авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Тюремные мотивы в татарской литературе (средневековье — начало хх века)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Гильманов Дамир Шарифзянович

ТЮРЕМНЫЕ МОТИВЫ В ТАТАРСКОЙ

ЛИТЕРАТУРЕ

(Средневековье начало ХХ века)

Специальность 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации

(татарская литература)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Казань

2006

Работа выполнена в отделе рукописей и текстологии Института языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан.

Научные руководители: доктор филологических наук, профессор

Ганиева Резеда Кадыровна

доктор филологических наук

Рамеев Зуфар Зайниевич

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Галиева Эльмира Ракиповна

кандидат филологических наук

Мусабекова Раиса Рашидовна

Ведущая организация: Набережночелнинский государственный

педагогический институт

Защита состоится … декабря в …….. часов на заседании диссертационного совета Д 022.001.01 в Институте языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420111, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Казанского научного центра РАН (г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31).

Автореферат разослан … ноября 2006 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук Г.Г.Саберова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы обусловлена, главным образом, кардинальными переменами, произошедшими в середине 80-х — начале 90-х годов ХХ столетия почти во всех сферах: общественно-политической, экономической, культурной жизни российского общества и ознаменовавшими новый этап исторического бытия. В татарской литературе интерес к человеку в неволе был издревле и, по-видимому, она его не утратит и впредь. И неважно безвинен он или виновен. Тюремная культура относится к неповторимым, основополагающим чертам России и ее народов. И эта культура не зависит от эпохи или политической ситуации конкретного момента, люди сидели всегда, часто и ни за что. Но не это важно, потому что тюрьма как ничто другое, будучи социальным явлением, влияет на судьбу страны и ее жителей. Все, что написано о тюрьме, неволе, узниках — это своего рода человеческие и исторические документы, которые говорят об историческом пути, о природе общества, о природе самого человека, а она наиболее выразительно проявляется именно в чрезвычайных обстоятельствах, каковой является тюрьма. Если образ узника татарскими литературоведами еще как-то освещался, то тему неволи в целом обходили стороной и, таким образом, образовалось некое «белое пятно». Поэтому, возможно, назрела определенная необходимость целостного анализа мотива (темы) неволи в татарской литературе.

Предмет и объект исследования. Поэтические и прозаические произведения татарской литературы, начиная с Орхоно-Енисейских надписей (VII-XI вв.) и заканчивая произведениями начала ХХ века.



Целью данного исследования является изучение в общественно-политическом и литературно-эстетическом аспектах темы неволи, узника в произведениях татарской литературы. Реализация цели вызвала необходимость постановки и решения следующих задач:

  • эволюция тюремных мотивов в период Средневековья – начала ХХ в.;
  • тема неволи в священных писаниях;
  • романтическое воплощение мотива неволи в дастане Кул Гали «Сказание о Йусуфе»;
  • тема узника в произведениях фольклора и в письменных памятниках эпохи Золотой Орды и Казанского ханства (Кутб, Махмуд Булгари, Хисам Кятиб, Саиф Сараи, Мухаммадьяр);
  • мотив рабства и узника в произведениях позднего Средневековья (Мавля Колый, Утыз Имяни, Батырша);
  • тема неволи в поэтических (Тубыли, Акмулла) и прозаических (З.Бигиев) произведениях татарской литературы Нового времени (XIX в.);
  • основные проблемы и образы в тюремной лирике начала ХХ в.;
  • экспрессионистическое воплощение темы неволи в поэзии Н.Думави;
  • образы политических узников в мемуарной литературе начала ХХ в. (Г.Исхаки, Ю.Акчура, З.Шахгараев).

Научная новизна предлагаемой диссертации состоит в том, что впервые делается попытка исследовать мотивы неволи в татарской литературе (начиная с Орхоно-Енисейских надписей VII-XI вв. и завершая литературой начала ХХ в.).

Методологической и теоретической основой диссертационного исследования является герменевтика — теория интерпретации смысла текстов гуманитарных наук. Принципы герменевтики тесно связаны и с принципами рецептивной эстетики. Основным предметом изучения выступает рецепция, т.е. восприятие художественного текста нашим воспринимающим сознанием.

В соответствии с характером изучаемого материала в процессе исследования были использованы и другие методы и приемы: сравнительно-исторический, историко-литературный, сравнительно-сопоставительный, описательный.

Теоретической базой исследования послужили труды Н.Бердяева, Ю.Б.Борева, В.В.Ванслова, Е.Бертельса, Н.А.Гуляева, В.Е.Хализева.

Степень изученности темы. До Октябрьской революции 1917 года мотивы неволи в татарской литературе специально не исследовались. И далее, в советский период, не было возможности для объективного изучения исторического прошлого и литературного наследия татарского народа. Поэтому и произведения, в которых нашли отражение мотивы неволи и тема узника, были мало известны читателю. Более того, после 1920 года эта тема была под запретом, и читателю она стала доступна только в 1980-90-х годах. Но даже в эти годы литературоведами Ш.Абиловым, Г.Халитом, М.Гайнуллиным, Р.Ганиевой, Н.Хисамовым, А.Шариповым, К.Давлетшиным, М.Гайнутдиновым1 было много сделано в деле изучения литературного наследия татарского народа вообще и в исследовании отдельных произведений, отражающих тюремные мотивы, в частности. К сожалению, эти произведения дошли до массового читателя с опозданием — лишь в 80-х годах прошлого столетия в связи с произошедшими демократическими преобразованиями в постсоветском обществе. Неоценим вклад в дело сбора, текстологической подготовки к изданию произведений, отражающих тему неволи, литературоведа М.Ахметзянова2.

Научно-практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы при разработке спецкурсов и спецсеминаров, посвященных истории и литературе татарского народа, при написании программ и учебников.

Апробация результатов. Результаты и основные положения диссертации получили отражение в специально разработанном спецкурсе для студентов-филологов Набережночелнинского филиала Казанского гуманитарно-педагогического университета; в выступлении с докладом на Всероссийской научно-практической конференции по актуальным проблемам татарского языка и литературы (26-28 ноября 2003 г., г.Стерлитамак Республика Башкортостан), в статьях в периодической печати Татарстана и Башкортостана и ученых записках Казанского университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении раскрывается актуальность темы, рассматривается степень ее изученности, определяются предмет и объект, цель и задачи исследования, его теоретическая и методологическая основа, обосновывается научная новизна и практическая значимость работы.

Первая глава «Тюремные мотивы в средневековой татарской литературе» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Мотив неволи в средневековой татарской литературе» в сопоставительном плане исследуются истоки мотива неволи (тюремные мотивы). Мотив неволи имеет давнюю традицию в мировой литературе. Он встречается и в индийской «Ригведе», и в персидской «Авесте», и в китайском «Шицзине», а также в «Ветхом завете», «Библии» и «Коране». Следует отметить, что тема неволи в «Ветхом завете» преподносится в форме прозаического повествования, в «Коране» же она воплощается в романтическом плане.

На протяжении веков народы жили, воевали, попадали в плен, существовали в неволе. И это нашло отражение уже в Орхоно-Енисейских надписях (VII-XI вв.), а также в «Словаре тюркских наречий» (1072-74) Махмуда Кашгари (XI в.).

Во втором параграфе «Булгарский период татарской литературы: мотивы тюрьмы и колодца в дастане Кул Гали «Сказание о Йусуфе» анализируется сюжет об Иосифе Прекрасном, нашедший отражение и в «Библии», и в «Коране» и который лег в основу поэмы основоположника татарской письменной литературы Кул Гали (около 1183 года – между 1236 и 1240 годами) «Сказание о Йусуфе» (1233). Мотив неволи в поэме – один из значимых. Как известно, завистливые братья, уведя под предлогом прогулки Йусуфа из дома, бросили его в колодец. В духе мусульманской неоплатонической эстетики3 и в отличие от исследуемых священных писаний у Кул Гали колодец освещен:

И свет Йусуфа вмиг от темной глуби вод

Поднялся до земли и засиял теперь.4

Ангел Джебраил сообщает Йусуфу о предстоящих испытаниях, в числе которых очередное заточение, затем рабство. Ученые-ориенталисты

тему рабства считают разновидностью мотива неволи (или «арестантской» темы). Йусуф, освобожденный Маликом Дагиром из колодца, но запуганный братьями, вынужден признать себя рабом.

И устрашился их Йусуф на этот раз,

«Я в самом деле раб»,— признался он тотчас,5

Попав в рабство, он познает все возможные тяготы своего положения, среди которых самое тяжелое – быть в подчинении хозяину-язычнику. Мотив неволи неразрывно связан и с образом оков.

В ответ на угрозы братьев он признает себя рабом, но в душе добавляет:

И слезы полились ручьем из его глаз,—

«Но я — господень раб», — так думал он теперь.6

Таким образом, Йусуф в поэме изображен как бы дважды раб: он раб (пленник) физически и в то же время он – раб Божий. Третий случай – заключение Йусуфа в тюрьму по навету влюбленной в него Зулейхи.

Во имя верности заповедям Создателя оговоренный Зулейхой Йусуф добровольно идет в тюрьму:

Я козням Зулейхи темницу предпочту,

О господи, даруй свою мне доброту,

Избавь от Зулейхи, сверши мою мечту,—

В темнице, о Творец, мне лучше быть теперь!7

Он, как видим, готов к самым тяжелым испытаниям. Йусуф стоит перед выбором: или сладкое прелюбодеяние во дворце, или верность Создателю и своей совести, но в неволе. Йусуф выбирает второе и достойно проходит через все испытания.

Мотив неволи переплетается с мотивами молитвы. После молитвы-мольбы отца Йусуфа Йакуба к Аллаху, герой обретает свободу и становится правителем Египта. И ангел Джебраил призывает его быть милосердным к жителям Египта:

Ты страждущих от мук участья не лишай,

Невинных никогда в колодец не бросай,

Огонь лихой беды наветом не вздувай

И милостивым будь ты к узникам теперь.8

Таким образом, в поэме Кул Гали мотив неволи подан в четырех вариациях: Йусуфа бросают в колодец; продажа в рабство; двенадцать лет, проведенных в неволе; в религиозно-философском аспекте – положение духовного раба Божьего.

В третьем параграфе рассматривается «Религиозно-суфийское и светское воплощение темы неволи в золотоордынском периоде татарской литературы» и подчеркивается связь с традициями, идущими от Кул Гали (отдельные сюжеты, образы, детали). На эту традиционность указывают и сами средневековые авторы.

Тюремные мотивы, нашедшие отражение и в литературе периода Золотой Орды, раскрываются и в поэме Кутба (около 1297 – середина 14 в.) «Хосров и Ширин» (1342). В поэме эта тема неразрывна с темой земной любви. Одновременно тема рабства, как один из вариантов темы неволи, воплощается метафорически в качестве духовного рабства. Некоторые ученые-ориенталисты увлечение плотской любовью, страстью, погоню за материальными благами трактуют как рабство перед тленным-бренным9, а его, в свою очередь, как разновидность темы неволи. Таким образом, в поэме Кутба мотив неволи находит отражение в религиозном, суфийском и светском аспектах.





Исследуемая тема нашла отражение и в религиозно-дидактическом произведении Махмуда Булгари (конец 13 в. - 1360) «Нахдж ал-Фарадис» («Путь в рай», 1358), в отдельных рассказах которого представлены тюремные картины, муки голодающих узников. И в творчестве Махмуда Булгари не прерывается связь с традициями Кул Гали. Это — прежде всего, обращение к сюжетам поэмы «Сказание о Йусуфе» и их реалистическая переработка. В одних случаях, обращаясь к ним, он подчеркивает человечность Пророка в отношении к своим сородичам; в других — в традициях суфийской философии заявляет, что мир можно познать через интуитивное (чувственное) восприятие; в третьих — утверждает религиозную философию Единобожия, т.е. ат-Таухид. Образ Йусуфа в колодце изображается автором в духе средневекового теургического реализма10. Махмуд Булгари не использует светоносные образы, к которым обращался Кул Гали. В рассказах поэта мотив неволи тесно переплетается и с темой суфийского аскетизма («Шаех Зуннун Мисрый», «Ученый и шакирд»).

В поэтическом произведении Хисама Кятиба (XIV в.) «Джумджума-султан» (1368-69) описываемые события происходят в аду. Но страдания грешников (изощренные пытки) напоминают земные реалии.

И в поэме Саифа Сараи (около 1321-96) «Сухайль и Гульдурсун» (1394) мы также встречаемся с мотивом неволи, который тесно переплетается с темой романтической любви. Предводитель войска Сухайль в жестоком бою попадает в плен, и его бросают в глубокую яму. Описание отношения к узникам, приемы наказания характерны и для других произведений средневековой литературы.

В дастане «Идегей», отражающем трагедию распада Золотой Орды, также присутствует мотив неволи. Нурадын, убивший хана Токтамыша, в отместку за убийство отца, сам попадает в плен:

Не успел он и глазом моргнуть,

Как попал он в петлю тотчас.

Вот лежит Нурадын на земле,

Голова, руки-ноги в петле,

И на миг задохнулся он…

В темной яме очнулся он.

Озирается, недвижим,—

Яма камнем прикрыта большим.11

В дастане детально, реалистически описаны методы нечеловеческих пыток, широко распространенных в эпоху Средневековья. Таким образом, в литературе периода Золотой Орды тема неволи раскрывается в трех аспектах: религиозно-нравственном («Кисебаш китабы», 14-15 вв.), суфийском («Нахдж ал-Фарадис») и светском («Сухайль и Гульдурсун», «Идегей»).

В четвертом параграфе «Мотивы неволи в фольклоре и памятниках письменной литературы периода Казанского ханства» исследуемая тема рассматривается в произведениях устного народного творчества и письменной литературы. Мотив неволи нашел отражение и в

фольклорных произведениях, посвященных царице Сююмбике. «Песня пленницы Сююмбике», состоящий из двух частей, — своего рода монолог царицы. В первой части ее описывается тяжкое подавленное состояние духа Сююмбике. Использован прием контраста: свет-тьма, надежда-отчаяние. Переживания героини достигают поистине космического масштаба. Во второй части она предается воспоминаниям детства, юности, периода своего благополучия, которым противопоставлены описания ее положения пленницы во дворце ненавистного Шах-Али.

Широкую популярность в народе получили баиты о Сююмбике, отражающие сложные государственно-политические взаимоотношения между Москвой и Казанью. Свои страдания Сююмбике трактует как неотвратимость судьбы. Свое душевное состояние она уподобляет «покойнику, погребенному заживо». В Москве ее:

… заперли, поставили десять караульных,

Не выпускают и не впускают никого.

В творчестве Мухаммадьяра (1496/97-1549) также нашли воплощение тюремные мотивы. Мухаммадьяр — это поэт и мыслитель, авторитетная личность своего времени, человек сложной судьбы. Известно, что в 1549 году царица Сююмбике направляет его в качестве дипломатического представителя в Москву. Дальнейшая судьба поэта загадочна. В одном из писем правителя Ногайской Орды бия Юсуфа русскому царю выражена просьба разыскать и вернуть Мухаммадьяра. В ответе Иван Грозный сообщает, что его убили в Муроме. Причиной тому было то, что Мухаммадьяр был ярым противником московского ставленника Шах-Али12.

Особое внимание заслуживает рассказ «Хлебороб Вахид» (из поэмы «Дар мужей», 1539-40). Основная мысль автора такова, что следует отвечать «добром на добро, злом на зло». Мухаммадъяр, прибегая к мифологическим аллегориям, символическим образам обезьяны, змеи, барса, отражает сложные социально-политические противоречия между татарскими ханствами, Казанью и Москвой накануне падения Казанского ханства.13

После падения Казани под натиском войск Ивана Грозного в 1552 году начинает проводиться насильственная христианизация. Те, кто оказывал сопротивление, подвергались пыткам и заключению. Татарская культура и литература вступают в период застоя (2-я половина 16 – 18 вв.),

что отразилось и в творчестве крупных поэтов позднего средневековья.

В пятом параграфе «Последние столетия Средневековья» рассматриваются мотивы духовного рабства, неволи, узника в поэзии Мавля Колыя и Утыз Имяни, а также исследуется образ Батырши, погибшего за религиозную, социальную и национальную свободу.

В этот период широкое распространение получает суфизм, который становится духовным прибежищем в деле сохранения народа как нации. В суфийской литературе также отразились мотивы неволи и узника. Получили популярность сравнения «ночь-тюрьма», «ночь-могила», «душа – птица в клетке», «мир-тюрьма». Поэт-суфий Мавля Колый (2-я пол. 17 в.) писал: «Весь мир — тюрьма, запомни это…». Спасение из неволи он видит в объединении всех сил против зла (поэма «Береккђннђр сыйфаты» — «Сила в единении»).

И в творчестве поэта Габдрахима Утыз Имяни (1754-1834) мы наблюдаем тюремные мотивы. За свои непреклонные убеждения в вопросах веры он по ложному доносу оказался в тюрьме. Лирический герой его «Записок путешественника» надеется только на Аллаха, только Его молит о спасении. Его произведения пронизаны религиозно-суфийской философией терпения, что созвучно с поэмой Кул Гали.

Как следствие усиления колониального гнета и насильственной христианизации нерусских народов в 1755-56 годах Оренбургскую губернию охватило восстание Батырши (Габдулла Галиев). Весной 1755 года Батырша обратился с воззванием к татарам, башкирам и другим народам Приуралья, выступил против правительских ограничений мусульманской обрядности и местного самоуправления, чрезмерных налогов и повинностей. В письме к царю («Гарызнаме»), в котором он Россию уподобляет темнице, разоблачает колониальную политику царского правительства в национальном и религиозном вопросах.

После подавления восстания он был взят в плен и заключен в Шлиссельбургскую крепость в середине 1757 года, в которой он погиб летом 1762 года.14

И так, в средневековой татарской литературе тюремные мотивы неразрывно переплетены с философскими. Мотивы неволи развивались в трех направлениях: религиозном, суфийском и светском. Между этими направлениями нет четко очерченной границы. При всей приверженности



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.