авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Теоретико-методологические основания изучения художественной активности человека как феномена сетевого общества

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Шенцева Елена Анатольевна

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИЗУЧЕНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ АКТИВНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

КАК ФЕНОМЕНА СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА

Специальность 09.00.11 – социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Новосибирск – 2010

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Новосибирский государственный технический университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Ромм Марк Валериевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук,

профессор, PhD (Monash Australia) Донских Олег Альбертович

кандидат философских наук, доцент

Олейникова Ольга Дмитриевна

Ведущая организация: Новосибирская государственная

консерватория (академия)

им. М. И. Глинки, г. Новосибирск

Защита состоится 26 ноября 2010 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212. 173. 12 при Новосибирском государственном техническом университете по адресу: 630092, г. Новосибирск, пр. К. Маркса, 20, корпус 5, ауд. 302 (конференц-зал ФБ ФГО).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Новосибирского государственного технического университета.

Автореферат разослан « » октября 2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент Вальдман И. А.

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Для современной гуманитарной мысли характерны глубокие парадигмальные сдвиги, обусловливающие активный поиск новых концептуальных построений и подходов, способных объяснить процессы, происходящие в стремительно изменяющемся обществе.

Предметом осмысления становятся не только феномены, ранее пребывавшие на периферии социально-философской проблематики, но и классические объекты философской рефлексии, имеющие многовековые традиции интерпретирования, но обретающие новое звучание в современной социокультурной ситуации. Происходящие изменения некоторые ученые связывают со становлением сетевого общества, представляющего собой новый тип информационного общества. Если в середине ХХ века Т.  Адорно говорил о том, что «те модусы поведения, которые вырабатываются у конвейера, распространяются на все общество»1, то современные исследователи сетевого общества фиксируют, что «человеческая коммуникация все более плотно охватывается сетью технических стандартов»2, проникающих, в свою очередь, в сферу духовного бытия человека и общества.

Важнейшим процессом, обусловливающим формирование духовного ландшафта современного общества, является художественное освоение мира, познание действительности через образы, заключенные в текстах, имеющих различную культурную ценность. Внимание к процессам художественного освоения мира с позиций художественной активности человека как толкователя (читателя – слушателя – зрителя) является одной из значительных тенденций современной философской мысли, при этом диада автор–толкователь, вписывается в универсальную семантему Я – Другой.



Существенная сложность изучения художественной активности обусловлена как ее характером, ускользающим от рационального познания, так и новыми, не получившими пока философского осмысления проявлениями новой социальной реальности, равно как и отсутствием универсальной методологии исследования современных художественных процессов.

Отметим, что поиск интегративных подходов осознается в качестве одной из ключевых проблем современной философской мысли, в связи с чем внимание исследователей все более привлекают эвристические возможности сетевого подхода. Не получив еще детальной теоретической разработки, сетевой подход в настоящий момент имеет характер становящегося дискурса, резервуара разнообразных суждений и гипотез, имеющих зачастую противоречивый характер. Однако современные исследования, посвященные сетевой проблематике, объединяет общая эпистемологическая интенция, выражающаяся в осмыслении перспектив изучения феномена либо через сеть его взаимодействий (актуальных и потенциально возможных), либо в качестве компонента конструируемой сетевой структуры.

Несмотря на то что не все признают концептуальную состоятельность сетевого общества, информационные технологии, его породившие, «принимают на себя функции, которые за всю историю человечества принадлежали только людям»3, ввиду чего актуализируется поиск теоретико-методологических оснований, в рамках которых может получить интерпретацию художественная активность человека как феномен сетевого общества.

Степень научной разработанности темы исследования.

Первое, с чем сталкивается исследователь феномена художественной активности, это обилие фундаментальных трудов, теорий, концепций, рассматривающих художественную активность с позиций миссии художника, акта творения произведения искусства, проблем психологии художественного творчества и восприятия искусства и т. д. Менее исследованы вопросы о роли художественной активности человека, направленной на освоение художественной культуры, и обусловливаемые этим процессы, происходящие в обществе. Нельзя тем не менее, сказать что художественная активность человека как читател – слушателя – зрителя не получила должной разработки. Прежде всего, речь идет о теориях и концепциях катарсиса (Аристотель, А. А. Аникст, М. М. Бахтин, Л. С. Выготский, И. Гёте, Вяч. Иванов, Г. Э. Лессинг, А. Ф. Лосев, Ф. Ницше). Очевидно, что ряд выводов, концептуальных положений, логика осмысления феномена катарсиса могут быть применены при анализе художественной активности, направленной на понимание искусства, что, однако недостаточно для изучения художественной активности в современную эпоху, поскольку, во-первых, вне исследовательского внимания остаются процессы, обусловливающие направленность художественной активности на иные сегменты художественной культуры, во-вторых – они не учитывают сетевой характер современного общества.

Второй блок исследований, где в фокусе внимания находится не только автор произведения, но в не меньшей степени и его толкователь, включает появившиеся во второй половине ХХ столетия теории изменчивого восприятия текста, текста как «методологического поля» (Р. Барт, Ж. Деррида, Ю. Кристева, Ю. М. Лотман, У. Эко). В определенном смысле к ним можно отнести диалогическую герменевтику М. М. Бахтина и отчасти М. Бубера. Проблемное поле постструктуральной поэтики включает вопросы, связанные с процессами кодирования и декодирования, конструкции и деконструкции текста, «множества свобод» толкования, объективного и субъективного в интерпретации; особое внимание уделяется приращению смысла текста в процессе его понимания.

Основные интенции вышеобозначенных исследований могут служить серьезной теоретической базой для изучения художественной активности. Однако, оставляя на периферии внимания проблемы, характерные для социально-философского дискурса, теории изменчивого восприятия текста, равно как и теории катарсиса, не могут дать адекватного представления о феномене художественной активности, поскольку не учитывают особенности его выражения в сетевом обществе, что явилось существенным импульсом для анализа научной литературы, в которой эпистемологические возможности сетевого подхода получили более или менее отчетливое выражение.

Первую группу составляют исследования, в которых сетевое общество позиционируется как новая модель социального устройства. Это, прежде всего, объемный труд М. Кастельса «Информационная эпоха: экономика, общество и культура», являющийся, по словам Э. Гидденса, самой удачной попыткой, из уже сделанных, «очертить контуры глобальной информационной эпохи» и во многом задавший интенции нового видения процессов, происходящих в экономике и культуре разных стран, в том числе и в России, а также работы отечественных (В.

 М. Алексеев, И. А. Вальдман, Л. М. Землянова, Г. Зверева, Э. Киселева, И. Е. Москалев, А. Н. Чураков) и зарубежных (К. Вударт, П. Дорейн, Ф. Капра, И. Пригожин, Р. Роуз, М. Фасслер, О. Франк) авторов, в которых с большей или меньшей степенью обобщения рассматриваются отдельные аспекты процессов, обусловленных становлением новой социокультурной реальности. С определенной долей условности к данной группе исследований можно отнести коллективную монографию под редакцией П. Ладлоу4, являющуюся одной из первых попыток зарубежных авторов осмысления сетевого общества. Однако специфика изложенных в монографии представлений, не обладающих достаточным уровнем обобщения, состоит в том, что под сетевым понимается не реальное общество, но мир, конструируемый в глобальной сети Internet и зачастую обнаруживающий полный разрыв с действительностью. Очевидно вместе с тем, что философское осмысление современного общества как сетевого лишь начинается, что нашло отражение в объемной статье А. В. Назарчука «Сетевое общество и его философское осмысление».

Большинство авторов, во многом следуя теории М. Кастельса, сетевой характер общества склонны объяснять информационно-технологическими достижениями современности, породившим в том числе принципиально новые модусы общения людей, и существенно трансформирующими сознание. При этом обнаруживается тенденция трактовать социальные взаимодействия в духе коммуникативных событий с позиций «сообщения» между принимающей и передающей сторонами.

Особое место занимает вторая группа исследований, связанных прежде всего с именами представителей сантьягской теории познания У. Матураны и его последователей Ф. Варелы и Р. Урибе, а также воспринявших многие их идеи представителей радикального конструктивизма (Э. фон Глазерсфельд, Г. Рот). Стоящие у истоков сетевого подхода ученые доказали продуктивность изучения того или иного феномена через сеть обусловливающих («специфицирующих») его взаимодействий. Несмотря на то что исследования осуществлялись в рамках теоретической биологии, благодаря чилийским ученым понятие сети стало подниматься до уровня философского обобщения. Выводы авторов теорий аутопоэза и радикального конструктивизма подвергаются жесткой критике, прежде всего – за привнесение натуралистических выводов в сферу философской рефлексии, а также в целом за претензии выводов естественных наук на уровень философских абстракций. Однако подобное не раз случалось в кризисные моменты, когда функции философии (прежде всего мировоззренческие и методологические) берут на себя иные сферы духовного производства: или искусство (Г. Гессе, Т. Манн, Р. Музиль), или физика (В. Гейзенберг, А. Эйнштейн). Речь, по-видимому, должна идти о корректном использовании данных естественных наук применительно к сфере гуманитарного знания. Сходная методологическая ситуация относительно принципа дополнительности Н. Бора была обозначена М. В. Роммом: автор убедительно показывает недопустимость прямого переноса естественно-научного принципа в проблемное поле гуманитарных дисциплин.

К следующей (третьей) группе исследований можно отнести работы отечественных теоретиков, посвященных в основном комментариям и осмыслению эпистемологических перспектив применительно к философскому знанию выводов теорий аутопоэза и радикального конструктивизма (А. В. Кезин, С. С. Цоколов, И. А. Шмерлина).

Несмотря на то что понятие сети до недавнего времени использовалось вне сетевого дискурса в целом или же служило метафорой, отражающей сложность современного мира, в последние годы оно все чаще стало фигурировать в определении особого, нового рода социальных контактов и служить обозначением социальных сетей.

Значительно реже сеть используется в качестве метода теоретического описания (четвертая группа исследований). Одним из убедительных примеров может служить фундаментальное исследование Р. Коллинза «Социология философий». Сосредоточивая внимание на интеллектуальных сетях (intellectual networks), американский социолог приходит к выводу, что «именно сети являются действующими лицами на интеллектуальной сцене» мировой истории идей и обоснованно предполагает, что используемый им метод может быть распространен на изучение иных областей духовного производства. Очевидно, что если выстраивать теоретические схемы (сети) применительно к создателям художественной продукции, можно опереться на метод Р. Коллинза, однако применительно к аналитике художественной активности человека как читателя – слушателя – зрителя данный метод оказывается или избыточным, или недостаточным, т. е., в первом случае подход почти универсален, во втором – может служить методологическим импульсом для выстраивания соответствующего типа паттерна.





Подобный метод, независимо от Р. Коллинза, использовал и российский ученый К. В. Сергеев применительно к анализу формирования религиозных институтов. Однако в исследовании того же автора понятие сети, отдаляясь от исходной метафоры, задает особую логику при изучении «социальных сетей интересного». Сеть как метод теоретического описания используется в работах А. И. Пигалева и Н. Н. Плужниковой в рамках исследований по философии и методологии культуры. К этой же группе примыкает исследование немецкого теоретика Р. Хойслинга, предложившего: а) использование сети в качестве метода построения теории нового типа; б) структуру сети (проект искусства – контекст искусства – реципиент искусства), в основе которой лежит мысль о «взаимном конституировании» элементов сети.

Отметим как парадокс, что использование понятия сети в качестве метода характерно для исследований вне связи с информационно-технологическими процессами. И, напротив, сеть как метод остается преимущественно вне исследовательского внимания авторов, объясняющих сетевые эффекты информационно-технологическим характером изменений, и понятие сети используется по большей части применительно к изучению социальной структуры общества, за исключением, возможно, М. Кастельса. Ученый не только детально анализирует возникновение и бытие социальных сетей в экономике и культуре, но и в известной степени намечает путь к использованию эпистемологического потенциала понятия сети в качестве сетевой логики, необходимой для «структурирования неструктурируемого», ввиду возрастающей сложности взаимодействий.

Анализ литературы позволяет обозначить следующие противоречия:

– между многообразием концепций и подходов к изучению художественной активности человека и отсутствием ясности в том, какие теоретико-методологические подходы могут быть достаточны и необходимы для аналитики данного объекта в сетевом обществе;

– между оформляющимися взглядами на то, что ввиду технологически-информационных изменений возникает необходимость новой интерпретации многих сфер человеческой активности с учетом сетевого характера современного общества, и отсутствием философского осмысления его сетевых эффектов применительно к художественной активности человека;

– между представлениями о том, что ввиду специфики сетевого общества результатом информационного взаимодействия является один из видов сетей, и тем, что пока не получили достаточного теоретического описания сетевые структуры, элементами которой могут быть различные социокультурные феномены;

– между использованием в гуманитарных науках эвристических возможностей сетевого подхода преимущественно к изучению социальной структуры общества и тем, что недостаточно разработаны эпистемологические возможности понятия сети как задающего сетевую логику применительно к осмыслению различных областей духовного производства, в том числе, тех, которые сложно поддаются концептуализации, к каковым относится феномен художественной активности человека.

С учетом указанных противоречий сформулирована тема исследования проблемой которого является неразработанность теоретико-методологических оснований, необходимых для изучения художественной активности человека как феномена сетевого общества.

Объект – художественная активность человека как феномен сетевого общества.

Предмет – специфика теоретико-методологических оснований изучения художественной активности человека как феномена сетевого общества.

Цель – выявление и характеристика теоретико-методологических оснований, необходимых для изучения художественной активности человека как феномена сетевого общества.

Задачи:

1. Осуществить содержательный анализ понятия художественная активность человека и определить специфику художественной активности как феномена сетевого общества.

2. Обозначить эвристический потенциал и границы применения ряда возможных подходов и теорий к изучению художественной активности человека как феномена сетевого общества.

3. На основе анализа ряда теоретических положений и концептуальных построений сетевого подхода определить его эвристический потенциал применительно к изучению художественной активности человека как феномена сетевого общества.

4. Опираясь на методологические возможности сетевого подхода, обосновать логику конструирования структуры человек–текст–художественная активность и показать роль художественной активности человека в определении характера взаимосвязи элементов структуры.

5. Обосновать необходимость введения понятия направленность художественной активности с целью конкретизации роли художественной активности в формировании духовной жизни общества.

Исследование строится на следующей гипотезе – в рамках сетевого подхода художественная активность человека может получить новую интерпретацию, если:

– придерживаться взглядов, что процесс становления сетевого общества есть этап развития общества информационного;

– трактовать художественную активность человека с учетом сетевых эффектов современного общества;

– исходить из того, что художественная активность человека может получить наиболее адекватное объяснение в качестве элемента структуры взаимодействий человек – текст.

Научная новизна и положения, выносимые на защиту.

1. Выявленная специфика художественной активности человека как феномена сетевого общества позволяет обозначить возникновение социокультурного пространства, обусловленного в целом информационно-технологическими достижениями современности и новыми возможностями коммуникации и показать, что взаимодействия в диаде человек – текст все больше охватываются сетью технических стандартов.

2. Необходим новый эпистемологический ракурс изучения художественной активности человека, поскольку традиционные подходы и концепции, обнаруживающие высокий эвристический потенциал в изучении многообразных аспектов художественной активности человека, являются необходимыми, но недостаточными, поскольку не позволяют учесть специфику художественной активности как феномена сетевого общества.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.