авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Опыт самосознания как онтологическая стратегия субъективности (на основе гегелевской концепции абсолютной формы)

-- [ Страница 1 ] --

на правах рукописи

Моисеев Андрей Викторович

Опыт самосознания как онтологическая стратегия субъективности

(на основе гегелевской концепции абсолютной формы)

09.00.01 – онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ростов-на-Дону – 2007

Работа выполнена на кафедре социальной философии факультета философии и культурологии Ростовского государственного университета

Научный руководитель - доктор философских наук,

профессор Ерыгин Александр Николаевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук,

профессор Лешкевич Татьяна Геннадьевна

доктор философских наук,

профессор Подопригора Станислав Яковлевич

Ведущая организация -

Кубанский государственный университет

Защита состоится 22 февраля 2007 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.11 по философским наукам при Ростовском государственном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. М. Нагибина, 13, РГУ, ауд. 434.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке РГУ (г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «___» января 2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.В. Заковоротная

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.

Актуальность исследования.

Актуальность обращения к Гегелю наделена не только историко-философским, но и особым онтологическим и социально-историческим значением. Собственно, для того, чтобы это понять, необходимо ощутить как раз таки метафизический настрой новейшего времени, когда в условиях «антропологической катастрофы» человеческое сознание превращается в «антимир теней» (Мамардашвили М.К.) и говорить однозначно об онтологии не приходится. В то же время современное философствование, если оно становится самостоятельным словом самой культуры, то находит символический отклик именно во времени человека и человечности. Подлинно же философский взгляд в будущее возможен только с оглядкой на сам образ исторического самосознания, который в лице Гегеля зафиксировал некоторый внеситуационный, но не внеисторический ракурс самой философии. Это прекрасно понимали крупнейшие мыслители новейшего времени. Так, Хайдеггер в работе «Европейский нигилизм» подчеркивает: «гегелевская философия, которая в определенном акте была завершением, была таковым лишь в качестве опережающего продумывания областей, по которым двинулась последующая история ХIХ столетия»1

1.

Действительно, в новейшее время, один из немногих, этот немецкий мыслитель указал на некую существенную связь, имеющуюся между философской теорией Гегеля и сущностью самой философии как особого самосознания культуры, оборачивающуюся проблемой отношения философии и истории. Именно гегелевская система как факт не только истории философии, но истории вообще позволяет определенным образом судить о сути самой историчности, о фундаментальных особенностях времени человеческого бытия. В ряде своих работ Хайдеггер в целях выяснения «несостоятельности» классической метафизики, тем не менее, очень точно схватывает особенность послегегелевской интеллектуальной ситуации, называя ее «распадом философии», но таким, который влечет за собой не конец мышления вообще, а особое его состояние, когда только и оказывается возможной актуализация истины самого этого мышления и его какой-то существенности, получившей достоверность именно в классическую эпоху. И обнаруживается она только внутри самой классической философии в ее завершении, то есть в системе Гегеля.



Гегелевская философская система оказывается стягивающим узлом всей истории философии от Платона до Деррида. В этом стяжении обнаруживается истина соотношения философского самосознания и исторического свершения. С этим непосредственно взаимодействует трансформирующаяся структура социальности. Но структура не в смысле стратификации, институционализации и так далее, а в смысле присутствия исполнения самой «человечности» в этих объективированных элементах. В связи с этим обращение именно к Гегелю сегодня может пролить свет на социоонтологические координаты институционализации философского знания и его грядущие метаморфозы.

Степень научной разработанности темы исследования.

Нашей задачей в данном случае является не целостный обзор литературы по избранной теме. Библиография по проблемам онтологических и культурно-исторических оснований субъективности, специфике самосознания в современной западной и отечественной гуманитарной мысли необычайно широка. Строго говоря, она потребовала бы отдельного самостоятельного исследования. Из всей массы онтологической и гегелеведческой литературы следует особо выделить те работы, в которых предпринимаются попытки спецификации гегелевского понятия субъективности, определения в ней самосознания и социальности.

Из отечественных работ, посвященных анализу гегелевской диалектики, логики и феноменологии, в которых затрагивается проблематика субъективности на уровне анализа самосознания и его объективации в социальности (на правовом и всемирно-историческом уровнях), следует отметить работы таких авторов как А.М. Анохин, В.Ф. Асмус, М.А. Бакрадзе, А.С. Богомолов, Л.И. Бондаренко, Быкова М.Ф., А.И. Володин, В.Ф. Голосов, А.В. Гулыга, Ю.Н. Давыдов, А.Л. Доброхотов, А.Н. Ерыгин, А.М. Каримский, М.А. Киссель, Т.М. Кречетова, А.В. Кричевский, П.В. Копнин, В.И. Коротких, К.Н. Любутина, А.А. Митюшина, З.Н. Мелещенко, И.С. Нарский, М.В. Пушкин, А.П. Огурцов, Т.И. Ойзерман, М.М. Розенталь, И.К. Тевзадзе, Е.А. Яблоков и др. Особо следует сказать о работах Э.В. Ильенкова, Н.В. Мотрошиловой: в них гегелевское решение проблемы субъективности решается на уровне артикуляции принципов системности и историзма в их феноменологическом и логическом измерениях.

Большое значение для диссертационного исследования имели также работы М.К. Мамардашвили, в которых предпринималась попытка осмысления не только гегелевского вклада в развитие понятия «форма», но, что самое главное, сущности и значения философии в процессе самоутверждения человека в социально-исторической действительности. Позиция Мамардашвили интересна еще и в том отношении, что позволяет существенно специфицировать трансценденталистскую традицию (в ее классическом и в феноменологическом вариантах) и показать качественное отличие от нее спекулятивного подхода к сознанию у Гегеля.

Из западных мыслителей большой вклад в понимание сущности гегелевского подхода к самосознанию и его роли в онтологии социальности внесли, прежде всего, К. Маркс и Г. Маркузе. В своей критике гегелевской философии права Маркс развивает позицию «идеалистического метаморфоза» феноменов социальной жизни в философии права и истории Гегеля, связанного с «переворачиванием» субстанциональных и акцидентальных определенностей социально-политических институтов (отношений собственности, государства и т.д.). Герберт Маркузе, полагая, что в своих социальных воззрениях Гегель демонстрирует «историческое содержание разума», непосредственно с ним связывает рубеж собственно социальной теории. Из работ других современных западных мыслителей необходимо отметить также произведения Х.Г. Гадамера, в которых развертывание логической сущности абсолютной субъективности рассматривается как определенная методология социально-гуманитарного познания. В философии М. Хайдеггера уделяется огромное внимание значению гегелевской системы для понимания сущности соотношения философского самосознания и исторического развития самой социальности. Огромный вклад в прояснение конкретных смыслов гегелевского систематического построения внес А. Кожев. Гегелевскую феноменологию он рассматривает как антропологию, конечной целью которой является обоснование самоутверждения человека в его человечности в мире. Именно в этом ключе автор ставит проблему гегелевского определения историчности, времени как становления наличного бытия утвердившейся реальности человеческого. Следует назвать и монографию русского философа И.А. Ильина, посвященную целостному рассмотрению гегелевской системы, в которой тема самосознания и субъективности анализируется на уровне выявления предела в развертывании тотальной области духа (Бога), при этом акцент делается на изначальной неадекватности метода спекуляции раскрытию смысла и значения самообоснования абсолютного содержания бытия.

Отметим также специально работы таких ученых как Нерсесянц В.С., В. Хесле, Д. Дюзинг, Р. Виль, П. Киммерле, Ж.-П. Лабарьер, Т.Луйк, П.В. Малиновский, И.А. Рау и Л. Хейде. В них по-разному анализируются: специфика логического определения свободы как сущности социального; смысл логических определений самосознания в конституировании личности; систематически рассматривается гегелевское понятие историчности, связываемое именно с определениями субъективности; намечаются общие контуры актуализации гегелевского определения процессуального характера в самополагании субъективности; проводится социально-исторический анализ феноменов духовной культуры (на базе «Феноменологии духа»). Особо ценным представляется замечание Т. Луйка относительно гегелевского вклада в понимание предела историчности и времени социальной дифференциации. Сюда же относится и позиция итальянского гегельянца Б. Кроче: понятие истории как полагания абсолютного тождества субъективности у Гегеля принципиально не охватывает измерения будущего как существенно иного присутствия духа. Отметим также работы, в которых ставится и анализируется проблема метафизической тождественности социальных формообразований в связи с философией Гегеля. В их числе труды С.С. Аверинцева, П.П. Гайденко, С.П. Галенко, М.А. Гарнцева, Б.Л. Губмана, С.В. Комарова, Н. Рубене, К.В. Рутманиса, Л.В. Скворцова, В.Н. Соколова, Л.Б. Тумановой и др.

Объект и предмет исследования.

Объект исследования – концепция абсолютной формы, представленная в философии Гегеля. Предмет – опыт самосознания как онтологический фундамент культурно-исторического самоутверждения субъективности.

Цель и задачи исследования.

Цель данного диссертационного исследования представляет собой анализ фундаментального значения опыта самосознания в самоутверждении субъективности на материале гегелевской концепции абсолютной формы.

Достижение поставленной цели мы связываем с решением следующих конкретных задач:

1. Обосновать фундаментальную роль опыта самосознания в стратегически базовом конституировании субъективности как абсолютно самотождественном и самодостаточном образовании.

2. Применить разработанный Гегелем концепт «абсолютная форма» для осмысления природы и сущности опыта самосознания как онтологической кристаллизации субъективности и полагания ее социокультурной мерности.

3. На материале гегелевской «Феноменологии духа» и «Науки логики» провести реконструкцию и дифференциацию логического схематизма и смысла понятий «форма» и «абсолютная форма».

4. Представить «абсолютную форму» как онтологическую определенность опыта самосознания, выражающую метод самоконституирования субъективности.

5. Показать, что опыт самосознания только в качестве «абсолютной формы» может быть системообразующим элементом социально-исторической действительности и ключевым фактором ее целостности и воспроизводства.

6. Охарактеризовать философское самосознание как исторический предел самосозидания субъективности, как время «абсолютной формы» в рамках классической европейской культуры.

Теоретическая и методологическая основа исследования.

Теоретической базой диссертационного исследования выступает традиция осмысления специфики классической европейской культуры в связи с постановкой проблемы исторических оснований личностной формы человеческого бытия, охватывающая как имманентные самой классике метафизические разработки, так и современные конкретные онтолого-антропологические и социально-философские построения. При этом в центре внимания оказывается именно гегелевская концепция самосознания. В основе решения поставленных задач лежит представление о том, что философия Гегеля является вершиной европейской классической метафизики, а также о цельности и единстве самой гегелевской философской системы, выражающейся как во внешнем ее структурировании, так и во внутренней спекулятивной организации. Специально следует отметить то, что одним из отправных пунктов исследования является позиция, в соответствии с которой Йенский и Нюрнбергский периоды творчества Гегеля, когда были созданы «Феноменология духа» и Большая «Наука логики», внутренне едины. Соответственно понять суть логического замысла философа невозможно без уяснения смысла феноменологического проекта. Используются также современные тенденции в концептуализации социальности как особого онтологического региона, которые напрямую апеллируют к Гегелю как ключевой фигуре в развитии философских воззрений на сущность человека и общества.





Специфика и определенная сложность поставленных задач обусловливают методологию исследования. В частности, автор при написании работы стремился к имманентной реконструкции гегелевских идей на основе «Феноменологии духа», «Науки логики», «Философии права» и «Философии истории» и их систематически-критическому анализу. Именно этим определяется также стилистическое и структурное решение работы.

Научная новизна исследования:

- выявлено фундаментальное значение опыта самосознания для раскрытия природы и сущности процесса самоконституирования субъективности;

- опыт самосознания изучен на основе применения гегелевской концепции абсолютной формы;

- реконструированы и сопоставлены смыслы и логическая определенность понятий «форма» и «абсолютная форма»; выявлен значительный эвристический потенциал понятия «абсолютная форма» для исследования фундаментальных оснований и специфики классической европейской культуры;

- конструкт «абсолютная форма» осмыслен в качестве онтологической определенности опыта самосознания; он выражает действительный метод самоконституирования субъективности;

- доказано, что, только будучи «абсолютной формой» опыт самосознания может быть историческим и социально утвердительным тождеством субъективности;

- обоснованно положение о том, что именно философское самосознание является наличным бытием «абсолютной формы» как чистого метода самоутверждения субъективности. Проведена дифференциация между религией и искусством как транзитивными культурными формами, с одной стороны, и философией как абсолютной формой самосознания, с другой; установлено, что временной предел в классической европейской культуре является онтологической координатой философского (абсолютно-формального) закрепления конституирования субъективности.

Тезисы, выносимые на защиту:



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.