авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Феномен социальной справедливости.

-- [ Страница 3 ] --

П. Рикер пишет, что человеческие действия ведомы желанием, нехваткой, и что именно в терминах желания и нехватки можно говорить о стремлении к полной, осуществленной жизни. Эта связь между жизнью, желанием, нехваткой и осуществлением образует уровень моральности. Справедливость, согласно такому телеологическому прочтению, образует неотъемлемую часть стремления к благой жизни. Стремление жить в справедливых институтах относится к тому же уровню нравственности, что и желание личных свершений и желание взаимности в дружбе. Справедливое прежде всего есть объект желания, нехватки, стремления. И выражается оно сначала в оптативе, а уже потом –в императиве, считает французский философ.

На деонтологическом уровне предикат благой соотносится с предикатом обязательный. Рикер считает, что на деонтологическом уровне происходит мутация смысла справедливости, в силу того, что закону придается формальный статус и где закон выступает не просто как моральный закон, но и как закон юридический, обремененный юридической практикой. Смысл справедливости, возведенный на уровень формализма не может стать полностью независимым от всякой соотнесенности с благом в силу самой проблемы, выдвигаемой идеей справедливого распределения, а именно –учета реальной разнородности распределяемых благ.

Кроме телеологической и деонтологической точек зрения, которые не редуцируемы друг к другу, кроме двух уровней морального суждения, управляемого предикатами благой и обязательный, П. Рикер акцентирует внимание на точке зрения практической мудрости. Эта точка видения реальных ситуаций, которые он называет трагизмом действия. Согласно практической мудрости справедливое квалифицируется как сингулярное решение, принятое в обстановке конфликта и неопределенности. Свою рефлексию о справедливом П. Рикер отнес к такому объекту как судебные институты. Рикер задает последовательность «справедливости» -«чувство справедливости, которое сохраняет укорененность в стремлении к благой жизни и находит наиболее аскетичную рациональную формулировку в процедурном формализме, достигает конкретной полноты только на стадии применения нормы к ситуативной реализации суждения. В плоскости практической мудрости – там, где выносится ситуативное суждение, справедливое является беспристрастным. Беспристрастное – это такая фигура, в которой воплощается идея справедливого в ситуациях неопределенности и конфликта, трагизма действия. П. Рикер видит кульминационную точку справедливости в тех случаях, когда трагизм происходящего не дает возможности применения норм, но заставляет черпать из источников здравого смысла, лежащего в основе телеологии изначального намерения «жить хорошо с другими и для других в справедливых институциях». Говоря о принципе распределения, П. Рикер замечает, что не существует универсально пригодной системы распределения. В процессе принятия решения необходимо правильно сформулировать аргументацию и интерпретацию в ходе применения норм.

В параграфе делается вывод, что современная социальная мысль, рассматривает справедливость в призме полифункциональной, гетерологической парадигмы универсальности, основанной на рефлективном суждении, идентичности и аутентичности; справедливость понимается как суждение о справедливости локальных проблем в свете локальных и специфических нормативных рамок.



Параграф 1.3 «Нравственные идеомы справедливости» - посвящен толкованию справедливости как феномена морального сознания. В этике справедливость трактуется как понятие, выражающее соотношение нравственных ценностей, как конкретное распределение благ между индивидами. Справедливость репрезентирует должный порядок человеческого общежития. Представления о справедливости в культуре служат для регуляции поведения членов социума, для предотвращения конфликтов, которые возникают при распределении ресурсов.

Сегодня вся этическая проблематика, сопряженная с темой справедливости, представлена в модусах таких традиций как аристотелевская, деонтологическая, утилитаристская, этика дискурса, этика ответственности, прикладная этика (биоэтика, этика бизнеса).

Справедливость есть добродетель, существует связь между справедливостью и равенством. Так считали Сократ, Платон, Аристотель, И. Кант, Г. Гегель. Модель распределительной справедливости предполагает радикальную форму равенства, ценностное равенство между действующими субъектами. Каждая жизнь столь же существенна, значительна, достойна уважения, как и моя. При любых обстоятельствах надо принимать во внимание намерения, интересы, верования и требования других. Справедливость как добродетель постоянно отсылает к другим. Справедливость ориентирована на других – в той мере, в какой другие добродетели принимают во внимание существование, потребности и требования другого.

По Аристотелю справедливость рассматривается как одно из благ, служащее достижению высшего блага. Стремление к высшему благу совместимо с обязанностями человека, его истинными желаниями, его

экзистенциальным проектом. С точки зрения блага, жизнь, хорошая для индивида, затрагивает общие жизненные формы социума. Реализуя свой экзистенциальный проект с позиции "блага", индивид соотносит его и подчиняет некоторому более широкому социальному проекту. Тем самым он несет моральную ответственность за поддержание социальной динамики.

По словам И. Канта «ничто не возмущает нас больше, чем несправедливость; все другие виды зла ничто по сравнению с ней». Рациональное осознание и принятие априорных моральных норм, обязанности гражданина перед обществом – таков дискурс Канта. Такая этическая концепция концентрируется на анализе внутренних мотивов, Так, лгать нельзя, поскольку если таким образом будут действовать все, то люди перестанут доверять друг другу и общество распадется. С точки зрения деонтологического подхода моральная точка зрения выражается в стремлении к справедливости, к такому беспристрастному решению, которое в равной мере хорошо для всех. Должное, по Канту, предстает как основной моральный феномен, приоритет отдается правильности. В кантовской этике ключевое значение придается понятию долга, который указывает на моральные обязательства и моральной ответственности. Поступок является правильным, когда он находится в соответствии с правилом, которое удовлетворяет принципу "категорического императива".

В границах деонтологического подхода Дж. Ролз создает концепцию «справедливости как честности». Правильность первична над благом, считает Дж. Ролз. Принцип приоритета правильности над благом запрещает максимизацию общего блага средствами, которые наносили бы несправедливый ущерб находящемуся в невыгодном положении меньшинству. Справедливость провозглашает себя в качестве первой добродетели социальных институтов. По описаниям Ролза, общество –это гигантское предприятие по распределению благ. Осуществление этого распределения оказывается проблемным. Решение Роулз видит в наличии некой изначальной ситуации, когда партнеры ставятся в ситуацию обоюдной честности (fairness), выбирают из нескольких принципов справедливости такие принципы, которые могут быть приняты всеми. Выбор правила справедливости состоит в максимизации минимальной части при всех неравных дележах. Второй принцип справедливости –увеличивать минимальную часть при неравных дележах.

Основная черта утилитаристской этики – гипертрофия выгоды. Процесс достижения максимальной выгоды, размеры пользы, создание оптимального конечного результата вытесняют моральные критерии. И. Бентам поднял идею утилитаризма до уровня универсального принципа, соединившего в себе этический, юридический, психологический, социально политический смыслы. Представители утилитаристской этики (И. Бентам, Д.С. Милль и др.) отождествляют пользу с благом, определяют справедливость как пользу, через наибольшую максимизацию блага. Они понимают благо как удовольствие или удовлетворение желания. Они считают морально правильным то, что способствует максимизации общего количества блага, достижению «наибольшего счастья наибольшего числа людей (И. Бетнам). Согласно принципу полезности, моральность действия полностью зависит от того, как его результаты влияют на общее преуспевание, насколько они способствуют превышению общего количества блага над страданием. Согласно утилитаристскому подходу индивиды обладают способностью определять наиболее эффективный способ реализации своих целей. При этом община чаще всего играет либо незначительную, либо негативную роль в процессе принятия решений

В дискурсивной этике Ю. Хабермаса понимание основных ценностей определяется контекстом обычаев и практик сообщества. Ю. Хабермас видит в проблемах морали вопросы самоопределения субъекта, считая, что из всех практических вопросов к морали относятся только вопросы справедливости. Хабермас настаивает: «мы не можем рассчитывать на общий обязательный ответ, когда мы спрашиваем, что хорошо для меня, или для нас, или для них; вместо этого мы должны спрашивать, что в равной мере хорошо для всех. Эта «моральная точка зрения» выделяет из оценочных вопросов практические конфликты, которые могут быть разрешены путем обращения к обобщаемому интересу; другими словами, вопросы справедливости». К.-О. Апель, Ю. Хабермас считали, что для всех участников реального коммуникативного сообщества моральная точка зрения требует равного уважения к каждой личности и равного учета интересов всех, - это то, что их объединяет, что все они принимают и при расходящихся ценностных ориентациях.

Биоэтика сегодня представляет собой «перекресток», где деонтологическая этика встречается с утилитаризмом, с ситуациями неопределенности и конфликта, где трансцендентальное проходит апробацию в реальном и где справедливое, как выражается П. Рикер напрямую имплицируется в «невыраженных положениях кодексов». Принцип справедливости в биоэтической проекции понимается как справедливое распределение некоторого ресурса (финансы, квалифицированные специалисты, медицинские установки и препараты и др.) между теми, кто в нем нуждается, либо бремени затрат (издержек), возникающих при осуществлении каких-либо социально необходимых мероприятий (реализации программ здравоохранения). Справедливое в биоэтике, считает П. Рикер, напрямую имплицируется в «невыраженных положениях кодексов». В сфере медицины, понятой как ситуации неопределенности и неотложных действий, «под прикрытием «невыраженных положений кодексов» конечные интересы биоэтики и права на жизнь, права живых, выдвигаются в замаскированном виде – обслуживая то личностей, то общества. Современный французский философ А. Бадью замечает, что гедонистическая доктрина «благо-смертия» не сумеет стать плотиной для могучего и действительно смертоносного стремления к «благо-рождению», очевидной инстанции жизненного «благо-получия». Суть проблемы в том, что любое исходящее из счастья определение Человека некоторым образом нигилистично. В комиссиях по биоэтике нет определенности, «ответственных» и «коллективных» критериев, на основании которых собираются четко разграничить евгенику и эвтаназию, научное усовершенствование белого человека и «достойную» ликвидацию уродов, страдальцев.

В параграфе 1.4. «Идеологема справедливости в экономике» дается панорама экономических моделей интерпретации справедливости. В последнее время в экономической науке наметился переход от «жестких» моделей, моделей математического моделирования к экономике, которая учитывает социокультурные, моральные, психологические детерминанты экономического поведения и организации. В объект экономической науки входят проблемы, связанные с моралью и рынком, этикой бизнеса, ответственностью бизнеса, доверием, справедливостью и распределением богатства.

А. Смит, будучи критиком утилитаризма, считал, что справедливость, распределение не могут рассматриваться как конечный результат по следующим основания. Условия человеческого бытия изменчивы, и неопределенны, будущее непредсказуемо, поэтому результаты общего или конечного состояния системы не могут считаться предметом оценки или критерием. Конечный результат остается открытым. Достижение оптимального равновесия возможно только при условии соблюдения законов. Морально индифферентные (не плохие и не хорошие) индивидуальные интересы при соблюдении законов позволяют достигнуть всеобщего благосостояния в процессе постоянно расширяющегося обмена. О справедливости А. Смит рассуждал в контексте вопросов эффективности функционирования экономики. Для эффективного функционирования экономики очень важен моральный климат в обществе, который должен быть обеспечен государством, а также справедливой легальной системой правосудия и заданными «стандартами качества» жизни работающих людей всех сословий и классов. Таким образом, А. Смит был обеспокоен системой ценностей, которые должны быть установлены и обеспечены государством. В современном толковании А. Смит, можно сказать, предрек проблему качества жизни.





Представитель австрийской экономической школы и неоклассической модели экономики Ф. Хайек рассматривает проблему распределения как результат игры, в которой взаимодействует удача, умение, случай. Он требует, чтобы результаты этой игры признавались полномочными, а вопросы распределения могут решаться на основе договоренностей, без принуждения. По Хайеку, «невидимая рука» рынка наилучшим образом способствует распределению. «..очевидно, во всех свободных странах…. В людях живет вера в провидение, управляющее их поступками и превращающее их беспорядочные усилия в благо». Хайек отрицает тем самым проблему государственного принуждения к благу как несовместимого с идеей всеобщности права, с идеалом правового государства. Рассматривая проблему соотношения рынка и морали Хайек утверждает, что рынок основан на честном выполнении партнерами своих обязательств. Бывают исключения, но, по логике Хайека, если бы каждый обманывал каждого, то рынок как система действий просто не мог существовать. Получается, что обмен происходит автоматически, не требует никаких затрат и осуществляется всегда успешно.

Как считает А. Рих, автор фундаментального труда «Хозяйственная этика» - нравственные ориентиры (критерии гуманности), обязательные для всякой экономической системы хозяйствования, включают: 1) уважение достоинства человека на всяком месте и во всякое время; 2) согласование интересов как субъектов хозяйства, так и интересов общества в целом, включая каждого отдельного его члена; 3) стабилизацию и улучшения состояния окружающей среды. В качестве предпосылок этих ориентиров Рих принимает: 1) теорию справедливости Дж. Ролза, которая оптимально решает проблему неравенства при распределении общественных благ; 2) систему рыночной экономики

В параграфе показано, что в настоящее время в экономическом пространстве появилась бизнес-этика, занимающаяся этическим регулированием предпринимательской деятельности с двух позиций - утилитаризма и деонтологии. В экономическом дискурсе социальная справедливость измеряется такими инструментами как ответственность, доверие, желания (потребности), качество жизни. Совсем недавно возникла концепция корпоративной социальной ответственности или социальной ответственности бизнеса. Согласно этой концепции, все, на кого деятельность корпорации оказывает какое-либо влияние ( потребители, члены организаций по охране прав человека и окружающей среды, представители местной общественности и т.д.), имеют право как на принятие бизнес решений, так и на часть прибыли.. Предполагается, что предпринимательские структуры принимают на себя ответственность за решение социальных проблем помимо требований, определяемых законом. К социально ответственным действиям корпораций относятся: - благотворительность, обеспечение занятости, сохранение окружающей среды, развитие социальных программ поддержки территорий, предоставление потребителям дополнительной (сверх предусмотренной законом) информации о качестве производимых товаров; отказ от производства опасной для потребителя продукции по собственной инициативе и т.д.

Согласно мнению экономиста-утилитариста М. Фридмана только индивид может нести ответственность, заслуживать или нет доверия. Бизнес в целом не может быть ответственным или безответственным. Позитивно видится решение проблемы корпоративной социальной ответственности сторонниками деонтологической концепции этики бизнеса. Корпорации приобретают привлекательный для потребителей, поставщиков и представителей местной администрации имидж, который создает благоприятные условия для долгосрочного бизнеса и укрепляет общественное доверие к их деятельности. Социально-ответственное поведение базируется на моральных обязательствах, которые позволяют решить этические проблемы, не регулируемые законодательством. Бизнес предоставляет ресурсы для решения социальных проблем. Очевидно, что данный деонтологический проект возможен, если всякие действия считать морально оправданными, которые подкрепляются соответствующими принципами или долгом. Правда, доверие является сутью в деловых отношениях.

Глава вторая «Этос справедливости» - сфокусирована на изучении таких инструментов справедливости как ответственность, доверие, желание, а также на психологических моделях, удостоверяющих переживания справедливости.

В параграфе 2.1. «Ответственность, доверие, желание» - показано, что этос справедливости преломляется в таких реалиях как ответственность, доверие, желания, которые манифестируют намерения, принципы, нормы, права в повседневной социальной жизни.

В параграфе дается толкование понятия «ответственности» в философском, этическом, юридическом, социально - политическом, психологическом дискурсах. Сегодня идея ответственности выводится из вменяемости. Субъект права, справедливости должен быть вменяемым (подлинным автором) или ответственным (считать себя ответственным за свои действия) (П. Рикер). В юридическом значении дефиниция «ответственности» жестко увязана с обязанностью. В значении «обязательство сделать что-либо, которое выходит за рамки вознаграждения и наказания» ответственность становится термином моральной философии (например, «принципом» у Х. Йонаса и у Э. Левинаса). Идея ответственности без вины (вина сегодня заменяется риском, безопасностью) возникла через механизм страхования, когда индивидуальное управление виной заменилось социализированным управлением риском. Рикер справедливо делает вывод, что сегодня жертва, риск несчастных случаев, понесенный ущерб занимают центр проблематики права ответственности, а уязвимое и хрупкое считаются в моральном плане подлинными объектами ответственности. Ж. Бодрийяр говорит о циркуляции ответственности. Моральная ответственность стремится заставить каждого из нас взять на себя всю полноту ответственности, что равносильно экстрадиции Другого. Нести всю ответственность за жизнь является утопией, поскольку для этого надо, чтобы индивидуум превратился в раба собственной идентичности, в раба своей ответственности, воли, желаний.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.