авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Северокавказское вокальное многоголосие типология певческих моделей

-- [ Страница 1 ] --






На правах рукописи









ВИШНЕВСКАЯ Лилия Алексеевна



СЕВЕРОКАВКАЗСКОЕ ВОКАЛЬНОЕ МНОГОГОЛОСИЕ

ТИПОЛОГИЯ ПЕВЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ



Специальность 17.00.02 Музыкальное искусство






АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения
















Саратов 2012


Работа выполнена на кафедре теории музыки и композиции

Саратовской государственной консерватории (академии)

имени Л.В. Собинова

Научный консультант: доктор искусствоведения, профессор

Сорокина Елена Геннадиевна

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения, профессор

Галицкая Саволина Паисиевна

доктор искусствоведения, профессор

Соколова Алла Николаевна

доктор искусствоведения, профессор

Трембовельский Евгений Борисович

Ведущая организация: Санкт-Петербургская государственная

консерватория имени

Н.А. Римского-Корсакова

Защита состоится 21 марта 2012 г. в 14.00. на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 210.032.01 при Саратовской государственной консерватории (академии) имени Л.В. Собинова по адресу: 410012, Саратов, пр. Кирова, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовской государственной консерватории (академии) имени Л.В.Собинова.

Автореферат разослан………… февраля 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат искусствоведения, доцент А.Г.Труханова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Северокавказское вокальное многоголосие представляет этнически множественное выражение исторической, этнографической, территориальной, социокультурной, фольклорной и слуховой общности, ярко проявившейся в традиционных песнопениях абазин, абхазов и адыгов, балкарцев, карачаевцев и осетин, ингушей и чеченцев. Этим объясняется правомочность изучения северокавказского многоголосия на примере нескольких традиций, позволяющих охватить разнообразие его форм и освещающих вокальную полифонию в качестве исторического артефакта музыкальной культуры северокавказского региона.





Исследование осуществлено на основе вокальных традиций кавказоязычных адыгов и тюркоязычных балкарцев и карачаевцев – народов, составивших две суперэтнические группы и компактно проживающих на территории нескольких республик Северного Кавказа (Адыгея, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия). Несмотря на языковые различия, культура этих народов функционировала как историческая и региональная целостность, сложившаяся на базе субстратов местной северокавказской культуры, а также на основе многих сходных институтов и традиций, в том числе древней традиции вокального музицирования.

Обращение к песенному многоголосию адыгов, балкарцев и карачаевцев объясняется высокой степенью эмпирически-собирательной изученности песнопений этих народов на протяжении последнего столетия, возможностью осуществить научное обобщение типологических признаков северокавказского вокального многоголосия на примере разноязычных традиций. Накопление данных по вокальным традициям других народов может дать, в будущем, расширение музыкальной базы в изучении проблем кавказского многоголосия.

Настоящая диссертация представляет музыковедческое теоретическое исследование северокавказского вокального многоголосия как ранней формы полифонии, возникшей и сохранённой в определённых исторических, природно-географических и культурных условиях.

Актуальность исследования. Северный Кавказ как уникальный геополитический регион, испытавший тяготы не одной войны, бедствия и страдания, продолжает оставаться одним из самых социально-напряжённых регионов России. В этой связи, острую актуальность приобретает восстановление утраченного культурного потенциала, особенно значимого для многонациональных республик. Важным звеном в восстановлении связи времён выступает музыкальная культура и в частности вокальная традиция. В силу ряда причин политического, географического, фольклорного, исполнительского и исследовательского характера, северокавказская вокальная традиция долго оставалась «закрытой» и образ вокальной музыки оценивался по образцам некоторых закавказских традиций (прежде всего грузинской). Системно-типологическое изучение северокавказского вокального многоголосия даёт возможность переосмысления сложившихся стереотипов по отношению к кавказской музыкальной культуре, раскрывающейся красочным богатством разных традиционных стилей.

Актуальность исследования определена научными, образовательными, исполнительскими и социальными потребностями изучения традиционной музыкальной культуры региона и связана с отсутствием трудов, посвящённых теоретическим проблемам северокавказской вокальной полифонии. Имеющиеся работы замыкаются, как правило, на вопросах многоголосия внутри одной этнотрадиции. Такой подход затрудняет вхождение в целостную систему функционирования полифонии бурдонного типа, объединяющей вокальные традиции многих кавказских народов.

Отмечаемые музыкально-стилевые параллели многоголосных песнопений абхазов, адыгов, балкарцев, восточных грузин, карачаевцев и осетин (В. Абаев, Б. Ашхотов, Т. Блаева, Б. Галаев, Е. Гиппиус, А. Рахаев, К. Цхурбаева) не нашли, на наш взгляд, должного научного обоснования причин и механизмов их возникновения. Тем более не изучены отличия, обнаруживаемые при безусловном типологическом сходстве этнических и субэтнических вариантов кавказского многоголосия. Системно-типологическое исследование закономерностей вокальной полифонии адыгов, балкарцев и карачаевцев направлено на выявление объективно-глубинных истоков музыкально-стилевого родства традиционных песнопений разноязычных кавказских народов.

На примере северокавказского вокального многоголосия, в работе выдвигается гипотеза о существовании единых алгоритмов процесса зарождения и эволюции музыкального многоголосия. В этой связи научную актуальность приобретает обоснование и построение северокавказской певческой модели, способной дать те методы и инструмент исследования, с помощью которых станет возможным изучение типологически родственных и этнически особенных свойств вокального многоголосия.

Актуальность подобной модели объясняется её востребованностью: а) в образовательной программе, ориентированной на точные категории в различных областях знания и обращённой к универсальным понятиям северокавказского вокального многоголосия; б) в исполнительстве, направленном на слуховое распознавание и практическое усвоение этномаркирующих характеристик многоголосия; в) в процессах социальной адаптации и этноидентификации на современном этапе жизни разных северокавказских народов.



Актуальность исследования обусловлена также неразработанностью, в отечественном музыкознании, теоретических проблем бурдонной полифонии, представляющей одну из архаических и универсальных форм многоголосия (В. Виноградов, И. Жордания, Е. Трембовельский); принадлежащей, a priori, музыкальной культуре всего человечества (Ю. Евдокимова); занявшей безусловное лидерство в кавказском вокальном многоголосии. Вопросы композиционной и полифонической типологии северокавказского бурдонного многоголосия актуализируют апелляцию к терминам и понятиям, сформулированным в античной и средневековой теории музыки. Термины и понятия бурдон, антифон, респонсорий, диафония, органум, cantus firmus, монофония, монодия, полифония, контрапункт и гармония наиболее адекватно объясняют полифоническую специфику северокавказского бурдонного многоголосия и структурный универсализм северокавказской певческой модели.

Обращение к северокавказскому вокальному многоголосию как ранней форме музыкального искусства приобретает актуальность в связи с тем интересом к архаике, который характеризует современное музыкознание и композиторскую практику. Актуальной для изучения выступает и сама специфика сложившихся стереотипов традиционной северокавказской культуры, органичной частью которой стала вокальная музыка.

Степень изученности проблемы. Северокавказское вокальное многоголосие до настоящего времени не было объектом специального теоретического изучения и типологического обобщения на уровне системного явления в истории мировой музыкальной культуры. В то же время, в трудах отечественных исследователей создана солидная научная база изучения традиционной вокальной и инструментальной музыки разных северокавказских народов, имеется ряд докторских и кандидатских диссертаций, множество книг и статей. Вопросы истории и этногенеза, жанровой классификации и музыкально-поэтической специфики, мелодико-ритмической и фактурной организации традиционных песнопений абхазов, адыгов, балкарцев, карачаевцев и осетин рассматриваются в работах В. Абаева, Э. Адцеевой, М. Анзароковой, Б. Ашхотова, Т. Блаевой, Б. Галаева, Е. Гиппиуса, М. Гнесина, А. Гутова, А. Даурова, З. Налоева, А. Кабисовой, Л. Канчавели, А. Кешева, Г. Концевича, Х. Малкондуева, Р. Ортабаевой, А. Рахаева, Д. Рогаль-Левицкого, Г. Самоговой, А. Соколовой, С. Танеева, Р. Унароковой, Ф. Урусбиевой, М. Хашба, К. Цхурбаевой, И. Шамба, Т. Шейблер, Ш. Шу, Б. Шэуджен и мн. др.

В кругу работ, посвящённых северокавказскому вокальному многоголосию, выделим труды Б. Ашхотова (адыги) и А. Рахаева (балкарцы и карачаевцы). Характеризуя адыгское народное многоголосие, Б. Ашхотов опирается на исторический и жанровый принципы его процессуально-эволюционного преобразования и по фактурным признакам выделяет антифонное, гетерофонное, стреттное, бурдонное и контрастное песенное двухголосие. Собственно бурдонный тип многоголосия определяется, с одной стороны, в качестве фактурной версии народного многоголосия адыгов, а с другой – идеалом музыкальной ментальности народа. Отмечая некоторые особенные черты абхазского, балкарского и карачаевского, восточно-грузинского (Картли и Кахети), северо- и южноосетинского бурдонного многоголосия, исследователь одновременно констатирует сходство бурдонного песенного стиля разных кавказских народов.

В контексте проблем диссертационного исследования особого внимания заслуживает мысль Б. Ашхотова об автохтонном происхождении и распространении бурдонного пения адыгов, давшего «общедоступный и общепонятный язык»1 коллективного музыкального творчества в кавказском регионе. На основе ансамблевой партии ежъу (жъыу), вербально-ассонантные формулы которой восходят к адыгской лексике, исследователь выдвигает предположение о возникновении бурдонной певческой культуры в недрах адыго-абхазской языковой группы. Универсальность ассонантного текста, удобство его ансамблевой вокализации способствовало, по мнению Б. Ашхотова, заимствованию (в том числе терминологическому) этого элемента адыгского многоголосия другими народами, что привело, как утверждает исследователь, к появлению сходства песнопений разных северокавказских и закавказских традиций2.

В классификации песенного многоголосия балкарцев и карачаевцев А. Рахаев выделяет многоголосно-унисонный (с элементами гетерофонии), антифонный и сольно-групповой (в стреттном наложении голосовых партий) типы вокальной полифонии. Последний вид многоголосия связывается исследователем с традицией исполнительства, «в силу пока ещё не до конца выясненных причин» доминирующей в северокавказском регионе и свойственной песням, начиная от нартских (эпических) и заканчивая любовной лирикой современности3. Фактурные особенности сольно-групповых песен балкарцев и карачаевцев А. Рахаев находит в «педальном» выражении ансамблевого сопровождения эжиу (эжыу); в сочетании развёрнутой мелодии солиста и мелодически менее развитого группового сопровождения, широко распространённого в северокавказском вокальном многоголосии: «подобная традиция, со своими национальными чертами и отличиями, бытует у адыгов, осетин, вайнахов, ряда закавказских народов»4

.

В исследовании балкарских и карачаевских форм вокального многоголосия примечательно избегание понятия «бурдон», которое, в отличие от А. Рахаева, выделяет Б. Ашхотов в классификации адыгских форм вокальной полифонии. Это не случайно и связано с различной этнической трактовкой бурдона: типологически многоликой и «самостоятельной мелодической единицы» (Б. Ашхотов) в многоголосии адыгов; типологически единородного «педально»-звукового фона (А. Рахаев) в многоголосии балкарцев и карачаевцев. Единая природа и широкое бытование бурдона подобного типа в инструментальной и вокальной музыке тюрков осознаётся традицией, не требующей выделения в качестве особой формы многоголосия, что и наблюдается в классификации А. Рахаева.

Экскурс в наиболее фундаментальные работы по северокавказскому вокальному многоголосию позволяет сделать следующие выводы: 1) высокой степенью изученности отличается многоголосие адыгов, балкарцев и карачаевцев; 2) на примере традиционных песнопений определена структурная общность многоголосия разноязычных северокавказских народов; 3) введены некоторые терминологические обозначения фактурной индивидуальности многоголосия (понятие антифона); 4) охарактеризованы варианты фактурного сопряжения голосовых партий; 5) отмечена этноинтегрирующая специфика вербального элемента басовой партии, получившей самоназвание жъыу-ежъу в традиции адыгов и эжиу-эжыу в традиции балкарцев и карачаевцев; 6) обозначена точка зрения на бурдон как «педальный» компонент многоголосия; 7) предпринята попытка установления причин появления общерегионального певческого стиля, которые связываются с заимствованием адыгской традиции (Б. Ашхотов) или остаются «под вопросом» (А. Рахаев).

Объект диссертационного исследования – северокавказское вокальное многоголосие.

Предмет исследования – северокавказская певческая модель, выступившая основанием музыкально-языковой общности многоголосия разных традиций, создавшая благоприятные условия культурного сосуществования и взаимообмена в полиэтническом северокавказском регионе, послужившая базой для формирования этнических певческих моделей. Одним из определяющих факторов сложения инвариантной структуры певческой модели выступил древний бурдонный диалект. Стереотип архаичного «бурдонного образа мира» обусловил изначальное сходство исполнительских установок музицирования в северокавказском регионе, маркировал типологические признаки единой певческой модели.

Целью исследования становится обоснование онтологических, семантических, синтаксических, композиционно-драматургических, формообразующих и полифонических закономерностей северокавказской певческой модели – гетерогенного культурного феномена, обращённого к общим архаичным корням происхождения и вместившего, на морфологическом уровне, принципы музыкального мышления разных цивилизаций. В соответствии с поставленной целью определяются и основные задачи диссертации:

  • Характеристика исторических, природно-акустических и социокультурных предпосылок северокавказского вокального многоголосия.
  • Онтологическое обоснование фактурных стереотипов многоголосия на основе типологии бурдонного компонента.
  • Оценка выразительных и содержательных качеств, стабильных и мобильных элементов единой певческой модели как базы для формирования общности северокавказских вокальных традиций.
  • Выявление типологических признаков этнических певческих моделей.

Музыкальный материал исследования составили: 1) опубликованные адыгские, балкарские и карачаевские многоголосные и сольные песнопения разных жанров; 2) аудиозапись карачаевских песнопений из архива Р. Ортабаевой (г. Черкесск) в нотации автора диссертации; 3) аудиозапись адыгских песнопений в исполнении фольклорного ансамбля «Жъыу» (г. Майкоп); 4) аудиозапись адыгских, балкарских и карачаевских песнопений из фондов радио республики Карачаево-Черкесия в нотации автора диссертации (50 примеров); 5) собранные (и нотированные) автором на территории республики Карачаево-Черкесия (г. Карачаевск и г. Черкесск, Алибердуковский и Хабезский районы) сольные и многоголосные песнопения черкесов (восточных адыгов) и карачаевцев (30 примеров); 6) нотированные образцы балкарских и карачаевских песнопений из архива М. Ногайлиева (г. Черкесск); 7) опубликованные абхазские и осетинские многоголосные и сольные песнопения. Всего прослушано и проанализировано более пятиста примеров разных жанров и традиций.

Ряд песенных образцов вводится в музыкознание впервые. В процессе отбора песнопений, иллюстрирующих положения диссертации, автор опирался на примеры, нотированные на основе аналитического метода расшифровки, дающего высокую степень музыкально-текстологической достоверности. Таковы опубликованные (под ред. Е. Гиппиуса) адыгские и осетинские песнопения, примеры балкарских песнопений в нотации А. Рахаева и песнопения карачаевцев и черкесов (восточных адыгов), нотированные автором работы.

Методологической базой диссертации выступили историческое, культурологическое, теоретическое, музыковедческое, этномузыковедческое направления и системно-комплексный метод изучения, позволяющие выявить широкий круг контекстных связей в выразительном и содержательном «кодах» северокавказского вокального многоголосия.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.