пешему пластунскому батальону была пожалованы Георгиевские серебряные сигнальные рожки, с надписью: «За оборону Шипки в 1877 году». Многие пластуны были награждены серебряными, светло-бронзовыми и темно-бронзовыми медалями, орденами Св. Георгия 4-й ст.53



Вступив на болгарскую землю, русские воины сразу же ощутили «исключительно теплое, братское отношение» местного населения. «В Систове, - писал один из участников войны Цуриков, - жители встречали наши войска с неописуемым восторгом, каждый на перерыв старался заполучить к себе гостя, покормить и уложить его спать. Женщины бросали под ноги цветы, целовали руки и стремена всадников»54. В свою очередь, русские воины «с гордостью сознавали себя освободителями и относились к болгарскому населению как к освобожденным братьям»55.

Кубанские пластуны наравне с пехотными полками русской армии несли нелегкую службу, участвовали во взятии деревень, городов, выполняя, таким образом, обычную работу пехотинцев.

2-й Кубанский полк был льготным, т. е. сформирован по случаю ведения войны. Полк состоял из шести сотен и входил в состав 1-й Кавказской казачьей бригады, под руководством полковника И. Тутолмина56. Командиром полка был назначен подполковник С. Я. Кухаренко. 2-й Кубанский конный полк принимал участие в штурме и осаде турецких крепостей, занятии городов. Ведение разведывательных действий, преследование неприятеля также было возложено на казаков. Кубанцам доводилось вывозить раненых с поля боя, быть как в авангарде армии, так и прикрывать ее отход. Отдельные исследователи ставят в вину Кавказской бригаде то, что она могла бы помешать захвату Плевны турками. Во время первого штурма Плевны было отмечено практическое бездействие бригады, а задача выхода в тыл противнику не выполнена57. Однако во время второго штурма Плевны казаки действовали безупречно. Одним из удачных военных сражений, в котором участвовала Кавказская бригада, была атака г. Ловчи. Военный профессионализм кубанцев был оценен командирами отрядов, в состав которых они входили. После падения Плевны кубанцы в составе отряда генерала И. В. Гурко перешли Балканы и участвовали в делах при Горном Бугарове, Ташкисене и занятии Софии58, Самокова и Баньи. Повсеместно на освобожденной территории казаки встречали дружественное отношение болгарских жителей. По объявлению перемирия 2-й Кубанский полк, занял демаркационную линию59.

Чувства признательности болгарских жителей к кубанским казакам были хорошо переданы в воспоминаниях командира Кавказской казачьей бригады И. Тутолмина: «Село Булгарени, населенное болгарами, пострадало за несколько дней до нашего прихода от черкесского наезда, поплатившись двумя или тремя убитыми. Почти безмолвное в час нашего прихода, оно со священником во главе встретило три Кубанские сотни, возвращавшиеся на бивуак, через Булгаренский мост после отражения черкесов, появившихся перед нашей сторожевой сотнею, и поднесло хлеб-соль»60. Остановившись перед облаченным священником «командир 1-й Кубанской сотни, осенив себя крестом, с молитвою принял хлеб-соль. Примеру его последовали казаки, сняв свои папахи, после обыкновенной команды «шапки долой!»61.

За подвиги 2-й Кубанскому конному полку были пожалованы знаки отличия на папахи. Многие казаки награждены орденами и медалями.

Участниками русско-турецкой войны 1877-1878 годов были и два лейб-гвардии Кубанских эскадрона, несмотря на то, что их основная служба заключалась в сопровождении и охране Императора царского конвоя62. Эскадроны принимали участие во взятии городов и селений, в проведении разведывательных действий, третьем штурме и осаде Плевны. Многие казаки из гвардейских эскадронов были награждены Георгиевскими крестами и медалями.

Русско-турецкая война 1877-1878 годов подвела черту под многовековой борьбой южных славян за свое освобождение. Кубанское казачество, участвуя, в трех войнах XIX века внесло свой вклад в это эпохальное событие.

Форма участия казаков Кубани в военных событиях на Балканах в первой половине XIX века были самыми разнообразными: от вспомогательных действий, обеспечения тылов и коммуникаций до непосредственного участия в боевых действиях с большими потерями. Если в войну 1806-1812 годов большую роль играла флотилия, которую обслуживали пешие казаки, то война 1877-1878 годов была более мобильной, маневренной, сложной в оперативном отношении. В последней войне 2-й Кубанский полк, Лейб-гвардии эскадроны Собственного Его Императорского Величества конвоя действовали в числе конных соединений русской армии в ключевых событиях под Плевной, Горным Дубняком, Телишем, Адрианополем. Две сотни кубанских пластунов выполняли роль армейской пехоты и особенно отличились при защите Шипкинского перевала. Во всех русско-турецких войнах местное население воспринимало казачество, как освободителей, особенно в русско-турецкую войну 1877-1878 годов, когда кубанцы пресекали нападения на болгарские села со стороны башибузуков. Каждая война и пребывание на Балканском полуострове дополняла народные знания населения Кубани и Черноморья о родственных славянских народах. Пробуждала в молодом поколении на генетическом уровне славянские настроения.

В третьей главе «Взаимоотношения кубанцев и южных славян» прослеживаются историко-культурные взаимосвязи в характере взаимоотношений, как южных славян и казаков, так и казаков с южными славянами.

В первом параграфе «Казачество в представлениях южных славян» констатируется, что в сознании южных славян Россия и казачество воспринимались, как родственная внешняя опора. Россия к тому времени была единственной и к тому же независимой православной страной. Вполне логично, поэтому, что южные славяне обращались и рассчитывали на помощь России, что подтверждалось историей не один раз.

Представления южных славян о казаках нашли отражение в исторических, литературных источниках, в устном народном творчестве. Казаки, как часть населения России наделены позитивными, этнокультурными стереотипами. В картине мира сербов и болгар мало присутствует географических привязок казаков к определенной местности. Казаки наделены обобщающими чертами и редко делятся на донских, кубанских, оренбургских и т. п. Чаще всего народное творчество южных славян упоминает донских казаков, но вероятнее всего это тоже обобщенная локализация. Главное в отношении южных славян к казачеству не то, что они представители определенных казачьих войск, а то, что они передовая часть русской армии, которая оказывала наиболее существенную поддержку против османских поработителей.

В источниках личного происхождения (дневник полковника И. Тутолмина, воспоминания участника русско-турецкой войны 1877-1878 годов Н. В. Максимова) прослеживаются отношения болгарских жителей непосредственно к кубанским казакам. В литературных произведениях, казачество в представлениях южных славян соотносилось с наиболее воинственной частью русской армии. Еще одним важным источником выступают сербские и болгарские исторические песни. Они, как уникальные памятники народного творчества отражают наиболее значимые события в истории народа. Эти исторические события передаются не без преувеличения. Тем не менее, они передают основные факты достоверно, приукрашивая лишь отдельные эпизоды. К таким событиям, где уделено много внимания казачеству и России, можно отнести периоды русско-турецких войн XIX века. Благодарная историческая память южных славян по отношению к освободителям живет и поныне, несмотря на политические изменения в славянских странах.

Во втором параграфе «Отношение кубанцев к южным славянам» характеризуются взаимоотношения кубанцев и южных славян.

Отношение к южнославянскому миру на протяжении XIX и начала XX веков оставалось неизменным. Если в начале столетия, это отношение имело характер неосознанной необходимости помочь всем христианам на востоке, то по мере пребывания на Балканах и знакомства с местными народами, они приобретали конкретные славянские очертания. В представлениях русского народа, в том числе казаков, южные славяне - это единоверные братья. Следовательно, отказать в помощи единоверцам не представлялось возможным. Кубань не оставалась в стороне от Балканских событий. Еще до начала официального объявления войны отдельные представители кубанского казачества отправлялись добровольно на Балканский полуостров. В архивных документах сохранились прошения казаков об отправке их добровольцами в Боснию и Герцеговину, Сербию, Болгарию. Не остались в стороне и жители Кубани. Массовый характер приобрели пожертвования в пользу южных славян, проведение бесплатных спектаклей и т. д.63. Наступившая русско-турецкая война 1877-1878 годов не явилась исключением. К тому же общества различных станиц стали брать на себя обязательства по оказанию помощи семьям казаков, которые ушли в действующую армию64. Традиции добровольческого движения и пожертвований возродились с началом Первой Балканской войны.





В Заключении сделаны обобщающие выводы, подведены основные итоги диссертационного исследования.

Кубань стала территорией взаимодействия различных славянских народов. Это проявлялось как в непосредственном участии представителей зарубежных славян в формировании населения края, в культурной, политической и экономической жизни региона, так и в том глубоком интересе, который всегда вызывали события на Балканах.

Особенно заметен след южных славян, в войсках, действующих на Кубани, в ходе русско-турецких войн конца XVIII – первой половины XIX столетий. В процессе завоевания Кавказа, гусарские подразделения, состоящие из сербов, болгар, хорватов, отдельные представители офицерства и генералитета (П. А. Текели, Г. А. Емануель) оставили о себе память в исторических свидетельствах, географических названиях. Они внесли определенный вклад в социально-экономическое и культурное развитие региона.

Болгары и сербы приняли участие в формировании Черноморского казачьего войска на его ранних этапах. Следы вливания южнославянского элемента хранят в себе наименования многих казачьих фамилий (Милошевич, Сербин, Стоянов).

Во второй половине XIX - начале XX веков болгары активно экономически осваивают Кубань, заняв важную нишу в огородном промысле, тем самым органично вписавшись в кубанское этнокультурное пространство. Они завоевали прочные симпатии у местных жителей своим трудолюбием и наполнением рынка свежей огородной продукцией. Даже не смотря на ухудшение отношений между Россией и Болгарией, открытым противоборством на полях Первой Мировой войны уважительное отношение к болгарам в крае оставалось неизменным.

Знакомству жителей Кубани с южными славянами способствовало участие казаков Черноморского, а затем Кубанского казачьих войск в военных действиях на Балканах на протяжении XIX века. Казаки вместе с болгарами и сербами воевали за свободу христианских народов, осуществляя связи боевого содружества. Участие казаков Кубани в военных событиях принимало различные формы: от вспомогательных действий, обеспечения тылов и коммуникаций до непосредственного ведения боевых действий с большими потерями. Они участвовали во всех ключевых сражениях русско-турецких войн (особенно в войну 1877-1878 годов – бои под Плевной, оборона Шипкинского перевала). Роль казачества в военных действиях была оценена и российским государством. Это отразилось в боевых наградах и других знаках отличия, которыми были удостоены, как целые полки, так и отдельные представители казачества. При этом в рядах Черноморского (Кубанского) войска, как полиэтничного образования были и потомки южных славян. Казаков вместе с другими русскими войсками, население Балкан встречало как освободителей, особенно в последнюю войну, когда кубанцы пресекали нападения башибузуков на болгарские поселения.

Россия в представлении южных славян воспринималась как родственная внешняя опора и значительная сила, на которую в любой момент можно рассчитывать. Этническая, религиозная близость, некоторая общность культурных традиций позволяли южным славянам надеяться на помощь России и видеть в ней свою покровительницу. Особенно ярко эти тенденции проявлялись в периоды русско-турецких войн. В представлениях южных славян образ казака это символ мужества, героизма, отваги. Казачество воспринималось южными славянами как наиболее стойкая, воинственная часть русских войск, о чем было сложено немало народных песен.

Кубанское казачество, да и вся Россия откликались на беды южных славян и призывы о помощи. В представлениях казаков южные славяне как братья по вере, а помочь своим единоверцам многие считали своим долгом. В то же время история добровольческого движения знает примеры, когда в ней присутствуют элементы недостойные и противоречивые. Отношения кубанцев к южным славянам в течении XIX века претерпели изменения. Если в первой половине XIX века кубанские казаки во время русско-турецких войн призывались по воле правительства, то во второй половине XIX века ситуация изменилась. Возможно, это связано с тем, что в первой половине XIX века Кубань только начинала обустраиваться. Казачеству необходимо было освоить этот край, защитить его границы, т. е. южные рубежи России. К тому же для освоения региона численность населения была крайне мала. В первой половине XIX века массового добровольческого движения не было. Встречались единичные факты добровольного участия, как-то прошения о зачислении на период военных действий в полки. В отношении второй половине XIX века характер взаимоотношений изменился. Начиная с 1875 года, кубанские казаки добровольно отправлялись на Балканский полуостров для оказания помощи южным славянам. Немало прошений казаков об отправке их добровольцами в Боснию и Герцеговину, Сербию, Болгарию сохранилось в архивных документах. В данном случае речь уже не идет о выполнении воинского долга по воле правительства. Наоборот, правительство запретило выдавать заграничные паспорта казакам, которые состояли в служебном разряде. Население Кубани также не осталось в стороне. Массовый характер приобрели пожертвования в пользу южных славян, проведение бесплатных спектаклей и т. д. Начавшаяся русско-турецкая война 1877-1878 годов в этом плане не стала исключением. Традиции добровольческого движения и пожертвований возродились с началом Первой Балканской войны.

Связи населения Кубани и Черноморья с южнославянским миром, таким образом, представляют собой яркие факты реализации межславянских контактов на протяжении значительного периода.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Статья в ведущем рецензируемом журнале, включенном в список ВАК:

1. Жабчик, С. В. Кубань и южные славяне. Историко-культурные взаимосвязи в конце XVIII – начале XX веков / С. В. Жабчик // Научные проблемы гуманитарных исследований. - Пятигорск, 2009. - Вып. 6 (2). - С. 37-43. (0,3 п.л.)

Статьи в научных изданиях:

2. Жабчик, С. В. Из истории происхождения южнославянских родов на Кубани: антропонимический аспект / С. В. Жабчик // ГРАНИ: материалы 6 научной сессии Факультета истории, социологии и международных отношений (ФИСМО). - Краснодар, 2006. - С. 39-46. (0,3 п.л.)

3. Жабчик, С. В. Кубань и южные славяне (конец XVIII – начало XX веков): к историографии вопроса / С. В. Жабчик // Мир славян Северного Кавказа / под ред. О. В. Матвеева. - Краснодар, 2007. - Вып. 3. - С. 35-53. (0,5 п.л.)

4. Жабчик, С. В. Переселение болгар на территорию Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX веков / С. В. Жабчик // Год Болгарии в России: проблемы истории и культуры славянских народов: материалы международной научно-практической конференции / под ред. Э. Г. Вартаньян, О. В. Матвеева. - Краснодар, 2009. - С. 29-37. (0,4 п.л.)

5. Жабчик, С. В. Петр Абрамович Текели в оценках отечественной историографии / С. В. Жабчик // ГРАНИ: материалы 5 научной сессии ФИСМО. - Краснодар, 2005. - С. 44-49. (0,25 п.л.)



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.