авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |

Антикризисная политика сёгуната токугавав японии в период тэмпо

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Толстогузов Сергей Анатольевич

Антикризисная политика сёгуната Токугава
в Японии в период Тэмпо

Специальность 07.00.03 — Всеобщая история

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Владивосток — 2012

Диссертационная работа выполнена в отделе международных отношений и проблем безопасности Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН

Научный руководитель Ларин Виктор Лаврентьевич доктор исторических наук, профессор
Официальные оппоненты: Мещеряков Александр Николаевич, доктор исторических наук, профессор, Института восточных культур и античности Российского государственного гуманитарного университета (г. Москва)
Ковальчук Марина Константиновна кандидат исторических наук, доцент кафедры японоведения ФГАОУ ВПО «Дальневосточный федеральный университет»
Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный университет

Защита состоится 21 апреля 2012 г. в 9 час. 30 мин. на заседании диссертационного совета ДМ005.010.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН по адресу:

690950, г. Владивосток, ул. Пушкинская, 89.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН

Автореферат разослан «19» марта 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук Г.А. Сухачева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования.

Исторический опыт показывает, что в противоположность современным кризисам, которые имеют ярко выраженный экономический характер, кризисы в традиционном обществе нередко были следствием природных катаклизмов. Одним из примеров поведения средневекового общества в условиях кризиса были реформы годов Тэмпо 1 (конец 30-х и начало 40-х гг. XIX в.). Они во многом были обусловлены природными факторами, вызвавшими один из самых сильных неурожаев, — многолетней засухой в сочетании с опустошительным действием тайфунов. Масштабы ущерба для экономики были огромными, а жертвами голода стали более миллиона человек. Сёгунское правительство столкнулось с многочисленными проблемами, решить которые оно пыталось в годы Тэмпо.

В современной мировой науке политика годов Тэмпо рассматривается как разновидность реформ. Однако собственно реформы были меньшей частью действий правительства: их ядро составляли меры по преодолению кризисной ситуации. Поэтому данный пример даёт возможность понять, каким образом антикризисная политика соседствует с реформами, и установить взаимосвязь между реформами и антикризисными мерами, что делает его изучение полезным и актуальным.

Кризисные факторы не ограничивались только голодом периода Тэмпо, охватившего практически всю страну, а имели сложный комплексный характер. Во-первых, в 1838 г. в результате сильного пожара в сёгунском замке обострились финансовые проблемы не только феодального правительства (бакуфу), но и большинства феодальных правителей, которым, по настоянию правительства, пришлось делать взносы на проведение восстановительных работ. Во-вторых, в экономике уже проявились долговременные проблемы, вызванные развитием товарно-денежных отношений, такие как сокращение обрабатываемых площадей, занятых рисом, или отток сельского населения из деревень в города и прибрежные районы. Наконец, на восстановительный период после голода накладывался внешнеполитический кризис, вызванный конфликтной ситуацией в Китае, приведшей в конечном итоге к Опиумной войне (1840—42). Совокупность этих факторов определила специфику кризиса 30—40-х гг. XIX в.

Степень научной разработанности проблемы.

В отечественном японоведении реформы годов Тэмпо не становились предметом специального исследования, хотя потребность определить их место в историческом процессе появилась у российских исследователей ещё в 1920-е гг. Один из самых известных японоведов Н.И. Конрад в работе «Народ и государство», увидевшей свет в 1923 г., считал основной чертой первой половины XIX в. неуклонное падение сёгунского режима, а основной целью Мацудайра Саданобу (и Мидзуно Тадакуни как его преемника у власти) стало сдерживание разраставшегося антисёгунского движения 2. Идеи Н.И. Конрада длительное время определяли подход советских авторов к анализу событий этого исторического периода. В статье «Япония», опубликованной в «Советской исторической энциклопедии», И. Поздняков оценивал реформы 40-х гг. как «последнюю попытку укрепления режима»3. В фундаментальном справочном издании «Большая советская энциклопедия» он рассматривал их в одном ряду с реформами годов Кёхо и Кансэй и высказал мнение, что «правительство ограниченными реформами (1716—1736, 1789—1793, 1841—1843) пыталось разрешить противоречия существующего строя»4.

Значительная часть советских историков в 50—60-е гг. XX в. разделяла идеи представителей марксистского направления японской исторической науки, таких как Иноуэ Киёси 5 и Тояма Сигэки 6. Авторы изданных в Советском Союзе в конце 1950-х гг. «Очерков новой истории Японии», длительное время остававшихся основополагающим исследованием по истории сёгуната Токугава, солидаризировались с позицией Иноуэ и Тояма, полагая, что «мероприятия бакуфу, известные под наименованием реформ годов Тэмпо, правильно оцениваются японскими историками как реакционные в своей основе, имеющие целью закрепить феодальные порядки»7, разрушение которых происходит в результате «изменения исторической обстановки в пользу буржуазии»8.

Усиленное внимание советских историков к элементам классового противостояния в заключительный период существования сёгуната и в начальный период Мэйдзи предопределило их интерес к дискуссии японских историков, входящих в группы «Роноха» и «Кодзаха», развернувшейся в конце 30-х гг. В 1984 г. были изданы сразу две монографии — В. Совастеева 9 и Н. Лещенко 10, в которых подробно рассматривались позиции историков обеих групп, в том числе и оценки реформ периода Тэмпо.

Характеристика реформ годов Тэмпо как проявления противостояния набирающей силу буржуазии и теряющего власть самурайства долго превалировала в советской литературе, сохранялась и после распада Советского Союза. Например, Н. Лещенко в монографии «Япония в эпоху Токугава» оценивала эти реформы как «новую попытку укрепить положение самураев как воинского сословия» для борьбы «с окрепшим экономическим могуществом японского купечества»11.

Современные российские ученые пытаются показать двойственность реформ периода Тэмпо. А. Филиппов отмечал, что «вместе они (реформы Кёхо, Кансэй и Тэмпо. — С.Т.) представляют собой серию планомерных усилий правительства по поддержанию основ существовавшего строя». Наряду с этим реформы, по его мнению, «были также фиксацией, признанием, включением, инкорпорированием в рамки этого строя элементов новых явлений, которые, по сути, означали зарождение и вызревание новых общественных отношений ещё в рамках прежней системы»12.

Помимо правовых вопросов в реформах годов Тэмпо российских историков традиционно привлекают внешнеполитические аспекты.

В работах по вопросам внешней политики Японии 13, также нередко упоминается указ годов Тэмпо, изменивший некоторые принципы обращения с иностранными судами, заходившими в порты страны. Например, В. Кожевников писал, что «в 1842 г. …предписывалось удалять иностранные суда от японских берегов мирными средствами и снабжать их необходимыми припасами. Подобное смягчение было вызвано новыми событиями на Дальнем Востоке и «гуманными побуждениями»14. Также отметим, что в работе, посвященной анализу идей школы Мито, В. Совастеев обратил внимание на внешний источник кризиса в Японии и характеризовал реформы как «самую серьёзную попытку преодоления нарастающего кризиса феодального общества перед лицом усилившейся иностранной угрозы»15. Подводя итог, можно отметить, что тематика реформ в Японии является одной из традиционных в отечественной историографии. В 2003 г. появилась фундаментальная работа А. Филиппова о реформах в сёгунате Токугава. Однако реформы годов Тэмпо пока не становились объектом специального исследования. Настоящая работа позволяет восполнить этот пробел, существенно дополнить труды предшественников и создать твёрдую основу для дальнейших исследований.

Изучение реформ периода Тэмпо в японской историографии началось с биографических исследований. Ещё в период Мэйдзи исследователи проявили интерес к личности Мидзуно Тадакуни — главного действующего лица этих преобразований. Первую работу о нём написал в 1893 г. Цунода Отокити. В 1919 г. опубликован лекционный курс Утида Гиндзо, в котором он, первым из историков, оценил реформы Тэмпо как консервативные и реакционные 16. Другой японский исследователь реформ Миками Сандзи в противоположность Утида Гиндзо попытался отделить эти преобразования от истории Мэйдзи исин и изложить историю сёгуната Токугава с позиций внутренних процессов. В его работе, опубликованной в 1944 г., были показаны очевидные сходства указов бакуфу реформ Кёхо, Кансэй и Тэмпо в сфере экономики и финансов, что породило много идей в последующих исследованиях реформ и экономической истории сёгуната.

В послевоенный период значительное влияние на японскую историческую науку имели идеи историков марксистского направления, таких как Иноуэ Киёси и Тояма Сигэки 17. Взгляды Иноуэ Киёси были примером традиционного классового подхода. По его мнению, реформы 40-х гг. являлись «простой и наивной, и в силу этого сильнейшей феодальной реакцией», направленной на «подавление народа», «возрождение натуральной экономики и возвращение крестьян в крепостное состояние»18.

Радикальные оценки, свойственные японским ученым марксистского направления, имели значительное влияние до конца 50-х гг. XX в., однако в 60-е гг. их вес снижается под влиянием достижений в изучении отдельных элементов реформ и социально-экономических тенденций первой половины XIX столетия.

Значительную работу по введению в научный оборот фактического материала проделал Китадзима Масамото, написавший первую комплексную работу о жизни и деятельности главы реформаторской партии Мидзуно Тадакуни 19. В одной из последующих работ Китадзима сделал вывод о необходимости фундаментального пересмотра прежних принципов отношения к реформам и отказа от обвинений реформаторов в реакционности 20.

Сходных с Китадзима Масамото взглядов придерживается и наиболее авторитетный японский исследователь реформ Фудзита Сатору, который внёс огромный вклад в изучение реформ по очень широкому спектру вопросов, начиная с дискуссии в бакуфу по вопросам городской политики и заканчивая внешнеполитическими проблемами. Как утверждал С. Фудзита, «реформы не были простым повторением предыдущих реформ»21 в результате изменения самого характера кризиса, с которым пришлось столкнуться во второй половине сёгуната Токугава, когда значительно усиливается роль внешней политики.

В обстановке повышенного интереса к внешнеполитическим аспектам реформ годов Тэмпо Цуда Хидэо предпринял попытку связать реформы годов Тэмпо с теорией модернизации. Он предложил считать, что при всех своих поворотах реформы годов Тэмпо были первыми реформами «модернизации», направленными на построение единого государства»22. Однако попытки Х. Цуда связать реформы Тэмпо с теорией модернизации не имели большого успеха, но показали широту возможного диапазона интерпретации реформ.

Японские историки рассматривают реформы под различными углами в рамках феодальной системы, упуская из виду, что часть мер бакуфу (феодального правительства), например, борьба за снижение цен и др. представляют собой, в сущности, антикризисную политику, направленную на преодоление последствий голода. Это даёт возможность переосмыслить всю политику годов Тэмпо в рамках схемы реформы — антикризисные меры, что поможет лучше понять и систематизировать накопленный материал.

Среди работ западных историков пока нет специальной монографии, посвящённой реформам годов Тэмпо. Тем не менее эти преобразования привлекли внимание таких авторитетных ученых, как В. Бизли, Э. Рейшауэр, А. Крейг, Х. Болито и М. Джансен.

В «Современной истории Японии», первое издание которой вышло в 1963 г., В. Бизли озаглавил раздел о событиях годов Тэмпо «Экономические проблемы и реформы». Он считал, что к 1837 г., когда сёгун Иэёси унаследовал власть, ситуация уже достигла стадии кризиса, проявления которого В. Бизли видел в росте государственных расходов и обострении проблемы долгов. Соответственно, автор уделял основное внимание экономическим аспектам реформ, среди которых как два основных выделил восстановление стабильности государственных финансов и стремление остановить растущее обеднение самураев. Результат реформ, по его мнению, «безошибочно можно назвать провалом»23.

Харольд Болито написал раздел о реформах годов Тэмпо в Кэмбриджской истории Японии, фундаментальном труде, подготовленном большим коллективом западных и японских авторов. Свою часть работы он назвал «Кризис Тэмпо», выделив несколько основных проявлений кризисной ситуации, таких как голод Тэмпо, волнения и беспорядки, внешняя угроза и критический настрой различных слоёв общества по отношению к бакуфу. По мнению Х. Болито, бакуфу, несмотря на масштабы и срочную необходимость реформ, в первую очередь заботилось о том, чтобы показать свою приверженность вопросам морали и нравственности, представлявшим неизменный интерес для всех конфуцианских государств 24. С другой стороны, Х. Болито видит следы нового подхода к делам в вопросах внешней политики и приводит в пример военные маневры под руководством Такасима Сюхан в Токумаругахара. Оценивая результаты реформ, Х. Болито говорит, что «в общем, очень сложно избежать впечатления, что они провалились»25.

Цель диссертационного исследования — комплексный анализ антикризисной политики и реформ японского правительства в 1833—1843 гг.

Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

1. Рассмотреть внутренние и внешние причины и условия возникновения кризиса в Японии в первой трети XIX в.;

2. Выявить роль и значение голода в Японии 1830-х гг. как непосредственного толчка к проведению антикризисных мероприятий правительства;

3. Проанализировать содержание реформ, антикризисных и других мер правительства бакуфу в области внутренней и внешней политики;

4. Охарактеризовать все аспекты реформ, включая внешнеполитические и военные;

5. Оценить результаты реформ и выявить причины неудач реформаторов;

Объектом исследования является политика правительства Японии по преодолению финансово-экономического и политического кризиса в стране в 1833—1843 гг.

Предметом исследования выступают пути и средства осуществления антикризисных мер и реформ в Японии в 1833—1843 гг.

Хронологические рамки этих преобразований в узком плане определяются как период 1833—1843 гг., в котором можно выделить три основных этапа: первый — период голода (1833—37 г.); второй этап, когда основное внимание уделялось финансовым проблемам, продолжался с марта 1838 г. до мая 1841 г.; третий этап, отмеченный усилением внимания к проблемам внешней политики, протекал с мая 1841 по 1843 г., до отставки реформаторов. В широком плане хронологические рамки также охватывают ХVIII и первую половину ХIХ вв., связанные с кризисом годов Тэмпо долговременными тенденциями социально-экономического развития.

Территориальные рамки охватывают в первую очередь долину Канто и крупные города, находившиеся под управлением бакуфу, такие как Эдо и Осака. В реформах, проводившихся в княжествах анализируются только отдельные моменты, имевшие отношение к политике центрального правительства.

Методологическую основу исследования составили традиционные принципы и методы научного познания. Ведущим является принцип историзма, который позволяет рассмотреть историю в её развитии с учётом конкретно-исторической обусловленности и индивидуальности ситуации. Этот принцип даёт возможность определить характер кризисной ситуации и её основные проявления, вызвавшие необходимость проведения реформ и антикризисной политики.

Исследование осуществлялось двумя основными методами. Проблемно-хронологический метод работы с источниками наиболее полно соответствовал поставленной цели. Он позволил разделить тему на ряд узких проблем и рассмотреть их в хронологической последовательности, что важно для понимания действий правительства по увеличению поступлений от поземельного налога; правилам регистрации жителей, уходящих в города на заработки; борьбе с ростом цен и других аспектов преобразований, привлекавших внимание реформаторов на протяжении целого ряда лет. Историко-сравнительный метод позволил на основе имеющихся фактов раскрыть сущность явлений; выявить общее и повторяющееся, необходимое и закономерное, с одной стороны, и качественно отличное — с другой. Данный метод даёт возможность выйти за пределы изучаемых явлений и на основе аналогии использовать широкие исторические обобщения и параллели между реформами XVIII и XIX вв. в Японии, а также выявить их взаимоотношения и отличия.

Методологической основой работы стали также труды современных историков и социологов, определивших современное понимание реформы и антикризисных мер. В качестве базового в данной работе используется определение из «Большого энциклопедического словаря»: «реформа - (франц. reforme, от лат. reformo — преобразовываю), преобразование, изменение, переустройство какой-либо стороны общественной жизни (порядков, институтов, учреждений); формально — нововведение любого содержания, однако реформами обычно называют более или менее прогрессивное преобразование»26. В нём подчёркиваются две основных черты реформы: преобразование или изменение существующего общества и их прогрессивность.

Антикризисные меры — это действия правительства во время или после кризиса, направленные на ослабление воздействия возникших трудностей или выведение общества из кризисного состояния. По мнению авторов монографии «The politics of crisis management: public management under pressure»27, со стратегических позиций антикризисная политика включает три элемента — попытки предотвратить или минимизировать воздействие бедствия (кризиса), действия по преодолению последствий кризисной ситуации и усилия по восстановлению авторитета власти.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.