авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Фанфикшн: литературный феномен конца xx – начала ххi века (творчество поклонников дж.к.ролинг)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ПРАСОЛОВА Ксения Андреевна

ФАНФИКШН: ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФЕНОМЕН
КОНЦА XX НАЧАЛА ХХI ВЕКА

(ТВОРЧЕСТВО ПОКЛОННИКОВ ДЖ.К.РОЛИНГ)

10.01.03 – литература народов стран зарубежья

(западноевропейская и американская)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Калининград

2009

Работа выполнена в Российском государственном университете

имени Иммануила Канта

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Грешных Владимир Иванович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Куприянова Екатерина Сергеевна

(Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого)

кандидат филологических наук, доцент

Орехова Юлия Сергеевна

(Российский государственный университет

имени Иммануила Канта)

Ведущая организация: Пермский государственный университет

(г. Пермь)

Защита состоится « 22 » мая 2009 г. в часов на заседании диссертационного совета К 212.084.04. при Российском государственном университете имени Иммануила Канта по адресу: 236022, г. Калининград, ул. Чернышевского, д. 56, факультет филологии и журналистики, ауд. 231.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского государственного университета имени Иммануила Канта.

Автореферат разослан « » апреля 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета О.Л. Кочеткова

Фанфикшн – литературное творчество поклонников произведений популярной культуры, создаваемое на основе этих произведений в рамках интерпретативных сообществ (фандомов) – представляет собой невероятных размеров корпус публикуемой ежедневно текстовой продукции. Для того чтобы представить себе хотя бы примерный масштаб явления, достаточно сказать, что, по состоянию на февраль 2009 года, только лишь сайт fanfiction.net содержал более двух миллионов художественных произведений разного объема и степени законченности, причем речь идет только об англоязычных текстах. Фанфикшн – своеобразный, текстуально выраженный аффект; это эмоциональный, видимый и осязаемый интерпретативный отклик потребителя массовой культуры на ее продукцию. Это литература апроприации, при которой личное становится общим (читатели, отчуждая порождающий текст от исходного автора, сами принимают на себя роль «творцов» художественных произведений), а общее – изначально массовое, заниженное – приобретает огромную персональную значимость и обрастает в рамках сообщества слоями индивидуальных смыслов.

Несмотря на то, что сама творческая установка здесь вызывает ряд интереснейших с точки зрения теории и истории поэтики вопросов, а число текстов для рассмотрения растет ежеминутно, фанфикшн до сих пор не получил комплексного освещения ни в отечественном, ни в зарубежном литературоведении. Спорадические попытки проанализировать фанфикшн в его отдельных проявлениях и импликациях предпринимались зарубежными социологами, культурологами и теоретиками медийных исследований уже с 1985 года (например, Russ 1985; Lamb, Veith 1986; Penley 1991; Jenkins 1992), а сравнительно недавно стали появляться и работы, посвященные некоторым литературным аспектам фанатского творчества (например, Stasi 2006; Stein 2006; Gray et al. 2007; Буссе 2007), но все же фанфикшн остается своеобразной terra incognita, белым пятном на карте литературоведения.



Актуальность темы исследования обусловлена сложившейся на данный момент объективной необходимостью представить (на конкретном текстовом материале) полноценное последовательное описание фанфикшена как феномена литературы. Кроме того, заметная демократизация творческого процесса в наши дни приводит к появлению значительного числа т.н. «вторичных произведений», литературных подражаний и переработок, что ставит дополнительную задачу разграничения фанфикшена и сходных текстовых практик. Нашей целью также является обеспечение методологической и научной преемственности. Именно сейчас, когда число русскоязычных работ по вопросам фанатского творчества довольно незначительно, существует возможность преодолеть уже намечающийся дискурсивный разрыв между отечественными и зарубежными исследованиями в этой области, поэтому последовательное обобщение накопленных за рубежом теоретических знаний представляется особенно актуальным. Как за рубежом, так и в России, исследователи фандома еще только формулируют основные подходы к анализу текстов, создаваемых поклонниками популярных произведений, однако именно зарубежные научные изыскания опираются на многолетний опыт изучения фандома как отдельной культурной и социальной практики, что в значительной степени определяет общее направление научной мысли.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые ставится задача системного теоретического осмысления фанфикшена как современного литературного явления.

Объектом исследования является литературное творчество поклонников серии романов Джоан Кэтлин Ролинг и сопутствующих медийных продуктов в рамках соответствующего интерпретативного сообщества – фандома любителей Гарри Поттера. Демографически разнообразный, международный и чрезвычайно продуктивный фандом, сформировавшийся вокруг культового трансмедийного источника, являет собой великолепную – конвергентную по сути и репрезентативную по отношению к другим творческим сообществам – площадку для широкого спектра изысканий в самых различных областях, в том числе и в литературоведении.

Целью исследования является осуществление последовательного описания литературного творчества фанатов на репрезентативном текстовом материале.

Указанная цель определяет постановку следующих задач:

1. исходя из необходимости обеспечения преемственности и преодоления сложившегося между западным и русскоязычным исследовательским сообществом дискурсивного разрыва в данной области знаний, предоставить аналитический обзор опубликованных к настоящему моменту работ, посвященных вопросам фанатского творчества;

2. выдвинуть единую теорию фанфикшена, позволяющую осуществить комплексный анализ фанатского творчества;

3. показать своеобразие фанфикшена как литературы на конкретном текстовом материале;

4. выдвинуть основания для разграничения фанфикшена и смежных или сходных видов литературного творчества.

Методологическую и теоретическую базу исследования составили фундаментальные труды историков и теоретиков литературы и искусства – В.Беньямина, М.М. Бахтина, С.М.Эйзенштейна, Г.Блума (H.Bloom), Ю.М.Лотмана, И.К.Седжвик (E.K.Sedgwick), В.И.Тюпы, Д.Брюэра (D.Brewer), Й. Бенклера (Y.Benkler), а также работы современных отечественных и зарубежных исследователей фанатского творчества: Е.Г. Абрамовских, А.Л.Баркова, К. Бейкон-Смит (C.Bacon-Smith), У.Брукер (W.Brooker), К.Буссе (K.Busse), Н.И. Васильева, А.Дерехо (A.Derecho), Г.Дженкинс (H.Jenkins), Ш.Пью (S.Pugh), К.Сандвосс (C.Sandvoss) и др. Кроме того, мы опирались на ряд исследований и обобщений, созданных самими участниками фандома «для внутреннего потребления»; все они объединены в библиографическом списке под заголовком «Фанатские исследования». Библиография научно-критических работ насчитывает 276 наименований, список фанатской критики – 36; список художественных источников включает 72 произведения.

В работе были использованы методы сравнительно-сопоставительного, структурно-семантического анализа, а также генетический и исторический методы.

Теоретическая значимость исследования заключается в предлагаемой нами единой концепции, поясняющей характерные особенности фанфикшена как вида современного литературного творчества, а также в том, что в рамках данной работы впервые обобщается накопленный зарубежными исследователями опыт изучения фанатской литературы.

Практическая значимость исследования видится в возможности включения его результатов в соответствующие разделы лекционных курсов по современной зарубежной литературе, культурологии и социологии. Представленные в работе материалы и выводы могут также послужить основой для разработки отдельного спецкурса/практического семинара по феноменологии фанатского творчества, адресованного как студентам вузов, так и пробующим себя в литературе молодым авторам.

Апробация работы проводилась в рамках ряда международных конференций и научных семинаров: на семинаре «Гарри Поттер и Узник Философской Комнаты» в Российском государственном гуманитарном университете в 2003 г.; на международной научной конференции «Английская литература в контексте мирового литературного процесса» и XV съезде англистов в Рязанском государственном педагогическом университете имени Есенина в 2005 г.; на четвертой международной конференции «Русская, белорусская и мировая литература: история, современность, взаимосвязи» в Новополоцке в 2005 г.; на международной конференции «Patronus 2006: An Unofficial Academic Harry Potter Event for Grown-ups» в Копенгагенском университете в 2006 г.; в онлайн дебатах «Фандом и гендер» в блоге Генри Дженкинса в 2007 г. с У.Брукером; на международной конференции «Оценки и ценности в современном научном познании» в Российском государственном университете имени Иммануила Канта в 2008 г. Данное исследование получило финансовую поддержку Государственного департамента США: основная часть теоретического материала была собрана и обработана во время годичной целевой стажировки на кафедре Comparative Media Studies в Массачусетском технологическом институте (г. Кембридж) в рамках магистерской и аспирантской программы Фулбрайта.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Фанфикшн – литература конвергенции, где конвергенция мыслится как порождающий принцип особого типа, ключевой характеристикой которого является соотносимость и одновременность различных мотивов создания фантекстов. Конвергенция, выступающая в качестве порождающего начала фанатской литературы, представляется современной инкарнацией синкретизма, только синкретизма, основанного не на неразличении, а на со-гласном слиянии различимого. Конвергентная природа фанфикшена выражается, среди прочего, в одновременной реализации трех известных исторической поэтике порождающих принципов: синкретизма (в фанфикшене проявляется на субъектном уровне конкретных произведений в триединстве автора-героя-читателя), художественной модальности (проявляется на уровне самой природы фанатского творчества, допускающей одновременное со-существование полярных интерпретаций общего источника и полифоничный диалог между указанными интерпретациями), а также рефлексивного традиционализма (что выражается в создании многочисленных «поэтик» фандома, четкости и согласованности творческой номенклатуры, определяющей роли паратекста как договора между автором и читателем, а также в ориентации на канон).

2. Фанфикшн характеризуется ускользающим каноном­­ – реализующейся на уровне каждого отдельного фанфика договоренностью между автором и читателем о том, какие элементы источника, предыдущего фантекста и формируемой фандомом интерпретативной стратегии составляют индивидуальный канон данного произведения. По сути, любое фанатское произведение – это попытка создать из заранее предложенных составных частей, обогащенных новым, привнесенным смыслом, индивидуальный канон произведения-источника.

3. Интерпретативные стратегии в фанфикшене варьируются от предельно протестных до предельно компенсаторных, осуществляются на общем интерпретативно-референтном поле сообщества и формально закрепляются в паратексте. Договоренность о стратегии интерпретации может включать в себя следующие элементы: индивидуальный канон; жанровые особенности произведения; характеристики сюжета и композиции; определенных персонажей; традиции построения образов (инвариант характеремы); тип романтических отношений и пейринг; хронотоп.

4. Влияние источника на фантекст сводится к формуле заимствования «персонаж-хронотоп-антураж», при этом общий повествовательный модус фанфикшена, жанровые модификации, композиционные особенности, тематика и стилистика фанатских произведений не демонстрируют прямой связи с текстом источника. Данные признаки обуславливаются, в основном, современным литературным контекстом и сложившейся традицией фанатского творчества.





5. Осуществляя свое «право на интерпретацию», читатель исходного произведения действительно становится автором, однако такой тип трансформации является продуктивным только на границе источника и фантекста, в рамках самого фанфикшена роли распределяются довольно жестко и традиционно. Авторы фанфиков строго контролируют распространение, перевод, а также создание деривативов собственных произведений. Читатель в фандоме, в принципе, не может принимать деятельного участия в создании какого-либо фанфика, кроме своего собственного – скорее, ему отводится роль своеобразного критика, составителя отзывов, которые могут учитываться, а могут и не учитываться автором. Такой тотальный контроль над собственным произведением означает, в числе прочего, что мы не можем называть фанфикшн совместным проектом по интерпретации одного источника.

6. Центральной категорией фанфикшена как литературы является персонаж, герой. Именно наличие заранее известных, заданных каноном характеристик героя и сложившихся в фандоме традиций интерпретации поступков и характера того или иного персонажа определяет не только жанровые, но и содержательные особенности произведения. Второй движущей силой в фанфике всегда является автор, который активно интерпретирует имеющуюся каноническую данность (протестно или компенсаторно), создавая не только «новый/старый» текст, несущий новые (или подсказанные фандомом) смыслы, но и закрепляя себя в нем. Динамика фанатского произведения как эстетического объекта определяется отношениями вытеснения и замещения между субъектами авторского плана, «прописывающимися» в тексте, и априорно существующими там каноническими героями.

7. Каждый заимствованный из канона герой представляет собой инвариант характеремы – совокупности повторяющихся в сходных интерпретативных ситуациях характеристик (внешних данных, личностных качеств, пристрастий, устремлений, реакций и вероятных поступков). Характерема является уникальным для фанфикшена типом образа.

8. Для многих авторов в фанфикшене основным способом достижения оригинальности становится вписывание себя в текст, поскольку желание творчески реализовать свою интерпретацию зачастую многократно превосходит имеющийся у автора практический навык создания художественных текстов. Добиваясь оригинальности, автор действует, что называется, «напролом», прописывая себя в фанфикшене – такой способ организации субъектных отношений в фанфике принято назвать самовнедрением. Не все фанфики построены на принципе самовнедрения, однако те, которые относятся к данной категории (а таких в фандоме огромное множество), демонстрируют целый ряд признаков субъектного синкретизма: так, здесь мы наблюдаем и принципиальное неразличение между субъектами творческого процесса, и сводимость сущности героя к его имени, и отражение (и гиперболизацию) фантазий, привычек, внешних характеристик и стремлений автора в личности героя. Анализируя два основных мотива самовнедрения – стремление «быть с героем» и «быть героем», мы различаем три основных субъекта авторского плана в фанфикшене: автор-в-тексте, реализующий желание быть с героем; образ-аватар, реализующий желание «быть героем», и Мэри-Сью – образ, сочетающий оба стремления.

Основное содержание работы

Во Введении аргументируется актуальность избранной темы, определяются цель и задачи исследования, структура работы, обосновывается степень новизны и научно-практическая значимость, выбор материала для текстового анализа, выдвигаются основные положения на защиту, приводятся рабочие определения основных терминов и понятий («фандом», «фанфикшн», «фантекст», «фанфик»).

Первая глава «От фандома к фанфикшену» представляет собой аналитический экскурс в историю фанатских исследований (fan studies) – междисциплинарную область научных знаний, обладающую собственной терминологией, методологическим аппаратом и исследовательской традицией, практически неизвестную в России. Глава открывается обзором отечественных работ, посвященных вопросам фанатского творчества (Е.Г.Абрамовских; С.Б.Борисов; Н.И.Васильева; Л.Горалик; С.О.Еремеева), который подчеркивает разительное отсутствие преемственности между традиционными западными и только формирующимися русскоязычными исследованиями фанфикшена. Задача обеспечения указанной преемственности определяет структуру первой главы: она состоит из четырех параграфов, каждый из которых последовательно освещает хронологические этапы развития научной мысли зарубежных исследователей фандома.

В первом параграфе «Ранние исследования фандома» рассматриваются два характерных для первых попыток теоретизировать фанатское творчество направления научных изысканий: исследование феноменологии слэша (такого жанра фанфикшена, в котором рассматривается возможность гомоэротических взаимоотношений между протагонистами текста-источника) и проблему патологизации фандома. Первых исследователей фандома (J. Russ; D.Lamb, P.Veith; A.Selley) интересовал, прежде всего, слэш в его гендерной специфичности, и те работы, которые появились в середине восьмидесятых годов, положили начало продолжающейся до сих пор дискуссии о слэше и феминистской порнографии. Безусловно, эти исследования создавались с учетом общего контекста феминистской критики того времени и отталкиваются от положения о присущей англоязычной литературной традиции имплицитной гомоэротической («гомосоциальной») напряженности, высказанного Ив Косовски Седжвик в монографии 1985 года «Between Men: English Literature and Male Homosocial Desire» (Sedgwick 1985). Именно работы этого периода определили те ключевые традиции фанатских исследований, которые только недавно начали ставиться под сомнение: 1) слэш – «ноу-хау» фанатской литературы, его необходимо анализировать как самостоятельное, уникальное гендерно-специфическое явление; 2) слэш a priori воспринимается как протестная феминистская порнографическая литература, все дальнейшие рассуждения могут идти только от этой посылки.

Несмотря на то, что литературное и художественное творчество фанатов к концу восьмидесятых годов уже обсуждалось на серьезном академическом уровне с опорой на ряд современных дискуссии литературоведческих и культурологических исследований, сами фанаты все еще были представлены в негативном свете как в СМИ, так и в научных работах, а фандом воспринимался как форма патологии. Установка на депатологизацию фандома во многом определила позитивистский характер всех последующих фанатских исследований.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.