авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |

Становление каузального дискурса в древнерусской культуре iх–хiv в.в. (по языковым данным)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

АГЕЙКИНА Светлана Владимировна

СТАНОВЛЕНИЕ КАУЗАЛЬНОГО ДИСКУРСА
В ДРЕВНЕРУССКОЙ КУЛЬТУРЕ IХХIV в.в.

(по языковым данным)

24.00.01 – теория и история культуры

09.00.13 – религиоведение, философская антропология,
философия культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ростов-на-Дону – 2006

Работа выполнена на кафедре исторической культурологии
факультета философии и культурологии
Ростовского государственного университета

Научный руководитель доктор философских наук, профессор
Режабек Евгений Ярославович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор
Скрипник Константин Дмитриевич

кандидат философских наук, доцент
Стешенко Николай Иванович

Ведущая организация Ростовский государственный
педагогический университет

Защита состоится 21 декабря 2006 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.11 по философским наукам при Ростовском государственном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. М. Нагибина, 13, РГУ, ауд. 434.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке РГУ (г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан « 17» ноября 2006 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.В. Заковоротная

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

Актуальность разработанной темы обусловлена новым подходом к изучению языка и культуры. Речь идет о когнитивном подходе, использующемся при изучении языковых процессов, происходящих в культуре. Он изменил прежние представления о языке и о механизмах его функционирования. Когнитивный подход исходит из того, что главная способность человека – языковая, способность говорить и понимать услышанное. Именно человек, как познающий и говорящий на определенном языке субъект, формирует значения, а не воспроизводит их в готовом виде. Более того, говорящий субъект сознательно осуществляет выбор языковых средств выражения для описания той или иной ситуации. Понимание и изучение языка как средства формирования и выражения мысли, хранения и организации знания в человеческом сознании, обмена знаниями и лежит в основе когнитивного подхода к языку1. Главным объектом изучения когнитивизма является язык. Сам когнитивизм возник в США примерно в 60-е годы прошлого века. У его истоков стояли психолог Дж. Миллер и американский лингвист Н.Хомский [The Making of Cognitive Science 1988, The Chomsky an Turn, 1991]. Когнитивная лингвистика важна для получения данных о деятельности разума. Как считает Дж. Лакофф, язык – это окно в духовный мир человека, в его интеллект, средство доступа к тайнам мыслительных процессов. Именно такой цитатой можно охарактеризовать новый подход к изучению языка. Самый надежный доступ к сознанию человека обеспечивает язык. Частично это происходит потому, что язык отражает познание, выступая как основное средство выражения мысли, так что изучение языка – это есть косвенное изучение процесса познания. Возможно также, что язык воздействует на познание, ибо влияет на то, какие есть у человека понятия и какие мысли возникнут в его голове. Поэтому в когнитивной науке лингвистика оказывается в более чем выгодном положении, потому что знание языка ведет к множеству очевидных и обозримых последствий, более того, оно оказывается гораздо более открыто изучению. Новая парадигма научного познания – когнитивизм предполагает новую систему научных взглядов на язык. В ее основе лежит установка о том, что человек эволюционировал в мире, устройство которого явно подчиняется некоторым закономерностям, поэтому его развивающийся интеллект тоже должен быть устроен в соответствии с некими общими принципами. Когнитологи исходят из того, что среда детерминирует восприятие, формы познания мира, а познание и его результат материализуются в языке, то есть получают языковую форму воплощения. Когнитивная лингвистика исследует язык как средство организации, обработки и передачи информации. Язык в когнитивной лингвистике изучается как когнитивная способность и неотъемлемый элемент разума. В теории когнитивной лингвистики присутствует немало высказываний на эту тему. Например, язык – есть когнитивная деятельность или язык является неотъемлемой частью человеческой когнитивной способности, и он в то же время – часть мира. Прежде всего, нужно отметить взаимосвязь когнитивных и языковых структур языка. Когнитивные структуры категоризируются и репрезентируются в языке. Неважно, как мы изучаем язык: в целях общения или в научных целях, в повседневной жизни, – мы всегда имеем дело с различными структурами знания, важнейшие из которых объективированы и сохранены именно в языковой форме. Поэтому цель когнитивного исследования заключаются в том, чтобы посредством постижения языка проникнуть в формы разных структур знания и описать существующие между ними и языком зависимости. Структурная единица когнитивного подхода – концепт. Концептуальный состав сознания характеризует его культурную принадлежность. Под таким углом зрения изучение концептуальной составляющей представляет собой важную культурологическую проблему. Оно открывает путь к типологическим характеристикам культуры, выявляющим степень ее развитости. Важнейшей задачей когнитивизма является выявление когнитивного строя культуры, так как в когнитивизме категории и языковые структуры рассматриваются как воплощение когнитивного строя культуры.

С учетом достижений когнитивной науки мы попытались выявить каузальные формы изменений языка, которые нашли свое отражение в культуре древней Руси, потому что изменения в языке всегда влекут за собой изменения в культуре.

Научная степень разработанности проблемы. Попытки обрисовывания становления некоторых характеристик когнитивности и ментальности через «языковость», через применение лингвистических характеристик уже предпринимались в компаративной и исторической лингвистике, философских исследованиях. Первые попытки осмысления процессов изменения, происходящих в языке, мы можем наблюдать у Аристотеля, одной из многочисленных заслуг которого является развитое учение о причинности. Его исследования до сих пор остаются в центре внимания многих философов. Так, об истории генезиса таких античных категорий как архе, нус, причина, основываясь на трудах Стагирита, писали Рожанский И.Д.2, Ойзерман Т.И.3, Фрейденберг О.М., П.П. Гайденко.

Концепт причинности детально в своих произведениях рассматривали Т.П. Матяш, Ю.C. Степанов4, А.В. Потемкин5, А.А. Потебня, Е.Я. Режабек. Они рассматривали причинность как концепт культуры.

Это означает, что в центре внимания их исследований была эволюция концепта причинности, начиная с античных времен и до наших дней. Концепт «причина» не рассматривался ими вне языка, напротив, они рассматривали его в языке и в связи с системой языка, так как именно с помощью языка люди формируют этот концепт и обсуждают. Поэтому, основываясь на достижениях лексики и этимологии слов, эти авторы прослеживали эволюцию концепта причинности.

Развернутые представления о причинности присутствуют и в логических исследованиях К.Г. Гемпеля и Г.фон Вригта. Причину и cледствие они рассматривают неразрывно, их рассуждения продолжает В.С. Cте­панов о том, что причина и цель образуют кольцо. С его позиции это означает, что причина переходит в следствие, а следствие в причину. В.C. Cтепанов так же показал, что содержание концепта «причина» меняется в зависимости от состояния мировоззрения людей, живущих в определенную эпоху.

Содержание концепта причинности зависит от уровня развития ментальности людей определенной культуры. Чем выше у народа уровень культуры, тем более рациональное видение мира отражается в его памятниках письменности. Поэтому мы решили охарактеризовать уровень развития древнерусской культуры IХ–ХIV в.в. под соответствующим углом зрения.

Эту тему исследовали Д.С. Лихачев6, много писавший о национальном самосознании Древней Руси, М.Н. Громов7, исследовавший идейные течения древнерусской мысли, Ф. Буслаев.

О находках, характеризующих высокий уровень развития культуры Древней Руси, писали историки, занимавшиеся проблемой ее письменности, А.В. Арциховский, А.А. Зализняк, Е.А. Рыбина8.

В центре их внимания были находки берестяных грамот, синтаксис которых интересовал нас в этом диссертационном исследовании. Интереснейший феномен диглоссии – сосуществования двух языков церковнославянского и древнерусского был освещен в работах Б.А. Успенского9, В.М. Истрина, А.А. Шахматова, В.В. Виноградова10, М.Л. Ремневой11, И.С. Улуханова. Эти исследования представляют для нас особую ценность, потому что как писал И.И. Срезневский «Народ выражает себя всего полнее и вернее в языке своем. Народ и язык, один без другого, представлен быть не может…»12.

Фиксирование рационального типа мышления в культуре Древней Руси содержится в определенных памятниках письменности. К их изучению мы и обратились в данном диссертационном исследовании.

При этом мы опирались на работы C. Лезова13, в центре исследований которого были памятники глаголического письма, содержавшие библейские тексты, заимствованные Древней Русью.

Его работы, по нашему мнению, фиксируют когнитивные перестройки, трансформированные в древнерусском дискурсе. Он cтавит перед собой задачу отличить «повествование от обсуждения» в еврейском варианте Библии.

Для этого он обращается к исследованию синтаксиса древнерусского языка и выделяет паратаксические (расположенные подряд) и гипотаксические (подчинительные) конструкции.

Немалый вклад в изучение синтаксиса древнерусского языка внесли работы А.А. Потебни14, В.В. Назаретского15, Т.П. Ломтева, Овсяннико-Куликовского16, C.Г. Кнабе, Е.Г. Гурьевой, М.Н. Преображенской.

А.А. Потебня исследовал историко-генетическую структуру предложения и создал учение о стадиальности развития синтаксического строя славянских языков. Мы разделяем его точку зрения о том, что синтаксический строй отражает строй мышления. Заслуга А.А. Потебни в том, что он показал, что в начале предложение паратактично, затем гипотактично, в связи с этим появляются специальные слова-союзы. Эту идею развивали дальше его последователи. Так, C.Г. Кнабе проследил возникновение первых форм гипотаксиса, которые происходили от замены личной формы глагола в зависимом высказывании на нелично-глагольный причастный оборот, перерастающий в придаточное предложение. Такие же перестройки подмечал Овсяннико-Куликовский.

Придаточные предложения оформлялись при помощи служебных частиц, слов, перерастающих в подчинительные союзы. Историю превращения служебных слов в союзы рассматривал В.В. Назаретский. Специализацию этих союзов рассматривала Е.Т. Черкасова17. Она проанализировала историю формирования союзов с причинным значением и выявила в процентном соотношении их употребление в памятниках древнерусской письменности.

Объектом исследования выступает рационализация когнитивности в древнерусской культуре и ее исторические предпосылки. Под рационализацией когнитивности мы будем понимать выработку когнитивных образований, опирающихся на концепт причинности.

Предметом исследования является роль концепта причинности в рационализации древнерусской культуры. Иными словами, мы будем рассматривать феномен рационализации древнерусской культуры под воздействием концепта причинности, потребовавшего синтаксической перестройки древнерусского языка.

Гипотеза исследования заключается в том, что требования обыденной практической жизни в Древнерусской культуре обусловили восстребованность рационального типа мышления, руководимого законом причинности.

Цель диссертационного исследования заключается в том, чтобы продемонстрировать, как происходит осознание онтологии причинных отношений в древнерусской культуре с помощью синтаксических форм организации мысли.





Достижение цели предполагает решение следующих задач:

  1. Раскрыть становление каузального дискурса в эпоху античности как историческую предпосылку формирования рациональности нового типа, отбрасывающую мифологические представления.
  2. Раскрыть судьбоносную значимость вклада античной рациональности в древнерусскую культуру и образованность.
  3. Показать историческое своеобразие путей формирования языковой культуры Древней Руси.
  4. Проанализировать перестройку синтаксического строя древнерусского языка как необходимое следствие формирования рациональности нового типа.

Теоретико-методологические основания исследования. Методологической основой настоящего исследования является совокупность разработанных в теории культуры парадигм анализа исторически определенных феноменов общественного сознания, рассматриваемых под когнитивным углом зрения. В данном исследовании мы опирались на достижения концептологии, прежде всего в области изучения концепта причинности, на методы анализа и синтеза, категориально-типологический, сравнительный анализ. Особая значимость придается ретроспективному рассмотрению эволюции рациональности, взятой в единстве с ее языковым, дискурсивным воплощением.

Теоретическую базу данной работы составляют положения и выводы исследователей феномена рационализации в античной и древнерусской культуре. К наиболее важным направлениям можно отнести труды зарубежных и отечественных авторов по философии культуры, по проблемам цивилизационного и языкового развития ментальности. Учение о формах причинности у Аристотеля (работы Т.П. Матяш, А.В. Потемкина), учение о стадиальном развитии синтаксического строя русского языка (А.А. Потебня), представление о соотносительности изменений языка и мышления в работах Е.Я. Режабека.

Новизна проведенного исследования заключается в следующих конкретных пунктах:

  1. В обосновании роли концепта причинности в формировании античного типа рациональности как предпосылки европейской рациональности в целом.
  2. В анализе причинных объяснений как условия исторического и логического становления научной рациональности, развитие которой происходило от телеологизма к парадигмам естественнонаучного дискурса.
  3. В выявлении вклада античной рациональности в древнерусскую культуру и образованность.
  4. В раскрытии становления древнерусской рациональности на путях усвоения церковнославянской книжности.
  5. В выявлении роли практических нужд в формировании каузальной когнитивности при перестройке синтаксического строя древнерусского языка от паратаксиса к гипотаксису.

Тезисы, выносимые на защиту:

1. На смену мифологической когнитивности приходит рациональность, руководствующаяся законом причинности. Выработка такой рациональности – заслуга философов досократиков.

Концепт причинности является главным признаком рационального видения мира и культуры. Он оформился вследствие эволюции человеческого сознания и мышления. Концепт причинности позволяет человеку объяснить мир в рамках отношения действия между субъектом и объектом. При этом на протяжении эволюции данный концепт не всегда обозначался словом «причина». Ему были близки и такие категории как «архе», «нус», «вина». Когнитивный переход происходит от концепта «причина» к категории причинности. Проследив эволюцию концепта, мы можем утверждать, что категория причинности как нельзя лучше отражает те когнитивные изменения, которые происходят в языке и дискурсе на путях рационализации античной культуры.

Следуя платоновской традиции, Аристотель рассматривает философию как образ жизни и некоторый вид дискурса.

Мудрость, по Аристотелю, это владение логосом и, прежде всего, знание причин. Именно Аристотель, учитывая знания предшествующих философов, дал развернутую классификацию причин, которую обозначают как учение о четырех причинах.

2. Наука Нового времени лишила легитимности любые апелляции к телеологическим связям при объяснении явлений природы. Они были исключены из методологии научного знания как имеющие антропоморфный характер. В период с XVI по XVIII в.в. причинные объяснения вытеснили целевые, что было связано с механистическими установками сознания. Во второй половине двадцатого века можно говорить о возникшей тенденции возврата к Аристотелевскому пониманию причинности. Идея цели, появившаяся с античных времен, всегда присутствовала в сознании человека. Аристотель использовал телеологические объяснения в биологии и распространял телеологические объяснения на объяснения мира неорганической природы. В эпоху постмодерна элемент телеологизма входит в синергетическую картину мира. Так, представитель синергетического направления, Майр, считает, что в теленомических процессах (от греч. telos – «результат действия», nomos – «закон») конечная причина диктуется будущим состоянием системы, ее аттрактором, в этом случае процессы могут быть охарактеризованы как телеономические.

3. Можно говорить о притоке элементов античной культуры и науки в древнерусскую культуру уже во времена первой греческой колонизации.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.