авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Петербургский миф в русской прозе 1990–2000-х годов

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Повх Юлия Александровна

ПЕТЕРБУРГСКИЙ МИФ

В РУССКОЙ ПРОЗЕ 19902000-х ГОДОВ

Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Астрахань

2011

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном

образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Астраханский государственный университет».

Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор Геннадий Григорьевич Исаев.

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор Ирина Николаевна Иванова

(Ставропольский государственный

университет);

кандидат филологических наук,

доцент Марина Александровна Семёнова

(Астраханский

инженерно-строительный институт).

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет».

Защита состоится 26 ноября в 10.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.11 по присуждению учёной степени доктора и кандидата наук по специальностям 10.01.01 – русская литература и 10.02.01 – русский язык в ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет» по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20а, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет».

Текст автореферата размещен на сайте ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации: http://vak.ed.gov.ru .

Автореферат разослан 21 октября 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук Завьялова Е.Е.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Петербургский миф – явление, через которое часто определяется самобытность петербургской культуры в целом; это особый феномен, художественное воплощение которого впервые появилось в произведениях А. Пушкина и Н. Гоголя. Русская проза 1990–2000-х годов стала новой, ещё в недостаточной степени изученной страницей петербургского мифа.

Культурологическим термином «петербургский миф» обозначается совокупность преданий и легенд, связанных с возникновением Петербурга и образом города в сознании людей и в искусстве. Реальные события возникновения города обрастали мифологическими образами. Невиданный размах строительства дал пищу для мифа о постройке Петербурга на пустом месте. Петербургский миф включил в себя легенды о чудесном основании города, сюжет пророчества о его гибели, идею искусственного, обреченного города. Природная стихия, наводнения порождали множество легенд о гибели Петербурга (очевидна их связь с идеей потопа, характерной для древних мифов).

Один из первых исследователей петербургского мифа – Н.П. Анциферов. Исследованию этого культурного феномена посвящены такие работы историка, как «Непостижимый город (Петербург в поэзии А. Блока)» (1921), «Душа Петербурга» (1922), «Петербург Достоевского» (1923), «Быль и миф Петербурга» (1924) и другие.



После работ Н.П. Анциферова исследователи периодически обращались к теме Петербурга в русской литературе, делая её центром или одним из аспектов исследования. Не раз эта тема звучала в работах, посвящённых творчеству А. Пушкина, Н. Гоголя, Ф. Достоевского, А. Блока; есть и публикации зарубежных исследователей, в частности, Ло Гатто, Я. Хинрикса и других. Несомненный интерес представляют работы Г.П. Федотова. Его статьи («Три столицы» (1926), «Россия и свобода» (1945) и другие) заключают в себе бесценный опыт историософского осмысления Петербурга. Свою точку зрения на историософию Петербурга предлагает Д. Андреев в книге «Роза мира» (1950–1958).

Целый пласт исследований петербургского мифа связан с именем В.Н. Топорова, впервые употребившего термин «Петербургский текст». Очерченные учёным границы этого понятия послужили отправной точкой семиотической разработки историко-культурных и литературных сверхтекстов, особенно так называемых городских текстов. Вслед за Петербургским текстом стали формироваться «столичные тексты» – московский, римский, венецианский и т.п., а также сверхтексты русской провинции.

В капитальном исследовании «Петербург и "Петербургский текст" русской литературы (Введение в тему)» (написано в 1971, доработано в 1993 году) В.Н. Топоров отмечает, что Петербург принадлежит «к числу тех сверхнасыщенных реальностей, которые немыслимы без стоящего за ними целого и, следовательно, уже неотделимы от мифа и всей сферы символического»1. Петербург в Петербургском тексте оказывается городом-мифом, а не обычным пространством. Исследователь выделяет основные типы мифов Петербурга: миф об основании города и его демиурге, эсхатологический миф о гибели Петербурга, исторические мифологизированные предания, связанные с императорами, видными историческими фигурами, персонажами покровителями, святыми в народном мнении и т.п. (Пётр, Иоанн Антонович, Екатерина II, Павел, Александр I, Николай II; Меншиков, Аракчеев, Распутин; Иоанн Кронштадтский и др.), литературные мифы (Пушкин, Гоголь, Достоевский, Блок и др.), «урочищные» и «культовые» мифы вплоть до их привязки к «узким» локусам (Зимний дворец, Михайловский замок, Юсупов дворец, Исаакиевский собор, фальконетовский монумент Петра, Летний сад, «васильеостровская» мифология – от «Уединенного домика» до Шефнера, сфинксы, отдельные «дурные» дома, населённые привидениями или связанные с мифологизированными событиями блокадной поры), мифы «явлений» (Петра, Павла, Ксении, некоего неизвестного лица, выделяющегося своими свойствами, и т.п.), «языковые» мифы (ономастические или ономастически-этимологические, прежде всего, Маркизова лужа, Васильевский остров, Васина деревня, Голодай, Охта, Мишин остров, Каменный остров, Крестовский остров, Волково поле, Коломна и т.п.).

На преобразование на рубеже XIX–XX веков мифа о Петербурге указывает Л.К. Долгополов в работе «Миф о Петербурге и его преобразование в начале века» (1977). Более полно взгляды Л.К. Долгополова на петербургскую мифологию изложены в монографии «Андрей Белый и его роман "Петербург"» (1988).

Особого внимания заслуживает работа Ю.М. Лотмана «Символика Петербурга и проблемы семиотики города» (1984). В ней исследователь раскрывает значение антитезы «концентрический / эксцентрический город», относя Петербург к эксцентрическим городам, то есть расположенным «на краю» культурного пространства. Не менее важным представляется то, что Ю.М. Лотман не отделяет мифологию Петербурга от его истории, упоминая огромную роль слухов, устных рассказов о необычайных происшествиях, специфического городского фольклора в становлении петербургской мифологии. Источник активного мифотворчества Ю.М. Лотман видит в особой семиотике Петербурга. Город как реализация рационалистической утопии (именно таков Петербург), фактически лишённый истории, лишен, с точки зрения исследователя, и тех семиотических резервов, коими обладают города с укорененной во времени и культуре историей.

Особое место среди исследователей петербургской мифологии занимает Н.А. Синдаловский, автор работ «Петербург в фольклоре» (1999), «Легенды и мифы пригородов Петербурга» (2001), «Санкт Петербург. История в преданиях и легендах» (2002), «Мифология Петербурга. Очерки» (2006), «Призраки Северной столицы. Легенды и мифы питерского зазеркалья» (2007), «Петербург: От дома к дому… От легенды к легенде… Путеводитель» (2008), «Пороки и соблазны Северной столицы. Светская и уличная жизнь в городском фольклоре» (2008) и других. Его книги явились фактически первой попыткой систематизации и осмысления богатейшего петербургского фольклора.

Попытки осмысления петербургского мифа в современной литературе и культуре предпринимались и в работах таких исследователей, как К. Жуков («О пользе и вреде петербургской мифологии»), С. Бломберг («"Петербургский миф" в наши дни»), Н. Марченко («Литературный миф Петербурга»), Р. Назиров («Петербургская легенда и литературная традиция»), Л. Лурье («Пять мифов Петербурга»), И. Шерганова («Роль "городского мифа" в создании семиотики города (на примере Москвы и Петербурга») и др.

Среди монографических исследований последних лет, несомненно, выделяется работа А.М. Буровского «Величие и проклятие Петербурга. Три Петербурга: метафизика второй столицы». Исследованию петербургского мифа в русской прозе были посвящены диссертации Т.В. Ефимовой («"Петербургский текст" как ресурс формирования городской ментальности»), Ж.Е. Ермолаевой («Петербургский текст: мифология города в прозе 20–30 годов ХХ века»), Т.К. Ермоченко («Поэтика новой петербургской прозы конца ХХ – начала ХХI веков»).

Актуальность предпринятого исследования обусловлена научным интересом к мифологическим аспектам современной русской прозы, прочтением художественных произведений 1990–2000-х годов в контексте мифологического мышления, потребностью выявить роль и функции петербургского мифа, исследовать формы его художественного переосмысления в прозе названного периода.

Объект диссертационного исследования – русская проза 1990–2000-х годов, представленная произведениями А. Битова, А. Вяльцева, Д. Вересова, Н. Галкиной, О. Юрьева, И. Стогова, А. Столярова и других авторов.

Предмет исследования – преемственность классического петербургского мифа русской прозой 1990–2000-х годов и художественное развитие традиции современными писателями.

Цель работы: определение сущностных черт петербургского мифа, уточнение классических характеристик Петербургского текста и особенностей мифологии города в русской прозе 1990–2000-х годов.

Задачи, вытекающие из поставленной цели:

– выявить круг мифопоэтических мотивов, помогающих авторам создать образы художественного пространства и времени в литературных произведениях о Петербурге;

– установить роль и функции символических и фантастических образов-персонажей, способствующих раскрытию содержательной стороны петербургского мифа;

– определить мифологические, фольклорные и литературные источники петербургского мифа в русской прозе 1990–2000-х годов;

– выделить особенности сюжетной схемы петербургского мифа в русской прозе 1990–2000-х годов.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в осуществлении системного изучения петербургского мифа в русской прозе 1990–2000-х годов. Рассказы, повести, романы, рассматриваемые в диссертации, не были ранее предметом серьёзного научного анализа. Лишь в отношении некоторых из них имеются отдельные критические статьи, в которых произведения иллюстрируют то или иное положение о развитии современного литературного процесса.

В диссертации выявлены мифопоэтические мотивы, помогающие авторам создать образы художественного пространства и времени в литературных произведениях о Петербурге; установлены роль и функции символических и фантастических образов-персонажей, способствующих раскрытию содержательной стороны петербургского мифа; определены мифологические, литературные и фольклорные источники и особенности сюжетной схемы петербургского мифа в русской прозе 1990–2000-х годов.

Теоретическая значимость диссертации связана с расширением представления о петербургском мифе, являющемся частью обширного культурологического феномена.

Методологическую основу исследования составили труды отечественных и зарубежных учёных, посвящённые Петербургскому тексту: Н.П. Анциферова, Ю.М. Лотмана, Н.Е. Меднис, В.Н. Топорова; мифопоэтике и неомифологизму: С.П. Батраковой, А.С. Козлова, А.Ф. Косарева, А.Ф. Лосева, А.М. Минаковой, З.Г. Минц, В.Б. Мириманова, Я.В. Погребной, В.П. Руднева, С.Д. Титаренко, М.Н. Эпштейна, А. Альварес де Миранды, Р. Грейвса и других. В процессе написания диссертации учитывались исследования феномена мифа в мировой культуре (Р. Барт, Э. Кассирер, Т. Манн, Дж. Маркус, А. Сови, X. Хэтфилд, М. Элиаде, К.Г. Юнг и др.), а также работы по теории мифореставрации (С.А. Телегин, Р.Л. Шмароков).

В основе метода исследования лежит комплексный подход к анализу литературного произведения, сочетающий элементы мифопоэтического и историко-литературного.





Практическая значимость диссертации состоит в возможности использования её результатов в вузовском курсе лекций по истории русской литературы конца ХХ – начала ХХI века, а также при разработке спецсеминаров и спецкурсов по проблемам Петербургского текста и современной прозы и элективных курсов школьной программы по литературе.

Апробация работы проводилась в ходе выступлений на вузовских, всероссийских и международных научных конференциях в Астрахани (2009, 2010, 2011), Москве (2011), Бердянске (Украина, 2008). По теме диссертации опубликовано 16 работ, в том числе 5 статей в журнале, включённом ВАК Министерства образования и науки РФ в Перечень изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание учёных степеней доктора и кандидата наук.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В произведениях русской прозы 1990–2000-х годов о Петербурге реализуются мифопоэтические мотивы, позволяющие писателям создать образы художественного пространства и времени и запечатлеть мифосознание, реализованное в системе символов и других категорий. К числу мотивов, ориентированных на хронотоп, мы относим: мотив возникновения города, мотив конца истории города, мотив жизни «на краю» (такое положение Петербурга объясняет концентрацию мифов о гибели города), мотив перехода в другое пространство и время, мотив вечного возвращения.

2. Мифопоэтическое начало играет важную роль в формировании глубинной семантики образов-персонажей. Мифологизация знаковой фигуры Петра Первого как центрального персонажа петербургского мифа служит созданию амбивалентности образа: с одной стороны, чудесное основание Петербурга определяет представление о его создателе как о божестве, воплощении благостной силы (как в классическом варианте космогонического мифа), с другой стороны, легенды о выборе Петром места для будущего города, о массовой гибели первых строителей Петербурга актуализируют известный петербургский миф о городе на костях. Таким образом, мифологическое начало в образе Петра взаимоориентирует и сближает космогонический и эсхатологический мифы Петербурга, позволяя оценивать деятельность Петра и как демиурга, и как царя-антихриста.

К фантастическим петербургским персонажам в произведениях русской прозы 1990–2000-х годов мы относим призраков и привидений, оживающих сфинксов и статуй, Зверя (чудовища, обитающего в одном из петербургских каналов), а также (косвенно) двойников главных героев произведений. Введение их в сюжеты художественных произведений определяет две важнейшие отличительные особенности пространственно-временной организации петербургского пространства – призрачность и театральность, актуализирующие мотивы петербургской искусственности, миражности, ирреальности, обманной сущности города, в случае с двойниками – мотивы безумия, сумасшествия.

3. Мифологическими, фольклорными и литературными источниками петербургского мифа русской прозы 1990–2000-х годов являются:

– некоторые видоизменённые фрагменты скандинавских, древнеиндийских, этрусских, славянских и других мифов, служащие основой космогонического мифа Петербурга;

– известный в мировом фольклоре сюжет об оживающей статуе, выявляющий взамообусловленность петербургского мифа и архитектурного пейзажа;

– общее для многих культур понятие «река смерти» (и как частное его проявление – представление о реках загробного мира в древнегреческой мифологии: Стиксе, Коците и Ахероне), создающее амбивалентный образ реки в петербургской эсхатологии;

– европейская религиозно-историософская и политическая идея «Третий Рим», раскрывающая некоторые аспекты темы памяти и возраста Петербурга.

4. Сюжетная схема петербургского мифа состоит из набора постоянных мотивов и сюжетов, среди которых: мотив возникновения города, мотив конца истории города и др. В рамках реализации сюжетной схемы функционируют традиционные мифологические сюжеты об основании и конце города. Композиция составных частей сюжета свободна и открыта. Несмотря на возможность сюжетных усложнений, все варианты имеют общую черту: речь идет о возникновении, истории и конце истории города, обладающего чертами универсума (модели мира, вмещающей представления автора о мироздании).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованной литературы, включающего 202 наименования. Общий объём диссертации – 211 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, обозначаются предмет, объект диссертации, формулируются цель и задачи, определяются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В главе 1 «Мифопоэтика петербургского времени» образ времени в контексте петербургского литературного мифа рассмотрен в трёх аспектах: космогонический и эсхатологический мифы Петербурга, тема памяти и возраста города.

В § 1 главы 1 «Космогонический миф Петербурга» рассматривается основной миф о возникновении города.

В целом космогонический миф Петербурга соответствует сюжетной схеме, в которой движение осуществляется от прошлого к настоящему, от космического и природного к культурному и социальному. Петербургский космогонический миф восходит к идее творения мира, поэтому и в петербургской истории, и в петербургской литературе огромную роль играет образ творца, петербургского демиурга – Петра I. Со временем культ Петра определил важнейшие особенности исследуемого мифа: первоначальная символикa Святого Петра заместилась активно насаждаемой символикой Петра I. В последующей культурной и литературной традиции Петербург, символизирующий разрыв с прошлым, европеизацию жизни и мышления, связывается уже исключительно с Петром I.

В то же время легенды об основании города аккумулируют некоторые фрагменты национальных мифов. Так, мифы о небесных городах, существующие в культуре славян (Ирий-сад), скандинавов (Асгард), этрусков (Ойнорея), древних индусов (Хираньяпура, Трипура), нашли отражение в русской прозе 1990–2000-х годов. Представления о небесном городе отразились также в финской легенде об основании Петербурга в воздухе, несколько трансформированной в романах Олега Юрьева «Винета» и Андрея Столярова «Не знает заката». По этой легенде, город не мог быть построен на топком, проклятом Богом болоте известными в то время способами строительства, он бы просто утонул по частям. И поэтому его целиком возвели на небе и затем осторожно и тоже целиком опустили на землю.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.