авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Фортепианное упражнение как жанр и как метод технического развития пианиста

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

КУЛИКОВА

Елена Евгеньевна

Фортепианное упражнение как жанр и как метод

технического развития пианиста

Специальность 17.00.02 Музыкальное искусство

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Санкт-Петербург

2011

Работа выполнена на кафедре музыкальной критики Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова.

Научный руководитель:

доктор искусствоведения, профессор, Заслуженный деятель искусств Российской Федерации Мальцев Сергей Михайлович.

Официальные оппоненты:

доктор искусствоведения, профессор Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена Гуревич Владимир Абрамович;

кандидат искусствоведения, доцент ФГОУВПО «Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой» Безуглая Галина Александровна.

Ведущая организация:

Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств

Защита состоится 16 мая 2011 года на заседании совета Д 210.018.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций в Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова по адресу: 190000, г. Санкт-Петербург, Театральная площадь, 3, аудитория 9.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова.

Автореферат разослан апреля 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 210.018.01

доктор искусствоведения, профессор Зайцева Татьяна Андреевна

Актуальность исследования. Растущие требования к развитию виртуозности предполагают обращение к более интенсивным методам работы над техникой, как новым и неопробованным, так и частичное возвращение к старым и полузабытым. Именно таким старым, проверенным практикой, но сегодня недостаточно используемым и по существу полузабытым методом и является работа над фортепианными упражнениями. Актуальность вопроса о специальных технических упражнениях отмечалась еще А. А. Николаевым: «…если на протяжении ХХ столетия многие выдающиеся пианисты и обогатили фортепианную методику рядом ценных высказываний о принципах работы над музыкальным произведением, то вопрос о специальных технических упражнениях в сущности остался неразработанным»1. К тому же во всех известных нам анализах упражнений упускался такой принципиальный для формирования фортепианной техники момент, как изменения конструкции механики исторических фортепиано: податливость и глубина нажатия клавиш, мензура клавиш, время затухания звучания струн, скорость действия молоточкового и демпферного механизмов, специфика действия педалей и т. п., тогда как от этого прямо зависела и зависит сила нажатия и высота подъема пальцев, положение рук на клавиатуре, растяжение и закругленность пальцев, применение или, наоборот, избегание весовой игры и другие слагаемые развития виртуозности. Современная ситуация развития пианистического мастерства заставляет нас по-новому взглянуть на потенциальные возможности метода работы над фортепианными упражнениями и по-новому оценить и переосмыслить его, используя достижения в области современной психологии и других смежных наук.



Степень научной разработанности проблемы. Понятие фортепианное упражнение включает в себя не только упражнения, направленные на развитие фортепианной техники, но и разнообразные упражнения по гармонии (игра кадансов, секвенций и т. п.). Учитывая заявленную тему диссертации, последние, как правило, не являются объектом нашего исследования.

Среди немногих материалов, непосредственно касающихся проблемы фортепианных упражнений, как жанра и метода работы над техникой, выделим (1) работы по истории жанра упражнений; (2) работы об упражнениях концептуально-теоретического характера; (3) критико-аналитические работы, в которых анализируется конкретный сборник упражнений того или иного автора; (4) работы психофизиологического направления, не имеющие непосредственного отношения к фортепианным упражнениям, но раскрывающие общие пути формирования навыков и умений.

(1) История жанра фортепианного упражнения остается пока совершенно не исследованной. В статье Л. Гроссман «Фортепианная игра» [Klavierspiel] из немецкой энциклопедии «Музыка в истории и современности» история жанра фортепианных упражнений не рассматривается, но дана краткая библиография основных сборников упражнений и фортепианных школ с точной их датировкой, что может служить ориентацией для написания истории жанра упражнений2.

Н. А. Терентьева в диссертации, посвященной становлению жанра этюда, затрагивает вопросы, касающиеся непосредственно упражнений, лишь в контексте избранной ею проблематики и освещает их в очень малой степени. В частности, обсуждаются проблемы, связанные с использованием терминов tude и exercice в инструктивной литературе барокко и первой половине ХIХ века3. Однако попытка Терентьевой разграничения понятий упражнения и этюда требует дальнейших уточнений. Вплотную подойдя к проблеме генезиса формы упражнения, автор не касается истории развития жанра упражнения и не раскрывает его значения в исполнительском искусстве, поскольку это не входило в ее задачи.

(2) Среди концептуально-теоретических работ об упражнениях выделим очерк о работе над этюдами и упражнениями А. А. Николаева, вступительную статью Я. И. Мильштейна к ряду сборников упражнений и книги С. И. Савшинского.

В упомянутом выше очерке А. А. Николаева «Работа над этюдами и упражнениями» фортепианное упражнение рассматривается как психофизиологическое действие, направленное на приобретение и закрепление тех или иных пианистических навыков; подчеркивается необходимость специальной систематической работы над техникой как в период обучения, так и на высокой ступени исполнительского мастерства; акцентируется внимание на решающей роли цели, задания, которые ставит перед собой исполнитель в упражнении; выделяются две основные функции упражнения: сокращение процесса разучивания произведений и выработка выдержки, ловкости, определенных физических качеств; предлагается наиболее рациональная (с точки зрения Николаева) система последовательного применения упражнений с приведением примеров упражнений разных композиторов. Николаеву удалось несколько расширить угол зрения на проблему технической тренировки пианиста, охарактеризовав фортепианное упражнение как эффективный способ работы над техникой. Однако некоторые рекомендации автора имеют поверхностный характер. В частности, он совсем не коснулся вопросов изучения и сравнительного анализа циклов упражнений, созданных видными музыкантами конца ХVIII-XX веков; и обошел вниманием историю развития жанра упражнений. Вопросов эволюции фортепианной механики в анализе он совершенно не затрагивает. В результате и в теоретическом плане роль работы над упражнениями в техническом развитии пианиста не была полностью раскрыта. Нет этого и в другой работе того же автора, посвященной истории фортепианной педагогики4.

Я. И. Мильштейн в своей многократно перепечатанной вступительной статье к публикациям разных сборников фортепианных упражнений5 выступает в роли пропагандиста упражнений и обобщает наиболее ценные с его точки зрения рекомендации великих музыкантов относительно методики работы. Разделяя по существу все упражнения на две категории – упражнения, в которых технически полезное органически сочетается с музыкально значительным, и упражнения, преследующие узко технические цели, – и отдавая предпочтение первой, Мильштейн отмечает известную полезность упражнений любого типа, поскольку они «в любом случае содержат в себе материал для познания и изучения фортепианной техники определенного исторического периода и стиля».

Он приветствует и сочинение собственных технических упражнений на материале разучиваемых пьес. Обосновывая необходимость использовать специальные технические упражнения для воспитания техники, автор приводит следующие доводы в пользу применения упражнений: «то, что не нужно для одних (чаще всего высокоодаренных в техническом отношении) пианистов, может оказаться полезным для других»; это «великолепный материал для “разыгрывания” рук»; «некоторые технические навыки удобнее и легче развивать на специально предназначенных для этой цели упражнениях, чем на концертных пьесах»; «упражнения, несомненно, способствуют технической выдержке и уверенности исполнения»; «с помощью упражнений легче наладить систематическую работу над развитием техники, то есть рационализировать свой труд». Однако психофизиологической стороны работы над упражнениями (формирования навыков – автоматизации движений, преобразования навыков в умение и т. д.) Мильштейн не касается. Не затрагивает он и такие важные вопросы, как формирование с помощью работы над упражнениями умения транспонировать, роль упражнений в развитии навыков импровизации, связь упражнений с усовершенствованием фортепианной механики. Вопросы истории жанра также обходятся; отсутствует и типологический сравнительный анализ разных сборников упражнений. Правда, критический анализ нескольких конкретных сборников упражнений (Йозефи, Бузони, Таузига, Корто) осуществлен Мильштейном в заключительных статьях соответствующих изданий, но упражнения того или иного автора анализируются при этом вне всякой связи с иными сборниками упражнений.

В книге С. И. Савшинского «Работа пианиста над техникой», в главе, посвященной навыку, на основе имеющихся на тот момент исследований в области психофизиологии детально анализируется природа навыка и способы его формирования6. В главе об упражнении обобщаются высказывания многих выдающихся музыкантов на эту тему; описывается стадийность процесса упражнения; впервые в фортепианной методике развивается применительно к фортепианному упражнению очень важная проблема «плато» и «кривой успешности упражнения» (идея, почерпнутая у С. Рубинштейна7). Рассматриваются различные способы упражнения – повторение; работа в медленном темпе; игра каждой рукой отдельно; вычленение отдельных элементов фактуры; варьирование, ритмические, артикуляционные и динамические варианты; упрощение и усложнение; использование положительного влияния «содружественной связи обеих рук». Савшинский кратко упоминает и о значении транспонирования для воспитания «слышащей руки» (термин Савшинского), но не затрагивает вопроса формирования умения транспонировать с помощью работы над упражнениями. Слабой стороной анализа в книге является неясность разграничения категорий «навык» и «умение», что связано с терминологической размытостью этих понятий и частой подменой одного понятия другим в психофизиологической литературе 60-х годов ХХ века. Как и у Мильштейна, полностью обходится вниманием роль упражнений в развитии навыков импровизации; не дается типологический сравнительный анализ сборников упражнений и, тем более, не освещается история жанра упражнений. Книга Савшинского представляет собой наиболее полное (на момент ее издания) исследование процессов формирования пианистического навыка и упражнения. Однако расширение к настоящему времени знаний в области экспериментальной психологии, физиологии и других смежных наук позволяет анализировать формирование навыка в процессе фортепианного упражнения уже на уровне этого нового знания.

Из методической литературы, в которой частично затрагиваются вопросы, связанные с упражнением, в контексте обсуждения общей проблемы фортепианной техники выделим книги К. Леймера-В. Гизекинга, А. Корто, К. Мартинсена, Г. Г. Нейгауза, Г. М. Когана, С. Е. Фейнберга, А. П. Щапова8. Проблема формирования исполнительских навыков и умений исследуется авторами в основном путем анализа собственной практической (педагогической или исполнительской) деятельности. Все эти книги очень ценны, поскольку авторы являются выдающимися мастерами, и их материал используется и обсуждается во второй главе настоящей диссертации. Однако ни в одной из этих книг не рассматривается история жанра упражнения, не делается типологического анализа сборников упражнений, не анализируется развитие методической мысли в указанном плане в период от ХVIII века до современности, не исследуется связь упражнений с усовершенствованием фортепианной механики.





Работы Л. М. Зайчика - С. М. Мальцева, в которых дана системная классификация пианистических позиций, имеют для диссертации непосредственное прикладное значение, поскольку само понятие позиция служит в настоящем исследовании важным инструментом теоретического анализа9. В отличие от предшествующих методических разработок (С. Шлезингера, В. Сафонова, С. Савшинского, С. Добровольского, С. Вартанова и др.) предложенная С. М. Мальцевым классификация позиций представляется исчерпывающей. Позиции классифицируются по следующим основаниям: неподвижные позиции10 (к ним относятся такие положения руки на клавиатуре, которые возникают при исполнении любых аккордов и созвучий, взятых одновременно, либо при любых фигурациях на звуках этих аккордов или созвучий) и подвижные позиции (подразумевается переход из одной неподвижной позиции в другую вокруг одного или нескольких осевых пальцев). Неподвижные позиции могут быть: прямыми (если пальцы расположены подряд) и обращенными (если пальцы расположены не подряд). В отношении близости расположения пальцев друг к другу различают: тесные (на ступенях хроматической гаммы), средние (на ступенях диатонической гаммы), широкие (на ступенях аккордов терцовой структуры и иных, построенных на более широких интервалах созвучия и фигурациях) и смешанные (сочетающие различные элементы). В позиции могут быть заняты как все пять пальцев, так и лишь некоторые из них, образуя соответственно: полные позиции и неполные позиции. Одни и те же позиции могут иметь сразу несколько перечисленных выше разных качественных характеристик. Авторы рекомендуют строить работу над любым пассажем следующим образом: сначала анализ позиций, затем тренировка в неподвижных позициях, и, наконец, тренировка позиционных переходов. Данная классификация не носит умозрительный характер, а весьма существенна для работы над пианистической техникой.

(3) Третью группу работ составляют исследования конкретного собрания упражнений какого-то одного автора: работа Н. Л. Фишмана об упражнениях Бетховена11; анализ упражнений Листа Я. И. Мильштейном в его двухтомной монографии12; упомянутые выше заключительные аналитические статьи Мильштейна в сборниках упражнений Йозефи, Корто, Таузига и Бузони; анализ упражнений М. Лонг во вступительной статье С. М. Хентовой в публикации этого сборника13; методический анализ упражнений Брамса А. Б. Шнитке14, книга В. А. Николаева о Шопене15; монография С. М. Мальцева о Лешетицком16, диссертация С. В. Грохотова о Гуммеле17 и ряд других подобных работ. Подробный критический анализ упражнений того или иного композитора касается прежде всего раскрытия методических принципов их создателя, чему способствуют комментарии авторов о характере пианистических движений, о назначении упражнений, о вариантах их исполнения, об их художественно-дидактическом смысле и т. п. Однако ни в одной из названных работ не делается сравнительный анализ упражнений разных композиторов, а потому и не выявляется место конкретных упражнений в истории развития фортепианного упражнения, степень их исторической новизны и значимости. Значение транспонирования в формировании технического умения пианиста из названных выше работ раскрывается только в монографии Мальцева о Лешетицком, где этому посвящена отдельная глава. Однако в этой главе нет анализа психофизиологической картины освоения фактурных формул методом транспозиции и, в частности, не проанализирована роль транспонирования в преобразовании навыка в умение. Нуждается в уточнении и момент исторической новизны применения Лешетицким тренировки в обращенных позициях с задержанными звуками, поскольку такие упражнения имеются уже у А. Виллуана (1863) и у А. Дюбюка (1866)18. В диссертации Грохотова анализу фундаментальной школы Гуммеля посвящено всего 10 страниц, а упражнения, составляющие основу этой школы, специально не анализируются. Ни в одной из названных работ не прослеживается связь упражнений с историческим усовершенствованием фортепианной механики.

(4) Четвертую группу работ составляют основополагающие труды по физиологии и психологии, изучающие проблемы движения, навыка и умения (И. П. Павлов, С. Л. Рубинштейн, Н. А. Бернштейн, П. К. Анохин, Б. Ф. Ломов и др.). Эти работы не имеют непосредственного отношения к психофизиологическим аспектам тренировочных действий пианиста, однако, поскольку фортепианное упражнение является одним из видов тренировочных действий человека, общие теоретические положения и выводы, основанные на результатах психологических и психофизиологических экспериментов в области выработки навыков и умений, могут быть использованы и при анализе фортепианного упражнения.

Анализу фортепианного упражнения как тренировочного действия, исполнительской техники, принципам выработки навыков и умений, значению автоматизма и сознания в работе пианиста посвящены работы И. Т. Назарова, И. Березовского и В. Бардаса, Г. М. Цыпина, В. И. Петрушина, В. П. Сраджева и др.19 Глубокое и подробное изучение проблем формирования двигательной системы музыканта-исполнителя, выработки навыков и умений, использования рациональных целесообразных (а не только целенаправленных) движений на материале из других сфер музыкального исполнительства – скрипичного, дирижерского, виолончельного, вокального и др. осуществлено в книгах О. Ф. Шульпякова, В. Х. Мазеля, В. М. Подуровского и Н. В. Сусловой и др.20 Впрямую к пианизму имеют отношение лишь известные статьи С. Клещова21. Все названные выше работы – и в особенности работы О. Ф. Шульпякова – в целом выполнили важную для фортепианной методики задачу привлечения и использования знаний из психологии и психофизиологии в работе над фортепианной техникой. Но ни в одной из перечисленных здесь работ не сделано принципиального разграничения понятий навыка и умения, а потому и не могли быть раскрыты специфические особенности их формирования.

Такое разграничение впервые в науке об исполнительстве системно сделано в диссертации О. П. Сильда, посвященной анализу исполнительского мастерства скрипача22, и это разграничение в общей форме принципиально применимо к любому виду исполнительской деятельности. Однако предложенный в этом исследовании анализ навыка и умения не вскрывает специфичных особенностей работы именно над фортепианными упражнениями и, в частности, при использовании метода транспонирования, поскольку такая цель там не ставилась (как отмечает сам автор на с. 5, им «не рассматриваются конкретные методы выработки исполнительских навыков и умений»).



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.