авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 |

Философское обоснование права в россии во второй половине xix века (философия юридического позитивизма и философия естественного права)

-- [ Страница 2 ] --

Естественное право в смысле права существующего параллельно с позитивным и являющегося его источником, прообразом или идеалом сторонники юридического позитивизма решительно отвергали, сохраняя за ним лишь значение этической оценки действующего права. Этически должное есть проявление субъективных оценок, изменчивых, неустойчивых и не обязательных. Предметом же теории права должны быть не субъективные оценки, а само право как реальное явление. Дуализм естественного и положительного (позитивного) права они считали фикцией и заблуждением правоведения. Поэтому возможность найти определение понятия о праве столь важного для юристов теоретиков и практиков, говорил Г.Ф. Шершеневич, «заключается в том, чтобы определить понятие о положительном праве. Вниманию исследователя подлежит только то право, которое действует, но не то право, которое должно действовать. Этим ограничением избегается, при определении понятия, опасность смешения права с правовым идеалом, со справедливостью».8 И в ответ на попытки некоторых представителей естественного права отождествить право с нравственностью, он замечает, что при такой постановке вопроса естественное право теряет юридическую окраску и уходит в область этики.

Основываясь на формально-догматическое понятие права, философия юридического позитивизма понимает под правом общеобязательные нормы, нормативные приказы, правила поведения, обеспечиваемые принудительной силой государства и адресованные членам данного общества. Г.Ф. Шершеневич и другие представители юридического позитивизма понимают под правом лишь право в объективном смысле, т.е. совокупность юридических норм, а субъективные права и правоотношения рассматриваются как простое производное от нормы права.

Нам возразят, говорил К.Д. Кавелин, что, расчленяя и размежевывая точными границами, право и нравственность, объективные и субъективные поступки, мы разделяем то, что в действительности слитно, и, придумывая для нравственности правила, отличные от правовых, мы вносим противоречие и разлад между нравственным стремлением и требованиями положительного закона. Напротив, «разделяя право и нравственность мы их сближаем, и, отводя нравственному и юридическому элементу, то место, какое каждому из них принадлежит, мы доказываем возможность мирного существования без столкновений и борьбы. Чем такое разъятие составных элементов полнее и точнее, тем глубже совершеннее знание».2

9

На основе анализа учений наиболее выдающихся представителей позитивизма в России на рубеже XIX – XX вв., диссертантом выявлено, что в философии позитивизма право понимается как система юридических норм (объективное право), и поэтому в отличие от норм морали и иных социальных норм за правом всегда «стоит» государственный аппарат, способный в случае нарушения правовых норм принудить к их соблюдению. Праву отводится роль нормативной основы всей правовой системы общества, все иные разновидности социальных норм обязательны лишь для той или иной части населения.

В третьем параграфе «Влияние западноевропейской философии на формирование позитивизма в России» исследовано значение западноевропейской философии в процессе формирования философии позитивизма в России.



Диссертант указывает на то, что в России 60 – 70-х гг. как никогда прежде зрела острая потребность в теоретическом осмыслении всех тех процессов, которые были связаны с развитием производства, борьбой классов, интересами господствующих в стране сил буржуазии и дворянства. С усиливающимся влиянием демократических взглядов, с интересом к материалистическому толкованию представлений об устройстве природного мира было связано увлечение позитивизмом. В своих теоретических поисках идеологи различных социальных сил России пореформенного времени часто опирались на европейский позитивизм (на труды Э. Литтре, Д. Милля, Г. Спенсера, О. Конта и др.).

Развитие новых буржуазных отношений в пореформенной России вызывало необходимость совершенствования законодательной практики, ее обобщающих теорий. Последнее относилось к правотворчеству, касалось теоретического обоснования системы судопроизводства, форм развития правосознания населения. Для осуществления этого необходимо было использование теоретического багажа зарубежных философов и социологов, правоведов и историков. Так большое распространение получают труды Г. Спенсера «Грядущее рабство», «Грехи законодателей» и т.д. Значительным спросом пользовались труды Л. Гумпловича, Р. Иеринга, К. Бергбома, Д. Остина.

Отмечено, что наибольшей популярностью, особенно в 60-е гг., пользовался позитивизм О. Конта. Этому содействовало сначала завершение, а затем новое издание его собрания сочинений во Франции и издание сочинений о нем в России. В 1865 г. Д. Милль выпускает книгу «Огюст Конт и позитивизм», а год спустя ее переводят на русский язык. В 1866 г. появляется статья Д.И. Писарева «Исторические идеи Огюста Конта».1

10

Позитивизм привлекал к себе внимание большинства своей критикой теологии и метафизики. Аргументы О. Конта против метафизики казались неотразимо убедительными для русского общества, поскольку позитивизм, как уверяли исследователи, выступал со знанием служения человечеству в самых его настоятельных нуждах, он обещал построить человеческое счастье на прочном фундаменте, который представляла, созданная им наука – социология.

Вместе с тем, ее русских сторонников отталкивал чрезмерный объективизм этого французского философа, его пренебрежение психологической проблематикой, стремление представить процесс познания как один из аспектов мирового развития, которое осуществляется само по себе вне всякой связи с личностным творчеством ученого, в то время как русские мыслители связывали процесс познания с некими высшими нравственными задачами и не смотрели на него как на простое накопление новых сведений об окружающей действительности. Это порождало как восторженные, так и презрительные оценки позитивистской концепции со стороны русских мыслителей.

К числу наиболее ярких представителей позитивизма, пропагандировавших учение О. Конта, следует отнести В.В. Лесевича и К.Д. Кавелина.

В.В. Лесевич считал позитивизм самым совершенным учением, способным примирить извечный антагонизм между философией и конкретными науками. По его мнению, прогресс науки дал возможность окончательно осуществиться переходу от метафизического миросозерцания к научному, в умах некоторых передовых мыслителей и переход этот уже начинает совершаться в общественном сознании. Согласно его точки зрения, развитие умственной деятельности человека является основой общественного прогресса, прогресса промышленности, нравственности, искусства, политики. Вслед за О. Контом он рассматривал философию лишь как синтез теоретических начал конкретных наук, отрицая тем самым собственных предмет философии.

Будучи поклонником философии О. Конта, В.В. Лесевич, тем не менее, высказывает и критические замечания. Он настаивает на необходимости гносеологической теории для позитивизма, которая должна спасти его от прежнего узкого догматизма, представив ему прочный научный базис. Критикуя первый позитивизм за отсутствие гносеологической проблематики, русский философ находит единственно научную точку зрения в работах Р. Авенариуса, став впоследствии сторонником и пропагандистом философии махизма.

Такое же противоречивое мнение о контовской теории высказывают и другие русские мыслители, пропагандировавшие позитивистскую философию в России.

На основании проведенного исследования воззрений первых представителей позитивизма в России, диссертант отмечает тот факт, что западноевропейская философия оказала самое непосредственное влияние на формирование философии позитивизма в России. Это влияние заключалось не в простом копировании западноевропейских идей позитивистских учений русскими философами и правоведами, а в модернизации и приспособлении этих идей к условиям своей страны с учетом национального правосознания.

Вторая глава «Философия естественного права в России второй половины XIX века» посвящена проблеме «возрождения» философии естественного права в России конца XIX в.

В первом параграфе «Теоретико-методологические основы возрождения философии естественного права в России второй половины XIX века» отмечено, что хотя идея естественного права, как права отличного от совокупности законов, установленных государством, принадлежит к числу древнейших в истории политической и правовой мысли, в середине XIX в. успешное воздействие философии естественного права на социально-политические процессы, тем не менее, прерывается в силу утверждения в правоведении философии юридического позитивизма. Однако уже на рубеже XIX – XX вв. позитивистская методология начинает испытывать кризис. То обстоятельство, что философия юридического позитивизма отождествляла право с силой государственного принуждения, привело к тому, что демократические и либеральные учения стали вновь возвращаться к естественно-правовым идеям. Обращение буржуазных идеологов к философии естественного права было вызвано также тем, что в условиях крушения прежних государственно-правовых форм первостепенное значение приобретали поиски ответов на философско-аксиологические проблемы права и государства. Позитивистская методология, отрицающая диалектические закономерности развития политико-правовой действительности, была не способна решить эти проблемы и показала свою несостоятельность.

Фундаментальные проблемы общественной системы на пороге XX столетия вновь потребовали того, чтобы была найдена духовно-философская основа для решения вопросов, связанных с назревшими изменениями в общественно-политической жизни общества. Для большинства русских либералов теоретической базой стала теория естественного права. Благодаря своей гибкости, глубине и ярко выраженной гуманистической направленности естественно-правовая теория стала своего рода мировоззрением, в рамках которого вырабатывались новые политико-правовые идеи. По словам И.А. Покровского, в конце XIX – начале XX в. начались поиски «потерянной идеи права», «правильного права». И «эти поиски привели не к чему иному, как к возрождению того, что казалось похороненным навсегда – к возрождению естественного права».1

11

Поэтому не случайно именно с конца XIX в. стали раздаваться голоса русских юристов, возвещавших о «кризисе современного правосознания» и призвавших к пересмотру основных теоретико-правовых и мировоззренческих позиций. Показательным в этом плане является точка зрения П.И. Новгородцева: «первые доводы, которые казались мне говорившими в пользу возрожде­ния этой школы, были чисто методологического и отвлеченного характера; но чем более углублялся я в изучение своего предмета и чем более широкий круг вопросов затрагивал в этом изучении, тем более я убеждался в том, что методологи­ческое движение в пользу возрождения естественного права яв­ляется лишь формой для более глубокого явления, которое я не могу назвать иначе как кризис современного правосознания».1

12

Анализируя теоретические воззрения представителей школы «возрожденного» естественного права, диссертант замечает, что упрочение позиций естественно-правовых идей происходило еще и в виду того, что были осознаны ошибки прежних лет, и было выставлено требование, о возрождении естественного права свободного от старых ошибок, но верного той старой правде, которой оно всегда служило.

Основной же ошибкой естественной школы являлось то, что она представляла естественное право как целый кодекс неизменных правил, который вытекал из логической необходимости, из природы разума. Поэтому новое направление философии права, выступающее под флагом «возрожденного» естественного права, отрицая возможность идеального правопорядка, который был бы годен везде и во все времена, сходится со старым только в одном – в априорности построения идеала.

Во втором параграфе «Соотношение права и нравственности в философии естественного права» установлено, что в теоретико-познавательном отношении основная проблема философии «возрожденного» естественного права как научной доктрины сводилась к соотношению права и нравственности. Ведь при правильном понимании взаимоотношения права с нравственным началом и при соответствующей правовой политике, закон начинает играть куда более позитивную роль, чем ему предлагается отвести. В том и состоит ценность естественно-правовой теории, что она опирается на категории свободы и прав человека, нравственные принципы и справедливость. Еще П.И. Новгородцев говорил, что существенным признаком школы естественного права является стремление к отысканию высших нравственных критериев положительных установлений, охраняемых властью и судами. На пути к абсолютному идеалу нравственная идея способствует выбору той конкретной цели, которая в настоящее время является высшей в моральном отношении, что, по его мнению, представляет собой единственную дорогу к реализации нравственного закона в жизни.





Различные взгляды представителей «возрожденного» естественного права конца XIX - начала XX вв. на соотношение права и нравственности были рассмотрены диссертантом на примере трудов П.И. Новгородцева, И.А. Ильина, Е.Н. Трубецкого, Б.Н. Чичерина, В.С. Соловьева и др.

В частности, не противопоставлял право и нравственность И.А. Ильин. Он утверждал, что, несмотря на существенные отличия, между ними существует «живая связь». Правильное отношение между правом и моралью существует тогда, когда право согласуется по существу с требованиями морали и является для нее подготовительной ступенью; а мораль, со своей стороны, служа для права высшим мерилом, придает правовым явлениям то глубокое значение и ту обязательную силу, которая присуща нормам морали. При таком положении дел право требует от человека моральной корректировки во внешних поступках, и этим оно содействует нравственному воспитанию человека, начиная это воспитание с «внешнего». Тогда и мораль находит в праве достойную опору и между обеими сторонами устанавливается живое взаимодействие. «В естественном праве обе стороны соединяются и согласуются: право остается правом, но получает значение моральной верности и становится естественным правом; мораль не вытесняется и не нарушается правом, но руководит его предписаниями и придает ему характер «естественности».1

13

Похожей была трактовка естественного права и у Е.Н. Трубецкого, который под естественным правом понимал «вечную идею права», лежащую в основе существующего порядка. Он сравнивает отношения права и нравственности с двумя пересекающимися окружностями, у которых есть с одной стороны, общая сфера – сфера пересечения, где предписания их совпадают, и вместе с тем две отдельные области, где их требования частично не сходятся, а частично даже прямо противоречат друг другу.

Точки зрения противопоставляющей право и нравственность придерживался Б.Н. Чичерин. Право для него по сути своей позитивно, оно есть начало формальное и принудительное, чем оно отличается от нравственности. Юридический закон поддерживается принудительно властью, а нравственный закон обращается только к совести. Он отстаивал независимость права, несводимость его к нравственности. Корни права, по его мнению, лежат в потребности человеческого общежития, и вытекающие отсюда юридические законы русский правовед считал независимыми от нравственных, так же, как и физические законы независимы от человека.

Теория «этического минимума» была представлена в России таким выдающимся мыслителем как В. С. Соловьев, который вначале своего творчества определял право как отрицательную часть права, но затем в «Праве и нравственности» он заявляет, что такой принцип деления недостаточен и дает следующее определение права в отношении к нравственности: «Право есть принудительное требование реализации определенного минимума добра и порядка, не допускающего известных проявлений зла».1

14 В этом определении, как и во всем вообще рассуждении о праве основной акцент делается В.С. Соловьевым на том, чтобы подчеркнуть тесную связь права с нравственностью, пытаясь тем самым победить дуализм, утверждающий пропасть между этими двумя областями.

На основе анализа различных взглядов исследованных выше мыслителей были выделены три подхода к пониманию проблемы соотношения права и нравственности: 1) отрицающие различие между правом и нравственностью; 2) противопоставляющие право и нравственность; 3) утверждающие, что право есть известная часть нравственности (теория «этического минимума»). Несмотря на такое разнообразие воззрений, сущность всех их сводилась к обусловленности права нравственностью.

В третьем параграфе «Философское осмысление естественного права в трудах Б.Н. Чичерина и В.С. Соловьева» определены основные идеи «возрожденного» естественного права на основе анализа правовых учений выдающихся русских мыслителей В.С. Соловьева и Б.Н. Чичерина.

Выбор для исследования учений именно этих философов диссертант считает не случайным. Хотя в России теории естественного права появились еще в XVIII в., но их господство в общественных науках не было долгим и лишь с 80-х годов XIX в. в России наметилось оживление естественно-правовой мысли, главным образом, благодаря трудам Б.Н. Чичерина и В.С. Соловьева.

Главная идея правопонимания В.С. Соловьева об обусловленности права нравственностью – явилась парадигмой всего философского течения «возрожденного» естественного права. Он не отождествлял области права и нравственности, но исходя из несомненного родства их и из тождества содержания многих юридических и нравственных норм, утверждал, что право есть известная часть нравственности. Б.Н. Чичерин, критически оценивая данную позицию, считал, что В.С. Соловьев в своей нравственной философии не сумел раскрыть проблему свободы воли в нравственном самоопределении.

Различных взглядов они придерживались и в учении о государстве. В.С. Соловьев дает чисто правовую концепцию государства, он отождествляет государство с правовым союзом вообще. Б.Н. Чичерин же, выступая с критикой такого учения, говорит, что государство с самого начала своего существования и до настоящего времени никогда не было только юридическим союзом, оно кроме того, что разграничивает интересы заботиться еще об общих нуждах; «учреждает или поддерживает школы, дает материальные средства религиозным обществам, строит дороги, заводит благотворительные учреждения, охраняет народное здравие, содействует развитию промышленности и торговли; одним словом, кроме права и суда, всегда и везде существовала и существует обширнейшая отрасль государственной деятельности».1

15



Pages:     | 1 || 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.