авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 |

Литература авангарда и власть. поэтика и политика группы обэриу

-- [ Страница 2 ] --

Параграф 1.1 «Тоталитаризм: к вопросу о дефинициях». Представлены наиболее актуальные подходы к определению феномена тоталитаризма, выделяющие различные ключевые особенности такого политического порядка. Обоснована роль концепций, которые описывают тоталитарное состояние в самых общих чертах с использованием минимального набор характеристик — а именно реализации и обеспечения идеологии, бюрократии, монопартийности. В соответствии с позицией Э. Морена, избранной нами в данной области в качестве основополагающей, тоталитаризм представлен как комплексное явление — результат синтеза, качественно превосходящего свои компоненты18. На наш взгляд, определение тоталитаризма не должно быть принципиально сложным (в особенности если под сложностью понимать большое количество сфер его действия, признаков, участников и т.п., упоминаемых в той или иной дефиниции) в тех случаях, когда исследуется определенная область общественных явлений. Тоталитарное задает лишь общий контекст реализации тех или иных культурных явлений.

Рассмотрены основные особенности употребления терминов «сталинизм», «репрессии», «террор», «надзор», «диктатура». В отношений действий государства мы традиционно используем в качестве основного термин «репрессии», однако, в его критическом понимании, подразумевая, что в рамках сталинского контекста точнее говорить о «преследованиях», а не о репрессиях, «поскольку в этом случае как бы ретушируется активный аспект действий государства в пользу реактивного (репрессии)»19.

Социально-философский анализ различных сторон сталинского террора представляет тоталитаризм как незавершенный «проект». Множество гетерогенных стадий в развитии страны, перемены в общественном мнении, в особенностях функционирования партийного аппарата, в специфике неформальных отношений Сталина с подчиненными — все это и многое другое говорит о неравномерном характере социально-политического порядка в стране, что требует особого исследования каждого отдельного этапа.

Изучение феноменов сталинского тоталитаризма остается прерогативой исторического знания. Однако изыскания, посвященные данной проблематике, тесно соприкасаются с социологическим, культурологическим, психологическим и философским знанием. Междисциплинарный характер таких исследований вкупе с расширяющейся базой доступных архивных материалов повлиял на появление нескольких радикально отличающихся друг от друга научных школ. Проведен анализ современных подходов к изучению феномена сталинизма. Показаны основные особенности т. наз. «традиционной», «ревизионистской» и «постревизионистской» методологий изучения сталинского тоталитаризма. Традиционная ориентирована на изучение причин и источников сталинской политики, которые связываются преимущественно с волей властителя и тенденцией к выстраиванию плана действий, носящего целенаправленно тоталитарный характер. Ревизионистская предполагает в первую очередь отказ от центрации на вожде. В результате этого соучастником политических процессов в тоталитарном режиме могут оказаться простые граждане. При этом роль народа не пассивная: ревизионистами отмечается множество возможностей в реализации собственного потенциала людьми, далекими от реальной политики, — не важно, идет речь об оппозиционно настроенных лицах и группах или о тех, чьи интересы можно характеризовать как в целом аполитичные. В числе наиболее ярких представителей ревизионизма в исследованиях сталинской истории можно назвать таких исследователей, как Дж. А. Гетти, Н. Верт, С. Дэвис, Ш. Фицпатрик, Р. Сервис, О. Хлевнюк. Концепцией «сталинизма как цивилизации» пользуются представители течения, которое в современных исследованиях иногда называется постревизионизмом или неоревизионизмом. «Они понимают идеологию не как нечто влияющее на общество, а как нечто, продуцируемое самим обществом; они пытаются продемонстрировать, как процесс продуцирования работает у отдельных личностей (не групп). <…> Хотя постревизионистское течение использует особую терминологию, оно в некотором смысле также обращается к ревизионистской проблематике "общественной поддержки", так как те советские граждане, которые серьезно видят себя в позитивной связи с "советским проектом" (то, что раннее поколение ученых назвало бы "советским режимом и его целями"), могут уверенно быть представлены как оказывающие поддержку режиму. Однако этот подход отличается от ревизионистского масштабом притязаний: у первого — меньше (интерес к индивидуальному, а не групповому или классовому), у второго — глобальнее (не ограничен отдельной группой или классом)»20.



Параграф 1.2 «Антропология тоталитарного насилия» посвящен антропологическому измерению сталинского тоталитаризма. Принципиально важным является то, что понимание проблемы насилия не ограничивается осмыслением действий Сталина, но рассматривает антропологическую проблематику в аспекте взаимодействия общества с властью. В основном, феномены насилия рассматриваются на примере эпохи т. наз. Большого террора, как эпизода, в котором тоталитарные черты сталинского правления были представлены особенно рельефно.

Проанализированы основные аспекты эффективности сталинской власти, демонстрирующие, что ее результативность была низкой. Согласно ряду мнений, Большой террор, хотя и был спланирован, но в окончательном виде представлял собой всего лишь серию хаотических событий, оставался мало контролируемым и слабо централизованным21.

В таком контексте не столько задачи, сколько способ воплощения проектов власти являются направляющим фактором диктатуры. Наиболее значимым феноменом для рассмотрения проблемы власти в таком ракурсе может стать стилистика власти, однако недостаточно ограничиться лишь рассмотрением действий вождя, представляет интерес его действие, включающее в коммуникацию и подчиненных. Такой подход позволяет выйти за рамки простого представления о субъект-объектном взаимодействии и подчеркнуть роль других людей, принудительно подключенных к процессам власти. Сама же возможность рассмотрения некоторых особенностей правления Сталина обусловлена ранее использовавшимися им тактиками по борьбе с оппозицией, подготавливавшими стратегии террора в масштабе всего общества.

Определенная противоречивость была типична не только для сталинской политики, но и для общественных настроений того времени. Несмотря на репрессивный ее характер, люди зачастую демонстрировали согласие (чаще всего молчаливое) с ней, даже в тех случаях, когда подобные ситуации затрагивали их родственников и близких. Это позволяет представить сумму феноменов сталинского режима в отношении граждан как гонительский текст22. Подлинным гонителем, ответственным за репрессивную практику, предстает не политический лидер, а толпа, которая поддерживает его действия. Показана недостаточность рассмотрения тоталитарной власти с точки зрения доминирования только диктатора: в процессе конструирования системы властных отношений активное участие принимают и жертвы террора.

Однако разделение социума на общности гонителей и гонимых подчеркивает не только соучастие гонителей («преступной толпы»), но и более четко определяет гонимых. Последние не принимали участия в репрессивной политике, т.к. автоматически вытеснялись из ее системы. Их наличие обеспечивает наличие лакун в системе диктатуры — зон, в которых режим ослабевает и теряет свое значение. Определение таких областей не представляет ключевого интереса для нашей работы, однако само их существование определяет характер реализации диктатуры и позволяет разграничить представления о диктаторском и тоталитарном в контексте сталинского режима. В общих чертах характер этого отличия состоит в отклонении тоталитарной практики от диктаторской вертикали.

Параграф 1.3 «Пространство политической речи» предлагает философский анализ речевой коммуникации в условиях тоталитарного режима. Необходимость рассмотрения данной проблематики продиктована тем, что речевое взаимодействие играет важную роль как в тоталитарном контексте, так и в авангардной литературе и в системе коммуникации авангардных сообществ.

Подчеркнута особая роль перформативной специфики речевых актов в тоталитарном языке — в силу того, что они основываются на декларативных высказываниях, в силу сопровождения речи связанным с ним действием, в силу актуализации соответствующих конвенциональных полей и т.д. Методологической основной анализа стала теория речевых актов, выявляющая значительную роль конвенциональности в тоталитарном порядке, генерируемой системой пропаганды. Развитие конвенционального поля, принципиально значимого для социально-политического использования перформативности, сопровождается дополнительным эффектом, усиливающим действенность перформативности, — а именно формированием эгалитарных условий коммуникации (которые и обеспечивает конвенциональность) формирующих сцену, на которой фигурируют совместно и актор и действие, и знак и референт.

Специфика перформативности в философско-политическом рассмотрении представлена в контексте концепции интерпассивности, согласно которой возможно создать такие речевые условия, которые будут предоставлять возможность субъекту совершать действия посредством другого субъекта23.

Сфера действий перформативов представляется лежащей «по ту сторону» пропозициональной истинности, благодаря чему тоталитарная речь открывает возможности для использования парадоксов, которые, в свою очередь, позволяют включать в режим высказывания пропагандистские концепты, чей статус не обязательно включен в систему оценок политического. Язык является всего лишь одним из элементов тоталитарного комплекса, образующего особый социокультурный порядок. Однако первоочередную значимость он имеет при рассмотрении его как одного из средств, которым в своей деятельности также крайне интенсивно пользуются и другие члены общества, а именно представители литературных групп.

Параграф 1.4 «Мифология тоталитарной власти». Другой сферой, тесно связанной с потерей истинностью своего первоочередной роли в контексте анализируемой темы, является мифологическое сознание. Мифология власти сталинской эпохи интенсивно воплощалась в так называемом культе личности. Рассмотрены основные элементы культа личности, его формирование на начальных этапах и дальнейшее поддержание. Выделяются различные причинные его успешности, наиболее значимыми из которых можно назвать две. Одна состоит в историко-культурных корнях советского большевизма, сохранившего наследие интеллигентских кружков, в которых значимую роль играли их лидеры. Другая связана с мифологическим и псевдорелигиозным характером коммунизма в России, что частично модифицировало его форму в соответствии с традиционными народными представлениями. Одной из наиболее эффектных практик в сталинской тоталитарной системе было непосредственное обращение к архаическим слоям сознания. В частности, для этого интенсивно использовались архетипические образы, с которыми идентифицировался Вождь.

Рассмотрена проблема оценки статуса рациональности в условиях тоталитарного режима. Показана существенная значимость использования психологических механизмов, обеспечивающих воздействие тоталитарного порядка на общественное сознание. Вместе с тем, далеко не все слои общества выражали полное согласие с политическим курсом, более того — не все граждане были подвержены манипуляциям.

Параграф 1.5 «Практика выбора жертв» рассматривает основные аспекты, определявшие репрессивную политику сталинской власти в отношении тех или иных групп граждан. Ключевую роль в отношении потенциальных жертв репрессий играет представление о них как о врагах. Основной стратегией, обеспечивающей такое представление, является их предварительная социальная маргинализация, что делает жертв террора уязвимыми в любых условиях. По мнению ряда современных теоретиков, одной из главных целей террора была своего рода социальная инженерия, позволявшая максимально ослабить или разрушить социальные связи, превращая общество в сравнительно однородную массу. Те, кто представлял какие-либо неформальные сообщества (т.е. тем самым на практике отрицал требование социальной гомогенности), таким образом, автоматически представлялись противниками политического строя и, приобретая маргинальный статус, становились потенциальными жертвами репрессий.





Глава 2. Литература группы ОБЭРИУ в тоталитарном контексте посвящена основным проблемам взаимодействия литературы авангарда (на примере поэтики обэриутов) с феноменами тоталитарного в социально-политических условиях сталинской эпохи.

Параграф 2.1 «Проблемы изучения политики ОБЭРИУ» освещает попытки исследовать отношение обэриутов к политическим проблемам своего времени на примере некоторых научных публикаций. Показано, что данный аспект рассмотрения в обэриутской поэтике не играет значительной роли, однако большее значение имеет проблематика осознания политического. Соответственно, основной задачей в этом отношении является не изучить, как влияла политика на обэриутов, а понять политическое через их творчество24.

В параграфе 2.2 «Авангард в мартирологии и вне трагедий» рассмотрены основные вехи истории обэриутов в их отношениях с властью. Трагический финал проекта показывает парадоксальное отношение власти к искусству: с одной стороны — она придает ему огромное значение, с другой — вводит государственную монополию на него. Однако это противоречие со временем разрешено посредством введения метода социалистического реализма, который не только диктует правила создания произведений искусства в соответствии с определенным каноном, но и является средством контроля деятельности художников и творческих объединений.

Параграф 2.3 «Виктимность авангардной литературы» рассматривает основные тенденции развития литературных объединений, ориентирующихся на авангардное творчество в тоталитарном контексте.

Среди наименее фрустрированных представителей нового советского искусства можно назвать целый ряд литературных объединений, существовавших в тесном взаимодействии с властью. Однако показано, что тоталитарное требование массовой унификации общества, реализуемое в соответствии с курсом сталинской «социальной инженерии», приводит к резкому ограничению возможностей даже конформистских объединений, а впоследствии и к полному запрету неформальных авангардных групп. Таким образом, ни творчество группы ОБЭРИУ, ни само существование этого объединения не были сопоставимы с требованиями тоталитарной власти.

Параграф 2.4. «Авангард в тоталитарной среде: утопия и конкуренция» представляет различные аспекты функционирования проектов авангарда и тоталитаризма как взаимно конфликтующих и как утопических.

Историческая ситуация в России после гражданской войны и революции, согласно мнению Бориса Гройса, предоставила людям искусства подходящий шанс для практического воплощения их интуиций. «Большая часть художников и литераторов авангарда немедленно заявила о своей полной поддержке новой большевистской государственной власти, и в условиях, когда интеллигенция в целом отнеслась к этой власти отрицательно, представители авангарда заняли ряд ключевых постов в новых органах, созданных большевиками для централизованного управления всей культурной жизнью страны. Этот прорыв к политической власти не был для авангарда лишь результатом оппортунизма и стремления к личному успеху, но вытекал из самой сущности авангардистского художественного проекта»25. Как доказывает Гройс, авангард изначально ориентировался на завоевание власти и был «тоталитарен до тоталитаризма»26. Более того, сфера художественного изначально не представляла основного интереса для авангарда. «Предоставленная ему революцией возможность господства в сфере искусства была незамедлительно использована представителями авангарда Малевича, Татлиным и другими для подавления своих противников, традиционалистов. Короче говоря, теми, кто стремился переустроить общество с помощью искусства — а именно этого, а не вхождения в историю искусства добивались футуристы, конструктивисты, а позднее и продуктивисты, — были приняты на вооружение методы, широко применявшиеся тогда в большой политике для борьбы с уклонами внутри партии и политическими противниками большевизма. Авангард имитирует действия новой власти и в случае необходимости обращается к ней за поддержкой своих притязаний не неограниченное господство в сфере культуры. Другими словами, художественное намерение авангардистов "неотделимо от установки на власть". Вместо того чтобы противопоставлять себя и свой проект власти, художник-авангардист видит в ней свое alter-ego»27.

Все это не означает, что авангард отрицает художественное — у него иное представление о художественных целях. «Изначально художественными, в отличие от правовых государств, признаются цели самой революционной власти. Она вышла на историческую сцену с собственным проектом создания тотального произведения искусства ("нового человека"), проектом даже более радикальным, чем авангардистский. Авангард, открыто приняв сторону революции, вступил в конкуренцию с властью за право реализации своих проектов. В этом состязании он эволюционировал от супрематизма к конструктивизму и чистому продуктивизму, т.е. к полному отказу от выделения искусства из материальной среды»28.

Однако вопрос о том, является ли творчество обэриутов авангардным, требует отдельного рассмотрения. Можно выделить два больших периода в обэриутском творчестве, радикально отличающихся друг от друга, но не имеющих четкой границы. Первый период — интенсивное экспериментирование в области языка, взаимодействие с другими авангардистскими группами, обширное заумное творчество, манифесты; второй период — доминирование «нормального» языка, создание абсурдных текстов с некой сюжетной или квазисюжетной канвой.



Pages:     | 1 || 3 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.