авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Методология западного религиоведения второй половины xix – xx веков

-- [ Страница 4 ] --

Важными методологическими принципами феноменологии религии, которые подробно анализируются в диссертации, были антиредукционизм, априоризм, интенциональность и аисторизм. Далеко не все феноменологии религии использовали полный набор методологических приемов, сформулированных Гуссерлем и его философскими последователями. Каждый из религиоведов следовал тем феноменологическим процедурам, которые представлялись ему наиболее эффективными. Но использование одного или нескольких из рассмотренных методологических приемов подрывало религиоведческую парадигму, которая сформировалась к началу ХХ в., и неизбежно вело к теологизации науки о религии.

Третий параграф «Становление герменевтического подхода к изучению религии» посвящен религиоведческой герменевтике, которая была тесно связана с феноменологией религии и пользовалась столь же большой популярностью.

Становление основных принципов, категорий и понятий герменевтики происходило на протяжении многих веков. Герменевтика как искусство истолкования была знакома древнегреческим филологам-грамматистам и философам. Они занимались разъяснением непонятных мест, содержащихся в мифологии, религиозных, философских, исторических, художественных текстах. Однако формулировка более или менее общих теорий герменевтики связана с возникновением христианства и превращением его в мировую религию. Среди христианских мыслителей, занимавшихся проблемами герменевтики, особо следует выделить Аврелия Августина и Матиаса Флация Иллирийского. В диссертации подробно разбираются воззрения этих мыслителей, поставленные ими герменевтические проблемы и способы их решения.

Дальнейшая эволюция герменевтических идей была тесно связана с расширением области исследований. В эпоху Возрождения предметом герменевтики становятся не только тексты Священного Писания, но и произведения классической древности, которые в то время активно переводились на национальные языки. Это потребовало разработки правил перевода с одного языка на другой. В Новое время герменевтика постепенно проникает в исторические исследования, языкознание, юриспруденцию, литературоведение. Таким образом, возникают предпосылки для превращения герменевтики в общую методологическую концепцию.

Философское значение герменевтика обрела в трудах Ф. Шлейермахера и В. Дильтея. В диссертации уделено большое внимание герменевтическим воззрениям этих мыслителей, особо подчеркивается присущий им психологизм, интуитивизм и иррационализм. Именно эти моменты оказали огромное влияние на феноменологические и герменевтические построения Й. Ваха и Г. ван дер Леува.

Крупнейший феноменолог и социолог религии Й. Вах считал, что первичной данностью любой религии выступает религиозный опыт. Религиозный опыт имеет тенденцию к выражению (expression), и эта тенденция универсальна. Благодаря тому, что религиозный опыт получает свое выражение, он становится доступным для других людей, в том числе для исследователей религии. Предметом религиоведения, согласно Й. Ваху, являются все существовавшие и существующие формы выражения религиозного опыта, а цель состоит в том, чтобы понять, что стоит за этими формами и показать «живую целостность изучаемых религий». Отдавая должное методам первоначального религиоведения, Й. Вах считает, что их нужно дополнить достижениями герменевтической философии. В связи с этим он формулирует основной герменевтический вопрос: «Возможно ли понимание чужих для исследователя религий?». Следуя Ф. Шлейермахеру и В. Дильтею, немецко-американский религиовед дает положительный ответ на этот вопрос. Основу понимания составляет единство человеческой природы. В каждом человеке, по мысли Й. Ваха, содержатся все формы человечности. Исследователь должен уметь активизировать латентно присутствующее в его сознании многообразие религиозного опыта. Обладая определенной подготовкой, он может обнаружить в себе нечто созвучное тем формам выражения религиозного опыта, которые составляют предмет его исследования, и тем самым понять религиозность разных эпох и народов. Й. Вах отводит значительную роль в понимании религий человеческому интеллекту, однако последним словом в концепции Й. Ваха является неуловимая и не поддающаяся проверке дивинация. Таким образом, религиоведение, дополненное методологическими принципами герменевтики (одаренность интерпретатора, обладание чувством религии, специальная подготовка, интеллектуальный, эмоциональный и волевой настрой, способность к дивинации) становится не только наукой, но и искусством понимания религий.



Эта мысль получила развитие в творчестве голландского феноменолога религии Г. ван дер Леува. Провозгласив, что целью феноменологии религии является понимание религиозных феноменов, Г. ван дер Леув определяет средства ее достижения. В отличие от Й. Ваха, который все же отдавал предпочтение интеллектуальным моментам понимания, голландский религиовед считал, что так называемые научные методы исследования играют второстепенную роль в гуманитарных дисциплинах. Отдавая предпочтение интуитивному постижению религиозных феноменов, Г. ван дер Леув утверждает, что их понимание возможно лишь в том случае, если рассматривать их в контексте «всеобъемлющих духовных структур», которые есть не что иное, как объективный разум. Это – всепонимающий разум, и таким разумом может быть только Бог. Другими словами, любое понимание, в том числе понимание религиозных явлений, неизбежно носит религиозный характер.

Герменевтическая концепция Г. ван дер Леува ставит своей целью переход от феноменологии религии к христианской теологии. Такая же цель провозглашалась многими сторонниками герменевтического подхода к изучению религии, среди которых преобладали христианские философы и теологи.

Третья глава «РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ в. В ПОИСКАХ НОВОЙ ПАРАДИГМЫ» состоит из пяти параграфов.

Первый параграф «Тенденции религиоведения второй половины ХХ в.» дает общее представление о процессах, происходивших в западном религиоведении рассматриваемого периода. Наиболее очевидной тенденцией религиоведения того времени было усиление организационного начала, междисциплинарных взаимодействий и международных контактов. Это было связано с основанием в 1950 г. Международной ассоциации истории религий. Данная ассоциация, возглавляемая всемирно признанными учеными (Г. ван дер Леув, Р. Петтацони, Г. Виденгрен и др.), регулярно созывающая международные конгрессы и региональные конференции, издающая с 1950 г. журнал «Нумен», способствовала более тесному и плодотворному взаимодействию религиоведов разных стран, выявлению наиболее актуальных проблем науки о религии, их всестороннему обсуждению и определению путей их решения.

Вторая тенденция религиоведения состояла в изменении акцентов в области исследований. Классическое религиоведение чаще всего основывалось на историческом материале. Во второй половине ХХ в. четко прослеживается усиление интереса к современности, к «новым религиозным движениям» (А. Баркер, Г. Керер), «квазирелигиям» (Н. Смарт), «крипторелигиозности» (М. Элиаде), «секуляризации» (Т. Парсонс). Изменение акцентов в области исследований, а именно сочетание исторического анализа с постоянно возрастающим интересом к современности, потребовало разработки новых подходов к изучаемому материалу, чему было уделено большое внимание в религиоведческих кругах.

Следующей особенностью религиоведения второй половины ХХ в. стал более легкий доступ к новым данным и результатам исследования. Это было связано с беспрецедентным развитием средств массовой информации и компьютеризацией науки. Вместе с тем возник ряд новых теоретических проблем, связанных с такими явлениями, как «электронная церковь», «телевизионная магия», «компьютерные религии» и т.п. Изучение воздействия средств массовой информации на сознание людей, а также анализ религиозных и квазирелигиозных элементов виртуальной действительности стали важнейшей частью религиоведческих исследований.

Еще одной тенденцией религиоведения второй половины ХХ в. можно считать повышенное внимание к уточнению религиоведческой терминологии и упорядочению многочисленных определений религии. Значительное место в диссертации отводится дискуссиям по поводу понятия «религия». Показано, что во второй половине ХХ в. не было выработано сколь-либо единообразного понимания религии. Продолжались споры между сторонниками теологических и светских, номинальных и реальных, экслюзивистских и инклюзивистских, психологических и социологических, дескриптивистских и эссенциалистских определений религии, которые не принесли реальных результатов. Понятие «религия» осталось неопределенным, хотя в мировом религиоведении наметилась тенденция к предельно широкому истолкованию этого понятия (Э. Фромм, Ж. Ваарденбург, Дж. Йингер, Н. Смарт).

Во второй половине ХХ в. прослеживалась тенденция к размежеванию религиоведения с философией религии. Многие религиоведы подчеркивали, что философское исследование религии не является объективным, нейтральным в ценностном отношении, т.е. научным. В обоснование такого воззрения религиоведы ссылались на то, что одной из главных задач философии религии является решение проблемы истинности религии. Еще более отчетливо в послевоенный период прослеживалась тенденция к размежеванию религиоведения с теологией. Для этого использовался методологический принцип «исключения трансцендентного», согласно которому религиоведение должно воздерживаться от утвердительных или отрицательных суждений о существовании трансцендентных объектов и сил. Среди активно работающих во второй половине ХХ в. религиоведов было немало верующих. Однако и они понимали, что наиболее достойной позицией для ученого является воздержание от суждений, которые нельзя обосновать научными средствами. На Западе многие исследователи религии осознали, что религиоведение и теология являются самостоятельными отраслями знания, каждая из которых имеет свою специфику и право на существование.

Важнейшей тенденцией религиоведения второй половины ХХ в. было усиление интереса к методологической проблематике. Анализ западных источников показал, что характерной чертой религиоведения второй половины ХХ в. следует считать постоянно возрастающий плюрализм методов изучения религии. Менее явственно прослеживалось стремление к выработке интегральной методологии исследования религии. Некоторыми учеными высказывалось мнение, что существующий плюрализм подходов к изучению религии должен быть дополнен поисками более или менее универсальных принципов религии, но «минимум базовых предпосылок» науки о религии так и не был сформулирован.

Выделенные тенденции религиоведения второй половины ХХ в. позволяют утверждать, что на данном этапе развития науки о религии шли напряженные поиски выхода из кризисного состояния, но преодолеть кризисные явления в религиоведении к концу ХХ в. не удалось. Особенно остро кризис проявился в феноменологии религии, на которую возлагались большие надежды в первой половине ХХ в.

Во втором параграфе «Кризис классической феноменологии религии. Неофеноменология религии» показано, что феноменология религии во второй половине ХХ в. развивалась в нескольких направлениях. В рамках этой дисциплины окончательно оформились три школы: дескриптивная феноменология религии, уделявшая главное внимание описанию и систематизации религиозных феноменов; типологическая феноменология религии, ставившая своей целью выявление и изучение различных типов религии; феноменология религии в прямом смысле этого термина, стремившаяся постичь сущность, значения и структуры религиозных явлений и использовавшая для этого методологические принципы философской феноменологии.

В диссертации рассматриваются феноменологические построения Г. Виденгрена, О. Хульткрантца, М. Элиаде, К. Ю. Блеекера. Эти ученые пользовались огромным авторитетом в религиоведческих кругах второй половины ХХ в. Однако, начиная с 70-х годов феноменология религии стала подвергаться серьезной критике. Впервые массированная атака на феноменологию религии была предпринята на конференции Международной ассоциации истории религий, проходившей в 1973 г. в г. Турку (Финляндия). Многие участники конференции поставили под сомнение такие понятия классической феноменологии религии, как «эпохе», «сущность», «интуитивное постижение сущности», «эмпатия», «структура», «образец» и т.п. Господствующее на конференции мнение сводилось к тому, что эти понятия являются неоднозначными и проблематичными даже с философской точки зрения и совсем не подходят для научного изучения религий.





Примерно такие же оценки давались феноменологии религии на конференции Международной ассоциации истории религий, проходившей в 1979 г. в Варшаве. Большой резонанс на этой конференции вызвал доклад Ц. Вербловски «Существует ли в религиоведении феноменология религии?» Ответ автора доклада на вынесенный им в заголовок вопрос обескуражил сторонников феноменологического подхода к изучению религии. Ц. Вербловски обосновывал мысль, что у феноменологии религии нет собственного предмета, а ее методологические установки либо давно устарели, либо весьма тривиальны и используются во многих науках.

После этих двух конференций разочарование в классической феноменологии религии стало повсеместным. Однако не все религиоведы были готовы полностью отречься от феноменологии религии, несмотря на ее очевидные недостатки. К их числу относился Ж. Ваарденбург, который считается основателем неофеноменологии религии, или «феноменологии религии в новом стиле». Главной задачей неофеноменологии религии Ж. Ваарденбург провозгласил исследование «интенций» и «субъективных значений». По его мнению, любой религиозный феномен следует понимать прежде всего «как выражение» или «специфическое проявление» человеческих интенций (намерений, устремлений, идеалов, мечтаний, вдохновений и т.п.). Акцент в данном случае переносится с религиозных явлений на человеческое сознание и интенции, лежащие в основе религиозных явлений. В таком же ключе решается Ж. Ваарденбургом проблема значений религиозных явлений, которая всегда считалась важнейшей в феноменологии религии. Он призывает осуществить переход от изучения того, какие значения имеют религиозные явления сами по себе, к изучению того, какие значения они имеют для людей.

В диссертации показано, что, разрабатывая основопологающие положения неофеноменологии религии, Ж. Ваарденбург следует одной из главных тенденций духовной жизни Запада второй половины ХХ в., которая обозначается термином «антропологический поворот». Поворот к человеку происходил не только в различных направлениях западной философии, но и в западной теологии. Неофеноменология религии Ж. Ваарденбурга, сформулированная в весьма абстрактном виде, может послужить основой как для светского религиоведения, так и для теологических построений, завуалированных философской и религиоведческой терминологией. Только дальнейшая конкретизация разных аспектов неофеноменологии религии и практическое применение ее принципов при изучении религий покажут в каком ключе будет развиваться эта дисциплина и помогут ли новации Ж. Ваарденбурга преодолеть кризис феноменологии религии.

В третьем параграфе «Методологические проблемы истории религий» отмечается, что во второй половине ХХ в. история религий продолжала оставаться базовой религиоведческой дисциплиной. В рассматриваемый период на Западе было опубликовано огромное количество работ по истории религий. К сожалению, до сих пор отсутствуют серьезные научные обзоры этой области исследований. В 1975 г. К. Ю. Блеекер констатировал, что тип ученых, способных сделать обзор всей истории религий или, по крайней мере, ее значительной части, постепенно вымирает. К концу ХХ в. такой тип ученых окончательно вымер, и надеяться на то, что в распоряжении религиоведческого сообщества окажется систематический обзор работ по истории религий второй половины ХХ в. уже не приходится. Однако вполне посильной представляется задача фиксации методологических проблем истории религий и определения главных тенденций в этой области религиоведческих исследований. В диссертации показано, что основные методологические споры во второй половине ХХ в. разворачивались по следующим проблемам:

1. Следует ли понимать историю религий в узком смысле (как дескриптивную дисциплину) или в более широком смысле (как дисциплину, занимающуюся интерпретацией, сравнением и типологизацией исторических данных)? Во второй половине ХХ в. подавляющее большинство исторических работ носило дескриптивистский характер, хотя в религиоведческой среде произошло осознание необходимости теоретической обработки исторических данных. Наиболее влиятельной в это время стала идея «интегральной истории», которая разрабатывалась представителями итальянской школы (Р. Петтацони, А. Брелич, В. Лантернари, Э. де Мартино, А. Баузани, У. Бьянчи).

2. Существует ли специфический метод истории религий или эта дисциплина может использовать методы других гуманитарных наук? Те, кто был склонен положительно отвечать на первую часть этого альтернативного вопроса, зачастую трактовали историю религий как автономную дисциплину, имеющую уникальный предмет, а следовательно, и особый метод его исследования. Их оппоненты подчеркивали взаимосвязь всех религиоведческих дисциплин, а также религиоведения и других гуманитарных наук. Последняя точка зрения обретала все больше сторонников среди историков религий.

3. Следует ли изучать религию как явление sui generis или она должна изучаться в самом широком контексте, то есть в ее взаимосвязях с другими социокультурными элементами? Ответы на этот вопрос позволяли провести четкую демаркацию между теологически ориентированными религиоведами и остальной частью религиоведческого сообщества. Тезис классической феноменологии религии, согласно которому религия – явление sui generis, представляет собой наукообразное выражение традиционной теологической идеи о божественной природе религии. Это осознавалось большинством историков религий, отдававшим предпочтение тезису о религии как социокультурном феномене.

4. Является ли история религий «спасающей дисциплиной» и может ли она оказывать влияние на культуру, политику, экономику? Никто из религиоведов не сомневался, что религия может оказывать влияние на все стороны общественной жизни, но история религий представляет собой гуманитарную дисциплину и, в качестве таковой, не может выполнять функции религии. Идеалом религиоведческих исследований считалось воздержание от религиозных, политических, экономических и других пристрастий.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.