авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Сила власти:аксиологический ифилософско-антропологический аспекты (на примере политической власти)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Карпун Алексей Борисович

Сила власти:
аксиологический и
философско-антропологический аспекты

(на примере политической власти)

09.00.13. – религиоведение,

философская антропология, философия культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание

ученой степени кандидата философских наук

Ростов-на-Дону – 2008

Работа выполнена в ФГОУ ВПО

«Ростовский юридический институт МВД России»

Научный руководитель: доктор философских наук, доцент

Матяш Дмитрий Владимирович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Давидович Всеволод Евгеньевич

кандидат философских наук, доцент

Лубский Роман Анатольевич

Ведущая организация – Южно-российский государственный

университет экономики и сервиса

Защита состоится «23» апреля 2008 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.208.13 по философским наукам при Южном Федеральном университете по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, д. 140, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке
Южного Федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, д. 148.

Автореферат разослан «22» марта 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Шульман М.М.

Общая характеристика работы

Конец Холодной войны и биполярного деления мира снова поставил вопрос жизнеспособного международного права, укорененного в новом мировом порядке. Этот вопрос назрел еще перед Первой мировой войной и возник снова после Второй мировой с поражением Третьего Рейха. Если считать, что политически 20-й век начался с «Великой Войны» в 1914-м и окончился с развалом Советского Союза в 1989-м, то можно рассматривать его длинным периодом времени, в течение которого вопрос нового мирового порядка находился в подвешенном состоянии, прежде всего из-за конфронтации между Вильсонизмом и Ленинизмом.

И Лига Наций, и Организация Объединенных Наций пытались воссоздать международное право и закон земли, но так и не смогли. То, что считалось международным правом на протяжении 20-го века, в значительной степени было лишь переходной ситуацией, чем настоящей системой принятых во всем мире правил, управляющих международными взаимоотношениями. Геополитический паралич, вызванный неразрешенным конфликтом двух сверхдержав, создал равновесие страха, которое стало действенным эквивалентом устойчивого мирового порядка. Но такое состояние дел просто откладывало достижение соглашения и необходимость создания нового мирового порядка.

Очевидно, что уход национальных государств, поиск новых политических форм, вспышка новых типов конфликтов приводит к политике с позиций силы, которая, по мнению Клаузевитца, является разновидность внешней политики, в которой достижение поставленных политических целей связывается, главным образом, с оказанием военного давления и прямым применением средств вооруженного насилия со стороны одного государства против другого, более слабого в военном отношении государства.



В прошлом политика с позиции силы считалась наиболее действенной и рациональной, открывающей кратчайшие пути к решению поставленных задач и предполагала:

– достижение подавляющего или, по меньшей мере, значительного превосходства над потенциальным противником, особенно в решающих средствах вооруженной борьбы;

– создание мощного силового потенциала (как правило, далеко за пределами оборонной достаточности) и постоянное его наращивание;

– организацию превентивных военно-политических акций;

– использование методов диктата, угроз и демонстрации военной мощи, преднамеренного подрыва военного и экономического могущества других государств;

– оказание давления на нейтральные государства в целях их подчинения своей политике.

В современных условиях взаимозависимости между национальной и международной безопасностью, развития политической и экономической интеграции, могущества оружия политика с позиции силы обычно не приводит к достижению ожидаемых результатов. Тем не менее, попытки реализовать такую политику в расчете на использование определенных преимуществ продолжают иметь место со стороны крупнейших в военном отношении государств и военно-политических блоков.

Несмотря на полный запрет в статье 2 Устава ООН применения силы как средства национальной политики, вооруженные конфликты, к сожалению, все еще имеют место в различных точках нашей планеты, включая территорию государств-участников Содружества Независимых Государств. Это обусловлено самыми разнообразными причинами, среди которых можно назвать существование неразрешенных территориальных споров, наличие национальных проблем и т.п. Однако какими бы ни были эти причины, вооруженные конфликты продолжат происходить.

Международное право по своей сути является правом мира и оно направлено, прежде всего, на недопущение вооруженных конфликтов, но поскольку конфликты происходят, оно также содержит и нормы, применяемые в период вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера и регулирующие поведение воюющих сторон в целях защиты от тяжких последствий военных действий мирного населения и иных категорий людей.

Степень разработанности проблемы. Начиная с 90-х годов ХХ века, проблема легальности и легитимности применения силы в политике становится одной из главных в исследованиях не только политологов, социологов, экономистов, но также юристов, философов, историков, биологов, психологов и др.

Сущность понятия «сила в политике» стали тесно связывать с понятием «национальная безопасность», а содержание и эволюцию этих понятий стали анализировать еще в начале восьмидесятых годов ХХ века. Общеметодологические вопросы стали предметом внимания Арбатова А., Алексина В., Белова П., Гречко П., Игнатова В., Илларионова Н., Кургиняна С., Поликарпова В., Понеделкова А., Старостина А., Таранцова В. и др.

В дальнейшем появились работы, посвященные рассмотрению проблемы легальности и легитимности применения силы в политике в различных контекстах. Так, геополитический срез проблемы исследуется Арсентьевым М., Артамоновым В., Бзежинским З., Гаджиевым К., Дугиным А., Ивашовым Л., Киссинджером Г., Подберезкиным А., Рябцевым В., Семеновым В., Поздняковым Э. и др.

Аксиологический подход анализируется в работах Абалкина Л., Бабурина С., Загладина Н., Кузнецова В., Мартынова Б., Мусихина Г. и др.

Особое внимание уделяют исследователи вопросам легальности и легитимности применения силы в политике России, в частности, связанной с социальной дифференциацией, которая приводит к формированию взаимоисключающих интересов, а, следовательно, росту социальной напряженности. Достаточно назвать работы Возженикова А., Осипова Г., Подберезкина А. и Макарова В.

Социально-политические проблемы легальности и легитимности применения силы рассматриваются в работах Анохина М., Барсамова В., Дерюгина Ю., Макеева А., Манилова В., Митрохина В., Осипова Г., Пирумова В., Прохожева А., Шершнева Л. и др. Право и сила, с точки зрения указанных авторов, являются сложными и многомерными социально-политическими явлениями, которые имеют конкретно-исторический характер и тесно связаны со всеми формами и направлениями взаимодействия в системе «природа – человек – общество», что, безусловно, свидетельствует философской составляющей проблемы.

В литературе вместе с понятием легитимности часто достаточно широко используется и понятие харизмы. Так, Парсонс утверждает, что общество – это система, коллективная жизнь в которой организована вокруг «структурированного нормативного порядка», который является ее ядром. Ценности этого порядка, его нормы и правила получают легитимность только благодаря тому, что они соотнесены с системой культуры, которая не является частью общества, а автономна и содержит ценности, несводимые к социальным условиям порождения правил и норм. Ш. Айзенштадт, исследуя, прежде всего так называемые «исторические бюрократические общества», писал о том, что в них «политическая система» обладает определенной степенью автономии. По мнению С.М. Липсета, легитимность предполагает способность системы порождать и поддерживать веру, что существующие политические институты наиболее пригодны для общества.

Попыткой радикальным образом переформулировать проблему стало предложение Н. Лумана перевести проблему легитимности во временное измерение, темпорализовать ее.

Случай столкновения двух воль называют «борьбой», причем мирная борьба, без применения физического насилия, называется конкуренцией. Наибольшее внимание понятию борьбы уделил Зиммель.

Вопросы применения силы в политике на юге России исследуются такими авторами, как Абдулатипов Р., Авдулов Н., Алиев Р., Дегоев В., Денисова Г., Добаев И., Кургинян С., Малышев Д., Смирнов В., Хоперская Л, Черноус В. и др. Более того, при поддержке Администрации Ростовской области и Фонда Ф. Эберта (ФРГ), проведена научно-практическая конференция, посвященная проблемам региональной безопасности и экономического развития в условиях дифференцированной этнокультурной среды. Очевидно, что постановка и решение такого рода проблем актуальны не только для Южного региона страны.

Однако, несмотря на наличие обширной исследовательской литературы по проблемам легальности и легитимности применения силы в политике, анализ специфики силового решения национальных интересов России в условиях становления нового евразийского геополитического пространства только начинается, о чем свидетельствует отсутствие их концептуальной и методологической разработки.

Объект исследования – власть и властные отношения.

Предмет исследования – сила как способ институализации власти.

Цель диссертационного исследования состоит в аксиологическом и философско-антропологическом осмыслении специфики проблем легальности и легитимности применения силы в политике.

В соответствии с поставленной целью в диссертационной работе ставятся и решаются следующие основные задачи:

– рассмотреть в контексте философско-антропологического измерения понятие силы и оценить его значение;

– выявить содержание и функции средств реализации «силы» в контексте института власти, рассмотреть условия и факторы, обусловливающие применение силы;

– изучить факторы, легализующие применения властью силы;

– обосновать необходимость концептуально-организационных новаций для повышения эффективности определения силы власти и власти силы, дать их содержательную характеристику;

– изучить зарубежный опыт осуществления власти силы в пространстве баланса силы права и права силы;

– разработать теоретическую модель российского потенциала решения политических вопросов с позиции силы.

Научная новизна диссертационного исследования состоит во всестороннем рассмотрении проблем легальности и легитимности применения силы в политике, а также процессов и факторов, влияющих на применение силы в политике, обосновании важнейших принципов, способов и методов эффективного функционирования.

К результатам исследования, обладающими признаками новизны, можно отнести следующие:

– рассмотрено в контексте философско-антропологического измерения понятие силы, выявлены объективные причины, которые в современных условиях социально-политической и экономической нестабильности превращают международную арену в своеобразный ресурс обеспечения высокого уровня применения политики силы;

– всесторонне проанализированы факторы, содержание и функции реализации «силы» в контексте институтов политики и власти, рассмотрены условия и факторы, обусловливающие применение силы;

– выявлены факторы, легализующие применения силы в политике, опирающиеся на соответствующую нормативно-правовую базу;

– обоснована необходимость концептуально-организационных новаций для повышения эффективности определения силы власти и власти силы, дана их содержательная характеристика в формально-правовом и аксиологическом контексте;





– изучен зарубежный опыт осуществления власти силы в пространстве баланса силы права и права силы;

– разработана теоретическая модель российского потенциала решения политических вопросов с позиции силы при реализации национальных интересов.

Теоретико-методологическая основа исследования. В диссертации используется системный подход, что обусловлено предметом исследования. Такой подход позволяет рассмотреть политику силы как открытую социальную систему, что предполагает ее взаимодействие с внешней социальной средой. В рамках системного подхода все виды легальности и легитимности применения силы в политике можно рассматривать как составляющие национальной безопасности.

Системный подход предполагает использование системно-структурного анализа, позволяющего изучать конкретный уровень применения силы в политике, его виды, сферы проявления.

Легальность и легитимность применения силы в политике как предмет исследования имеет междисциплинарный характер, а потому в данной работе использованы научные методы и принципы политических, социальных, гуманитарных и естественных наук, в частности, методы абстрагирования, анализа, научного обобщения, приемы социального и политико-правового моделирования.

В диссертации использованы результаты исследования отечественных авторов в области проблем легальности и легитимности применения силы в политике. Эмпирической базой диссертационного исследования явились также федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативно-правовые акты субъектов РФ.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Политика с позиции силы выступает как разновидность политики, в которой достижение поставленных политических целей связывается, главным образом, с оказанием военного давления и прямым применением средств вооруженного насилия со стороны одного государства против другого, более слабого в военном отношении государства. Она предполагает достижение подавляющего или, по меньшей мере, значительного военного превосходства над потенциальным противником, особенно в решающих средствах вооруженной борьбы, создание мощного военного потенциала и постоянное его наращивание, организацию превентивных военно-политических акций, использование методов военного диктата, угроз и демонстрации военной мощи, преднамеренного подрыва военного и экономического могущества других государств и оказание давления на нейтральные государства в целях их подчинения своей политике.

2. С момента появления государства, любое общество несет в себе систему иерархических отношений между теми, кто владеет властью, и теми, кто подчиняется, между управляющими и управляемыми. Причем первые должны не только опираться на физическое принуждение, но и убедить вторых в собственной необходимости, оправданности своей позиции и действий. Таким образом, отношения власти двойственны по своему характеру. Двойственность отношении власти в политико-правовой литературе обозначается понятием «легитимность».

В то же время есть основание полагать, что с началом эпохи не-Традиции, неотъемлемыми чертами которой станут демократизация доступа к информации и использование ее, а также изменение характера труда под влиянием информационных технологий, произойдет значительное сужение пространства властных отношений. В этой связи можно предположить вероятность более равномерного рассредоточения информационной власти между всеми членами общества, что, несомненно, ослабит роль властных институтов, власти вообще.

3. Дополнив веберовскую классификацию легитимности власти, можно указать на такие источники поддержки власти и режима, как идеологические принципы; привязанность граждан к политическим структурам и нормам режима; положительная оценка властвующего лица.

Идеологическая легитимность опирается на ценности и принципы, на которые ссылается власть. Убеждение в правильности и моральной значимости данных ценностей и принципов, а также вера, что власть несет в себе их воплощение, составляют главный мотивационный источник социальной поддержки власти.

Структурная легитимность может возникнуть как следствие длительности, стабильности власти и ее структур. Люди признают правомерность власти потому, что она сформирована на основе установленных законом процедур. В основе структурной легитимности лежит убежденность в законности существующих структур власти.

Личностная легитимность является выражением морального одобрения лиц, выполняющих властные функции. Данный тип легитимности определяется положительной, порой восторженной оценкой личных достоинств и заслуг политического лидера. Лидер может отождествляться с определенным идеалом руководителя, что является достаточным обоснованием легитимности его власти.

Описанные типы легитимности власти, как правило, в реальной политической практике переплетаются и взаимно дополняют друг друга.

Понимание реальной роли перечисленных типов легитимности позволяет определить пути и способы легитимации власти, а значит и превосходства в применении силы, где это выражается в легитимном праве применять силу против силы.

4. Самая элементарная власть может натолкнуться на противоположно направленную волю. Столкновение двух воль есть конфликт. Способность добиться желаемого, несмотря на конфликт, базируется на ресурсах власти. Предельный ресурс власти – насилие, причем насилие физическое. Это означает, что взаимодействие воль не есть чисто духовная характеристика. Воля неотделима телесности и, напротив, тела вносят вклад в формирование воли. Предельный случай физического насилия – угроза жизни, реальная возможность совершения убийства. Политическая власть есть там, где появляется возможность правомерного распоряжения чужим телом, вплоть до лишения его жизни. Итак, политической властью, можно считать право создавать законы, предусматривающие смертную казнь и соответственно все менее строгие меры наказания для регулирования и сохранения собственности, и применять силу сообщества для исполнения этих законов и для защиты государства от нападения извне. В этом наше понимание силы власти коррелируется с идеями Д. Локка.

Сохранение жизни является основной целью подавляющего большинства людей. Если это так, то отсюда следует, что способность отнять жизнь – наиболее эффективная форма силы власти. Иными словами, большинство людей будут с готовностью отвечать на угрозу применения силы. Однако политическая власть – это не просто превосходство в силе, но превосходство в праве применять силу.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.