авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Феноменологический метод и его границы: от немецкой к французской феноменологии

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Ямпольская Анна Владимировна

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД И ЕГО ГРАНИЦЫ:

ОТ НЕМЕЦКОЙ К ФРАНЦУЗСКОЙ ФЕНОМЕНОЛОГИИ

Специальность: 09.00.03 – история философии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Москва – 2013

Работа выполнена в учебно-научном центре феноменологической философии философского факультета федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» (РГГУ).

Научный консультант: МОЛЧАНОВ ВИКТОР ИГОРЕВИЧ доктор философских наук, профессор, Российский государственный гуманитарный университет, руководитель Учебно-научного центра феноменологической философии философского факультета
Официальные оппоненты: СОКУЛЕР ЗИНАИДА АЛЕКСАНДРОВНА доктор философских наук, профессор, Московский государственный университет, профессор кафедры онтологии и теории познания философского факультета
БЛАУБЕРГ ИРИНА ИГОРЕВНА доктор философских наук, Институт философии Российской Академии Наук, ведущий научный сотрудник сектора современной западной философии
КОНАЧЕВА СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА доктор философских наук, доцент, Российский государственный гуманитарный университет, профессор кафедры современных проблем философии философского факультета

Ведущая организация: федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет».

Защита состоится 9 октября 2013 года в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 212.198.05, созданного на базе РГГУ, по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6, корп. 7.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РГГУ по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6, корп. 6.

Автореферат разослан 5 сентября 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат философских наук В.М. Карелин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования

Широкое реформирующее влияние, которое оказала феноменология на развитие гуманитарных наук в XX веке, в значительной мере обязано специфике понимания феноменологии как феноменологического метода. В феноменологии рефлексия над методом, включающая в себя «критику, ограничивающую и совершенствующую метод», составляет необходимую часть ее методического самообоснования в качестве философской науки. Особую важность имеет вопрос об уточнении границ применимости феноменологического метода. Феномены как предметное поле феноменологии не даны в дофеноменологическом опыте, они становятся доступны только после перехода из естественной установки в философскую, феноменологическую, после осуществления определенного методического усилия. В то же время сам характер этого методического усилия зависит от того, как и в каких именно границах предметная область феноменологии определена. Соотношение метода и предметной области в феноменологии неоднократно менялось; историческая рефлексия над этими изменениями значима не только сама по себе, но и как основание для будущих феноменологических исследований. Актуальность темы настоящего исследования обусловлена необходимостью критического осмысления тех изменений, которые феноменологический метод претерпел в ходе своего развития.



Феноменология – даже в самых ранних своих проявлениях – не может быть сведена к какой бы то ни было философской школе, в частности, к школе Гуссерля и Хайдеггера; феноменология видит себя как мировое феноменологическое движение, включающее в себя и географически, и исторически, и методологически самые многообразные формы философской работы. Однако если выделять в феноменологии определенные течения или группы, то нет никаких сомнений в том, что французская феноменология представляет собой исторически наиболее раннюю (если не считать краткой рецепции феноменологии в дореволюционной России) и масштабную форму феноменологической философии. Именно осуществленные французскими мыслителями модификации феноменологического метода во многом обусловили сегодняшний расцвет феноменологии и рост ее влияния.

С одной стороны, французские феноменологи поставили вопрос об уточнении самого понятия феномена, о различии феномена и предмета, о различных модусах данности. С другой стороны, расширение области феноменологической работы выдвинуло на первый план задачу разграничения того, что может и что не может быть предметом феноменологии. Этому способствовало обращение мыслителей феноменологической традиции к широкому спектру проблем: к этике и задаче переосмысления гуманизма, проблемам речи и языка, а также современному осмыслению традиционной богословской проблематики. При этом в центре внимания оказываются проблемы трансцендентности и конституции субъективности, «присутствия» и «следа», времени, Другого, дарованности, событийности и т.д. Особой болевой точкой современной феноменологии является вопрос о Боге, который оказывается наиболее интересным, и в некотором смысле парадигматическим примером проблемы феноменологического доступа к нефеноменальному. Среди существующих подходов к этой тематике следует упомянуть «насыщенные феномены» Ж.-Л. Мариона, «бесконечное» Левинаса, «жизнь» Анри, а также сближение деконструкции и негативной теологии в работах Ж. Деррида.

Стремительное и яркое развитие феноменологии привело как к расширению поля исследований, так и к появлению новых методов; соответственно встает вопрос о том, возможно ли применение феноменологического метода к тем областям, которые исходно должны были быть исключены из строго феноменологического исследования, а если возможно, то каким именно образом. Границы феноменологии должны быть очерчены для того, чтобы можно было, с одной стороны, сохранить строгость и мощь философского анализа, которые составляют одно из главнейших достижений феноменологического движения, и с другой стороны, не дать феноменологии превратиться в набор догм и правил, не совместимых с живой философской мыслью.

Настоящее исследование позволяет по-новому увидеть перспективы развития современной феноменологической философии. От прояснения вопроса о правомочной области феноменологических исследований зависит дальнейшая судьба феноменологии, а также эффективность ее приложений к современным проблемам этики, богословия, психологии, философии языка. Бурный рост интереса к этой проблематике в западной философии подчеркивает актуальность осмысления соответствующих задач в контексте отечественной философской мысли.

Степень теоретической разработанности темы

В то время, как отдельные вопросы, связанные с определением границ феноменологического метода так, как он сформировался в ходе эволюции феноменологического движения в Германии и Франции, широко обсуждаются в современной западной научной литературе, данная проблема в ее целостности не рассматривалась ни отечественными, ни западными исследователями. В целом, весь массив научных работ, значимых для работы над данной темой, можно разделить на две части: а) историко-философские работы, посвященные тем или иным моментам в истории развития феноменологического метода и б) теоретические исследования, осмысляющие границы и перспективы феноменологии на разных этапах ее развития. Следует отметить, что разделение между этими группами работ носит в достаточной степени условный характер: историко-философские исследования зачастую поднимают теоретические вопросы, а теоретические работы не могут обойтись без историко-философской проработки текстов, принадлежащих перу основоположников феноменологического движения.

Говоря о первой группе работ, нельзя обойти вниманием масштабные исторические обзоры состояния немецкой и французской феноменологии на протяжении десятилетий, а именно книги Г. Шпигельберга «Феноменологическое движение» и Б. Вальденфельса «Немецко-французские ходы мысли», определившие представление об истории феноменологии на поколения исследователей вперед. В том же ряду можно рассмотреть недавнюю, но уже ставшую знаменитой монографию Х.-Д. Гондека и Л. Тенгели «Новая феноменология во Франции». Говоря об исследованиях, освещающих историю французской феноменологии, в первую очередь следует обратить внимание на книгу Д. Жанико «Хайдеггер во Франции», которая фактически является очень подробной историей французской феноменологии, хотя и изложенной в свойственной этому автору пристрастной и полемической манере. Среди отечественных историко-философских исследований, освещающих историю немецкой феноменологии, следует упомянуть работы Н.В. Мотрошиловой, а также И.А. Михайлова, А.Е. Савина, а по французской феноменологии – недавнюю монографию И.С. Вдовиной «Французская феноменология» и другие ее труды, а также работы В.В. Бибихина, З.А. Сокулер, Л.Ю. Соколовой, В.А. Куренного, Е.В. Борисова, А.Б. Паткуля, И.Н. Инишева, Н.А. Артеменко, Д.Н. Разеева, А.В. Ястребцевой. Особенно хорошо исследованы работы Ж.-П. Сартра, рецепция которых началась еще в советское время работами П.П. Гайденко, а также феноменология Мориса Мерло-Понти, которой, в частности, посвящен ряд работ И.С. Вдовиной, А.В. Дьякова, Я.Г. Бражниковой и др.

Что же касается западных исследований, посвященных отдельным аспектам истории феноменологии, то литература по данному вопросу совершенно необозрима. Укажем только на уже ставшие классикой философской мысли фундаментальное введение в философию Гуссерля авторства И. Керна, Р. Бернета, Э. Марбаха, монографии М. Фарбера, К. Хельда, Р. Бёма, Й. Моханти, Р. Соколовского. Существенно меньшее количество работ посвящено Финку, здесь хотелось бы отметить недавние исследования Р. Брузины «Эдмунд Гуссерль и Ойген Финк: начала и концы в феноменологии», а также С. Люфта «“Феноменология феноменологии”: систематика и методология феноменологии в полемике между Гуссерлем и Финком». Французская перспектива представлена в классических работах А. де Вэленса, Ж. Гранеля, П. Рикёра, а из более поздних публикаций следует обратить внимание на сыгравшую значительную роль в полемике девяностых годов монографию ведущего французского феноменолога Ж.-Ф. Куртина «Хайдеггер и феноменология» и другие его работы, а также работы Ж. Бенуа, Р. Барбараса, Н. Депра, Ф. Дастюр, Я. Мураками, Ж.-Ф. Себба, А. Флажолье и др.

Теперь перейдем ко второй группе работ – к тем, где рассматривается именно проблема феноменологического метода и границ его применимости. Нельзя не отметить, что в отечественной литературе проблема границ феноменологического метода ставилась еще в 1988 году В.И. Молчановым в работе «Время и сознание. Критика феноменологической философии» и была продолжена им в недавних «Исследованиях по феноменологии сознания». Важные замечания о границах применимости были сделаны А.Г. Черняковым в монографии «Онтология времени», а также ряде статей, в первую очередь в программной статье «Феноменология как строгая наука?», однако безвременная кончина оборвала его работу над этой темой. В западной историко-философской литературе проблемам феноменологического метода в целом посвящен целый ряд монографий, в первую очередь основополагающие работы Я. Паточки, но для автора настоящей работы особую важность приобрели две недавние книги Р. Бернета «Двойная жизнь субъекта» и «Сознание и существование», а также новаторские работы М. Ришира.

Проблема соотношения феноменологии и теологии была поднята в проблемных работах Д. Жанико «Теологический поворот французской феноменологии» и «Взорванная феноменология». Жанико задавался достаточно узким вопросом: насколько религиозная французская феноменология (а именно, Левинас, Анри, Марион) еще остается феноменологией по своим методам и задачам. Эта тема получила очень широкое развитие, литература по данному вопросу огромна, и мы отметим только недавние работы Н. Депра, Дж. Харта и И.П. Мануссакиса. В отечественной литературе вопросы о соотношении феноменологии и религии рассматриваются в монографиях С.А. Коначевой и Н.З. Бросовой, а также в работах Н.С. Сосны и А.С. Филоненко.





Теме аффективности, а также связанному с ней вопросу «феноменологии телесного» также посвящены многочисленные работы, среди которых автору оказались близки влиятельная работа Д. Франка «Тело и плоть», а также другие книги того же автора. Очень полезный разбор гуссерлевских лекций по пассивному синтезу и примыкающих к ним текстам Гуссерля представлен в монографиях А. Монтавон и В. Бисеаги. Особняком стоит наследие А. Мальдине, чей новаторский вклад в эту тему нельзя недооценивать, однако хотя мы временами и обращались к его идеям, подлинная роль Мальдине в современной французской феноменологии была оставлена за кадром настоящего исследования.

Хорошо исследован вопрос о роли языка в феноменологическом методе, особенно в связи с работами Мерло-Понти, Деррида и Левинаса. Отметим тут работы Р. Барбара, Л. Лолора, Э. Ферон, а также недавнюю монографию К. Романо «В сердцевине разума: феноменология», посвященную проблеме соотношения между проблемой языка в феноменологии и аналитической философии.

Кроме того, следует упомянуть и о классических работах П. Адо и М. Фуко о философской конверсии и «техниках себя», а также о работах В. Декомба и А. де Либера, посвященных новым подходам к философии субъекта. Хотя эти тексты и не относятся в собственном смысле к анализу феноменологической философии, однако автор настоящей диссертационной работы считает необходимым подчеркнуть их значимость для становления его собственной историко-философской концепции.

Источниковая база исследования состоит из нескольких групп произведений.

К первой группе относятся работы немецких философов, основоположников феноменологии: Гуссерля, Хайдеггера и Финка, которые были опубликованы ими прижизненно. Этот корпус текстов («Логические исследования», «Идеи к чистой феноменологии», «Кризис европейских наук и трансцендентальная философия» Гуссерля, «Бытие и время» и сборники «Путевые заметки» и «Лесные тропы» Хайдеггера, «Работы по феноменологии» и «Близкое и далекое» Финка), подготовленных к печати самими авторами, имеют наиболее высокий статус в иерархии источников настоящей работы. Почти все тексты (за исключением «Шестого Логического исследования» Гуссерля, статьи Хайдеггера «Гегелевское понятие об опыте», входящей в «Лесные тропы», а также основного корпуса трудов Финка) переведены на русский язык ведущими отечественными специалистами (В.В. Бибихиным, А.В. Михайловым, В.И. Молчановым и др.) и давно вошли в отечественную философскую литературу.

К второй группе относится огромный корпус текстов этих же авторов, опубликованных посмертно: в Гуссерлиане (Husserliana), Собрании сочинений Хайдеггера (Martin Heideggers Gesamtausgabe) и Собрании сочинений Финка. Они представляют собой в основном записи лекционных курсов, а также черновики и наброски. Эти тексты также очень важны для понимания концепций немецких феноменологов: из них видно, каким именно образом эволюционировала мысль этих философов, а основные моменты их философии изложены зачастую с пропедевтической ясностью. Объем Гуссерлианы и Собрания сочинений Хайдеггера слишком велик, чтобы можно было принять во внимание все эти тексты без исключения (Гуссерлиана составляет на сегодняшний день 40 томов, а хайдеггеровское Собрание – 102 тома), однако автор настоящего исследования не мог пройти мимо таких важнейших текстов как «Картезианские медитации», набросков ко второму и третьему тому «Идей», лекций 1907 года «Идея феноменологии», лекций по редукции 1922-23 года «Первая философия», заметок по пассивному синтезу 1918-1926 гг., заметок по философии интерсубъективности, а из хайдеггеровских текстов – лекционных курсов «Пролегомены к истории понятия времени», «Основные проблемы феноменологии», «Кант и проблема метафизики», «Положение об основании», лекций о Ницше, лекционного курса «Парменид» 1942-1943 гг., а сыгравших особую роль в истории французской феноменологии также записей семинаров в Ле Торе и Церингене. К этой группе источников примыкают работы Гуссерля, опубликованные его ассистентами и его непосредственными учениками: «Лекции по внутреннему сознанию времени» (подготовленное к печати М. Хайдеггером и Э. Штайн еще при жизни Гуссерля) и «Суждение и опыт» (подготовленное к печати Л. Ландгребе сразу после смерти Гуссерля). Многие из этих работ также переведены на русский язык и хорошо исследованы отечественными философами.

Особое место в наследии немецких феноменологов занимают тексты, написанные или, по крайней мере, задуманные совместно – такие, как статья Гуссерля и Хайдеггера «Феноменология» в Британской энциклопедии, авторизованная Гуссерлем статья Финка «Феноменологическая философия Эдмунда Гуссерля в современной критике» или «Шестая картезианская медитация» (изначально задуманная Гуссерлем и Финком как совместная работа). Эти тексты в большинстве своем известны в России плохо, да и в мировой историко-философской литературе их систематическое изучение только начинается.

Следующую, важнейшую для данной работы, группу источников составляют тексты старшего поколения французских феноменологов: Сартра, Мерло-Понти и Левинаса. Мы имеем в виду такие основополагающие работы как «Бытие и Ничто», «Феноменология восприятия», «Видимое и невидимое», «Тотальность и бесконечное», «Иначе чем быть, или по ту сторону сущности», а также другие книги и сборники этих авторов. По мере необходимости мы обращались также и к опубликованным посмертно лекционным курсам Мерло-Понти, равно как и к черновикам Левинаса, недавно опубликованным в первом и втором томах собрания его сочинений. В целом, эта группа источников также хорошо представлена на русском языке (за исключением поздних работ Левинаса) и многие из этих текстов (особенно работы Сартра, которые изучались еще в советское время) давно вошли в оборот в русскоязычном научном пространстве.

Наконец, последнюю группу источников составляют работы младшего поколения французских феноменологов: Жака Деррида, Мишеля Анри и Жана-Люка Мариона. Эти работы, сформировавшие лицо сегодняшней французской феноменологии, в основной своей массе (за исключением немногих работ Деррида) полностью выпали из внимания российских исследователей. В значительной степени их изучению и посвящено настоящее исследование.

Объект исследования. Объектом данного исследования является история феноменологической философии в Германии и Франции.

Предмет исследования. Предметом исследования выступает осмысление проблемы эволюции феноменологического метода, а также границ его применимости на примере истории феноменологического движения в Германии и Франции.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.