авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 |

Тюремные мотивы в татарской литературе (средневековье — начало хх века)

-- [ Страница 2 ] --

поэтов учению Корана, в вопросах творческого метода наблюдается разнообразие. Начиная с Кул Гали и до Утыз Имяни, поэты творят преимущественно в романтическом стиле, делая акцент на нравственном обновлении человеческой души. Но в «Нахдж ал-Фарадис», дастане «Идегей», в воззвании Батырши наблюдается реалистическое отражение тюремных мотивов.

Глава 2. Тема узника в татарской литературе Нового времени.

В первом параграфе «Суфийско-романтическое воплощение мотива неволи в творчестве Ахметзяна Тубыли» повествуется о суфийском поэте и религиозном деятеле Тубыли (1826-189?), который был безвинно (по навету) осужден и сослан в тюрьму Тобольска, где провел в заключении около пятнадцати лет и там же умер. Им был создан тюремный цикл стихов автобиографического характера «Хэбсия» («Тюремная»). Тюрьму он сравнивает с «могилой для живых», («терелђр кабере»), с преисподней. Как и герой поэмы Кул Гали Йусуф, Тубыли считает, что «… достичь цели, благополучия, счастья может только тот, кто умеет терпеливо переносить физические страдания, духовные испытания, удары судьбы»15. В его романтическом творчестве тюремные мотивы тесно переплетены с религиозно-суфийскими воззрениями. Поэт считает, что «…чем больше страдает душа и чем больше испытаний выпадает на ее долю, тем она становится тоньше и Всевышний приближает ее к себе»16:

Однако в тюрьме этой

Нет рядом со мной людей науки.

Не жалуюсь, что нахожусь здесь,

Есть много пользы в истязании души.

(Подстрочный перевод)

Во втором параграфе «Воплощение тюремных мотивов в духе просветительского реализма в поэзии Акмуллы» указывается, что поэтическое наследие Акмуллы (1831-95) принадлежит в равной мере трем народам — татарам, башкирам и казахам. Предположительно, он как и Тубыли был арестован по навету, истинная же причина, приведшая его в заточение, до сих пор остается невыясненной. В заключении Акмуллой был создан тюремный цикл стихов, в котором он осуждает гнет и произвол, царящие вокруг, но верит в силу разума, торжество добра.

Реалистическими (подчас натуралистическими) красками он описывает тюрьму (которая для него — место, в котором люди сходят с ума) и тюремные порядки, критикует бюрократизм российского судопроизводства:

Иные по десять лет томятся,

Дела их давно затерялись в Петербурге.

Какие достойные мужья сидят за напраслину,

Ноги их окованы кандалами17.

(Подстрочный перевод)

В стихотворениях этого цикла он упоминает имена Аль-Фараби, Ибн Сины, халифа Мансура, имама Агзама, прошедших также испытание неволей и судьбы которых он сравнивает со своей. Художественное воплощение мотивов неволи продолжает оставаться в традициях восточного романтизма, поэт верен коранической философии, но в то же время в его творчестве усиливается реалистическое воплощение действительности, что проявляется в описании тяжелых условий тюремного быта, конкретных носителей зла, судебного произвола:

Окна забиты гвоздями,

Черные каменные стены кругом,



И солдат с ружьем маячит…

(Подстрочный перевод)

В третьем параграфе «Отражение мотива неволи в традициях европейской и русской литературы в творчестве З.Бигиева» рассматривается творчество одного из создателей жанра детективного романа – писателя и публициста Загира Бигиева (1870-1902). Тюремные мотивы нашли отражение в его первом просветительском романе (написанном им в 16 лет) «Љлњф, яки Гњзђл кыз Хђдичђ» («Тысячи, или красавица Хадича», 1887). Закон буржуазного общества, в котором миром правят деньги, находит ярко выраженное реалистическое воплощение. К примеру, состоятельный Муса отбывает наказание в комфортных условиях, нежели простолюдины. Тюремные мотивы являются ведущими и в другом его романе «Гљнаџы кђбаир» («Великие грехи», 1890). По ходу развития сюжета и этот роман писателя знакомит читателя с судебными органами, со следователями, стражниками, методами следствия и пр. Тема любви в романе проецируется на темы неволи и богатства.

В четвертом параграфе освещаются «Религиозно-суфийские стихотворения, отразившие трагедию Багаутдина Ваисова». Проблемы восстановления утраченной государственности на древних булгарских землях нашли отражение в религиозно-суфийском движении Б.Ваисова. Ваисовское движение получило широкое распространение во 2-й половине XIX – 1-й четверти ХХ века среди татарских крестьян, ремесленников, мелких торговцев. Основным методом борьбы ваисовцев стало гражданское неповиновение, отказ от уплаты налогов и служить в царской армии. Но в то же время их движение носило относительно мирный характер. Одни ученые выступления ваисовцев сравнивают с народничеством (М.Гайнутдинов18), другие с учением и деятельностью М.Ганди (Д.Усманова19). После ареста в 1885 году Б.Ваисова (был помещен в психиатрическую больницу, где и умер) 14 его последователей ушли в подполье, подвергались полицейским преследованиям. Как известно, психиатрическая больница – это намного страшнее тюрьмы, поскольку у тюремного пребывания есть определенный срок, а из больницы спасения нет.

В пятом параграфе раскрывается «Тема несвободы в произведениях татарского фольклора начала ХХ в.»

Одним из способов наказания (помимо тюрьмы) в России была ссылка в Сибирь. Поэтому «сосланный в Сибирь» — частый герой произведений фольклора (баитов, песен, мунаджатов). В них описываются страдания заключенных, их переживания, тоска по свободе и родине. Ненависть к надзирателям в песнях выражается через сравнения их со свиньями, собаками, змеями, щенками, чертями.

В войнах начала ХХ в. (Первая мировая, Гражданская война) участвовало много татар (около 900 тысяч) и немало их попадало в плен. А плен— это одна из форм неволи. В баитах этого периода нашли отражение мотивы тоски по отчизне, страданий в неволе от голода и непосильного физического труда. Авторы некоторых мунаджатов известны (например, Гиззатулла Яркаев). По своему характеру эти произведения и религиозные (упование на Аллаха), и светские одновременно. В них часто встречается желтый цвет, это, как правило, и желтая тоска, и пожелтевшие лица заключенных. Отдельные произведения посвящены политическим заключенным, которые содержались в особо тяжелых услових:

Политические в крепости — люди все хорошие,

Много образованных в разных науках.

Один офицер, адвокаты, учителя среди них…20

Баиты, созданные в начале ХХ в., затрагивают политические мотивы, изобличают колониальное угнетение, классовые противоречия, выражают недовольство доносительством. В целом баиты на общественно-политические темы — своего рода реалистическая энциклопедия, наполненная бедствиями из жизни татар.

В шестом параграфе исследуются «Творческие методы в тюремной лирике начала ХХ в. Образы сыщиков и доносчиков».

Начало ХХ в. в России — время стремительное, сложное (революции, войны). Татарская литература переживает невиданный подъем. Она обогащается новым содержанием, новыми творческими методами. В литературу приходит созвездие талантливых писателей, которые впоследствии станут ее классикой: Г.Тукай, М.Гафури, С.Рамеев, Дэрдменд, Н.Думави, Ш.Бабич, С.Сунчелей, З.Башири, М.Укмаси и др. Под предлогом борьбы с пантюркизмом и панисламизмом власти закрывали татарские учебные заведения, печатные органы. Имели место гонения и политические преследования отдельных писателей, другие находились под наблюдением. Погромы и репрессии стали распространенным явлением. «… перо писателя все чаще стало писать об осени, закате солнца, сумерках, ночи, обращаться к мотивам горя и тоски. В литературе получили широкое распространение темы голода, тюрьмы, оков, палача, могилы, жизнь без руля и ветрил. Образ узника и вовсе становится традиционным».21 М.Гафури (1880–1934) одним из первых создал образ героя–узника, готового принести себя в жертву во имя свободы нации.

Не обошел эту тему и поэт Габдулла Тукай (1886–1913). Начал он ее с перевода «Узника» А.С.Пушкина в 1907 году. «Обращение Тукая к Пушкину связано с реалиями самого времени. В этом проявилось отражение протеста, гнева и жажда свободы в условиях, когда после революции 1905–1907 годов в России жизнь превратилась в темницу, когда личность, поэт оказались в тяжелейших условиях положения раба».22

Революция 1905-1907 годов вывела на общественно-политическую арену борьбы и поэта бунтарского (гисьянистского) романтизма Сагита Рамеева (1880-1926). Призывая народ на борьбу с самодержавием, он перевел на татарский язык «Марсельезу», «Похоронный марш», «Смело, товарищи, в ногу!». Тема неволи проявилась и в оригинальных стихах поэта: «Знай язык, ищи пути… » (1906):

Тюрьмы переполнены,

Сосланы в Сибирь;

Смотри! Как кровью залита земля?

На улицах горы трупов!

Знай язык, ищи пути: почему это случилось?

(Подстрочный перевод)

За революционную деятельность С.Рамеева непрестанно преследовали, заключали в тюрьму. В тюрьме он перевел пьесу М.Горького «На дне» и песню Бубнова и Кривого Зоба «Солнце всходит и заходит…» (в переводе называется «Оковы»), которая распространилась и в Сибири под названием «Песня каторжанина».

У поэта Махмуда Алмаева (1874-1907) также есть стихи, связанные с темой неволи. Будучи участником революционного движения он попал в тюрьму. Там он написал свое публицистическое стихотворение «Тљрмђдђн» («Из тюрьмы», 1907):

Пусть сгнию я в тюрьме в руках палачей,

И душу, и тело принесу в жертву на пути к свободе.

(Подстрочный перевод)

В начале ХХ в. тема неволи нашла отражение в творчестве многих татарских поэтов: З.Башири («Поэт-узник»), Г.Сунгати («Светлый мир – светлая весна»), М.Файзи («Узник»). В их стихотворениях романтические краски сочетаются с элементами сентиментализма.

Не обошла тема неволи и переводную литературу. Например, Сагит Сунчелей (1889-1937) перевел поэму Дж.Байрона «Шильонский узник», которая оказала большое влияние на творчество других татарских писателей (Н.Думави и др.). В стихотворениях «Мђхбњс» («Узник», 1912),

«Мин ирекле» («Я свободен», 1915) лирической герой Сунчелея, находясь

в неволе, свободен душой:

Напрасно вы меня терзаете,

Я свободен, все равно свободен.23

(Подстрочный перевод)

Проблема свободной личности, возвышающейся над суровыми тюремными реалиями, присутствует и в стихотворении Габдрашита Рамазанова (конец XIX в.– 1919) «Књћел телђге» («Желание души», 1911).

Большинство татарских поэтов начала ХХ в. рисовали российскую действительность как духовную неволю. Антиномии жизнь-тюрьма, духовная свобода-счастье становятся актуальной экзистенциальной проблемой. Это особенно ярко проявляется в стихотворениях, сравнивающих полную страданий феодально-патриархальную жизнь женщин с узником. В стихотворении «Татар килененећ зары» («Жалоба татарской снохи», 1914) Исхака Хайруллина (1901-1945) читаем:

Этот дом для меня — тюрьма, я словно невольница,

Я словно, несчастная покалеченная птица в клетке.

(Подстрочный перевод)

Кстати, сравнение в этот период отсутствия свободы женщин с птицей в клетке было довольно распространенным явлением.

Большинство стихотворений татарской поэзии начала ХХ в., отражающих тюремные мотивы — это романтические стихи, раскрывающие внутренний мир лирического героя. В годы Первой русской революции тюремная лирика противостояла злу, пробуждала надежду на лучшее будущее. В годы реакции в стихотворениях антиномия неволя–свобода приобретала драматический, а иногда и трагический характер. В 1910-е годы тема узника сочеталась с мотивами защиты свободы нации от социального и духовного гнета царизма.

Тюремные мотивы неизбежно способствовали возникновению образов наветчиков, доносчиков, сыщиков, которые становились объектами резкой критики татарских писателей. Провокаторы проникали в ряды передовой демократической общественности и занимались доносительством. «От этих шпионов особенно страдали Г.Ибрагимов, Г.Тукай, Г.Камал, Ф.Амирхан, Г.Кулахметов, Ф.Агиев, Г.Газиз, Ш.Ахмадиев».24 К этому списку необходимо добавить еще и Г.Исхаки. В эти годы М.Гафури пишет свои стихотворения «Доносчы» («Доносчик», 1910), «Сатлыклар» («Продажные», 1911), Вакиф Джалял (1887-1922) — «Доносчыга» («Доносчику»), Гариф Гайнуллин (1878–1935) — «Ялган доносчыга» («Лживому доносчику»), Хабибулла Габитов (1886–1939) — «Мђхбњс мљгаллим» («Учитель–узник»). В начале ХХ века татарские интеллигенты, учителя особенно страдали от доносчика Ишми–ишана (И.Динмухамметов). В последствии его жертвами стали прогрессивные татарские деятели и закрытие новометодных медресе («Буби» и др.). Г.Тукай в стихотворении «Кайда? Кем?» («Где? Кто?», 1910) об Ишми–ишане пишет:





Кто он, проклятый тот, кто держит нас во тьме?

В одной деревне есть мулла — карга в чалме.

(Перевод Л.Озерова)

В седьмом параграфе исследуется «Экспрессионизм Наджиба Думави в раскрытии темы неволи».

Пришедший в литературу на волне Первой русской революции, Наджип Думави (1883-1933) выступил защитником интересов простого народа и критиком мира капитала. Вместе с другими преподавателями медресе «Буби» он был арестован и десять месяцев содержался под стражей.

В годы реакции его поэзия наполняется символами реакции и тирании: ночь, хищные совы, кровавые дикие палачи, стражники, казаки, мир змей и скорпионов, жизнь без руля и ветрил («Золым» — «Тирания», 1906; «Џђр кљн укырга ярый…» — «На каждый день», 1906; «Тљн» — «Ночь», 1908; «Себер» — «Сибирь», 1908; «Мђхбњс» — «Узник», 1908; «Тавыш» — «Голос», 1908 и др.). Характерной чертой этих стихотворений является то, что в них тему «тюрьма-узник» поэт воплощает приемами экспрессионистического стиля и в романтических, и в реалистических произведениях.

В восьмом параграфе «Мотивы неволи в татарской прозе начала ХХ в.» исследовались на примерах повестей «Зиндан» («Тюрьма», 1907) и «Бер тоткарныћ саташуы» («Бред узника», 1912) Гаяза Исхаки, а также тюремных воспоминаний Юсуфа Акчуры и Закизяна Шахгараева.

Гаяз Исхаки (1878-1954), выступавший защитником национальных интересов татарского народа, считался яростным врагом царского самодержавия. Из материалов жандармского правления следует, что этот писатель — бесстрашный ненавистник Российского правительства, человек необузданного нрава, анархист, готовый на любые «преступления». Вот почему этот активный участник национально-освободительного и революционного движения то сидел в тюрьме, то ссылался, то скрывался от полицейского преследования. При встрече с Мингазом Исмагилом в Берлине он говорил: «…на протяжении всей своей жизни все свои силы я посвящал своему народу. Только в царских тюрьмах я отсидел восемнадцать раз. Царские жандармы постоянно следили за каждым моим шагом»25. Это продолжалось с декабря 1905 года по апрель 1913 года.

Повесть «Тюрьма», написанная в Чистопольской тюрьме, — своего рода публицистический дневник автобиографического характера (жанр, ставший особенно популярным в годы Первой русской революции).

На протяжении всей повести Исхаки последовательно, с подробностями (порой доходя до натурализма), описывает невыносимые условия тюрьмы и жестокость надсмотрщиков. Тюрьма ломает заключенного и физически, и морально. Не случайно повесть была включена в список запрещенной литературы. Но в то же время следует отметить, что в заключении автор отмечает: тюрьма — это школа жизни, беспощадное испытание для человека на прочность: одних она запугивает, у других укрепляет веру в необходимость борьбы против общественного зла.

В 1907 году Исхаки освобождается из Чистопольской тюрьмы, но через полгода попадает в Казанскую, а далее переправляется в Московскую «Бутырку». События этого периода нашли отражение в драме «Тартышу» («Борьба», 1908).

Из Москвы его ссылают в городок Пинега Архангельской губернии. В 1908 году после побега из ссылки он тайно приезжает в Петербург, в 1909-1911 годах живет в Турции (дважды) и Финляндии; из Стамбула возвращается в Петербург и живет там нелегально; 26 января 1912 года вновь подвергается аресту и направляется в тюрьму города Мезени. Только по случаю 300 летнего юбилея Дома Романовых он попадает под

амнистию и в апреле 1913 года, уже после смерти Тукая, приезжает в Казань. В повести «Бред узника» нашли отражение переживания, полученные под впечатлением событий тех лет.

Жанр повести «Бред узника» Исхаки определил как «фантастический роман». С точки зрения литературоведения и теории жанров сегодня это произведение не совсем соответствует жанру романа. В нем нет событийности, характерной для романа, нет напряженного сюжета и тяготения к финальной развязке. Написанное на 48 страницах в арабской графике, это произведение, оставляет впечатление некой незавершенности.

Главный герой повести — «Я», прототип которого – сам Исхаки. Своеобразен психологизм произведения: он напоминает, характерный для литератур Японии и Европы, «поток сознания»26. Рожденные вследствие пережитого в голове «Я» мысли, впечатления неспешно, словно неторопливая река, текут по страницам, не беря во внимание традиционные для литературного произведения каноны конфликта и сюжета. Поэтому было бы вернее условно считать жанр «Бреда узника» психологической автобиографической повестью.

В повести ощущается влияние на творчество Исхаки произведений Л.Н.Толстого, в частности, романа «Воскресение». Как и Толстой Исхаки бескомпромиссно описывает порочную жизнь хранителей правопорядка, раскрывает их подлинное лицо, дает обобщенные портреты. По тому, что в повести отведено большое место описанию казанской тюрьмы, ее можно назвать продолжением повести «Тюрьма».

Известный политик и общественный деятель, журналист Ю.Акчура (1876-1935) является автором повести «Мђњкуфият хатирђлђре» («Воспоминания заключенного», 1907), написанной в форме дневника. Повесть состоит из 18 глав, временной промежуток — 43 дня (с 8 марта по 16 апреля 1906 года). По форме повесть напоминает роман Г.Исхаки «Тормышмы бу?» («Жизнь ли это?», 1911), а по содержанию и характеру главного героя — его повесть «Тюрьма».

В небольшом вступлении автор поднимает экзистенциальные проблемы человеческого существования. Он описывает ужасные условия тюрьмы. Вспоминая свои счастливые минуты на воле, он обращается к своим друзьям. Акчура положительно отзывается о заключенных революционерах, «забывших о себе во имя счастья человечества, принесших в жертву свои личные интересы во имя идеалов».

Он не связывает свои надежды с изменением социальных систем, полагая, что несчастное человечество все равно не обретет счастья. Внутренний мир авторского «я» построен на контрастах темных и светлых красок. При описании тюрьмы он не использует натуралистические зарисовки, а пытается преподнести читателю описываемое в философском и психологическом аспектах. По его мнению, весь мир — это неволя: «Все мы — в тюрьме. А разве каждый человек не узник?»

О чем бы автор не размышлял, он в конечном итоге приходит к философским, экзистенциальным проблемам о смысле жизни. Что касается творческого метода, то это — произведение критического реализма.



Pages:     | 1 || 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.