авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Рок-музыка. опыт структурно-антропологического подхода

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Мякотин Евгений Владимирович

Рок-музыка.

Опыт структурно-антропологического подхода

Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство

Автореферат

Диссертации на соискание учёной степени

кандидата искусствоведения

Саратов 2006

Работа выполнена на кафедре теории музыки и композиции Саратовской государственной консерватории имени Л.В. Собинова

Научный руководитель

кандидат искусствоведения, доцент Вартанова Елена Ивановна

Официальные оппоненты:

доктор искусствоведения, профессор Сыров Валерий Николаевич

кандидат социологических наук, доцент Краснова Ольга Борисовна

Ведущая организация

Ростовская государственная консерватория им. С.В. Рахманинова

Защита состоится « 16 » апреля 2006 года в 14.00 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ 210.032.01 при Саратовской государственной консерватории им. Л.В. Собинова по адресу: 410012, Саратов, пр. Кирова, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовской государственной консерватории им. Л.В.Собинова

Автореферат разослан « 14 » марта 2006 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат искусствоведения, доцент С.В. Волошко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.

Рок-музыка, ставшая неотъемлемой частью современной культуры, давно является предметом исследовательского внимания. На сегодняшний день существует множество работ, посвящённых различным проблемам рок-культуры в целом и рок-музыки, в частности (Г. Кнабе, А. Козлов, В. Кузьмина, В. Конен, Р. Костелянец, Э. Леонтьева, Л. Переверзев, А. Порфирьева, В. Сыров, В. Ткаченко, С. Тосин, А. Троицкий, Д. Ухов, А. Цукер и др.). В ряду собственно музыковедческих работ следует выделить три наиболее важных исследования. Это одна из глав книги «Третий пласт» В. Конен, где освещаются истоки рок-музыки, даётся глубокая оценка её эстетической природы. Новый ракурс в исследовании рока появляется в работе А. Цукера «И рок, и симфония…», в которой не только отмечаются социальные предпосылки этого направления, но и впервые ставится проблема взаимоотношений рока и академической музыки, соотношения их стилевых систем.

Наконец, в 1997 году выходит одно из самых интересных, поистине фундаментальных, исследований в этой области – «Стилевые метаморфозы рока или путь к "третьей" музыке» В. Сырова. Охватывая огромный музыкальный материал, эта работа акцентирует внимание на онтологической предпосылке рока – его диалоговой основе, которая стала мощным стимулом к стремительному развитию и перерастанию в особое направление «третьей музыки». Исследование В. Сырова содержит универсальную классификацию, в основе которой находятся два стилевых метода – ассимиляция и моделирование. Рассматривая процесс становления и развития рок-музыки стереофонически – через призму не только имманентного содержания, но и в социологическом и культурологическом срезах, В. Сыров, однако, не уделяет специального внимания психологическим аспектам данной проблемы, хотя в современном музыкознании созрела необходимость оценки рок-музыки как искусства «антропоморфного смысла». Именно этот исследовательский ракурс и определяет актуальность настоящего исследования, в котором рок-музыка и связанные с ней направления рассматриваются с антропологической (а точнее, структурно-антропологической) точки зрения. Такой подход способен дать представление о рок-музыке как целостной поэтической системе и впервые выстроить структурно-семантический инвариант рок-композиций.



Целью диссертации становится обоснование в качестве поэтической системы рок-музыки особой парадигмы диалогического дискурса, являющейся принципом структурной организации рок-музыки и обеспечивающей её жизнестойкость, способность к эволюции и культурным взаимообменам.

Объектом исследования выступает рок-музыка, её многочисленные жанрово-стилевые лики и связанное с ней «третье направление».

Предметом исследования является внутренняя структура рок-музыки в единстве её особой логики и поэтики, детерминирующая такие качества, как «полилексика», карнавальность, диалогичность академического и массового.

Основные задачи диссертации состоят:

  • в обосновании парадигмы, отражающей сущность человека в конкретной ситуации – исторической, социальной, экзистенциальной, психологической;
  • в антропологическом принципе истолкования структурных кодов содержания рок-музыки, его иерархического строения, обусловленного структурой человеческой психики;
  • в фиксировании присутствия в обширном смысловом пространстве рок-музыки поэтической системы, отражающей определённый тип мировидения;
  • в обнаружении инвариантных законов рок-композиций, относящихся к уровню «глубинных структур» (Л. Акопян).

В связи с целями и задачами исследования избирается его методология, опирающаяся на научные концепции по семиотике, текстологии и структурному анализу (Р. Барт, М. Бахтин, А.-Ж. Греймас, Ю. Кристева, К. Леви-Стросс, Ю. Лотман), музыкальной психологии (Л. Акопян, В. Медушевский, Е. Назайкинский). Фундаментальной методологической основой с точки зрения музыкального анализа явилась одна из наиболее «человекомерных», антропологически ориентированных концепций – система масштабно-иерархической организации музыкальной композиции Е. Назайкинского.

Научная новизна диссертации состоит в первом опыте исследования рок-музыки и связанных с ней направлений с позиций структурной организации; обосновании особой поэтики рока и выстраивании инвариантной модели содержания через расшифровку структурных принципов, по-разному кодирующих информацию на трёх «масштабных уровнях» (фоническом, синтаксическом, композиционном); описании этих кодов-универсалий:

  • на протофеноменологическом уровне тембровых структур, формирующих особую конфигурацию художественного пространства,
  • на уровне образно-эмоциональном – как особой формы движения музыкальных стилей-персонажей внутри актантной системы,
  • на уровне интеллектуально-логическом – как специфической формы бытия Автора.

Логика движения по иерархическим уровням смыслообразования обусловила и строение работы, состоящей из Вступления, трёх глав, где проблема структурно-семантического инварианта рок-музыки рассматривается в трёх основных смысловых измерениях (Пространство, Движение, Время), и Заключения (общий объём 154 страницы). В конце работы находится библиографический список из 158 наименований. К диссертации прилагается комплект из четырёх компакт-дисков, содержащий аудиозаписи тех композиций, которые послужили аналитическим материалом данного исследования.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры теории музыки и композиции Саратовской государственной консерватории им. Л.В. Собинова. Основные положения работы отражены в ряде научных публикаций, а также прозвучали в выступлениях на различных научных конференциях: Международная научно-практическая конференция «Культура и искусство Поволжья на рубеже третьего тысячелетия» (Саратов, 2002), Всероссийские научные чтения «Проблемы художественного творчества», посвящённые Б.Л. Яворскому (Саратов, 2003, 2005), Научно-практическая конференция, посвящённая 70-летию со дня рождения Альфреда Гарриевича Шнитке (Саратов, 2004), III Всеросийская научно-практическая конференция студентов и аспирантов (Саратов, 2004), Международная научная конференция «Специфика ментального самосознания и поведения молодёжи Северного Кавказа (проблемы развития и воспитания)» (Астрахань, 2004), Всероссийские научные чтения по проблемам этномузыкологии и этнопедагогики (Саратов, 2005).

Практическое значение исследования заключается в возможности использования его результатов в процессе обновления методологической базы современного музыкознания. Результаты исследования позволяют дополнить и углубить соответствующие учебные курсы истории и анализа современной музыки ВУЗов, музыкальных колледжей и училищ. Некоторые материалы исследования могут применяться в учебных курсах по инструментовке и эстрадной аранжировке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Вступлении обосновывается выбор темы, её актуальность, определяются цель, задачи и предмет исследования, методологическая основа, научная новизна.

Основной задачей Первой главы (Пространство смысла рок-музыки) является определение структурно-семантического инварианта рока, который выступает перед нами как целостная система закономерных связей, обладающая имманентной генетической структурой. В качестве «отправной точки» исследования была взята система жанровой типологизации М. Арановского, которая включает в себя две смыслообразующие структуры бытования музыкального жанра – внешнюю (социальный контекст, ситуация функционирования жанра) и внутреннюю (установка восприятия). Последняя рассматривается особенно пристально как алгоритм антропологического подхода к проблеме поиска структурного инварианта рок-музыки.

В результате анализа установки восприятия был сделан вывод о первичности и приоритетности в жанровом инварианте рок-музыки её тембровой природы как целостной системы закономерных связей, обладающей имманентной генетической структурой. По мысли Е. Назайкинского, тембр является архетипическим, то есть зашифрованным на подсознательном уровне, элементом человеческого восприятия (память о памяти). Звуковая субстанция, репрезентирующая рок – электротембровость, модифицируя привычное звучание акустических инструментов, организует своё собственное смысловое пространство, состоящее из пяти основных тембров: ударная установка, бас-гитара, соло-гитара, вокал и электроорган. Специфика этого параметра имманентной природы рока потребовала и особого методологического подхода, в качестве которого выступила семиологическая система Р. Барта, с помощью которой дифференцируется структурное пространство звука на смыслонесущие понятия означающего (первичные тембры, акустический эйдос рок-инструментов, рок-вокала), означаемого (электросонорность) и знака (собственно тембр рок-звука).

В результате такого подхода обнаруживаются совершенно уникальные и парадоксальные свойства тембровых характеристик рок-музыки. Так, например, звучность ударной установки, моделирующая трёхуровневое звуковое пространство (большой барабан, малый барабан, тарелки) и мифологизированное восприятие времени (бинарная структура «бита»), попадая в контекст электросонорики, начинает видоизменяться и трансформироваться. Код «ясности» здесь вступает в сложные взаимоотношения с кодом «абсурда», когда первая доля бита у большого барабана «сглатывается» яркой второй долей малого, в результате чего создаётся эффект «перевёрнутой» тембровой «гравитационности». Парадоксальное чувство зыбкости константных основ смысла усиливается постоянным применением тарелок «хай-хэта» (hi-hat), которые обладают наиболее длительным по времени звучанием по отношению к остальным ударным источникам звука и демонстрируют самый верхний уровень восприятия, звенящее чувство высоты; хэт же насильственно смыкает эту метафизическую протяжённость звучания, моделируя очередную профанацию высокого, свойственную карнавальной образности.

Не менее парадоксально выглядит тембровая структура бас-гитары, в которой посредством электросонорики преодолевается низкочастотная граница звука, становятся более разнообразными приёмы звукоизвлечения (слэп, glissando, флажолеты) и тем самым статически поддерживающийся фон преобразуется в некое сюжетное действие. Мощная динамика баса, возникшего как гипертрофированная деформация тембровой динамики акустического контрабаса, начинает выходить в восприятии звукового пространства на первый план (сонорность «низа» музыкальной ткани пронизывает всю вертикаль тембрового пространства рок-музыки). Так происходит своеобразная замена ценностных понятий верха и низа.





Тембр электрогитары, являющийся самым узнаваемым и идентифицируемым голосом рок-музыки, рассматривается в соединении с рок-вокалом. В ауре электротембровости между этими тембрами возникает новая смысловая связь. Они уже не сливаются, как это происходит в акустическом варианте, но начинают диалогизировать друг с другом. Память о поэтическом союзе словно стирается концептом электронного вмешательства, создаётся новая реальность взаимодействия этих инструментов, обладающая своими пространственными законами. С одной стороны, это некоторая патологичность брутальной «хриплой» окраски, пронзительная экспрессия интонаций голоса, стремление мужского голоса в роке уйти в верхний регистр (повышенность интонации, сжатие связок), речевая неоформленность; с другой, – многочисленные сольные импровизации электрогитары, изменяющие и деформирующие саму природу гитарного тембра (преобразование его из гомофонно-гармонического в мелодико-монодийный). Чем больше эти тембры пытаются дойти до своих сонорных пределов, познать границы своей природы, противопоставиться друг другу, тем явственней проступает единый стержень их смыслового поля, демонстрирующий код относительности и пороговости метафизического пространства рока.

Не последнюю роль в тембровой палитре рок-музыки играет и электроорган Хаммонда, генетическим праобразом которого послужил его церковный акустический эйдос. Пропущенный через электричество, звук нового инструмента приобретает амбивалентную семантику верха и низа, в результате чего семантика Божественного Откровения способна преобразиться в фантасмагорическую дьявольскую пародию, стать развенчанием Божественного Смысла.

В процессе дешифрования тембровых знаков рок-музыки выявляется ряд структурно-семантических признаков рока:

  • моделирование многоуровнего, гетерогенного пространства (трёхуровневая структура ударных, расширенные посредством электротрансформации диапазоны бас-гитары, электрогитары, электрооргана, специфика искажённой окраски, гипернапряжённой силы звука рок-вокала);
  • карнавально-игровая установка (перекраска тембровых архетипов через электротрансформацию и возникающая вследствие этого ситуация переворачивания их внутреннего смысла, функционирующая в контексте карнавального концепта «увенчание-развенчание»);
  • необозримость, бесконечность времени (восприятие множественности пространства, его пороговости как атрибута зыбкости смысла, его недосказанности и незавершённости).

Эти ярчайшие признаки тембровой структуры рока корреспондируют с поэтической системой мениппеи, которую ввёл в искусствоведение М. Бахтин. Проецируя структурные признаки мениппеи на жанровые характеристики рок-музыки, включающие, по определению М. Арановского, социальный контекст, ситуацию функционирования и установку восприятия, мы вновь приходим к мысли о глубинной смысловой связи этих жанровых парадигм. Это и карнавальное мироощущение, и свобода сюжетного смысла, и исключительные ситуации испытания философской идеи, и трущобная символика, и философский универсализм, где перед человеком ставятся «последние вопросы», и трёхплановое построение смыслового пространства (святой Олимп, реальность и преисподняя), и наличие экспериментирующей фантастики, и морально-психологическое безумие героя, и появление «неуместного слова» как результат ситуаций множащихся смысловых контрастов, и присутствие социальной утопии, и многостильность, подразумевающая наличие вставных жанров, и злободневная публицистичность.

Таким образом, рок-культура, как и мениппея, фиксирует особый тип человеческого самосознания, пытающегося изжить глубинный страх перед неизведанным и восстановить утерянное ощущение цельности мира через чувство относительности всего. Культурные ценности человечества начинают деформироваться, превращаться в «небытие». Именно в таком контексте становятся понятны множащиеся парадоксы рок-музыки и многих других культурных явлений ХХ века – сюрреализма, эстетики абсурда, постмодернизма. Относительность всего, разноголосность культуры, абсурдные мезальянсы высокого и низкого – все эти ярчайшие структурные закономерности современного искусства демонстрируют, по всей видимости, особую модальность культурного «порога», слома устоявшихся мировоззренческих установок человека, перехода его в новое пространство бытийственного смысла. Но именно в этом контексте онтологически укоренена смысловая сущность рок-музыки, отражающая вечные и «обнажённые pro et contra в последних вопросах жизни».

Вторая глава (Движение. Структурные принципы «полилексических» дискурсов «третьей музыки») является логическим продолжением выбранного исследовательского ракурса и посвящена анализу внутренней карнавально-игровой ситуации, возникающей как следствие «перенасыщения» языковой сферы музыкального пространства рока полилексикой. Используя термин В. Сырова («третья музыка»), мы несколько расширили это понятие, спроецировав его на психоделию с её полиязыковой лексикой, на арт-рок и его стилистические контакты с «опусным творчеством», на, так называемое, «третье направление» в недрах академической традиции, а также на течение New Age, где при преобладании значимости этнического материала, чрезвычайно сильно ощущается взаимовлияние психоделии и арт-рока с окружающим культурно-стилевым пространством. При всей разноплановости и разнородности этих направлений, они заключают в себе одну общую идею диалога различных культур, языков, стилей, что обусловило и появление в нашем исследовании такого методологического подхода, в котором в самой его основе лежит принцип диалогичности. С этой точки зрения полистилистическая основа смыслового пространства «третьей музыки», актуализирующая принцип стилевых персонификаций, может быть рассмотрена как система актантной модели.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.