авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 |

Башкирский народный эпос алпамыша и барсынхылу: генезис, специфика, поэтика

-- [ Страница 2 ] --

По вопросу времени создания памятника исследователи выдвигают самые различные гипотезы, основываясь на содержащихся в версиях отдельных мотивах: от VI-VIII вв. до XVI-XVII вв. Достоверного ответа на данный вопрос, конечно, дать невозможно ввиду исторической отдаленности времени сложения эпоса. Можно лишь приблизительно назвать эпоху заимствования или обоснования сюжета в устном народном творчестве для каждой отдельной версии, опираясь на просматриваемых в них исторических фактах. Выявление прасюжета эпоса показало, что он был создан в период разложения патриархально-родового строя, разложения родоплеменной системы, о чем свидетельствуют архаические матриархальные мотивы. Вместе с тем во всех национальных версиях получают отражение явления, характерные для раннего феодализма и средневековья. Последние можно трактовать как поздние напластования в структуре повествования либо итог переработки древнего сюжета сказителями.

Вторая глава «Типологические и текстологические особенности вариантов башкирского народного эпоса «Алпамыша и Барсынхылу» состоит из трех разделов, в которых рассматриваются вопросы определения места эпоса об Алпамыше в контексте башкирского фольклора, сравнительного изучения башкирских вариантов и предпринимается попытка обосновать и составить сводный вариант эпоса.

Башкирский народный эпос «Алпамыша и Барсынхылу» отличается художественным своеобразием и национальной самобытностью. По признанию некоторых исследователей, его формированию предшествовало бытование отдельных жанров фольклора: мифов, легенд, сказок. Мифы о великанах-алыпах перерастают в легенды о богатырях исполинского телосложения, деятельностью или действиями которых объясняются многие особенности рельефа на территории Башкортостана (существуют скала Алпамыша ташы ‘камень алпамыши’, местности Алпамыша kараfасы ‘лиственница алпамыши’, Алып баckан ‘место, куда наступил алып’, Алпамыша keбере ‘могила алпамыши’, Алыплар зыяраты ‘кладбище алыпов’, Алып тауы ‘гора алыпа’).

Мифические мотивы, преобразуясь, дают жизнь сказке, которая является переходной ступенью на пути развития эпоса: известны сказки «Алп-батыр», «Алпамыша-батыр». В первой из них мы видим рождение человека из камня, его одиночество и функцию первопредка (7 сыновей Алп-батыра и Барсынхылу стали родоначальниками семи башкирских родов, летовки которых расположились на Урале в семи следах, оставленных Алп-батыром). Во второй великан иллюстрируется как мифический исполин (его происхождение неизвестно, он появляется неведомо откуда у бездетных старика и старухи), он бьется с шестиглавым драконом (кстати, идентичным богатырю подземного мира Дельбегену из алтайской версии), но со сказочными мотивами выбора коня, превращения невзрачного жеребенка в великолепного тулпара, его умения разговаривать по-человечески, состязаний батыров в борьбе, в стрельбе из лука.

Известно, что между эпическими произведениями, присущими одному народу, существует определенная логическая связь, выражающаяся в образах, эпических клише, метафорах, сравнениях, эпитетах, общих местах и позволяющая судить о закономерности развития именно данного сюжета у конкретного народа. Башкирская версия эпоса об Алпамыше дает достаточный материал для его сравнительно-типологического изучения в системе самого башкирского фольклора. «Общие места», общие мотивы, общие сюжеты, общих героев можно увидеть как в наиболее архаических в эпосах «Урал-батыр», «Акбузат», так и в относительно новых социально-бытовых эпосах «Кузыйкурпяс и Маянхылу», «Алдар и Зухра», «Кусяк-бий», «Таргын и Кужак», хотя сюжетная основа каждого из этих сказаний оригинальна.



Наибольшую схожесть мотивы эпоса об Алпамыше имеют с богатырскими сказками. Наличие общих мотивов говорит о традиционных основах эпического творчества, позволяющих не только сохранять устнопоэтическое наследие, но и постоянно его обогащать, развивая либо варьируя те или иные сюжеты. В контексте башкирского фольклора «Алпамыша» характеризуется соблюдением исконно башкирских эпических канонов, под которыми мы подразумеваем сохранение древних мотивов, иллюстрирующих окружающий быт и историческую реальность народа-создателя.

На наш взгляд, все вышеперечисленное подготовило подоснову для создания мотивов эпоса об Алпамыше, способствовало укоренению данного сюжета в башкирском фольклоре и дало возможность ему стать самостоятельным самобытным истинно национальным произведением.

В настоящее время известно более 20-ти башкирских вариантов и записей эпоса «Алпамыша и Барсынхылу». В общих чертах их сюжетные линии совпадают. Своеобразие вариантов заключается в их содержании, объеме, мотивах, именах персонажей, отдельных деталях. В диссертационной работе анализируются варианты, представленные в комментариях ко 2-му тому эпосов свода башкирского фольклора.4

Текстологическое изучение башкирских вариантов эпоса «Алпамыша и Барсынхылу» показало типовые, устойчивые мотивы, составляющие основу произведения: герой богатырского телосложения рождается в семье престарелых родителей, растет не по дням, а по часам. Одолев в предбрачных испытаниях деву-богатырку (Алпамыша проходит испытание камнем, побеждает в единоборстве Барсынхылу), женится на ней, однако с трудом находит признание родителей невесты. Под стать себе коня батыр находит у дяди, приручает коня. Отстаивая интересы семьи и рода, вступает в одиночку в бой с бесчисленной ратью противника, бьется несколько дней и ночей. Истребив и разогнав их, погружается в богатырский сон. Воспользовавшись этим, враги сковывают его по рукам и ногам булатными цепями и бросают в яму (зиндан) на 40 лет. Из зиндана передать весточку на родину ему помогает гусь, на крыле которого он пишет письмо. Из темницы герой выбирается, уцепившись за хвост коня, которого, в свою очередь помогают освободить дочери хана, привлеченные игрой Алпамыши на музыкальном инструменте (курае, домбре, чибизге). При возвращении в свою страну встречается с тремя пастухами, олицетворяющими различные социальные прослойки населения, переодевается в одежду одного из них, попадает на свадьбу собственной жены, участвует в стрельбе из своего лука, побеждает противников и восстанавливает в стране покой и порядок, мир и справедливость.

Заслуживают внимания мотивы, встречающиеся единично или редко: отцы Алпамыши и Барсынхылу - враги, помолвка новорожденных, героиня советуется со снохой, предупреждение отцом дочери о недозволенности нарушения древних обычаев, мать (или сноха или младший брат) уговаривает отца принять зятя, противники задумывают избавиться от Алпамыши, пребывание героя в темнице с кем-либо, Барсынхылу видит во сне, что Алпамыша жив, письмо попадает в руки Колтаба, дочери хана прорывают подземный ход к темнице, Алпамыша убивает хана, по пути домой Алпамыша встречает своего сына, обида свекра и свекрови на Барсынхылу. Единичные мотивы указывают либо на стремление сказителя подчеркнуть какую-либо деталь (мотив предупреждения отцом дочери о недозволенности нарушения древних обычаев носит ярко выраженный дидактический характер), либо на их заимствование (мотив поисков Алпамыши другом напоминает узбекскую версию), либо на сложившуюся в данной местности самобытную традицию.

Таким образом, мы видим большое разнообразие мотивов в различных вариантах башкирской версии сказания об Алпамыше, в которых отражаются специфика национального быта, обычаи и традиции башкир. Некоторые из них сохраняют древний эпический пласт, другие вобрали в себя более поздние эпизоды, в третьи вкраплены сказочные мотивы, четвертые звучат очень реалистично.

Башкирские варианты эпоса в большинстве своем имеют название «Алпамыша». Текстологическое сопоставление показывает, что сюжет в основном совпадает во всех вариантах, но некоторые полнее и шире излагают те или иные эпизоды, ярче выявляют индивидуальные характеристики персонажей. По степени полноты, законченности мотивов, композиционной целостности отличаются варианты Уммухаят Кулдавлетовой, Нагимы Байгазаковой, Хайруллы Ишмурзина, Хатиры Селяусиновой, Тухвата Сулейманова, Назифы Байтимеровой, Шарафи Юлыева, Ахата Давлетшина, Фарита Вахитова, а также варианты, записанные А.Г.Бессоновым и А.Исламгуловым. Они имеют сравнительно большой объем, содержат мотивы, специфичные именно для эпических произведений, отличаются богатством содержания, стройностью сюжета, полнотой эпизодов, мотивов и совершенством в художественном отношении, в них велико соотношение прозы и поэзии.

Варианты, записанные от Х.Бурангулова, С.Мирасова, Рахили Телякаевой, Оркии Ильясовой, Муслимы Вагаповой, Лукмана и Гайникамал Юлдашевых, Гуляйши Байрамгуловой, Салихи Бикбулатовой, Назифы Абубакировой, являются сильно сокращенными и важны с точки зрения иллюстрации процессов изменения жанра, происходящих на стадии затухания эпоса.

Обычно в различных вариантах одного и того же эпоса прослеживается общая идейная направленность, единый сюжет, события излагаются в известной последовательности. Вариативность же заключается главным образом в отдельных деталях, в толковании того или иного образа, мотива или эпизода. Изучив башкирские варианты эпоса «Алпамыша», мы пришли к выводу, что на их основе можно текстологическим путем воссоздать более объемное произведение, отвечающее общей цели сохранения и приумножения фольклорного богатства народа в условиях затухания живого эпического наследия. Говоря обобщенно, сказители всех времен и народов получают монументальные полотна именно благодаря сложению эпических произведений на основе сохраненных в памяти общих эпических мест, сюжетов, мотивов, описаний, эпитетов. Пытаясь восстановить фольклорный текст на основе зафиксированных отдельных вариантов, мы нисколько не отходим от данной традиции. Наоборот, не стремясь привносить в текст какие-либо новшества, стараемся сохранить первозданность текста, который также в дальнейшем будет претендовать на самостоятельное существование.

Как мы видели выше, подобная работа уже проводилась в башкирском фольклоре. А.Н.Киреев на основе трех вариантов сказания об Алпамыше составил сводный текст повествования. Однако его трактовка не отличается полнотой, так как в то время еще не были известны многие варианты, записанные лишь в 60-х годах, включая самый полный вариант эпоса об Алпамыше, зафиксированный лишь в 1968 году, тогда как А.Н. Киреев опубликовал свою работу еще в 1956 году.

При составлении текста мы руководствовались следующими принципами. Во-первых, сводные тексты бывают двух типов. В большинстве случаев за основу берется наиболее полный вариант, в который вставляются отдельные эпизоды из других сказаний. В основном варианте должны быть наиболее ярко и полно выражены характерные особенности данного эпического памятника, сосредоточены наиболее полноценные образы, типические сюжеты, мотивы, художественно-поэтические средства. Другой тип сводного текста – объединение нескольких вариантов.5 В своей работе мы пошли вторым путем. Исходя из наличия наиболее полного перечня мотивов в основном варианте произведения (вариант У.Кулдавлетовой), мы взяли его за основу и путем сравнительно-исторического изучения всех записанных вариантов сказания попытались приблизительно составить цельный текст.

Во-вторых, отдавая себе отчет в том, что невозможно сколько-нибудь точно реконструировать древний текст, мы все же старались не упускать мало-мальски значительных мотивов, не противоречащих логике повествования, и привносить их в составляемый текст.

В-третьих, в тех случаях, когда один и тот же мотив был представлен в нескольких видах, мы старались оставить наиболее объемный и совершенный в художественном отношении вариант.

В-четвертых, учитывая важность паспортизации фольклорного материала, каждый отрывок снабдили в скобках номером варианта его источника.

В-пятых, чтобы сохранить самобытность народного повествования, мы не пытались следовать другим полным национальным версиям по части последовательности мотивов и содержания, не пытались изменить их состав и структуру либо дополнять какими-либо вставками, а полностью придерживались исконных текстов.





В-шестых, в необходимых исключительных случаях для связывания частей текста мы допустили изменение грамматических форм слов, что и отметили графически курсивом.

В-седьмых, имена персонажей были оставлены те, которые наиболее часто встречались в вариантах.

Основываясь на этих принципах, нам удалось составить более или менее полное по объему, содержательное и цельное по сюжету, самое главное – своеобразное в плане выражения национального характера башкирского народа произведение, созвучное другим эпическим полотнам. Воссозданный текст, конечно, не претендует на совершенство, но, на наш взгляд, имеет практическую ценность как образец для составления других подобных творений и вполне может называться самостоятельным законченным произведением.

В третьей главе «Поэтика эпоса «Алпамыша и Барсынхылу» анализируются сюжетообразующие мотивы и художественные особенности изучаемого эпоса, устойчивость которых способствовала сохранению текста при устной передаче.

В сюжете эпоса «Алпамыша и Барсынхылу» прослеживаются две самостоятельные темы – женитьба и защита родной земли. Основной источник героического пафоса составляют семейно-родовые отношения. Как и в эпосах «Акбузат» и «Заятуляк и Хыухылу», в «Алпамыше» первая из сюжетных линий отражает мотивы разложения первобытной общины, выделения из нее сильной личности и ее борьбы за создание семьи. Другая сюжетная линия отражает события более поздней эпохи – имущественное и социальное неравенство в обществе, мотивы активной борьбы против социальной несправедливости.

Мотив рождения ребенка-богатыря наряду с мотивами о бездетности старика и старухи, об уходе мужа от беременной жены и др. относятся к мотивам сверхъестественного рождения. Они выполняют функцию завязки и служат прологом к основной части. Идеализация главного героя также начинается именно с описания данных мотивов.

Основная часть обычно начинается с момента ухода героя из родительского дома по собственной инициативе. В эпосе «Алпамыша» - в поисках невесты либо повидать свет.

Кульминация первой сюжетной линии приходится на поединок героя с невестой. Испытание перед свадьбой – борьба невесты с женихом – эндогамная брачная традиция. Цель обряда борьбы – наблюдать степень закаленности жениха, члена семьи, рода или племени и выполнял функцию испытания его сил.

Мотив единоборства богатырской девы с женихами имеет достаточно широкое распространение в мировом фольклоре, в частности, в фольклоре народов Кавказа и Средней Азии. Этот фольклорный чисто богатырский мотив — непременная необходимость для жениха победить невесту в борьбе — имеет здесь свои истоки в обычаях саков, отмечаемых античными источниками. Элиан сообщает о саках: «Кто из них хочет жениться на девушке, должен вступить с нею в борьбу; если верх в борьбе останется за девушкою, побежденный борец становится ее пленником и поступает в полное ее распоряжение; только поборов девушку, может юноша взять ее в свою власть. Для борьбы такого рода саки удаляются в подземные храмины»6.

Мотив единоборства имеется практически во всех вариантах изучаемого нами произведения. В одних из них (1, 2. 7, 8, 10, 11, 12, 15, 16, 19-ый варианты) Барсынхылу сбрасывает с горы камни разной величины, неподъемные для простого человека, а Алпамыша легко их останавливает и пинает обратно. В других (6, 9, 13, 14-ый варианты) борьба носит характер настоящего поединка. Здесь Барсынхылу предстает перед нами богатырской девой, отличающейся физической силой, мужеством, бесстрашием. В третьих вариантах герой проходит двойное, даже тройное испытание: ловит камни, стреляет из лука в кольцо, борется с Барсынхылу.

А.Н.Киреев подчеркивает, что данный мотив отражает борьбу матриархата и патриархата7, прямых и косвенных доказательств тому в канве сюжета произведения предостаточно. Это и предоставление отцом свободы выбора жениха дочери, что говорит о высоком общественном положении женщины; это и матрилокальность брака, так как в некоторых вариантах сказания семья остается жить на родине невесты; важно, чтобы жениха приняли именно родственники невесты (родственники жениха отступают на второй план, чаще просто не упоминаются); «овдовевшая» Барсын, как и раньше, устраивает состязания за право получить ее в жены (а не насильственно выдается замуж за кого-либо).

Мотив богатырского сна, который охватывает богатыря перед решающим боем, имеется во всех башкирских вариантах эпоса. В вариантах герой имеет обыкновение спать 3, 6, 7, 40 дней и ночей. Данный эпизод иллюстрирует неестественные способности богатыря, утрирует драматизм ситуации и служит основой для дальнейшего повествования. В варианте Х.Бурангулова, как и в узбекской версии, этот волшебный (магический) сон богатыря получает рациональное истолкование — опьянением, что приближает вариант по времени к нашей реальности.

Особая архаика башкирской версии эпоса ясно представлена в тех вариантах, где оружием героя является дерево, вырванное с корнем (3, 13), что также приближает Алпамышу к мифическим образам.

В завершении сюжета сообщается о возвращении героя домой, наказании отрицательных персонажей, свадьбе (празднике) и о продолжении жизни героев. В целом, варианты завершаются мотивом благополучия героя, наказания отрицательного персонажа.

Каждый фольклорный мотив находит обоснование либо в мифологическом мышлении, либо в историческом прошлом народа. Трактовка с этой точки зрения сюжетообразующих мотивов башкирской версии эпоса об Алпамыше позволяет заключить, что по сравнению с остальными национальными версиями, в частности, со среднеазиатскими, башкирская версия сохранила в своей основе гораздо больше архаического мировоззрения. Уже один мотив единоборства с девой-богатыркой, практически совершенно отсутствующий в других версиях, очень много говорит в пользу древности сюжета. Архаические мотивы сосредоточены больше всего в первой части повествования, иллюстрирующей женитьбу героя. Социальные же мотивы, видимо, привнесенные позднее, характеризуют эпос как эпос раннефеодальный и содержатся преимущественно во второй сюжетной линии эпоса, повествующей о борьбе с иноземными захватчиками.

Жанровая специфика эпических произведений очень ярко проявляется в их поэтическом, языковом стиле, в используемых ими всевозможных образных выражениях – тропах.

«Общие места» в виде стабильных словесных формул, которые сказителями почти дословно повторяются в одном или разных эпосах в сходных эпизодах повествования или картинах описания, облегчают создание эпического произведения, так как сказитель употребляет готовые формулы. Использование традиционных формул – эпических клише типа зачина «В давние-давние времена…», финала «Жили себе долго и счастливо», формул быстрого роста героя «Растет не по дням, а по часам» и красоты «Одна сторона лица подобна солнцу, другая – луне», формул выбора коня «Короком потряси, уздечкой позвени» - обязывает соотносить произведение с эпическим жанром.



Pages:     | 1 || 3 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.