авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Панславизм: идеология и политика (40-е годы xix – начало хх вв.)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Григорьева Анна Александровна

Панславизм: идеология и политика

(40-е годы XIX начало ХХ вв.)

специальность 07.00.03 всеобщая история

автореферат на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Иркутск - 2010

Работа выполнена на кафедре всемирной истории

Восточно-Сибирской государственной академии образования.

Научный руководитель: доктор исторических наук,

профессор Пуховская Елена Юрьевна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор Шостакович Болеслав Сергеевич

кандидат исторических наук,

доцент Савельева Людмила Павловна

Ведущая организация: Сибирский Федеральный

университет

Защита состоится 24 июня 2010 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета Д.212.074.05 при Иркутском государственном университете (664003, г. Иркутск, ул. Карла Маркса, 1, к. 410).

С диссертацией можно ознакомиться в региональной Научной библиотеке Иркутского государственного университета (Иркутск, бульвар Гагарина, 24).

Автореферат разослан «…….» ……………. 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент Логунова Г. В.

Общая характеристика работы

Актуальность темы панславизма и его региональных вариантов в Европе во второй половине XIX в. обусловлена общеисторическими и политологическими причинами.

Становление славянской государственности, как второй волны после оформления наций-государств в Западной Европе, протекало сложно и противоречиво, столкнувшись внутриполитическими и внешнеполитическими проблемами. Эти процессы в полной мере отразили идеология панславизма и ее эволюция, причем теоретическая противоречивость региональных вариантов панславизма была неразрывно связана с противоречивостью процессов славянского национально-государственного становления.

Идеальные и иллюзорные проекты панславизма сообщество славян вне их языковых и конфессионально-культурных различий, нерешенности внешнеполитических проблем, ментальной неприязни не исключали теорий, в которых объективно и на перспективу оценивался геополитический и политический потенциал межславянских контактов. Введенный в историю и политологию в 1826 г. чехом Я. Геркелем термин «панславизм», превратился в неотъемлемую часть конфессионально-культурной и политической жизни Европы и международных отношений во второй половине XIX – начале ХХ вв.

Идеология панславизма имеет и политологическую актуальность. У славянства есть общая история борьбы с фашизмом и совместной деятельности в СЭВ и ОВД. Проблемы перехода славянских стран из постсоветского пространства в глобальный мир, выбор между интегративностью и идентичностью, порождают теории «славянского национального возрождения», которое мыслится через цивилизационную консолидацию народов и государств. Тем самым, идея Н.Я. Данилевского об особом славянском культурно-историческом типе имеет продолжение в современную эпоху.





Известно, что многие славянские страны входят в ЕС и НАТО, но существует и мнение о противостоянии Запада и Славянства, что объективно ведет к возрождению идей панславизма. В 1994 г. была создана Международная ассоциация славянских вузов. В 1998 г. в Праге проходил Международный Славянский съезд, приуроченный к 150-летию первого Славянского съезда; за ним последовали аналогичные съезды в 2002 и 2009 гг. Действует созданный в 1998 г. Славянский Парламентский союз. В 2001 г.

В то же время иллюзорность «особой» славянской «исторической миссии» и славянского мессианства. Истоки и потребность в общеславянской консолидации лежат не только в нерешенности социальных и политических проблем, но и в незавершенности экономической модернизации России, Чехии, Польши, Болгарии, Сербии и др.

Историография. Отечественная историография панславизма прошла длительный и сложный путь развития. Два фактора определили ее путь: методология исторических исследований, политический курс и геополитическая парадигма советской России, СССР, Российской федерации. Исходя из этого всю историографию можно хронологически разделить на несколько периодов: 1) до 1917; 2)1917-1941 гг.; 3) 1941-1959; 4) 1959-1989; 5) 1989-2008.

В период до 1917 г. эпизодически предпринимались попытки систематизации и анализа исторических материалов по панславизму. В частности, А. Н. Пыпин и А. С. Будилович, неоднократно обращались при построении собственных панславянских конструкций к анализу существовавших на тот момент западнославянских и южнославянских теорий панславизма.

Период 1917-1941 гг. стал временем смены методологической парадигмы, когда позитивизм сменился марксизмом, который стал единственно возможной теорией исторических исследований. Идеология панславизма становилась объектом, скорее критики, чем исследования (М. Н. Покровский) 1.

Канун второй мировой войны закономерно усилил политологические интерпретации истории панславизма. Проблеском интереса к проблеме стала статья В. Н. Кораблева, опубликованная после прихода к власти НСДАП (1933 г.) и выявившая антиславянскую направленность внешнеполитического курса Германии. Возрождение интереса к панславизму состоялось в диссертации А. А. Михайлова, в которой автор провел историко-сравнительный анализ теорий раннего славянофильства и панславизма, выявил общие и специфические черты 2.

Марксист И. В. Сталин резко выступил против марксиста Ф. Энгельса, размышления которого о славянах и панславизме содержали откровенный национализм. Показательно, что после публикации сталинской статьи число исследований по истории панславизма стало расти 3.

Период 1941 1959 гг., небольшой по протяженности во времени, ознаменовался ростом интереса к панславизму.

Большую роль в этом сыграла деятельность Всеславянского комитета в СССР и за рубежом, Всеславянского съезда (1941 г.). Активный их участник и известный писатель А. Н. Толстой произнес на съезде речь (опубликована в журнале «Славяне»), в которой обозначил необходимость всеславянской консолидации, со ссылкой на теорию и практику панславизма XIX в 4.

Важным историографическим событием периода стало издание вузовского учебника «История южных и западных славян», в котором нашли полное отражение тенденции изучения славянства в СССР, в том числе, периодов, связанных со становлением идеологии панславизма 5.

Период 1959 1989 гг. характеризуется концептуально-методологическими инновациями и расширением тематики исследований по истории панславизма.

Монографии и статьи И. И. Лещиловской и В. И. Фрейдзона актуализировали проблемы культуры и политической общности славянских народов в XIX в. В. А. Дьяков впервые обозначил проблему разночтения дефиниции «панславизма», а также его политологическую интерпретацию в отечественном и зарубежном славяноведении 6. Известный советский историк П.А. Зайончковский (1959 г.) впервые системно и на широкой источниковой базе изложил идеологию украинского панславизма, хотя отказался от использования термина «панславизм» 7.

Новые страницы истории панславизма были открыты в монографиях С. А. Никитина, значительно расширившего круг источников (деятельность славянских комитетов и Всеславянских съездов 1867-1869 гг.) и изучившего общественно-политическую реакцию на идеологию панславизм в России) 8.

Метод компаративного анализа, использованный В. К. Волковым в статье «К вопросу о происхождении терминов «пангерманизм» и «панславизм», поставил методологическую проблему общности и региональных особенностей двух панидеологий – панславизма и пангерманизма. Автор обосновал преемственность в развитии панславизма и неославизма, а также дал критический обзор европейской историографии 9.

Частный случай общей проблемы был освещен в коллективной монографии «Дранг нах Остен» и народы Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. 1871 -1918 гг.». Проблема внешнеполитического поиска Польши анализировалась с позиций альтернативы Германия-Россия». Тем самым, обозначился политический и концептуальный дуализм – «германский империализм» и неославизм, с одной стороны, «польский вопрос» в европейской политике и неославизм, с другой 10.

Историографическим продолжением славянской темы стали монография и статьи И. И. Лещиловской. Хотя автор не рассматривала иллиризм как панславянскую идеологию, но использованные источники и авторские выводы прямо указывали на типологическую общность иллиризма и панславизма 11. Научную важность имеют исследования З. С. Ненашевой 12, которая придерживалась традиционной точки зрения на проблему соотношения «панславизма» и «неославизма», т. е. разделяла их концептуально-типологически.

К середине 1980-х годов в отечественной историографии стала ощущаться методологическая лакуна, отчетливо выявились приоритеты европоцентризма, ограниченные возможности марксизма, как методологии.

Общность славянского социалистического пространства позволила поставить ряд актуальных проблем по истории панславизма. В.П. Пашуто поставил вопрос об углубленном изучении идеологии славянофильства в России, панславизма и неославизма в странах Восточной и Юго-Восточной Европы 13. Историк В. А. Дьяков обратился к анализу западноевропейской историографии, предостерегая от двух крайностей – идеализации панславизма или оценки его как реакционной идеологии 14.

В новой редакции вузовского учебника «История южных и западных славян» (1969 г.) были отвергнуты теоретические положения И. В. Сталина и общими методологическими новациями в данный историографический период 15.

Период 1989 2008 гг. в историографии панславизм обусловлен действием двух взаимосвязанных факторов: марксизм постепенно перестал рассматриваться как единственно возможная методология славистики, прекратил существование биполярный мир, произошло становление объединенной Европы, славянские страны отказались от «социалистического выбора». К концу 1980-х годов уже четко обозначилось влияние на отечественную историографию цивилизационной теории истории. В начале 1990-х годов появились публикации о Н. Я. Данилевском, его культурно-исторических типах и проекте грядущей общеславянской цивилизации (В. М. Недошивин, В. Н. Хачатурян) 16.

Проблемы панславизма и исторического опыта XIX – начале ХХ вв. по созданию славянской культурно-политической общности нашли отражение в сборнике «Славянское движение XIX – ХХ веков: Съезды, конгрессы, совещания, манифесты, обращения» 17. Аналогичные темы были обозначены и в сборнике «Всеславянский съезд в Праге: выступления, документы, комментарии» 18

Монография О.В. Кузнецова о генерале Р. А. Фадееве (1824-1883 гг.) и его панславистских воззрениях установила зависимость между идеями славянской консолидации и внешнеполитическим курсом Российской империи 19.

Продолжилось изучение панславизма в рамках журнала «Славяноведение» (до 1998 г. - «Советское славяноведение»). В статье О. В. Павленко панславизм оценивался с точки зрения ранее сложившихся в отечественной науке подходов, но автор усомнилась в возможности разработки общей типологии и четко разграничила «имперский», «политический» и «литературный» панславизмом 20.

Большое внимание уделялось славянскому югу Европы, истории Сербии и Хорватии, идеологиям славянского единства иллиризму и «югославизму» (статьи С.А. Романенко, В.И. Фрейдзона, В.Н. Виноградова, А.Л. Шемякина и др.) 21. Е.П. Аксенова в своих исследованиях обратилась к личности, деятельности и научному наследию А. Н. Пыпина, его представлениям о славянском единстве и перспективам межславянских отношений 22. Возрождение интереса отечественной историографии к историко-философскому наследию К. Н. Леонтьева породило новый и весьма перспективный ракурс в изучении мировоззрения славянства (М. Брода, Ю. В. Андронов, А. Г. Мячин, А. А. Ширинянц) 23.

Российские историки обратились к идеологии и истории панславизма в Чехии и Словакии, к русско-словацким отношениям, внутренней политике правительства Австро-Венгрии по отношению к славянам (З. С. Ненашева, И. В. Крючков, Я. Шимов, Г. В. Рокина, Е. Ю. Борисенок, Е. П. Серапионова) 24.

Интерес к роли личности в формировании и развитии идеологии панславизма виден в публикациях о В.И. Ламанском, Р.А. Фадееве, А.Н. Пыпине и др 25.

Зарубежная историография. Изучение западной историографии по истории панславизма дает представление об общих, с российской наукой, путях исследований.

География панславистской историографии довольно широка, охватывает практически все пространство Евразии (преимущественно все же Европы) и Америки.

Историография панславизма получила развитие, прежде всего, в славянских странах, для исторической науки которых панславизм был и остается неразрывно связанным с историей национально-государственного становления и развития.

Панславизм более или менее подробно, но все же, большей частью, фрагментарно изучался и продолжает изучаться в западной историографии, в контексте смежных со славянскими проблемами истории и политологии. Здесь неоднократно предпринимались политизированные и научные попытки системно-компаративного анализа по тематике панславизма.

Тема панславизма была и остается привлекательной для народов и государств, в которых остаются нерешенными проблемы национально-государственного единства.

В современной историографии тема панславизма приобретает особую актуальность. Это вполне закономерно, так как процессы глобализации закономерно порождают противоположную тенденцию – антиглобализм, связанный со стремлением к сохранению национальной, национально-государственной, этнокультурной или другой идентичности. В этой историографии возможны не только научно-исторические, но националистические интерпретации панславизма XIX в., для его политологической адаптации во временном пространстве ХХ в.

Славянская историография панславизма отличается многоплановостью. Кроме монографий и обобщающих трудов, в которых панславизм четко обозначен как тема исследования, имеют место публикации, в которых панславистская тематика трудно выделяется из общеисторического контекста и текста, но, безусловно, присутствует в них.

Чехословацкий историк К. Колейка в своей монографии, опубликованной в 1965 г., рассмотрел программные документы панславизма, которые ставили цель создать единое славянское сообщество (разные модели) 26. Историк тщательно подошел к проблеме установления хронологии основных событий в истории панславизма, а также определил параллельность путей его эволюции в разных славянских государствах. Отношение К. Колейки к панславизму двойственное. С одной стороны, историк вполне осознавал иллюзорность и неосуществимость базовых программных положений панславизма. С другой стороны, методология марксизма по национальному вопросу оказалась в известном противоречии с реальной политической практикой, когда в рамках «системы социализма» оказалось большинство славянских стран. Главное внимание К. Колейка уделил панславизму последней волны, т.е. неославизму. В монографии рассмотрены не только идеи неославизма, но и его политическая практика, а также попытки обеспечить его распространение в славянских социумах и в славянсколм сознании в начале ХХ в.

Спустя 30 лет, уже после разделения социалистической Чехословакии в постсоветский период на Чехию и Словакию, появились принципиально новые оценки содержания и сущности панславизма. Чешский историк В. Черны дал в монографии одностороннюю, откровенно националистическую интерпретацию такого сложного и многомерного явления, каким объективно является панславизм. Автор определил панславизм как «чешский продукт из немецкого материала». В определенной степени, данная интерпретация связана с интеграцией Чехии в экономическое и политическое пространство Запада, с разрушением социалистического славянского единства и поиском новых путей и перспектив национально-государственного развития. Политологическое объяснение не снимает откровенной антинаучности подобного подхода к изучению панславизма, который стал национальной и национально-государственной реакцией на укрепление государственности и рост экспансионизма Запада.

Другой чешский историк В. Доубек на строго научной основе обратился к изучению панславизма в Чехии 27. В центре его исследований находилась «славянская идея», эволюцию которой он увязал с направленностью процессов развития русско-чешских отношений. Тем самым, общественно-политическая и культурная компоненты панславизма, как идеологии, соединились с политической компонентой, наличие которой у автора монографии не вызывало никаких сомнений.

Венгерский историк С. А. Костя на исходе славянского единства, в рамках еще сохранявшейся, но уже испытывавшей состояние кризиса социалистической системы (1995 г.) обратился к теме панславизма 28. В монографии «Панславизм» он установил источники происхождения идеологии, рассмотрел основные этапы ее развития в государствах западных и южных славян, показал российский вариант панславизма и пришел к выводу о политической доминанте в панславизме. Варианты «литературного» и «культурного» славянского единства не привлекли особого внимания автора, остановившегося на однозначно политической интерпретации панславизма. Прямолинейность данного вывода закономерно игнорирует многие исторические данности панславизма, в частности его популярность в кругах славянской интеллигенции, а также не позволяет объективно оценить причины проникновения идей панславизма в другие социальные страты России, Австро-Венгрии, Польши и т.д.

Анализ славянской историографии позволяет видеть методологическую и политологическую неоднозначность подходов и оценок панславизма, в целом, и составляющих его региональных вариантов.

Западная историография панславизма имеет многие достижения в изучении темы.

Ранее всего к изучению исторического происхождения панславизма и определению места славянской государственности и этничности в «Срединной Европе» обратилась немецкая историческая и геополитическая наука. «Отец» немецкой геополитики Ф. Ратцель, а вслед за ним и идеологи «Пангерманского союза» прогнозировали «саморазрушение культурно бедных народов» (в том числе, славян), строили планы раздела России, предполагали онемечить поляков, чехов и т.д., указывали на опасность «расового смешения». В терминах «политической этнографии» и «политической антропологии», Ф. Ратцель обосновал право на развитие исторических народов и уход из истории неисторических народов, включая славян. «Срединная Европа» с онемеченным славянством, в рамках немецкой «цивилизаторской работы», рассматривалась как плацдарм для вторжения и на другие континенты 29.

В ХХ в. славяноведение развивалось по традиционным и новым историографическим направлениям.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.