авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Творческая эволюция булата окуджавы и литературный процесс второй половины хх в.

-- [ Страница 3 ] --

В источниках XIX в., на которых построен роман, явлена культурная парадигма русского дворянства. Образы ряда персонажей опираются на «Сборник биографий кавалергардов», на переписку Карамзиных, которая предположительно упоминалась при личной беседе поэта с Анной Ахматовой47, на ряд мемуарных текстов, на работы историков. Из сопоставления источников с текстом романов и повести следует: 1) поэт методично изучал материал по персоналиям, событиям, эпохе; 2) выразительный документ приводится в большом объеме; 3) для цитации может избираться анекдот, рисующий характерные черты лиц и эпохи, такова же роль подлинных писем в «Авросимове» и «Шипове»; 4) частичная правка может усиливать, например, речевую характеристику персонажа, но может, напротив, устранять излишнюю карикатурность; текст сокращается либо перекомпоновывается для большей выразительности. Из исследовательских статей (И. Ильинский, П. Щеголев) берется сюжетная канва.

Литературная цитация в «Путешествии дилетантов» подчеркивает перетекание литературы в жизнь и наоборот; лейтмотивами романа становятся фразы из стихотворений М. Лермонтова «И скучно и грустно...» и «Прощай, немытая Россия…», слова «А судьи кто?» (Грибоедов); звучат слова из «Гамлета», «Капитанской дочки» и др.. Цитируя «Еду ли ночью по улице темной…» Н. Некрасова, Окуджава воспроизводит анахронизм, допущенный Н. Чернышевским48 в сцене чтения «Коробейников» героями романа «Что делать?» Образ Мятлева создан, таким образом, как цитатная вселенная.

Глава 11 посвящена повтору сюжетов в прозе второй половины ХХ в.. Якобы «редкостное, если не уникальное» (из отзывов об опыте Ю. Трифонова) явление не было единичным, позволяя писателю осмыслить смену экзистенциальной парадигмы, характерную для его поколения. Раннее произведение было связано с соцреализмом («Студенты» Трифонова, частично – «Записки моего современника» А. Приставкина и «Фронт приходит к нам» Окуджавы) – либо противостояло ему («Звездопад» В. Астафьева, «Новенький, как с иголочки» Окуджавы). Зрелая проза – «Дом на набережной» Трифонова, «Рязанка» Приставкина, «Прокляты и убиты» Астафьева; «Утро красит нежным светом...» (1975) и «Частная жизнь Александра Пушкина…» (1976) Окуджавы – посвящена экзистенциально-нравственным проблемам личности. Собственное отношение к идеологии тоталитаризма, характерное для раннего этапа творчества, среди прочего становится предметом осмысления, а тем самым – как бы условием создания прозы, обращенной к проблемам мировоззренческой эволюции. В творческом становлении Окуджавы рассказы середины 1970-х обозначают «переустановку» жанровой системы. Обращаясь к прежним сюжетам, писатель отвергает социально-публицистическое задание (например, разоблачение «значительных лиц» и казенной патриотической риторики и тому подобное) и углубляется в духовную жизнь героя.

Итак, в середине 1970-х в прозе Окуджавы очевидна тенденция, которая к концу 1980-х получит имя новой/другой (С. Чупринин) прозы. Это «сугубо “литературная” литература», в которой «отсутствует элемент разоблачения или учительства», но есть «установка на достоверность авторского персонажа», чьи интересы «лежат в сугубо личной сфере»49. Окуджава, используя прежние сюжеты, именно в них полностью отверг «разоблачение или учительство», а важный для «новой» прозы прием иронии был у него постоянным.

Глава 12. посвящена рамочному комплексу прозаических произведений, в который Окуджава в ‘диалоге’ с читателем вносил изменения при переизданиях (добавил посвящения к «Школяру» и «Бедному Авросимову», менял заглавие и подзаголовки «Похождений Шипова»), например посвящая нашедшее отклик произведение подходящему адресату.

Роман «Свидание с Бонапартом» (1979–1983) создавался, когда поэт «в последние брежневские годы <…> просто тихо умирал <…> не видел никакого просвета и совершенно отчаялся»50, и живое восприятие подцензурной литературы в среде интеллигенции сменилось апатией.

Окуджава расширил в переизданиях заголовочный комплекс романа «Путешествие дилетантов» (добавил посвящение, второй, а затем третий эпиграф), диалогически сопоставив его с заголовочным комплексом «Свидания с Бонапартом» (1979–1983). Если рамка «Дилетантов» приобрела характер пафосный, патетический, то комплекс «Свидания с Бонапартом» выражает горечь и скепсис. Так, великий протест поэта против пошлой бесчеловечной «героизации» высказан в эпиграфе «Бонапарта» дурацкими словами Дуняши. Второй эпиграф романа – цитата из романса М. Глинки «Сомнение» (произведения «самостоятельной ветви русской музыки <…> психологически углубленной, “личной”, интимной»51); стихи его (Н. Кукольник) напомнят читателю мелодию, как это было у Л. Толстого с песней «Ах, вы сени мои, сени!» («Война и мир». Т. 1); схоже у А. Солженицына («В круге первом», глава «Перепелочка») объяснение героев под романс «Нет, не тебя так пылко я люблю…» Толстовский прием «аудио»-цитаты опирается на знакомство читателя с известной музыкальной темой, а в ХХ в. также и с радиофоном эпохи. Но сами слова эпиграфа «Минует печальное время – Мы снова обнимем друг друга» звучат горькой иронией: новые встречи приносят худшие беды.

Третий эпиграф взят из анекдота о тщете ученых претензий, противопоставленного цитированному в «Дилетантах» трактату о том, «сколь велика сила наилучших качеств человеческого ума; какова задача, для выполнения и завершения которой мы родились и появились на свет<…>»52 – сопоставление горькое и уничижительное.

Глава 13 посвящена поэтике «Свидания с Бонапартом», четыре части которого представлены как записки, рассказы, дневник и письма четырех рассказчиков. В них ипостаси автора: поэт, солдат войны, мститель, выступающий артист – и мотивы, общие для романа и произведений Окуджавы на автобиографические сюжеты: непостижимое самоубийство близкого человека, интуиция героя, самоирония и другие. Зная о намерении близких переделать мир, герой не приемлет этих планов, потому что они кровавы и потому, что основаны на пренебрежении к жизненному укладу, игнорируют реальность. Выстроенный персонажем путь частной жизни, аналог толстовского пути исканий, кончается крахом. Центральный мотив – соединение «прозорливости» и беспомощности героев.

Нам известен документальный источник второй главы романа – это широко востребованные в России мемуары Луизы Фюзи – певицы, работавшей в том же жанре, решавшей те же проблемы и с тех же позиций, что и Окуджава. Имя кузины и друга детства, Луизы Налбандян (Люлю в «Упраздненном театре»), явилось в круге чтения поэта именем его «второго я», m-me Fusil рассказывающей, например, как в вельможном доме, пригласив ее по-дружески, хозяйка настойчиво просит спеть для почетного гостя. Такое же нетактичное смешение ролей «заказанного» актера и друга досаждало Окуджаве-певцу, о чем рассказано в его «автобиографических анекдотах». Автор и героиня, как и ее прототип, убеждены: «В искусстве не может быть назначений!» – и решительно отстаивают свое достоинство.

Следует полагать, что Окуджава был знаком с каждой из известных нам публикаций мемуаров актрисы. Большие фрагменты переводных «Записок»53 приводятся в романе дословно. Композиция второй главы романа соответствует композиции материала в раннем журнальном переводе54. В ряде случаев текст главы представляет собою перевод «Souvenirs d'une actrice»55; анализ, выполненный Е. В. Азимовой56 по нашей просьбе, обнаружил в переводе ряд неточностей57, характерных для не вполне совершенного владения языком.

В «Свидании с Бонапартом» наблюдается наиболее полный ряд подходов к документальному источнику: от обширного точного цитирования, от заимствования сюжетной линии, иногда в мельчайших подробностях, – до значительных трансформаций на всех уровнях текста, до изолированного употребления отдельных, порой самых незначительных элементов (слово, предметная деталь, сюжетный ход). Сравним рассказы о жанре «моих шансонов»:

Souvenirs Свидание с Бонапартом (М., 1975. С. 100–101)
Je m' tais attache perfectionner les cordes du mdium, et surtout faire valoir la musique expressive; c'est celle qui influe le plus sur les organes de la multitude, et il n'est pas ncessaire d'tre connaiseur pour la comprendre. La romance exige de jolies paroles, une musique simple et analogue au sujet; elle veut surtout tre dite avec expression58 (Souvenirs 192-193). <…> я стала работать над средними нотами и особенно старалась усовершенствоваться в романсе. Романс требует выразительных слов, музыки простой и подходящей к словам. Он требует также особых, вкрадчивых интонаций, что, как говорят русские, «берет за душу». Это, главным образом, и действует на толпу, и не нужно быть знатоком, чтобы восторгаться романсом.

а) перевод адекватен, но не буквален, так, слова «не нужно быть знатоком, чтобы восторгаться романсом» – это перевод, но восторгаться более экспрессивно, чем буквальное понимать; б) добавляются понятия, передающие авторскую позицию, например, эпитет выразительные не равен эпитету «jolies»; слово «la multitude», которым обозначено множество слушателей, заменено толпой, «вершительницей судьбы» во второй главе; актуальная тема при этом расширяется: романс требует «особых, вкрадчивых интонаций <…> “берет за душу”»; в) делаются композиционные усовершенствования. Так, характеристика песенной музыки опирается и на фразу «une musique simple et analogue au sujet», но также и на данное ниже описание романса на стихи Шатобриана, к которым г-н Ефимов «avait compos un air simple et touchant, bien adapt aux paroles» [сочинил мотив простой и трогательный, вполне подходящий к словам] и многое другое.

Характерны фрагменты о таланте артиста и о жанре произведений:

Souvenirs (194) Свидание с Бонапартом
Je devins bientt la chanteuse la mode; mes chansonnettes faisaient fureur, et on en dessinait les sujets dans les albums. Tous nos chants d'alors n'taient que des peintures de chevaliers, de bachelettes, de demoiselles. J'avais sur mon album la Sentinelle appuye sur la lance, le Depart pour la Syrie, le Troubadour, son pe et sa harpe se croisant sur son coeur. Si mes legers talents commencrent mes succs et me firent dsirer, je dois dire qu'avec le temps je fus admise dans de grandes familles, comme une amie de la maison59. Мои шансоны производили фурор, и сюжеты их зарисовывались в альбомы: рыцари, молодые девушки, знатные дамы, трубадуры. У меня был легкий талант, который, снискав мне успех, позволил также приобрести множество верных друзей (101).


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.