авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Русское безлинейное многоголосие (на материале певческих рукописей xv – xvii вв.)

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО КУЛЬТУРЕ И КИНЕМАТОГРАФИИ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСКУССТВОЗНАНИЯ

На правах рукописи

БОГОМОЛОВА Мария Владимировна

РУССКОЕ БЕЗЛИНЕЙНОЕ МНОГОГОЛОСИЕ

(на материале певческих рукописей XV  XVII вв.)

Специальность 17.00.02  музыкальное искусство

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения

Москва

2006

Работа выполнена в Отделе музыки

Государственного института искусствознания

Официальные оппоненты:

доктор искусствоведения З.М. ГУСЕЙНОВА

доктор искусствоведения Ю.К. ЕВДОКИМОВА

доктор искусствоведения Н.В. РАМАЗАНОВА

Ведущая организация:

Государственный центральный музей музыкальной культуры им. М.И. Глинки

Защита состоится «______»______________2006 г. в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д.210.004.03 по специальности 17.00.02  музыкальное искусство при Государственном институте искусствознания Федерального агентства по культуре и кинематографии РФ по адресу: 125009, Москва, Козицкий пер. 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного института искусствознания.

Автореферат разослан «______»______________2006 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат искусствоведения А.В. Лебедева-Емелина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Диссертация представляет собой опыт изучения одного из наиболее ярких явлений в древнерусской певческой культуре – раннего безлинейного многоголосия, в своеобразной и высокохудожественной стилистике которого нашли отражение вершинные проявления творчества древнерусских роспевщиков.

В сохранившемся рукописном наследии средневековой Руси, насчитывающем десятки тысяч певческих рукописей, удельный вес источников раннего многоголосия весьма скромен. На сегодняшний день их выявлено сто тридцать семь. Принимая во внимание тот факт, что большинство коллекций певческих рукописей не имеет научных описаний, можно допустить, что дальнейшие изыскания позволят несколько увеличить указанное число. Однако уже сейчас понятно, что большого распространения многоголосное пение в культуре средневековой Руси не имело. Объясняется это, на мой взгляд, сложностью записи и воспроизведения многоголосных песнопений, последнее естественным образом ограничивало сферу их употребления. Из исторических источников известно, что даже в таких высокопрофессиональных коллективах, как хор государевых певчих дьяков и поддьяков, певцы на протяжении всего срока своей службы обычно исполняли только одну из партий многоголосия. Редкие мастера, они-то и были головщиками станиц, владели всеми партиями. Понятно, что многоголосная культура пения, зародившаяся и бытовавшая в среде наиболее талантливых и профессиональных певцов, являла собой вершину их мастерства. Это, несмотря на малую степень распространения, сообщает исследуемому явлению особую значимость и требует его всестороннего изучения.



Создать общую концепцию истории становления и функционирования церковно-певческого искусства Руси, насущность которой ощущается уже долгое время, невозможно без оценки роли и места раннего многоголосия в древнерусском певческом наследии. Это и определяет актуальность обращения к проблеме русского безлинейного многоголосия, недостаточная степень изученности которого вполне очевидна. Последнее подтверждается анализом высказываний по широкому кругу вопросов, связанных с многоголосием, из которого следует, что практически все вопросы имеют различное решение. Это диктует необходимость глубокого изучения рукописных источников, материалы которых единственно способны дать объективную информацию, способствующую достижению единообразия в освещении проблем раннего безлинейного многоголосия.

В связи с возросшим интересом к раннему многоголосию, произведения которого звучат в концертном исполнении, а также за богослужением, особую актуальность приобретает исследование целого комплекса проблем, связанных с расшифровкой записей безлинейного многоголосия (определение типа нотации, разработка методики ее расшифровки, изучение структуры песнопений, составление азбуки, в которой основные структурные единицы роспева – знаки, попевки, лица и фиты – имели бы нотные переводы, выявление и изучение принципов прочтения транспозиционных помет), ибо ее результаты определяют наши представления о характерных для данного явления чертах стиля.

Следует отметить, что во всех без исключения нотных переводах, выполненных на рубеже XVII – XVIII вв., отражена стилистика, основным характеризующим признаком которой является резкая диссонантность вертикали. При этом розводы знаков, попевок, лиц и фит в указанных переводах отличаются единообразием.

Этого нельзя сказать об авторских дешифровках раннего многоголосия, выполненных в период с сороковых годов ХХ века и до настоящего времени. В распоряжении исследователя имеются расшифровки как диссонантные, так и консонантные. В обеих группах и даже в расшифровках одного песнопения розводы певческих знаков, попевок характеризуются разнообразными значениями, зачастую весьма далекими от традиционных. В результате, стилистика многоголосия предстает столь пестрой и лишенной какой бы то ни было устойчивости, что приходится констатировать недостоверность расшифровок и непонимание нотации, применяемой в записях раннего безлинейного многоголосия.

Обращение к теме исследования продиктовано также необходимостью пересмотра ряда ошибочных положений, закрепившихся в научной литературе. К таковым относятся: определение всей совокупности песнопений раннего многоголосия как демественных; положение о подчиненности многоголосного демества системе осмогласия и наличия в записях песнопений этого стиля фит; расширенное определение репертуара многоголосного демества, к которому причислены все типы певческих книг, содержащих гласовые песнопения; утверждение о формировании Демественника как особого типа певческой книги в старообрядческой среде в конце XVIII века; теория ритмической коррекции значений певческих знаков. Перечисленные положения искажают картину становления и бытования многоголосной певческой традиции и затрудняют ее правильное понимание.

Степень научной разработанности. Раннее русское безлинейное многоголосие, несмотря на наличие специальных работ, изучено недостаточно полно. До настоящего времени нет однозначной оценки этого явления, не составлена во всей полноте история бытования и форм записи многоголосного пения на Руси, мало изучены нотации, с помощью которых записаны многоголосные песнопения, основополагающий стиль троестрочного многоголосия в записи казанской нотацией исследовался и расшифровывался с позиций демественного роспева и демественной нотации, не разработана типология раннего многоголосия, не соотнесены между собой различные типы многоголосия, не определены место и роль каждого типа в контексте средневековой певческой культуры, не составлен каталог рукописных источников, не выявлен репертуар многоголосия.

В изучении раннего русского многоголосия можно выделить два периода: первый – от середины XIX века до 20-х годов ХХ века, второй – с 40-х годов ХХ века и до сегодняшнего дня.

В первый период проблема раннего русского многоголосия была поставлена, сделаны первые шаги в ее изучении. На основе имеющихся высказываний очертим проблематику, затронутую в исследованиях этого периода:

    • возникновение многоголосия связывается с деятельностью государевых певчих дьяков времени царствования Иоанна Васильевича Грозного (И.П. Сахаров, Д.В. Разумовский, С.В. Смоленский, В.М. Металлов, А.В. Преображенский, Н.Ф. Финдейзен);
    • нотация многоголосия определяется как казанская, этимология названия связывается с завоеванием Казанского ханства в 1552 году. Впервые это мнение высказал И.П. Сахаров, позднее оно было повторено в работах всех вышеназванных исследователей;
    • графика казанской нотации трактуется как соединение столповых крюков с демественными (И.П. Сахаров, Д.В. Разумовский, В.М. Металлов), как производная от нотации столповой (С.В. Смо-ленский, Н.Ф. Финдейзен);
    • название многоголосия в записи казанской нотацией характеризуется спектром мнений: троестрочное (И.П. Сахаров, С.В. Смо-ленский), строчное (Д.В. Разумовский А.В. Преображенский, Н.Ф. Финдейзен), демественное (В.М. Металлов), казанское (С.В. Смоленский);
    • стилистика многоголосия, несмотря на разницу наименований, определяется всеми вышеназванными учеными как гармоническая и только С.В. Смоленский характеризует ее как контрапунктическую, подголосочную.

Анализ высказываний исследователей первого периода выявляет одно общее свойство – отсутствие документальных подтверждений, сказанное характерно для начального периода изучения и проистекает из неразвитости источниковедения в целом.

Дальнейшую разработку проблема многоголосия получила в работах исследователей второго периода, который характеризуется значительным расширением источниковедческой базы, углубленным исследованием отдельных типов многоголосия, появлением работ, целиком посвященных различным его проблемам. Исследователями второго периода были поставлены, но, к сожалению, не всегда правильно решены следующие вопросы.

Определение наиболее раннего типа многоголосия, характеризующегося графически сложной записью, подголосочно-полифоническим складом, образующимся в результате суммирования самостоятельных в ритмическом и мелодическом отношении голосов, развитой мелизматикой, как демественного (М.В. Бражников, В.М. Беляев, Н.Д. Успенский, Ю.В. Кел-дыш, Г.А. Пожидаева, И.Е. Ефимова, Е.Е. Шавохина). А.В. Конотоп в решении вопроса о троестрочии и деместве разделяет мнение В.М. Беляева.

Нотация, применяемая для записи многоголосия подголосочно-полифонического склада, определена как демественная (М.В. Бражников, Н.Д. Успенский, И.А. Гарднер, Е.Е. Шавохина), демественного, путного и казанского знамени (В.М. Беляев, Г.А. Пожидаева). У И.Е. Ефимовой определение нотации связано с временным фактором. Нотацию ранних двухголосных партитур она определяет как демественно-путевую, поздних трех- и четырехголосных партитур как демественную. Таким образом, нотация невменных партитур, по мнению И.Е. Ефимовой эволюционирует от демественно-путевой к демественной. А.В. Конотоп и Н.Б. Захарьина нотацию демественного многоголосия определяют как путно-демественную.

Единодушное мнение исследователей первого периода о записи многоголосия казанской нотацией оказалось отвергнутым (за исключением В.М. Беляева). Вместо этого предложен весьма широкий спектр наименований, однозначно свидетельствующий, что один из основополагающих вопросов русского безлинейного многоголосия – вопрос нотации – нуждается в серьезном изучении.

В решении вопроса – какой роспев использован в качестве основного голоса в многоголосии подголосочно-полифонического склада – наблюдается почти полное единообразие. В.М. Беляев, Н.Д. Успенский, Г.А. Пожидаева, И.Е. Ефимова, А.В. Конотоп, Н.Б. Захарьина считают основным голосом демественного многоголосия путевой роспев1. Трудно понять, почему многоголосные обработки путевых песнопений называются демественными; более логичным, на мой взгляд, представляется называть их путевыми.

Определение стилистики демественного многоголосия также привлекает внимание исследователей. Исходя из анализа напевов партий, сопровождающих основной голос, стилистика характеризуется как:

  • моностилевая, базирующаяся на путном роспеве (В.М. Беляев, И.Е. Ефимова, А.В. Конотоп, Н.Б. Захарьина); моностилевая, основу которой составляет демественный роспев (Е.Е. Шавохина);
  • многостилевая, состоящая из трех роспевов – демественного, путевого и знаменного (Н.Д. Успенский);
  • многостилевая, объединяющая демественный и путевой роспевы (Г.А. Пожидаева).

Итак, представления о стилистике демественного многоголосия весьма различны. Это диктует необходимость серьезного изучения рассматриваемого вопроса.





Весьма важным для понимания многоголосия, его места и роли в древнерусском певческом искусстве, является характеристика репертуара, который складывается из совокупности песнопений гласовых (изменяемых) и внегласовых (неизменяемых). М.В. Бражников отмечал, что терминология демественных партитур «опровергает установившийся в литературе взгляд на демество как на систему неосмогласную. Подтверждением тому служат песнопения на один и тот же текст, изложенные поочередно во всех восьми гласах, а также редкие случаи применения демественных фит одновременно во всех четырех голосах партитуры»2.

В работах М.В. Беляева и Н.Д. Успенского вопросы репертуара не рассматриваются, но использованные ими рукописные источники позволяют заключить, что к области демественного многоголосия оба автора относят две певческие книги – Праздники и Обиход. Таким образом, репертуар демественного многоголосия в представлении В.М. Беляева и Н.Д. Ус-пенского включает как гласовые песнопения Праздников, так и внегласовые песнопения Обихода.

Вопросы репертуара демественного многоголосия находят широкое освещение в работе И.Е. Ефимовой, трудами которой была существенно расширена источниковедческая база исследования. В результате ее анализа делается заключение, что «демественно-путевой нотацией записаны все известные типы певческих книг: Обиход, Стихирарь, Праздники, Октоих, Ирмологий»3.

Исходя из перечисленных типов певческих книг можно сделать вывод, что репертуар демественного многоголосия включает гласовые и внегласовые песнопения. Аналогичного мнения придерживается А.В. Коно-топ.

У Г.А. Пожидаевой репертуар демественного многоголосия зависит от состава голосов партитуры. При этом также называются песнопения как гласовые, так и внегласовые.

Суммируя вышеизложенное, можно заключить, что по вопросу о репертуаре демественного многоголосия налицо редкостное единодушие исследователей. Ошибочное мнение М.В. Бражникова о подчиненности демественного роспева системе осмогласия было воспринято всеми последующими исследователями без малейшего сомнения. В результате – правильное осмысление типологии раннего русского многоголосия оказалось в исследованиях второго периода не выполнено.

Таким образом, хотя в трудах исследователей первого и второго периодов был поставлен ряд вопросов, связанных с ранним безлинейным многоголосием (время возникновения многоголосного пения и нотации его фиксирующей, наименование нотации и происхождение ее графики, репертуар многоголосия, особенности стилистики, формы записи, структура песнопений, реализация принципа осмогласия, возможности расшифровки), но решение большинства из них характеризуется столь широким разнообразием мнений и результатов, отсутствием аргументации, что свидетельствует о малой степени изученности данного явления и необходимости его дальнейшего исследования.

С целью выявления новых источников русского безлинейного многоголосия были просмотрены многие сотни певческих книг основных книгохранилищ России. При этом в качестве объектов изучения привлекались не отдельные рукописи из разных певческих собраний, а наиболее значительные певческие собрания, отражающие состав, репертуар и тенденции развития певческой культуры на данной, исторически сложившейся территории или в данном монастыре на протяжении значительного периода времени. В связи с этим, основное место в работе заняли следующие коллекции певческих рукописей: Троице-Сергиевой Лавры (РГБ, ф. 304), Иосифо-Волоколамского монастыря, библиотека которого дошла в составе двух собраний (РГБ, ф. 113 и ГИМ, Епархиальное собрание); Кирилло-Белозерского, Соловецкого монастырей, Софийского собрания РНБ; Антониево-Сийского монастыря (ГИМ, № 1180 – 1245 в составе Синодального певческого собрания).

Указанные собрания характеризуются большим количеством разнообразных по составу певческих рукописей, охватывающих период с XIV века и до начала XVIII столетия. Это дает возможность проследить на многих источниках зарождение и бытование многоголосной традиции пения, складывание и функционирование репертуара многоголосия, выявить распространенность многоголосных песнопений в рамках каждого собрания.

Для подтверждения наблюдений, сделанных на основе рукописей названных выше коллекций, были привлечены также следующие собрания рукописных певческих книг: Чудовское, Единоверческое, Музейское, Щукинское, Синодальное славянское, Успенское, Синодальное певческое, Епархиальное певческое (ГИМ); собрание Д.В. Разумовского (ф. 379), Рогожское (ф. 217), Музейное (ф. 178), Румянцевское (ф. 256) – РГБ; А.А. Титова, П.П. Вяземского (РНБ); певческие рукописи архива Оружейной палаты и рукописного собрания РГАДА (ф. 396, 188).

Поскольку одним из основных положений разрабатываемой концепции раннего русского многоголосия является его взаимосвязь с путным и демественным роспевами, то при анализе рукописных источников ставилось целью выявление не только ранних памятников многоголосия, но и монодийных записей пути и демества. Описанный подход обеспечил возможность комплексного исследования раннего многоголосия, позволил определить степень его распространения, особенности принципов фиксации, теоретического осмысления и репертуара.

В результате просмотра рукописей указанных выше собраний было выявлено около трехсот пятидесяти певческих рукописей, из них сто тридцать семь являются источниками русского безлинейного многоголосия, остальные содержат монодийные записи путного и демественного роспевов, на основе которых зарождалась русская многоголосная певческая традиция. Привлечение широкого круга новых источников позволило существенно расширить источниковедческую базу многоголосия.

Все использованные в работе рукописи были тщательно изучены на основе методик, разработанных современным историческим источниковедением, а также достижений филигранологии, текстологии и кодикологии. Проблема датировки рукописей стояла наиболее остро. Это объясняется почти полным отсутствием описаний певческих рукописей, отвечающих требованиям современного источниковедения. В имеющихся описаниях датировка рукописей выполнена без учета возможностей филигранологии, многие датировки (особенно для рукописей рубежа веков), традиционно вошедшие в научный оборот, должны быть пересмотрены. Понимая то огромное значение, которое имеет более точное определение возраста источников, все использованные в работе рукописи были самостоятельно датированы там, где это возможно, с точностью до четверти века4.

Для интерпретации собранного материала была привлечена соответствующая медиевистическая литература, отвечающая на вопросы, возникающие у исследователя при чтении древних текстов, а также литература по филиграноведению, палеографии, кодикологии, источниковедению и текстологии.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.