авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Гуманистический универсализм как парадигма мировоззрения

-- [ Страница 4 ] --

Истинное знание (или знание-истина) имеет сложную противоречивую структуру как система. В вертикальном разрезе эта система представляет собой иерархию идей разной степени общности, венчаемую истиной-мировоззрением. В горизонтальном плане она включает такие подструктуры, как знаковая (семантический, синтаксический и прагматический аспекты), функциональная (информативный, оценочный, волюнтативный аспекты), полевая (текст, подтекст, контекст, сверхтекст), диалектическая (объективное  субъективное, абсолютное относительное, процесс  результат, монизм плюрализм, достоверность заблуждение). Преувеличение или недооценка любого из этих аспектов ведёт к искажению истины.

Универсальность и плюрализм знания требует универсального подхода и к проблеме критерия истины, применения разных критериев (непротиворечивость, соответствие опыту, полезность, успех, общезначимость, авторитет, прирост знания, факты, история, неопровержимость и др.) как взаимодополняющих, поскольку все они относительны. Важным критерием истины, не учитываемым рационалистической гносеологией, следует считать взаимопонимание людей, использующих данное знание.

Всё сказанное говорит о необоснованности крайностей гносеологического оптимизма и пессимизма. Гносеологический реализм утверждает относительность наших знаний о сущности явлений и бесконечность их движения к идеалу абсолютной истине. Требования общества к качеству знания постоянно возрастают. Но соответственно возрастает и отдаленность от знания его идеала. Поэтому бесконечность Универсума в каждом его объекте навечно обеспечивает место в познании тайне и вере.

Подраздел «Антропологический аспект» посвящен трактовке сущности человека, его типологии, современному бытию и перспективам.

Человек вот что более всего интересует человека, что он более всего ценит и более всего стремится познать. Поэтому именно человек должен быть главным предметом философии. Но эта простая мысль далеко не всегда признавалась и реализовывалась философами. А если и признавалась, то представители разных течений по-разному определяли сущность человека. Так, философы Просвещения видели сущность человека в его разуме, немецкие классики в его духовной активности, немецкие романтики в фантазии и игре, иррационалисты в интуиции и воле, философы жизни в его незавершенности, неотомисты в вере, неопозитивисты в языке, экзистенциалисты  в свободе, марксисты в общественных отношениях. Конечно, все эти качества отличают человека от животных. Но можно указать и другие его отличия идеалы, надежды, творчество, развитие, труд, смех, плач и т. д.

Рассматривая критически эти определения сущности человека, мы заключаем, что все они весьма односторонни, человек «не укладывается» полностью ни в одно из них, и что в принципе точное и исчерпывающее определение человека невозможно. Ибо человек универсально активен и потому бесконечно проявляет и определяет себя в мире. Поэтому при любых проявлениях и определениях человека в нём скрывается некий неучтенный остаток, некая тайна. Всё сказанное учитывает гуманистический универсализм, усматривающий сущность человека в его потенциальной универсальности, или многомерности высшего порядка. Этим он поддерживает и развивает традицию древнегреческого космизма, для которого человек это «микрокосм».



В диссертации приводятся различные классификации человеческих типов Э. Кречмера, К. Юнга, Э. Берна, У. Шелдона, П. Тигера, А. Афанасьева. Ни эти, ни любые другие классификации не могут полностью охватить бесконечное разнообразие людей, но если их не абсолютизировать, они могут расширить наше знание о человеке.

Мы выдвигаем своё видение российского национального типа, которого называем homo transcendens (человек переходный). Этот тип соответствует переходному характеру российской государственности и культуры благодаря географическому расположению России между Западом и Востоком и частым социальным потрясениям и переменам в ней.

В России сходятся два разных типа культуры (мира образцово упорядоченной духовности) и цивилизации (мира стандартизованной технической социализации), толкающие её в разные стороны: мечтательно-созерцательный Восток, где чрезвычайно консервативная культура подчиняет себе и сдерживает цивилизацию, и рационально-практический Запад, где чрезвычайно динамичная цивилизация опережает и подчиняет себе культуру. Возможно, в силу этого скрещения и долговременного рабства вся история России складывается из переходных социально-культурных форм. Это можно наглядно проследить на примере последних двух столетий российской истории, представляющих перманентный пульсирующий кризис и переход: восточнодеспотическое самодержавие либеральная реформация 186070-х гг. самодержавная реакция 188090-х гг. революция 190507 гг. буржуазная реформация и экономический подъём перед первой мировой войной кризис самодержавия и экономики в ходе войны буржуазно-демократическая революция 1917 г. и республика большевистская революция и военный коммунизм нэп 192129 гг. казарменно-феодальный социализм развитый лагерный социализм  формально-демократическая перестройка анархо-буржуазная реформация. Эта перманентная социальная нестабильность и переходность отпечаталась на поколениях россиян, создала особый социальный тип переходного человека, который в свою очередь питает переходный характер нашего общества.

Сознание переходного человека болезненно противоречиво, разорвано, напряжено и неустойчиво. Его установки изобилуют комплексами и стереотипами. Ему свойственно иждивенчество у государства, непочтение к закону и порядку, идеализация прошлого, недоверие к настоящему. Его социальное поведение отличается повышенной возбудимостью и анархичностью, перемежаемой равнодушием и пассивностью, он мечется между крайностями, имитируя деятельность. Его душа и тело хронически больны, и он глушит свои боли алкоголем, игрищами, зрелищами, сексом, насилием над слабыми, показной набожностью. Стратегический смысл жизни им утрачен или не найден, поэтому он не живёт полнокровной свободной жизнью, а «переживает» и «выживает».

Разумеется, этот социальный тип не представляет всех россиян, но он достаточно распространен. Поэтому и реформация общества замедлена.

Наша государственная педагогика, с её принципами всеобщности, обязательности, стандартизации и формализации, воспроизводит в массе этого среднего обывателя переходного типа. В связи с этим напрашивается мысль об актуальности идеи Ф. Ницше о сверхчеловеке, разумеется при её критической адаптации к современности и с учетом перспективы. Чтобы выбраться из болота переходной обывательщины, обществу нужен культ таланта и элиты просветителей-подвижников, способных увлечь обывателей и повести их за собой к идеалам высокой культуры.

В заключении параграфа говорится о вероятной перспективе эволюции человека. Современный вид, homo sapiens, испытывает мощное и всё возрастающее давление угрожающих ему спутников и следствий технической цивилизации загрязнения и оскудения природной среды, радиоактивности и электрооблучения, новых опасных болезней, растущих социальных противоречий и проблем, сложностей отношений, ускоряющегося темпа жизни и т. п. В результате резко ослабится иммунитет современного вида и его численность со второй половины XXI в. начнет сокращаться. Но одновременно на его основе начнет расти численность нового вида homo spiritus (человека духовного). Качественно изменится не столько телесность, сколько нервная система, мозг человека будущего (он станет приемником-передатчиком мыслей и чувств) и его сознание. Новое сознание будет универсальным по содержанию и функциям, космическим по широте и любовным по отношению к миру. Благодаря «прозрачности» сознания каждого для других из него исчезнут установки на ложь, насилие, эгоцентризм. Нравственность станет всеобщей нормой уже в силу условия выживания новых людей и общества в целом.

Глава третья «Человек как универсум проблем» посвящена анализу основных проблем человека проблем смысла жизни, взаимопонимания, свободы, справедливости, безопасности, идеала, счастья с позиции гуманистического универсализма (к ним относятся и проблемы сущности человека, истины, рассмотренные во второй главе). Основанием выделения именно этих проблем как основных послужила традиция гуманистики.

Универсальность человека проявляется и в его проблемах. Человек проблемное существо, носитель универсума проблем. Его проблемы порождаются его универсальной противоречивостью, стремлением к идеалам, противоречивостью мира. Каждая из множества проблем человека тянет за собой все другие его проблемы. Но есть среди его проблем такие ключевые, которые преимущественно характеризуют его сущность. Это, прежде всего, проблемы смысла жизни, справедливости, свободы, идеала, счастья.

Потребность в смысле жизни является высшей, универсальной духовной потребностью, подчиняющей, объединяющей, регулирующей другие потребности человека. А это значит, что и удовлетворить эту потребность вполне можно только универсально.

Надёжной методологической опорой при теоретическом и практическом решении проблемы смысла жизни служит философское мировоззрение, особенно категории объективное и субъективное, общее  особенное единичное, смысл и ценность, свобода и ответственность. Особо следует подчеркнуть тесное переплетение проблемы смысла жизни с проблемой ценности. Поиск и реализация смысла жизни это всегда и поиск и утверждение основных ценностей человека и общества. Разные роды и виды ценностей соответствуют разным аспектам и уровням смысла жизни.

Следует различать два аспекта понятия «смысл жизни», объективный и субъективный, для преодоления излишней разноголосицы в рассуждениях о нём. Объективный аспект общая направленность и основное содержание жизни человека, отраженные достаточным количеством документов и оценок независимых наблюдателей, историков и современников. Субъективный аспект собственные представления человека о направленности, содержании и значимости своей жизни. Однако различие этих аспектов относительно и его не следует преувеличивать. Поэтому не только можно, но и нужно говорить об общих закономерностях и свойствах индивидуальных смыслов жизни людей.

Мы выделяем три уровня этой проблемы и её решения: общий (родовой), социально-исторический (видовой) и конкретно-индивидуальный. Общий смысл жизни человека вытекает из его родовой сущности как существа потенциально универсального и состоит в свободной, всесторонней творческой самореализации и саморазвитии человека. Этот смысл конкретизируется видовой сущностью человека как личности, принадлежащей определенному обществу и времени и отвечающей на их зовы. А диктат общества и времени преломляется и конкретизируется каждой индивидуальностью в соответствии с её возможностями, обстоятельствами, идеалами.

Будучи достаточно устойчивым духовно-практическим феноменом, смысл жизни всё же изменяется вместе с существенным изменением человека и его среды, с переоценкой им своих ценностей, сменой родов деятельности, отношений и общения. Смысл жизни представлен ценностной стороной этих родов деятельности и отношений, которые выступают формами его реализации.

Поиск и построение смысла жизни напряженная духовная работа человека, нередко сопряженная с тяжелыми испытаниями, муками и кризисами. Трудности смысложизненного решения-выбора могут быть связаны с наличием множества возможностей жизнедеятельности, равно соблазнительных, или наоборот, с обстоятельствами, почти исключающими выбор, со страхом ответственности за выбор, с недостатком информации для уверенного выбора, с невозможностью предвидеть многие последствия выбора, с противоречием между желаниями человека и его способностями или объективными условиями и т. д. Но тем ценнее для человека обретенный смысл жизни, компенсирующий все её беды и бессмыслицы. Это его важнейшее духовное приобретение, знаменующее его подлинное рождение как личности.





Проблема взаимопонимания в общедиалектическом аспекте предстает как комплекс противоречий общего и единичного, объективного и субъективного между общающимися, субъективно сущий как противоречие между их сознаниями и объективно проявляющийся в противоречиях между их суждениями и между их поступками. В гносеологическом аспекте взаимопонимание предстает как взаимное сближение сознаний общающихся в отношении тематики их общения. В семиотическом плане это означает выработку общающимися общего субъязыка их общения. Главные объективные условия этого близость мировоззрений и форм деятельности общающихся людей, а главные субъективные условия их воля к взаимопониманию, взаимное уважение и развитое воображение. Если различны взгляды и деятельности общающихся, но есть эта единая воля, то они могут достичь достаточного взаимопонимания путем синтеза своих взглядов и форм деятельности или участия в совместной деятельности. Особенно важна воля к взаимопониманию политических лидеров в современном конфликтном мире. Остро актуальна эта проблема для России.

Трудно указать другую проблему, которая была бы так тесно связана с определением и развитием человека, с пониманием всех его достижений и падений, как проблема свободы.

Начинается анализ этой проблемы с рассмотрения многозначности слова «свобода», которую можно свести к двум смысловым центрам: 1) возможность поступать по своей воле для осуществления своих целей и 2) независимость, отсутствие преград и ограничений в деятельности. Первый смысл соответствует так называемой положительной свободе («свободе для»), а второй смысл  так называемой отрицательной свободе («свободе от»). Безусловно, для человека важнее положительная свобода, ибо она указывает на цель и ценность свободы и с ней связана главная суть всякой свободы. А отрицательная свобода неполновесна, так как говорит, прежде всего, о внешних условиях и внешних проявлениях свободы.

Свобода, как и всё в мире, противоречива. И первое противоречие её, с которым сталкивается всякий исследователь это противоречие свободы и необходимости. Как возможна свобода, если всё в мире подчинено объективным законам и связано необходимыми причинно-следственными связями? Это не могут объяснить ни жёсткие детерминисты, абсолютизирующие необходимость, ни индетерминисты, абсолютизирующие случайность. На самом деле необходимость и свобода не исключают, а предполагают одна другую. Во-первых, большую часть необходимых связей и отношений в обществе создают сами люди благодаря своей свободной деятельности. Во-вторых, и это главное, всякая необходимость относительна и гетерогенна, то есть реализуется вариативно в рамках набора различных условий. Необходимость, взятая вне конкретных условий, есть лишь абстрактная тенденция, реализующая себя конкретно в форме различных вариаций, или случайностей. Так сама природа создает объективную предпосылку свободе в виде случайности, которая выступает природным аналогом свободы. Если природа слепо «выбирает» какой-то вариант в рамках необходимости, то человек выбирает устраивающий его вариант необходимости сознательно, то есть свободно.

Однако сведение свободы к выбору из наличных возможностей бытия недостаточно учитывает творческий характер свободы, проявляющийся в её расширении и возвышении. Прикованность человека к наличной действительности с её «объективными» возможностями ограничивает его свободу, превращая в раба обстоятельств и навязанного ими выбора, часто суживающегося до дилеммы «или или». Но творческий человек преобразует свои обстоятельства (и себя вместе с ними), если они его не устраивают, создавая новые, более приемлемые для себя, возможности и тем расширяя свой выбор. Так человек творит свою свободу.

Достигнутая свобода отнюдь не освобождает от трудностей и проблем, а переносит их в новую плоскость и порождает новые. Это связано прежде всего с тем, что спутником свободы является ответственность, которую не хотят или не могут достойно нести многие люди. Эти люди, на словах приветствуя свободу, на деле предпочитают рабство. Другие же всячески домогаются свободы и сполна используют её но только для себя, отрицая свободу для других. Но свобода за счёт несвободы других есть извращение свободы, граничащее с рабством. Свобода не терпит рядом с собой несвободы, соседство с рабством её выхолащивает. Это касается не только отношений различных людей, но и различных видов деятельности и отношений одного человека: свобода стремится к всеобщности и универсальности, отражая и обусловливая универсальную сущность человека. Но эта потенциальная универсальность человека и свободы полностью реализует себя только в бесконечном прогрессе истории.

Итак, свобода есть самоопределение человека посредством творческого синтеза им внутренних и внешних детерминаций. Объективно она коренится в потенциальном бытии, в возможности его стать инобытием, в вариативности необходимости, а субъективно в знании, системе ценностей и воле человека. Она универсально обусловлена всеми факторами жизни человека. Свобода одновременно следствие и условие его универсальности. Она означает не отсутствие зависимости, а выбор и творение её форм.

Развитие цивилизации двойственно влияет на свободу, в одних отношениях расширяя, а в других сокращая её, ибо усложняет жизнь человека новыми условиями и зависимостями. Действует закон: всякое увеличение свободы в одних отношениях сопровождается умалением её в других отношениях.

Анализ проблемы справедливости идёт вместе с изложением истории взглядов на справедливость, которые развивались вместе с развитием общества, его свободы, морального и правового сознания. В родовом обществе справедливость понималась как следование обычаям и традициям рода или племени, приписываемых воле духов или богов. В рабовладельческом обществе наряду с этим возникает её понимание как согласие с законами природы, а затем и с законами общества. Высшим достижением античного представления о справедливости были учение Аристотеля об уравнительной и распределительной справедливости и учение стоиков о долге следовать космической справедливости. В средневековой Европе абсолютно господствовало христианское понимание справедливости как воли бога.

Гуманизм Возрождения вернул справедливости земную опору, выдвинув принцип: справедливо всё естественное в человеческих отношениях, что не противоречит здравому смыслу. С Нового времени европейские мыслители трактуют справедливость в основном в русле утилитаризма, нередко смешанного с гедонизмом. Отражая возросшие социальные противоречия и социальную борьбу, философы Века Просвещения всё более связывали понятие справедливости с требованиями социального равенства. С середины XIX века начинает расти социалистическое понимание справедливости, с акцентом на политическом и экономическом равноправии.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.