авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Декарт и гуссерль: концептуальные основания рационального сознания и самосознания

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Куров Игорь Геннадьевич

Декарт и Гуссерль: концептуальные основания

рационального сознания и самосознания

Специальность 09.00.03. – История философии

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора философских наук

Москва

2010

Работа выполнена на кафедре философии Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Научный консультант: Петренко Елена Леонидовна доктор философских наук, профессор
Делокаров Кадырбеч Хаджумарович доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации
Официальные оппоненты: Бессонов Борис Николаевич доктор философских наук, профессор Зотов Анатолий Фёдорович доктор философских наук, профессор Пугачёва Людмила Геннадьевна доктор философских наук, доцент
Ведущая организация: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет»

Защита состоится 14.10.2010 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д-502.006.07 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119606, Москва, проспект Вернадского, д. 84 (I уч. кор., ауд. 3330).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте РФ».

Объявление о защите и автореферат соискателя опубликованы __________ на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации, «Объявления о защите докторских диссертаций» http: //vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан _________________ 2010 г.

Учёный секретарь диссертационного совета, кандидат философских наук, доцент В.И. Ефременко

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Обоснование темы и её актуальность. Современная цивилизация поставила перед сознанием человека ряд непростых проблем: чрезмерно возросли объёмы и содержание циркулирующей в обществе информации, возникли принципиально новые информационные технологии и мир виртуальной реальности. Вследствие чего, с одной стороны, человек XXI века поставлен перед необходимостью поиска новых путей активизации творческих возможностей сознания, с другой – решения задач экологии духа и сохранения автономии человеческой личности. Успешное решение этих проблем подразумевает новое более глубокое философско-теоретическое понимание природы сознания и самосознания.



Задача поиска новых оснований знания о мире и человеке очевидна и вневременна: вопрос о местонахождении истины, на которую можно было бы опереться в новой духовной ситуации, когда больше не на что полагаться, кроме как на свой несовершенный разум, всегда сопряжён с новым статусом мира: мир лишается своей онтологической определённости и однозначности. Поэтому он всегда предполагает два основных варианта своего «разрешения»: либо нужно обращать взор вовне, либо – обращаться вглубь себя и искать ответ на вопрос «как человек осуществляет познание, как он и его познание соотносятся с миром?». Вторая интенция реализована в подходе, который сформировал собственную традицию и исторически восходит к Р. Декарту.

В рамках данного подхода предметно и убедительно была сформулирована проблема соотношения индивидуального переживания предельной (в картезианском смысле – далее не анализируемой идеи) очевидности и требования всеобщности и необходимости, предъявляемого к истинному знанию. Недаром в ХХ веке её детальной проработке в своих трудах уделил так много места «последний классик» рационализма Э. Гуссерль. Поэтому именно к указанной традиции мы обращаемся в исследовании сути и динамики рационалистической антропологии.

Диссертант исходит из того, что современность остро нуждается в углублённом изучении картезианского cogito и его трансформаций, поскольку это помогает вернуться к самим истокам человеческого Я, способного выработать новые принципы и ценности.

Характер проблемы и степень её теоретической разработанности. Расставание с эпохой когнитивной классики и некоторыми её более поздними модификациями не случайно сопровождается попытками найти новое обозначение для того, что прежде называлось именем «философия» (по М.Хайдеггеру, например, это скорее «мышление»). Тем самым обнаруживается, что самодостоверность сознания в том виде, в каком она была обозначена Декартом, Кантом, а впоследствии и Гуссерлем, не может выступать в качестве достаточного основания для современного познания. Однако современная философия позволяет исследователю через использование инструментов философской рациональности занять нормативную и критическую позицию по отношению к истории развития понимания феномена сознания, тем самым влияя на его интерпретацию в настоящем и в будущем, что влечёт безусловную тематизацию проблемы человека. Этим обусловлено исследовательское поле работы.

В сочинениях Декарта важная тема взаимоотношений сознания и самосознания содержится в неявном виде. Термин «сознание» (не говоря уже о «самосознании») в работах Декарта встречается крайне редко1. Из числа зарубежных историко-философских работ, анализирующих cogito-мышление, к наиболее важным можно отнести книги и статьи Э. Кассирера, Ф. Бадера, В. Рёда, Л. Бека, М. Геру, Х. Катона, Э. Кенни, Э. Кёрли, Б. Уильямса, Д. Коттингема, и многих других2. Особенностью интерпретаций мышления-cogito в зарубежной историко-философской литературе является то, что оно освещается либо, во-первых, под углом связи с рационалистической методологией Картезия, либо, во-вторых, с точки зрения его роли в установлении первых принципов методологии3. Однако собственно концепт «сознание» детально не анализируется как субстанция, обретающая эмпирико-трансцендентальную двойственность.

Наиболее напряжённые линии анализа cogito-сознания возникают в самой историко-философской традиции, а именно в системах М. Хайдеггера, М. Мерло-Понти, М. Бубера, П. Рикёра, Г. Шпета:

• М. Хайдеггер, в частности, обратил внимание на то, что перевод cogito как «мыслю» не обладает желаемым качеством полноты, поскольку указывает на деятельность универсального систематического опредмечивания, направляемую сначала на более достоверные данные внутреннего опыта (идеи), а затем – на данные внешнего опыта (объекты). В такой схеме самим субъектом оказывается не целостность человеческого существа, а только cogito4. Поэтому базовую формулу Декарта Хайдеггер редуцирует до фигуры cogito-sum, где новый субъект представляется очищенным ото всего, кроме деятельности cogito, постоянно оперирующего предварительно опредмеченными данными5;

• М. Мерло-Понти подверг критике позицию, в соответствии с которой нельзя подвергнуть сомнению картезианское cogito-сознание и его различные модусы (восприятие и даже само сомнение), так как, по его мнению, не существует убедительных оснований для приписывания имманентному акту cogito большей достоверности, чем трансцендентным cogitate. Поэтому Мерло-Понти заменяет картезианское cogito понятием «истинное cogito»6. Тем самым субъективность предполагает форму «соприродности миру»7: субъективное и объективное, внутреннее и внешнее – нераздельны, а субъективное в целом предстаёт у Мерло-Понти как неотделимая грань структуры более широкого охвата;

• М. Бубер, рассматривая специфику картезианской схемы абстракции Я (выход на высший уровень абстракции Я в cogito и возврат к эмпирическому субъекту), обращает внимание на то, что теоретическая экспликация «Я» у Декарта вплетена в рассуждения от первого лица, поскольку философ излагает свой личный опыт. Однако, как полагает Бубер, «На самом деле ego cogito означает у Декарта не просто «Я обладаю сознанием», но «Я есть то, что обладает сознанием», то есть является продуктом тройной абстрагирующей рефлексии»8. Поэтому схема абстрагирования по Буберу выглядит так: сознание – [субъект сознания - Я] – отождествляемая с Я живая психофизическая личность;

• П. Рикёр отмечает, что использование герменевтического подхода к текстам Декарта позволяет увидеть за cogito предисторию субъекта9. Комментируя идеи Хайдеггера о том, что в рамках новоевропейской картины мира человек становится репрезентантом сущего в смысле предметного, Рикёр видит в cogito не абсолют, но атрибут определённого исторического времени – эпохи картины мира, когда человек выводит себя на сцену собственного представления10;

• Г. Шпет, размышляя о характере «обобщения» эмпирического Я, замечает: каждая личность или Я поддаётся трансформации в «идею». Это происходит каждый раз, когда для одного и единственного устанавливают типическое (по примеру всеобщего правила). Отсюда возможен идеальный коррелят, выражающий сущность эмпирического Я, реально существующего, но не являющегося обезличенной единицей стандартного логического обобщения11. Поэтому обнаруживается необходимость истолкования того, что Я встраивается в некоторое «сообщество», в котором занимает только ему предназначенное место.

Отметим также, что в некоторых работах делается акцент на понимании Декартом сознания как чистого внутреннего познания12. С таким представлением о картезианском сознании в его соотношении с мышлением органично согласуется, в частности, позиция М.К. Мамардашвили13.

Как таковое сознание (conscientia) терминировано у Декарта больше в латинских текстах, чем во французских их переводах14. Условная вторичность сознания по отношению к мышлению терминологически несомненна. Именно это обстоятельство, скорее всего, объясняет, почему русские историки философии иногда вообще отрицали наличие понятия «сознание» у Декарта15.

В новой и новейшей отечественной литературе в большей степени нашла комплексное отражение именно картезианская концепция мышления, прежде всего в общих трудах по истории западноевропейской философии Нового времени16.

Несмотря на значительную разработанность конкретных аспектов проблематики мышления, методологии, естественно-научного наследия и других тем философии Декарта, принцип cogito не тематизирован в качестве субстрата, фундирующего потребность в расширении историко-философской модели рационального сознания и синтезирующего историко-философскую критику и преемственность парадигмальных систем знания, в частности, картезианской и феноменологической парадигм.

Собственную специфику соотнесения картезианского и феноменологического подходов к исследованию сознания в западной историографии можно условно сгруппировать в рамках трёх направлений.

1. Направление первое – аподиктичность. Ракурс рассмотрения картезианского принципа рационального усмотрения сущности вещей как принципа аподиктичного познающего сознания, явно проявился уже в феноменологическом философствовании Ф. Брентано: понимая под аподиктичностью непосредственное, актуальное восприятие сознания, он вслед за Декартом подчёркивает её когитальный характер, признаёт необходимость непосредственного внутреннего сознания, адекватно сопровождающего и делающего самодостоверной любую психическую деятельность17. Э. Кассирер, оценивая статус гуссерлевской доктрины истины как идеи совпадения «мыслимого» и «присутствующего», указывает на правомерность обозначения феноменологии как основанной на очевидности теории трансцендентальной философии18. Современный философ Моханти отмечает специфичность феномена сознания в подобной постановке: сознание включает и исторические и вне-исторические измерения, что создаёт предпосылку для движения феноменологии от «наивной» позиции субъекта к позиции чистого аподиктического сознания трансцендентального субъекта19.





2. Направление второе – чистое Я. Новейшие исследования проблемы чистого Я в феноменологии основаны на более тщательном изучении массива текстов Гуссерля, в том числе опубликованных сравнительно недавно. В частности, японский феноменолог Т. Сакакибара обращает внимание на трудности описания чистого Я Гуссерлем и акцентирует позицию, в соответствии с которой чистое Я может быть полностью взято из всякого cogito как адекватная данность. При этом идентичность чистого Я является показателем «завершённости» «монадического» сознания20. Немецкий учёный К. Дюзинг в важной работе, посвящённой разработке модели самосознания в рамках теории «конкретной субъективности», анализируя раннюю позицию Гуссерля по отношению к понятию Я, предполагает, что именно его стремлением преодолеть новоевропейскую «метафизику Я» объясняется настойчивость в «опытном» постижении и воспринимаемости Я21. Однако, например, Й. Брокманн подчёркивает, что говорить о целостной концепции самосознания у Гуссерля вообще довольно сложно, поскольку в его текстах понятие интенциональности является символом примата сознания-о чём-то над само-сознанием22.

3. Направление третье – редуктивные процедуры23. Исследователи справедливо отмечают, что Гуссерль не сумел полностью преодолеть трудности движения по картезианскому пути: во-первых, после получения в рамках эйдетической редукции имманентной мысли ego cogito необходимо соотносить трансцендентальную редукцию и трансцендентальную субъективность и более чётко определять саму эту субъективность; отсюда возникает специфическое противопоставление имманентного и трансцендентного24; во-вторых, движение к чистой субъективности как к ego cogito требует детальной проработки вопроса об аподиктичности (поскольку Декарт не сумел создать аподиктическую почву), который у Гуссерля остался далёким от разрешения25; в-третьих, само по себе редуцирование потенциально бесконечно, поэтому очистить субъективность полностью невозможно (это замечание распространяется на все пути редукции)26.

Важными для понимания сущности сознания в феноменологии являются работы уже упомянутого М. Мерло-Понти, акцентирующие проблемы восприятия; Х. Конрад-Мартиус27, А. Райнаха28, Д. фон Гильдебранда29, Э. Финка30, Т. Рокмора31, раскрывающие онтологическую тему, где обосновывается объективность знания; Г. Шпигельберга32, Й. Сейферта33, Э. Марбаха34, анализирующие проблемы «научного» метода исследования сознания.

В работах К. Лембека35, Ж. Лиотара36, Б. Вальденфельса37 в том числе решаются проблемы гносеологической природы предметностей сознания. Например, Б. Вальденфельс видит в феноменологии теорию открытого опыта, «имплицитно присущего разуму, в котором реальное и идеальное пронизывают друг друга»38.

Квалифицированное отражение получили многие аспекты феноменологического рассмотрения сознания в русской философии39.

В новейшее время весьма важные изыскания в сфере феноменологической концепции сознания и познания провели К.С. Бакрадзе, З.М. Какабадзе, А.Ф. Бегиашвили, А.Т. Бочоришвили, М.К. Мамардашвили40. М.К. Мамардашвили, в частности, был высказан ряд глубоких положений по вопросам очевидности картезианского cogito41.

Фундаментальные современные исследования в отечественной философии по проблемам сознания и аподиктичности в феноменологии провели Н.В. Мотрошилова42, В.И. Молчанов43, П.П. Гайденко44, А.Ф. Зотов45, В.В. Калиниченко46. Н.В. Мотрошилова, например, исследует специфику cogito у Гуссерля в нескольких срезах, отталкиваясь от квалификации cogito в феноменологии как особого типа переживания сознания47. А В.И. Молчанов вскрыл первичную структуру сознания, полагая в её основу опыт различения48. Указанные исследователи принадлежит к тем мыслителям, которые постоянно прикладывают достойные уважения усилия для поддержания интереса к феноменологии в России.

Концептуализация cogito, предпринятая в диссертационном исследовании, осуществлена в связи с задачей систематического историко-философского анализа картезианского понятия сознания, которое из акта специфического характера превращается в форму разума в феноменологии, когда изнутри сознания (трансценденталистски) отрабатывается тема отношения целостных, синтезированных предметностей сознания к «действительности», взятой в конститутивном смысле.

На основании вышесказанного сформулированы объект, предмет и цель исследования.

Объект исследования: историко-философские модели функционирования сознания индивида как регулятора рациональных познавательных, предметно-практических отношений с действительностью.

Предмет исследования: взаимосвязь сознания и самосознания в философии Декарта и в феноменологии Гуссерля в рамках парадигмы философской рациональности.

Цель исследования: формирование историко-философского представления о генетических и эволюционных сторонах понятия сознания и самосознания в классическом рационализме XVII века и в феноменологии Гуссерля в качестве объяснительной модели познавательных отношений индивида с самим собой и с миром (в рамках концептуальных схем «я [сознание] – Я [самосознание]» и «я [сознание] – Я [самосознание] – мир»).

Достижение основной цели работы осуществляется в ходе решения следующих исследовательских задач:

1. Реконструкция картезианской концепции сознания, определяемой специфической логической формой cogito ergo sum, для определения архитектоники чистого сознания и его компонентов: границ опыта, априорных структур, временности, механизма воли.

2. Концептуализация эпистемологических следствий рационалистической методологии Декарта в рамках cogito-центрической процедуры преобразования субъективности субъекта (картезианской редукции).

3. Сопоставление картезианского сомнения и редукции Гуссерля как единственно возможных методов вхождения в область трансцендентального ego для оценки, во-первых, «res cogitans» с позиций трансцендентальной феноменологии и, во-вторых, содержательной эффективности процедур выхода за пределы индивидуального субъекта у обоих мыслителей.

4. Определение специфики эволюционных49 характеристик феномена чистого мышления в рамках спинозистского варианта картезианской концепции сознания.

5. Исследование монадологии Лейбница в аспекте действия декартовского принципа рационального самопознания автономного субъекта с целью фиксирования и описания эволюционных и генетических компонентов картезианской концепции сознания.

6. Реконструкция оснований сознания и самосознания в феноменологии для установления, во-первых, концептуальных последствий картезианского cogito в методологических установках Гуссерля, во-вторых, специфики генетической трансформации концепта Я-мышления в рамках трансцендентальной феноменологии.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.