авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 ||

Восприятие первой мировой войны в военных дневниках: сравнительный анализ отечественных и западноевропейских источников

-- [ Страница 3 ] --

По «Военному дневнику» заметно и другое: Рид, по привычке выражающийся языком литературных мифов, постепенно освобождается от них и приходит к реалистичному взгляду и на себя, и на человека вообще. Катализатором процесса освобождения Рида от мифов предвоенного и военного времени послужило то «окопное братство», которое он встретил на фронте. Встреча с людьми разных социальных групп оказалась для Рида откровением; расширила его личный и общественный кругозор; поставила его перед лицом реальности, а не отвлеченных схем о человеке, о его поведении, о мотивах поступков; заставила его уточнить свои, поначалу туманные, представления об обществе. Путь Герберта Рида – человека на войне – можно обобщенно представить как путь проверки мифов предвоенного и военного времени: от мифа о Демократии (неизменно с заглавной буквы) к осторожному предположению, что послевоенный социализм был бы лучшим выходом для общества, нежели капитализм; от мифа о патриотизме англичан к мысли о том, что любая пропаганда патриотизма – это ложь во имя политических и экономических интересов власти; от мифа о Германии-агрессоре, Германии-враге к идее общности европейских культур; от мифа о Сверхчеловеке Ницше к идеалу благородного поведения человека в любой, самой противоестественной ситуации. Рид закончил войну офицером, получил две награды, но армейскую службу он возненавидел: дневниковые записи выражают его резко отрицательное отношение к армейской субординации, классовым стереотипам, постоянному унижению, которому подвергается в армии каждый человек. Анализ дневника Рида указывает на то, что в начале войны Рид идеалистически мечтал о демократии, закончил же войну убежденным индивидуалистом, который верит в индивидуальный бунт человека против любых массовых форм существования и идеологии. Постепенно в дневнике у Рида складывается анархическая идея индивидуального бунта: человек не должен быть частью стадных сообществ. Вера, о которой вскользь говорит в конце письма от 10 января 1918 года Рид и которую в последующих дневниковых заметках он описывает более определенно, - это индивидуализм, бунт одиночки: позиция, сложившаяся как ответ на ужасы войны, страдания, унижение и смерть.

В пятой главе проведено сравнение проблематики военных дневников Степуна и Рида с их последующими сочинениями, а также предложен сравнительный анализ обоих источников.

В первом параграфе пятой главы рассматриваются работы Ф.А. Степуна 1920–30-х годов в их перекличке с военным дневником «Из писем прапорщика-артиллериста». Будучи высланным из Советской России в 1922 году, Ф. А. Степун выступил с серией очерков «Мысли о России» в журнале «Современные записки» и уже позднее, в 30-х гг., со статьями в журнале «Новый Град». В них он ясно изложил свое видение революции и ее движущих сил, положения России в современном мире, сформулировал свой вариант активной позиции перед лицом состоявшихся изменений. Степун поднял вопрос о «национальных основах» большевизма; причем в своих рассуждениях он опирался, как показано в диссертации, на тот этический императив, к которому пришел в Первую мировую войну и о котором писал в своем военном дневнике. В оценке событий 1917 года звучат еще две темы военного дневника «Из писем прапорщика-артиллериста»: тема нараставшего политического безумия в России и тема подспудного народного мятежа, который проявлялся в чудовищных формах уже в Первую мировую. Степун также сформулировал свое мировоззренческое кредо в условиях послевоенного кризиса либерализма и формирования идеократических режимов в России и Германии. Он сделал принципиальный для себя вывод: всякий, кто ожидает от будущего (пусть даже это будет социализм) решения двух задач – преодоления голого рационализма и обезличивания труда, тот неизбежно согласится с тем, что такое будущее нуждается в религиозном углублении отношений между людьми. Выясняя, за какой именно религией будущее России, Степун однозначно называл православие, поскольку с ним неразрывно связана вся русская культура. Задаваясь вопросом, какой же политики следует придерживаться в борьбе за будущее, Степун не выдвигал конкретных политических лозунгов и методов, но называл этическую основу действий. А она всё та же – найденный в Первую мировую войну этический императив личной ответственности «за всё», христианское чувство личного греха, сдерживающее произвол. По рассмотренным в диссертации рассуждениям Степуна видно, что его публицистика 1920– 1930-х гг. предлагала не конкретную политическую или тактическую программу действий, но, скорее поднимала общие проблемы миросозерцания, которые могут объединить людей самых разных политических интересов и сфер деятельности. При этом мысль Степуна держалась «серединной линии» в философской и политической литературе русской эмиграции 1920–1940-х гг.

Во втором параграфе пятой главы прослежено развитие идей «Военного дневника» Г. Рида в его сочинениях 1940–1960-х гг. «Образование ради мира» (Education for Peace, 1949) и «Экзистенциализм, марксизм и анархизм: цепи свободы» (Existentialism, Marxism and Anarchism: Chains of Freedom, 1949). Основная тема в сборнике статей Г. Рида «Образование ради мира» (1949) – возможные способы предотвращения атомной войны, а также будущих локальных войн. По нашему мнению, предложения Рида во многом основаны на его собственном фронтовым опыте времен Первой мировой войны, отложившемся в «Военном дневнике». Идейная преемственность видна, прежде всего, в рассуждениях Рида о пацифизме, о позиции сопротивления войне частного человека; в его убеждении в том, что все войны делались и делаются «праздными» сословиями. Опора на собственный опыт армейской жизни проявляется у позднего Рида и в его высказываниях о позитивной стороне фронтовой службы, которая, по его мнению, состоит в братстве, в сочувствии к простому солдату «по другую линию фронта». В «Образовании ради мира» Рид развивает мысль о сопротивлении войне каждого частного человека и высказывает предположение, что естественные пацифисты – это крестьяне, художники, ремесленники, чьи руки и головы заняты созидательным трудом. Отталкиваясь от личного опыта, Рид предлагает в качестве противоядия новым войнам нравственное возрождение человека и человечества посредством перестройки образования в нравственно-эстетическом ключе: его проект можно определить как практическое образование посредством эстетической дисциплины. Искусство как способ решения вопроса о насилии, агрессии, войне – об этом думает и говорит Рид. В диссертации показана связь этих рассуждений Рида с его «Военным дневником 1915-1918 гг.» и вообще с его личным фронтовым опытом двадцатилетней (к концу 1940-х годов) давности. «Военный дневник» чуть не каждой записью утверждает ценность эстетических, литературных занятий, внутренней самодисциплины человека посреди хаоса войны. Связь между военным дневником Рида и его сочинениями 1940-х годов прослеживается, по нашему мнению, в мысли о демократической открытости всех форм искусства людям талантливым, независимо от их материального достатка и социального положения.

Идея же индивидуального бунта против массовых форм уничтожения людей, сложившаяся в «Военном дневнике» Рида, нашла свое продолжение в открытой приверженности автора анархизму, о чем он пишет в книге «Экзистенциализм, марксизм и анархизм».

Между «Военным дневником 1915-1918 гг.» и книгами «Образование ради мира», «Марксизм, экзистенциализм и анархизм», написанными в конце 1940-х годов, есть несколько важных перекличек: во-первых, идея единения людей; во-вторых, идея бунта, или сопротивления системе и институтам власти; в-третьих, идея демократического социализма как единственной альтернативы капитализму.

В третьем параграфе пятой главы проведен сравнительный анализ военных дневников Ф.А. Степуна и Г.Рида.

Дневник Степуна интересен чередой авторских переживаний и размышлений о войне, культуре и будущем России и Европы в сочетании с картинами военного времени на фронте, в тылу, в лазарете. Дневник Рида в формальном отношении иной: это именно серия подневных записей с обозначением дня, месяца, года и местоположения (последнее может отсутствовать), начатых 28 января 1915 году в Дорсете и законченных 14 ноября 1918 года; записей сжатых, лаконичных. Однако, при всех стилевых различиях, у этих двух дневников - общая гуманистическая основа: они выражают позицию европейца, для которого культура Европы едина. Еще одна общая линия касается общественных вопросов: Степун и Рид, как и многие в начале ХХ века, говорили о несовершенствах капитализма и возлагали надежды на более справедливое устройство общества. Каждый пытался сформулировать пути для достижения лучшего будущего, и пролегали эти дороги на поле воспитания, совершенствования культуры и этики.

С этическим императивом Степуна – личной ответственности «за всё» как основы мировоззрения человека Нового Града, всех русских в преодолении несчастий России в ХХ веке – конечно, в первую очередь перекликается известный призыв А. И. Солженицына к раскаянию и самоотречению в статье «Раскаяние и самоограничение как основы национальной жизни».

«Военный дневник 1915-1918 гг.» Герберта Рида с его идеей индивидуального бунта и отрицанием войны оказался созвучным настроениям шестидесятых годов ХХ века и, в первую очередь, движению сопротивления Истэблишменту, системе, институтам власти в Западной Европе.

Общечеловеческие проблемы – доминанта военных дневников Степуна и Рида. Именно эта черта, согласно предложенной в настоящей работе классификации, отличает шестой тип военного дневника – дневника общечеловеческого значения. В конце пятой главы выявлены характерные черты данного типа дневника на основе двух проанализированных нами источников.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и делаются обобщающие выводы.

В приложении представлены ксерокопии отрывков из журнальной публикации: Н. Лугин. Из писем прапорщика-артиллериста // «Северные записки», № 1916, № 6, 7-8; ксерокопия «Отрывка из солдатского дневника» (журнал «Новое время», ноябрь 1916 г.: Read Herbert. Extracts from a Soldier’s Diary // The New Age. Volume 19, Number 24, 1916. London: The New Age Press, Ltd., 1916-10-12. P. 567; переводы из не переводившихся ранее на русский язык немецких и английских военных дневников и заметок (М. Бекмана, Ф. Марка, К. Кольвиц, Г.Рида).

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

  1. Рейнгольд А. С. Жанровые особенности литературного дневника и дневник как нелитературный текст // Вестник РГГУ. – 2010. - № 11. – С. 118-129.
  2. Рейнгольд А. С. Истоки этических принципов Ф.А. Степуна: анализ военных дневников «Из писем прапорщика-артиллериста» (1918) // Новый филологический вестник. – 2011. - № 1(16). – C. 64-75.
  3. Рейнгольд А. С. Идея индивидуального бунта в «Военном дневнике» (1915-1918 гг.) Герберта Рида // Новый филологический вестник. – 2011. - №2 (17). - С. 59-70.



Pages:     | 1 | 2 ||
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.