авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

П.и. чайковский и становление композиторского образования в россии

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ПОЛОЦКАЯ Елена Евгеньевна

П.И. Чайковский

и становление композиторского образования в России

Специальность 17.00.02 – «Музыкальное искусство»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения

Москва – 2009

Работа выполнена в Российской академии музыки им. Гнесиных

на кафедре современных проблем музыкальной педагогики,

образования и культуры

Официальные оппоненты:

доктор искусствоведения,

ведущий научный сотрудник Государственного

Дома-музея П.И. Чайковского в Клину П.Е. ВАЙДМАН

доктор искусствоведения, профессор Н.В. ЗАБОЛОТНАЯ

доктор искусствоведения,

ведущий научный сотрудник Государственного

института искусствознания М.П. РАХМАНОВА

Ведущая организация:

Уфимский государственный институт искусств

Защита состоится 15 декабря 2009 г. в 15 ч. на заседании диссертационного совета Д 210.012.01 при Российской академии музыки им. Гнесиных (121069, Москва, ул. Поварская, 30/36).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАМ им. Гнесиных.

Автореферат разослан ноября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета И.П. Сусидко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В истории музыкальной культуры России второй половины XIX столетия фигура великого русского композитора Петра Ильича Чайковского как педагога, воспитателя музыкантов разных специальностей и, прежде всего, композиторов заслуживает самого пристального внимания. Его педагогика оказалась тем культурно-историческим феноменом, в котором сфокусировались основные тенденции времени – времени становления в России профессионального музыкального образования, в целом, и композиторского образования, в частности, практическим следствием чего явилось формирование отечественных композиторских школ и системы профессионального обучения композиторов в России конца XIX – ХХ веков. Педагогика Чайковского в сфере обучения им композиторов является особым типом творческих взаимоотношений между учителем и учеником, укладывающихся в схему «художник – будущий художник», а именно такие педагогические отношения, в конечном итоге, обусловливают преемственность связей и историческое следование одного художественного явления за другим. Наконец, педагогическая деятельность Чайковского – это еще одна и весьма существенная сторона жизни художника, описание которой, несомненно, должно входить составной частью в не написанную еще «полноценную, многоаспектную, основанную на исчерпывающем корпусе выявленных источников»1 новую научную биографию Чайковского, имеющую все основания появиться в XXI веке с тем, чтобы «дать в свете нового времени, обновленного общественного сознания более глубокое и всестороннее представление о творческом наследии Чайковского»2 в его наиболее полном виде.

При всей очевидной актуальности изучения педагогического пути Чайковского и форм деятельности в сфере музыкального образования его биография как педагога является исследовательской проблемой, так как никогда еще не была предметом специального изучения. Причина этого явления в том, что сложилась устойчивая традиция всех биографий Чайковского считать педагогическую деятельность эпизодом в его жизни, а самого Петра Ильича – неспособным к педагогике. Начало этому суждению положил, как ни странно, он сам. Так, в автобиографиях Чайковского, написанных в 1886 и 1889 годах, собственная педагогическая деятельность в Московской консерватории представлена им как эпизод3. Достаточно известны его многочисленные высказывания о нелюбви к педагогическому труду, удручающие характеристики учеников и учениц консерватории и «саморазоблачение» себя как совершенно непригодного для работы в классах педагога. Вырванные из контекста педагогических реалий и жизненных обстоятельств, при которых эти слова были произнесены, подобные высказывания Петра Ильича, по сути, на долгие годы «закрыли тему» для изучения.

Между тем, факты биографии Чайковского заставляют усомниться в правоте Петра Ильича относительно негативного позиционирования «себя в педагогике» и «педагогики в себе». Музыкальная педагогика той или иной своей гранью сопровождала композитора, без преувеличения, на протяжении всей его жизни.

Принимая с детства участие в педагогическом процессе сначала в качестве ученика частных учителей музыки, затем воспитанника С.-Петербургской консерватории, Чайковский продолжил взаимоотношения с музыкальной педагогикой как профессор теории музыки в Московской консерватории, директор Московского отделения Императорского русского музыкального общества, наставник музыкантов самых разных уровней образования до конца своих дней. С этапа его собственного ученичества и до консультаций великого мастера младшим современникам, пишущим музыку, неизменной «красной линией» педагогики Чайковского была композиция. О первой своей учительнице Марии Марковне Пальчиковой, сочинявшей, хотя и на дилетантском уровне, фортепианную музыку и даже посылавшей свои сочинения Государыне Императрице, Петр Ильич впоследствии писал: «Мне было пять лет, когда я был посвящен учительницей музыки <…> в начальные основы моего искусства»4. В самом широком смысле «моим искусством» была для Чайковского музыка, но также и собственно композиция, потому не исключено, что не только с обучения игре на фортепиано, но и с элементарных азов сочинительства началась его музыкальная жизнь5. Взаимоотношения композитора с музыкальной педагогикой прервала лишь его внезапная смерть. Показательно, что в последнее свое посещение Московской консерватории в качестве гостя, 9 октября 1893 года, менее чем за три недели до кончины, Чайковский пообещал Сергею Ивановичу Танееву начать занятия с учениками класса свободного сочинения в следующем учебном году6.

Чайковский и первые русские консерватории – это особая страница в отечественном композиторском образовании. Петр Ильич был среди учеников первого набора первой отечественной консерватории, вошел в состав выпускников ее первого выпуска и являлся единственным среди всех прочих музыкантов-специалистов выпускником по классу теории музыки. Таким образом, Чайковский стал первым профессиональным композитором, освоившим всю систему европейского музыкально-теоретического образования, не выезжая за границу. В этом было преимущество Чайковского и перед старшими современниками – М.И. Глинкой и А.Г. Рубинштейном, получившими несистематическое композиторское образование в Европе, и перед представителями петербургской композиторской школы в лице «Могучей кучки». Оказавшись по окончании С.-Петербургской консерватории в Москве, Чайковский принял самое непосредственное участие в организации второй российской консерватории, и стал в ней первым профессором по классу композиции. Таким образом, Чайковский оказался не только свидетелем, но и активным участником процесса становления отечественного композиторского образования и как ученик, и как преподаватель.

Чайковский-педагог в музыкальной культуре его эпохи – также не менее значимая страница истории. Сквозь призму интенсивного общения Петра Ильича на почве композиции с музыкантами самого разного профессионального уровня просматривается такой пласт отечественной культуры второй половины XIX века, как композиторское творчество дилетантов – любителей музыки, испытывавших сильнейшую потребность в душевном высказывании с помощью сочинения, но не имевших возможности заниматься композицией профессионально. Этот круг музыкантов-непрофессионалов, отстаивающий свое право на существование попытками диалога с великим композитором, демонстрирует подготовленность российского общества последних десятилетий XIX века, в том числе и музыкой Чайковского, к общению на высоком интеллектуально-художественном уровне.

Наконец, есть все основания говорить о том, что педагогическая деятельность Чайковского выдвинула его как теоретика и автора музыкально-теоретических трудов на почетное место в европейском и отечественном музыкознании. Его «Руководство к практическому изучению гармонии», «Краткий учебник гармонии, приспособленный к чтению духовно-музыкальных сочинений в России», а отчасти и перевод с собственными примечаниями «Руководства к инструментовке» Ф.О. Геварта базируются на общекультурном знании эпохи и аккумулируют в себе сумму знаний, подготовленных предшествующим ходом нововременной музыкально-теоретической науки.

Таким образом, надо признать, что исторически сложившийся стереотип восприятия Чайковского как педагогически несостоятельной фигуры, чья деятельность в этой сфере музыкальной культуры была лишь эпизодической, – не что иное, как растиражированный миф.

При этом нельзя не отметить, что некоторые аспекты в изучении педагогической биографии Чайковского за сто с лишним лет, прошедших после смерти композитора, так или иначе, определились. Перечислим их:

1. Выявление фактов педагогической биографии Чайковского на основании воспоминаний о композиторе, его дневников и эпистолярного наследия. Начало этому аспекту было положено первым биографом композитора – Модестом Ильичом Чайковским. В его труде «Жизнь Петра Ильича Чайковского»7 впервые были обозначены вехи педагогического пути композитора в тех или иных подробностях. Показательно, что именно после журнальных публикаций труда Модеста Ильича в 1896 году в литературе о Чайковском стали систематически появляться сведения педагогического характера. Таковы работы А.К. Аренсона, И.В. Липаева, А.П. Коптяева, Ю. Энгеля, И. Кнорра. На долгие десятилетия труд М.И. Чайковского стал главным источником информации об учителях, учениках и коллегах Чайковского-педагога.

На протяжении всего ХХ века в отечественном и зарубежном музыкознании работы, заимствующие друг у друга одни и те же «педагогические клише» из жизни Чайковского, появляются во множестве, однако при этом богатейший потенциал воспоминаний о Чайковском, его дневников и материалов переписки практически не был обращен в сторону педагогики8.

2. Осмысление педагогики Чайковского в контексте культуры своего времени. Преимущественным типом музыковедческих работ, посвященных Чайковскому, в 1950-х – 1990-х годах становится комплексное исследование, жизни и творчества композитора, куда обязательно включаются некоторые факты педагогической биографии Петра Ильича. К работам этого типа относятся монографии И.Ф. Кунина, А.А. Альшванга, Е.М. Орловой, Н.В. Туманиной, Г.И. Побережной, Г.А. Прибегиной, Л.C. Сидельникова. Со степенью подробности, допустимой в таких масштабных исследованиях, в них излагаются биографические данные композитора, связанные с годами его учебы и профессорства. При том, что авторы в той или иной мере вписывали их в политическую, культурную и художественную ситуацию России 2-й половины XIX столетия, осмысления именно педагогики Чайковского никогда не делалось, поскольку и сама педагогическая деятельность композитора недооценивалась, а потому не анализировалась глубоко и многогранно.

3. Педагогическая интерпретация музыкально-теоретических трудов Чайковского9, главным образом, «Руководства к практическому изучению гармонии», представляется вполне естественной для работ, в том или ином ракурсе рассматривающих теоретические и методические позиции курсов гармонии, которые вел Чайковский в Московской консерватории. Таковы разделы в учебно-методических работах А.А. Степанова, А.Н. Мясоедова, учебнике гармонии В.О. Беркова, в историографическом исследовании Л.Б. Бобылева; такова статья А. Оголевца, разделы в диссертационных исследованиях В.А. Пальмовой, Е.С. Дерунец. Педагогическая интерпретация по определению должна сопутствовать обсуждению вопросов преподавания, и потенциал возможностей такого подхода далеко не исчерпан.

4. Интерпретация архивных материалов, в частности, нотных рукописей, принадлежащих композитору, как метод исследования педагогической проблематики жизни Чайковского просматривается в трудах П.Е. Вайдман10

. На основе текстологического анализа рукописей консерваторских работ композитора исследователем были заполнены существенные пробелы в представлениях об ученическом периоде педагогической биографии композитора, в частности, охарактеризована методика преподавания А.Г. Рубинштейном курса инструментовки, сделан вывод о его влиянии на формирование системы творческой работы будущего композитора, выдвинута гипотеза о специфике преподавания инструментовки и свободного сочинения в С.-Петербургской консерватории, нашедшая подтверждение в настоящей работе, благодаря ее подкреплению официальной архивной документацией. Педагогический контекст интерпретации рукописных источников оказался действенным методом и при переносе его на исследование рукописей учеников Чайковского, прежде всего, тех, в которых сохранились пометы, сделанные рукой их учителя. Это было осуществлено в настоящей работе, в частности, при анализе рукописей сочинений Сергея Ивановича Танеева, что позволило определить тактику преподавания курса инструментовки и свободного сочинения самого Петра Ильича.

5. Интерпретация стилевых свойств музыки Чайковского в педагогическом контексте – аспект, имеющий место, прежде всего, в зарубежных исследованиях о Чайковском, где всегда существовала оппозиция: русское – европейское, необученность – обученность. Здесь обращают на себя внимание две выдающиеся фигуры немецкого музыкознания – Г. Риман и К. Дальхауз, представляющие противоположные точки зрения на качество профессионализма Чайковского. Первый, подчеркивая немецкие основы консерваторского образования в России и характеризуя его как «отменное образование», был неизменен в высокой оценке профессионализма Чайковского11. Второй же, наталкиваясь на национальную специфику музыки Петра Ильича, по словам профессора теории музыки Консерватории Пибади (США), доктора Ильдара Ханнанова, «упрекает Чайковского в незнании симфонической формы, в неумении сочинять в сонатной форме»12. Думается, одно из возможных объяснений такому кардинальному изменению взглядов на качество образования русского композитора просматривается в смене «кода слышания» Чайковского в ХХ веке: если прежде немцы слышали у Чайковского «русскую симфонию», написанную по удовлетворяющему немецкое эстетическое чувство формальному стереотипу, то теперь, когда этот стереотип стал разрушаться, они услышали «русскую симфонию», и на первый план вышло неподвластное немецкому порядку русское, во многом стихийное, начало, которое стало отождествляться с недостаточной образованностью и невладением всем арсеналом классических европейских средств музыкальной выразительности. В музыковедении США позицию Дальхауза разделила Сюзан МакЛари, согласившись с Дальхаузом «в вопросе неадекватности композиционной техники Чайковского задачам создания симфонии»13. По свидетельству И. Ханнанова14, такая точка зрения – взгляд на Чайковского как на idiot savant – стала во времена холодной войны достаточно распространенной в Америке.

6. Рассмотрение фактов педагогической биографии Чайковского сквозь призму музыкальной эстетики, психологии личности и, потенциально, других смежных наук. Такой подход к интересующей проблематике только намечается. Укажем на исследование И. Ханнанова «Риторика в барокко и в романтизме: позиционирование субъекта»15, где автор, касаясь тех же вопросов, что Риман и Дальхауз, встает на защиту образовательного статуса Чайковского, вооружившись категориями красноречия – косноязычия. В русле возможных перспектив взаимодействия наук написан и один из разделов монографии «Петр Ильич Чайковский как учитель»16 автора настоящей диссертации, в котором предпринята попытка определения свойств личности Чайковского-педагога методами психологического анализа.

Итак, главные основания для разработки темы педагогики в жизни Чайковского к настоящему времени сложились. Они подготовили почву для появления исследований в этом направлении, а значит, целостная педагогическая биография Чайковского при объединении всех перечисленных аспектов в единое исследование и с привлечением в комплексе всей базы выявленных на сегодня источников может и должна быть воссоздана.

Цель настоящего исследования – реконструкция педагогической биографии и системное рассмотрение педагогики П.И. Чайковского в контексте становления отечественного композиторского образования.

Объектом исследования являются все формы деятельности Петра Ильича Чайковского в сфере профессионального музыкального образования, предметом исследования – его педагогическая биография.

Под «педагогической биографией» композитора понимается хронологическое описание жизни композитора-педагога с точки зрения всех форм его участия в музыкально-образовательном процессе своего времени. В эти формы входит ученичество, как важнейший период, когда будущий педагог постигает педагогическую систему в ее формах, принципах и методах в качестве обучаемого; преподавательская деятельность, профессиональное наставничество вне учебных заведений, создание музыкально-педагогических трудов, а также общественная деятельность в сфере профессионального музыкального образования.

Реконструкция педагогической биографии Чайковского в настоящей работе проводится на основе широкого комплекса разнообразных по типу документальных источников, хранящихся в Государственном Доме-музее П.И. Чайковского в Клину, Российском государственном архиве литературы и искусства, Центральном государственном историческом архиве, Отделе рукописей Российской национальной библиотеки, Научно-исследовательском отделе рукописей С.-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова, Центральном государственном музее музыкальной культуры им. М.И. Глинки, С.-Петербургском музее театрального и музыкального искусства.

Системное рассмотрение педагогической деятельности Чайковского включает в себя

  • последовательное описание всех этапов жизненного пути Чайковского, так или иначе связанных с педагогикой;
  • анализ всех форм педагогической деятельности Чайковского в контексте музыкальной культуры его времени;
  • анализ основных позиций композиторской педагогики Чайковского;
  • анализ музыкально-теоретических трудов композитора в контексте теоретического музыкознания Европы и России XIX века;
  • создание психологического портрета Чайковского-педагога.

Перечисленные позиции, обеспечивающие достижение цели настоящей работы, суть главные и общие задачи исследования. Наряду с ними в каждой из трех частей исследования ставились и свои задачи.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.