авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Проблема сущего и бытия в философии владимира соловьева и в российском соловьевоведении

-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

Учреждение Российской академии наук

Институт философии РАН

На правах рукописи

Миргородский Владимир Николаевич

ПРОБЛЕМА СУЩЕГО И БЫТИЯ В ФИЛОСОФИИ

ВЛАДИМИРА СОЛОВЬЕВА И В

РОССИЙСКОМ СОЛОВЬЕВОВЕДЕНИИ

Специальность 09.00.03 – история философии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Москва 2008

Работа выполнена в Институте философии РАН

Научный руководитель: доктор философских наук,

профессор Н.В. Мотрошилова

Официальные оппоненты: доктор философских наук,

профессор С. Б. Роцинский

кандидат философских наук,

доцент А. П. Козырев

Ведущая организация: кафедра истории

отечественной философии

Российского государственного

гуманитарного университета

Защита состоится 18 декабря 2008 г. в « » часов в ауд. « » на заседании диссертационного совета Д 002.015.04 Института философии РАН по адресу: 119991, Москва, ул. Волхонка, д. 14.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института философии РАН.

Автореферат разослан « » ноября 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент Ю.В. Синеокая

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

Актуальность темы исследования обуславливается тем, что к началу нашего столетия социально-историческое развитие предъявило новые требования к философии, и заострило, актуализировало те вызовы, которые философия стала воспринимать и осмысливать уже тогда, когда на смену «классической культуре» пришли новые духовные тенденции современного, «постклассического» характера. Были в истории классической культуры, например, в XIX веке, такие мыслители, которые обладали обостренным чутьем по отношению к духовным тенденциям и вызовам целых эпох. В. Соловьев – один из таких мыслителей. Два главных взаимосвязанных блока его философии – критика «отвлеченных начал» и обоснование Всеединства – в понимании Соловьева приобрели значение духовных принципов, получивших предельно широкое значение и звучание, адресуясь не только к философии, не только в культуре, но и к сознанию конкретных людей, а через них – к совокупному историческому развитию индивидов, стран, всего человечества. Достаточно обратить внимание на то, сколь широко, фундаментально В. Соловьев вводит, ставит и развивает проблему «отвлеченных начал» и их критики. «Под отвлеченными началами, – пишет В. Соловьев, – я разумею те частные идеи (особые стороны и элементы всемирной идеи), которые, будучи отвлекаемы от целого и утверждаемы в своей исключительности, теряют свой истинный характер и, вступая в противоречие и борьбу друг с другом, повергают мир человеческий в то состояние умственного разлада, в котором он доселе находится»1.

Сегодняшняя эпоха не только не устранила эти черты социально-исторического, в частности, духовного развития, а всесторонне заострила, актуализировала их: «Притязания частных интересов на значение целого» (слова Соловьева) стали, как никогда, опасными для всей человеческой цивилизации. Таким образом, оказалось, что предостережения об «умственном разладе», требования, вызовы, сформулированные на философском языке, но, с явным осознанием их широкого социально-исторического значения, – эти идейные принципы не устарели и сегодня звучат не менее актуально, чем в XIX веке.



К общей теме диссертации это тоже имеет отношение. Конечно, нельзя утверждать и предполагать, что философские формулы, особенно самые абстрактные, прямо влияют на жизнь реальных, конкретных людей. Тем не менее – через множество опосредующих звеньев – устанавливаются корреляции между жизнью, существованием людей, бытием всего мира и рассуждениями философии о жизни, существовании, бытии.

Интересующая нас в диссертации переориентация философии, связанная с ее центрированием вокруг категории сущего и горячо защищаемая, проводимая в жизнь нашим великим отечественным мыслителем В. С. Соловьевым, – правда, лишь через множество опосредующих звеньев, – соответствует такому социально-историческому повороту, продолжающемуся целые столетия и важному также и сегодня. Тенденция такого поворота выражена в требовании: «отчужденно»-отвлеченные сущности, категории философии должны быть выведены из такого понятия, как «сущее», которое позволяет нацелить философию, культуру на приближение к жизненной конкретности, данности и каждого отдельного человеческого существа, и тел, процессов природы. Вот почему так актуально обращение к философскому наследию отечественных мыслителей Серебряного века, которые осуществляли поиски смысла жизни конкретного, живого человека, его природы и назначения. Особенно это касается философии В. С. Соловьева. Философский проект Соловьева – проект создания новой философии, философии жизни, основанной на идее всеединства – как раз и имел целью определить смысл человеческого существования, опираясь на реальность жизни человека как фактически, непосредственно данного «сущего». Однако, попытка Соловьева отойти от традиционного западноевропейского философствования с помощью различения категорий «сущее» и «бытие» долгое время, можно сказать, не замечалась. Актуальность настоящего исследования состоит также и в том, что именно прояснение темы диссертации может помочь философии в поисках новых теоретических подходов и в рамках проблемы человека, и в рамках новой онтологии.

Степень разработанности темы.

О философии Владимира Соловьева к настоящему времени написано очень много2. Но несмотря на труднообозримое число исследований, как отечественных, так и зарубежных, есть вопросы, центральные для понимания философских построений Вл. Соловьева, однако не получившие должного освещения в соловьевоведении. Таким вопросом, правильнее сказать, совокупностью труднейших проблем, является различение сущего и бытия в философии Вл. Соловьева. В его исследовании мы обнаруживаем своего рода парадокс.

С одной стороны, это различение является фундаментальным для всей философии Вл. Соловьева. По нашему мнению и согласно высказываниям самого Вл. Соловьева, оно лежит в основании главных философских идей русского философа: «Это различение сущего от бытия имеет важное, решающее значение не только для логики, но и для всего миросозерцания…»3. И тем более поразительно, что, с другой стороны, исследователи долгое время не уделяли данному различению достойного внимания. Характерно, что книг и статей, специально посвященных данной теме, насколько мне известно, пока нет ни в отечественной, ни в зарубежной литературе. Есть только части книг и статей, как правило, очень краткие; их мы исследуем в нашей работе. Анализируя последовательную критику Вл. Соловьевым западноевропейской философии, соловьевоведы – именно в этой связи – как-то выпускали из вида проводимое им переосмысление категорий «сущего» и «бытия»; они не акцентировали внимания на том, что с помощью различения сущего и бытия Вл. Соловьев пытался кардинально отойти от традиций западноевропейской онтологии. Потом, правда, стали появляться исследования, в которых этому различению уделялось больше внимания. Однако все еще можно констатировать, что проблема различения сущего и бытия в философии Вл. Соловьева в литературе разработана неудовлетворительно. Остается неясным, проводил ли Вл. Соловьев различение сущего и бытия на чисто философских основаниях, или это различение имеет лишь теологические корни. Не прояснено, примыкает ли Вл. Соловьев в данном случае к западной философской традиции «отвлеченных начал», с которой он так настойчиво боролся, или ему все-таки удалось отойти от этой традиции. И, наконец, остался неисследованным вопрос о том, как исследователи философии Вл. Соловьева воспринимали его попытку переосмыслить основания западноевропейской онтологии.

Можно, не сильно преувеличивая, сказать, что факт невнимания исследователей к проблеме различения сущего и бытия у Вл. Соловьева, в свою очередь, является своего рода исследовательской проблемой. Верно писал В.Ф. Асмус: «Философское учение Соловьева разработано далеко не во всех своих частях с одинаковой обстоятельностью и систематичностью…Эта неравномерность разработки, порой граничащая с фрагментарностью, затрудняет понимание философии Соловьева в ее целом и в соотношениях ее частей и отдельных учений»4. Более того, хорошо известно, что взгляды Вл. Соловьева по тем или иным вопросам философии менялись: «При отсутствии систематического изложения изменения эти приходилось прослеживать, изучая и сопоставляя работы – статьи, отзывы, письма, полемические сочинения, исследования, написанные в различные времена, на различные темы и с самыми различными литературными целями»5.

Однако, думается, что этот тезис, верный для большинства философских идей Вл. Соловьева (особенно для понимания категории «Софии»), недостаточен для объяснения того, почему исследователи не проявили должного внимания к различению сущего и бытия в философии Вл. Соловьева. Ибо ведь онтология у Вл. Соловьева достаточно хорошо разработана, что В. Ф. Асмус справедливо констатирует: «…несмотря на отсутствие у Соловьева специального сочинения, в котором была бы подробно разработана онтология, характер этой онтологии не только достаточно очерчен в его работах, но даже выступает в них так ярко и с такой напряженностью, что философское учение Соловьева может быть с полным правом характеризовано как учение по преимуществу онтологическое»6.

С нашей точки зрения наиболее вероятным является предположение, согласно которому иные соловьевские философские идеи - такие как «всеединство», «София», «богочеловечество», – долгое время волновали исследователей и захватывали все их внимание. К тому же В. Соловьева считали и считают, и по праву, религиозным философом. Может быть, и этот момент, если его абсолютизируют, в известной мере мешает понять и оценить смысл по преимуществу философско-метафизической попытки Вл. Соловьева дистанцироваться от традиции западноевропейской метафизики с помощью различения бытия и сущего.

Следует отметить еще одно обстоятельство, о котором пишет Н. В. Мотрошилова: «традиции философии бытия в истории мысли столь многосторонни, сложны, что уже и приведение отдельных решений в какое-то «соответствие» с теми или иными сторонами соловьевской программы могли заслонить от исследователей всю оригинальность и проблемную содержательность обращения Соловьева с исконными философскими категориями Бытия и Сущего»7.

Правда, уже при жизни Соловьева, в 1880 году, появилась критическая работа Б.Н. Чичерина «Мистицизм в науке». Критик не только отметил сам факт различения сущего и бытия Соловьевым, но и особо подчеркнул, что это различение лежит в основании метафизического учения В.С. Соловьева. Однако Чичерину (это покажет дальнейший анализ его критики) не удалось разглядеть ни законности и фундаментальности этого различения, ни того, что с его помощью Вл. Соловьев стремился пересмотреть всю традиции классической западноевропейской онтологии.

После этого прошло почти полстолетия (!), в течение которого о философском наследии Соловьева высказались все, по сути, крупные русские мыслители; было издано большое количество соловьевоведческих работ; вышел сборник, полностью посвященный воззрениям В.С. Соловьева, – и только отдельные исследователи все-таки обратили внимание на это фундаментальное онтологическое различение. Другие его по существу проигнорировали. Пожалуй, самым поразительным фактом такого невнимания является фундаментальный двухтомный труд Е.Н. Трубецкого «Миросозерцание Вл. С. Соловьева». Е.Н. Трубецкой, последователь и ученик Соловьева, книги которого стали классикой соловьевоведения, по видимости строивший свою философскую систему по образцу Соловьева, «не заметил» важного положения метафизики своего учителя.

В серьезных историко-философских и авторитетных исследованиях А.И. Введенского, Л.М. Лопатина, Е.Н. Трубецкого, Н.О. Лосского, С.М. Соловьева, К. Мочульского, работах В.Ф. Эрна, Э.Л. Радлова, С.Л. Франка, В.В. Розанова и Л. Шестова – что мы подробно рассматриваем и доказываем в диссертации – не осмыслено в должной мере значение новаторской попытки Соловьева отойти от традиций отвлеченного западного философствования с помощью онтологического различения сущего и бытия. Только Н.А. Бердяев совсем кратко, одним абзацем, упоминает об этом различении: «Вл. Соловьев делал интересное различие между бытием и сущим…Вл. Соловьев как будто бы хотел прорваться к конкретному существованию за абстрактным бытием…Но его философия не есть философия существования, он остается в тисках рационалистической метафизики, он не обнаруживает себя в своей философии, как существующего, он обнаруживает себя существующим только в поэзии»8 (курсив мой – В.М.). Подчеркнутые мной слова Бердяева точны и очень важны: они верно фиксируют смысл и цель проведения Соловьевым упомянутого различения. Но последующую оценку, принижающую значение философской метафизики Соловьева и, напротив, преувеличивающую значимость его поэзии, считаю, говоря мягко, весьма спорной.





По ряду причин, главным образом идеологического характера, исследование творчества В.С. Соловьева в советской России не проводилось в том объеме, которого оно заслуживало. Исключение составляют работы В.Ф. Асмуса и А.Ф. Лосева, которые далее будут специально анализироваться. Здесь кратко скажем о главном.

В.Ф. Асмус – один из немногих отечественных исследователей, который акцентировал это важное различение. Правда, исследователь считал, что это различение имело чисто теологические корни и что онтология Вл. Соловьева подчинена лишь мистической традиции западноевропейской философии, что – как будет доказано далее – нельзя не оспорить.

А.Ф. Лосев в своей основательной работе «Владимир Соловьев и его время» наиболее подробно останавливается на проблеме различения сущего и бытия в философии Вл. Соловьева. А.Ф. Лосев полагает, что Соловьев не только основательно продумал свое учение о сущем и бытии, но что это учение не выходит за пределы классической онтологии.

С конца 80-х и до настоящего времени в России вышли десятки монографий, защищено более тридцати кандидатских и несколько докторских диссертаций. Среди основных современных отечественных исследователей творчества В. С. Соловьева следует назвать Н.В. Мотрошилову, С.Б Роцинского, А.П. Козырева, М.Н. Громова, М.В. Максимова, Е.Б. Рашковского, С.С. Хоружего, В.В. Сербиненко, П.П. Гайденко, И.И. Евлампиева, М.А. Маслина, И.В. Борисову, Б.В. Межуева, Н.В. Котрелева, В.В. Лазарева и др. Опираясь на их ценные работы, диссертант, однако, считает, что и в них проблема бытия и сущего, как она поставлена В.Соловьевым, не разработана специально и подробно. На восполнения этого пробела и нацелена данная диссертация.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационной работы является метафизика Владимира Соловьева, дающая глубокое понимание истоков человеческого бытия и предлагающая перспективный проект построения обновленной метафизики.

Цель и задачи исследования. Целью данного диссертационного исследования является анализ проблемы различения сущего и бытия в философии В. Соловьева, а также осмысление этого различения с точки зрения преодоления отвлеченности западной философской традиции и построение новой онтологии. Одновременно подробно изучается российское соловьевоведение – с точки зрения того, как, в какой мере освещается в нем, или наоборот, игнорируется интересующая нас проблема различения бытия и сущего.

Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

  • Выявить истоки разработки и содержания проблемы различения сущего и бытия в интерпретации В.С. Соловьева;
  • Понять, удалась ли Соловьеву попытка преодоления отвлеченности;
  • Установить, изменились ли и как изменились взгляды Соловьева на эту проблему в поздний период его творчества.

Теоретические и методологические основы исследования.

При решении этих задач диссертант использовал разные исследовательские приемы: а) метод историко-философской реконструкции; б) методы конкретного текстологического анализа; в) метод сравнительного анализа; г) метод и принцип целостного, системного историко-философского подхода к предмету исследования.

Новизна и научная ценность данного исследования заключается в том, что это первая систематическая, целостная попытка анализа фундаментального различения сущего и бытия в философии В. Соловьева и исследовательского, соловьевоведческого контекста, увязанного с этой проблемой. Результаты исследования дают дополнительные аргументы в пользу тезиса о самобытности метафизики В. Соловьева. Некоторые выводы настоящего исследования могут быть использованы при подготовке основных и специальных курсов по истории отечественной философии. Настоящая работа может явиться фундаментом для дальнейших историко-философских исследований по данной теме.

Основные положения, выносимые на защиту.

В результате конкретного историко-философского анализа сделаны следующие выводы:

- различение сущего и бытия является фундаментальным метафизическим онтологическим различением, лежащим в основании философских построений Соловьева;

- это различение производится Соловьевым на основании глубоких философских аргументов;

- с помощью этого различения Соловьев пытался отойти от западной традиции, которую он назвал философией «отвлеченных начал»;

- это различение, введенное Соловьевым в его ранних работах, модифицируется, но в принципе сохраняется и в поздний период его философского творчества;

- эту попытку Соловьева некоторые исследователи его творчества оставили без внимания; другие авторы, заметив и выделив саму тему, не исследовали ее с должной мерой основательности; в результате здесь образовался существенный и требующий восполнения теоретический пробел в соловьевоведении;

- суть проблемы, постановка и решение которой вылилось в своего рода «онтологическую реформу» Соловьева, заключалась в следующем: на место «философии бытия», превращенного в абстрактное, но онтологизируемое, выдаваемое за саму реальность начало, выдающийся российский философ поставил понятие «сущего». Последнее, по его мысли, должно проторить путь философии к самой жизни, сделав «единицами» анализа то, что действительно, реально есть, существует: предметы, образования природы, ее живые «существа», включая человека;

- от них, неисчислимо многих сущих, толкуемых философски, онтологически, Соловьев отличал Бога, понимаемого в качестве абсолютно, истинно, первично Сущего, что было философско-онтологической основой теологической трактовки Бога как личности и Бого-человечества.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

Сформулированные в ходе исследования положения, выводы и результаты могут быть использованы в историко-философских исследованиях российской философской мысли XIX века. Материал диссертации может быть использован в спецкурсах по русской философии.

Апробация работы.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.