авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Военная проза конца 1950-х – середины 1980-х гг. в контексте литературных традиций

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Хасанова Галима Фазлетдиновна

Военная проза конца 1950-х середины 1980-х гг.

в контексте литературных традиций

Специальность 10.01.01. русская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Орел 2009

Работа выполнена на кафедре русской литературы ХХ века

ГОУ ВПО «Брянский государственный университет

имени академика И.Г. Петровского»

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Шаравин Андрей Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Черников Анатолий Петрович

кандидат филологических наук, доцент

Ковалев Петр Александрович

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет»

Защита состоится 24 сентября 2009 года в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.183.02. в ГОУ ВПО «Орловский государственный университет» по адресу: 302026, г. Орел, ул. Комсомольская, д. 41, ОГУ, филологический факультет, аудитория 318.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Орловского государственного университета.

Автореферат разослан ____________________________.

Ученый секретарь

диссертационного совета Бельская А.А.

Общая характеристика работы

Прошло более шестидесяти лет после окончания Великой Отечественной войны, но писатели по-прежнему обращаются к военной теме. Появляются произведения, в которых по-новому осмысляются события тех лет (В. Астафьев «Прокляты и убиты», «Веселый солдат», Г. Владимов «Генерал и его армия» и другие). В современном литературоведении также не угасает интерес к военной прозе: исследователи интерпретируют произведения 1940-х-1980-х годов, обращаются к рассказам, повестям, романам, появившимся после перестройки. Однако несмотря на большое количество работ, написанных в период с конца 1960-х гг. по сегодняшний день, проза писателей фронтового поколения не была рассмотрена как единая художественная система, как направление, ориентированное на создание инвариантной концепции личности и мира, не были выяснены закономерности наследования традиций предшествующей литературы.

Целью данной работы является изучение преломления и функционирования традиции в военной прозе конца 1950-х – середины 1980-х годов на содержательном и формальном уровнях.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Исследовать проблему преемственности фольклорных богатырских циклов, воинских повестей древнерусской литературы, литературной баталистики XIX–ХХ вв. в военной прозе конца 1950-х – середины 1980-х гг.

2. Предложить классификацию литературных традиций применительно к проблеме функционирования военной прозы в историко-литературном процессе.

3. Обобщить особенности преломления державной и антивоенной традиций в художественной литературе. 



4. Выявить особенности бытования надындивидуальных и индивидуальных традиций.

5. Рассмотреть художественную оформленность традиций в рамках исследуемого направления.

Объектом исследования является военная проза конца 1950-х – середины 1980-х гг., представленная разножанровыми произведениями А. Ананьева, В. Астафьева, Г. Бакланова, Б. Балтера, Ю. Бондарева, В. Быкова, К. Воробьева, Ю. Гончарова, В.Некрасова, В. Кондратьева, В. Курочкина, Е. Носова, Б. Окуджавы, В. Рослякова и других авторов.

Предметом исследования стало выявление преемственности фольклорных богатырских циклов (а также некоторых общих фольклорных заимствований), древнерусских воинских повестей, литературной баталистики ХIX –XX вв. в военной прозе конца 1950-х – середины 1980-х гг.

Материалом исследования являются художественные произведения, публицистика, дневники, мемуары вышеперечисленных писателей, а также художественные и публицистические тексты предшествующего и последующего литературных периодов.

Научная новизна работы состоит в систематизации и углублении представления о структуре военной прозы с точки зрения художественного осмысления традиций, их функционирования на индивидуальном и надындивидуальном уровне. Рассматривается преломление державной и антивоенной традиций в художественном творчестве Л.Н. Толстого, В.М. Гаршина, Н.С. Гумилева, А.А. Блока в их проекции на военную прозу конца 1950-х – середины 1980-х годов.

Методология исследования. В процессе исследования применялись типологический, генетический, функциональный, сравнительный, комплексный методы. Методологической базой являются, во-первых, работы А. Бушмина, П. Выходцева, Э. Баллера, М. Храпченко, Д. Благого, А. Ранчина, В. Хализева, М. Заградки, Ю. Борева, Е. Катаевой, освещающие проблемы преемственности и новаторства в литературе; во-вторых, работы отечественных фольклористов и литературоведов А. Афанасьева, А. Веселовского, В. Проппа, Е.  Мелетинского, Е. Левкиевской, В. Аникина, В. Жирмунского, в которых описаны обычаи, нравы, верования славян, особенности героического эпоса, и, в-третьих, исследования по военной прозе. В ходе работы были учтены отзывы, полемические заметки, статьи, монографии, опубликованные с конца 1950-х годов. Основные положения исследования основаны на научных трудах Л. Лазарева, И. Дедкова, А. Адамовича, И. Золотусского, В. Енишерлова, А. Бочарова, Л. Плоткина, Н. Ромашко, П. Топера, В. Чалмаева, С. Чубакова, П. Гончарова, Ю. Симоненко, Н. Рюмшиной и др. Также были привлечены труды по философии, истории, социологии, затрагивающие проблемы войны и мира. Это работы Л. Гумилева, С. Соловьева, В. Соловьева, Н. Бердяева, Й. Хейзинги.

Актуальность. Несмотря на большое количество работ, комплексный анализ функционирования традиций русской литературы в рамках направления произведен не был. За горизонтом внимания остался вопрос о преломлении в исследуемой прозе державных идей, о соотношении антивоенных и державных, а также фольклорной и романтической традиций. Назрела потребность не просто обобщить и дополнить материал, рассмотрев функционирование литературных традиций в прозе фронтового поколения, но и выяснить закономерности наследования традиций внутри типологической общности писателей. Наследование преемственности, концепции мира и человека и определяют особенности военной прозы как направления, функционирующего в историко-литературном процессе конца 1950-х – середины 1980-х годов.

В исследованиях, посвященных военной прозе, принято выделять следующие традиции: фольклорную (Ю. Симоненко); древнерусских воинских повестей (Н.Хрящева, П. Гончаров); романтическую; антивоенную, восходящую к прозе Л.Н. Толстого (С. Чубаков); христианскую или библейскую (П. Гончаров, И. Казанцева).

Традиции по отношению к войне и миру также можно разделить на державные и антивоенные (к последней примыкает и христианская).

Функционирование традиций в исследовании рассматривается на уровне образной системы, мотивной организации, а также на уровне поэтики.

Проза фронтового поколения (1950-е – середина 1980-х годов) – понятие неоднородное, оно включает, во-первых, собственно лейтенантскую прозу (конец 1950-х – начало 1960-х годов), которую можно рассматривать как течение внутри литературного направления; во-вторых, произведения, продолжающие традицию лейтенантской прозы (1970-е – середина 1980-х годов); в-третьих, произведения, находящиеся на границе направления.

Отбор художественных текстов для анализа производился по следующим критериям: 1. Близость идейно-эстетических принципов писателей. 2. Общность концепций мира и личности. 3. Соотношение литературных традиций (данной проблеме посвящено диссертационное исследование).

Положения, выносимые на защиту:

1. Проза фронтового поколения представляет собой неоднородное литературное направление, в котором выделяется лейтенантская проза и продолжающая ее вектор развития проза второй половины 1960-х – середины 1980-х гг., а также проза, находящаяся на границе направления, сочетающая традиции лейтенантский прозы и литературы соцреализма.

2. Проза фронтового поколения освоила державные и антивоенные традиции, взаимодействие которых и определяет вектор развития данной типологической общности писателей. Державная традиция развивает идею о сильном государстве, гражданском долге перед страной. В контексте державной традиции выделяются индивидуальные традиции Н.С. Гумилева, А.А. Блока. Антивоенная традиция выразилась в обосновании идеи войны против войны, войны ради мира. В рамках антивоенной традиции выделяется традиции прозы Л.Н. Толстого и В.М. Гаршина.

3. В лейтенантской прозе (повести и романы В. Астафьева, Ю. Бондарева, Г. Бакланова, К. Воробьева, В. Быкова и др.), а также в продолжающей ее вектор развития прозе второй половины 1960-х – середины 1980-х гг. (новые книги названных авторов, «ржевская проза» В. Кондратьева) доминирует антивоенная традиция, державная в большинстве случаев функционирует в виде литературной полемики. В произведениях прослеживается конфликт антивоенной и державной линии. В прозе, находящейся на границе направления (С. Никитин, С. Баруздин), на первый план выходит державная традиция.

4. В качестве периферийных подключаются фольклорная, древнерусская и романтическая традиция, амбивалентные по своему характеру, усиливающие как державные, как и антивоенные идеи.

5. В процессе наблюдения над традициями амбивалентного характера выявлены следующие особенности: в лейтенантской прозе и в продолжающих ее вектор развития произведениях романтическая традиция в большинстве случаев направлена на усиление антивоенных идей. В рассказах, повестях, романах, находящихся на границе направления, данная традиция «подкрепляет» державную линию. В произведениях В.Астафьева, Е. Носова, творчество которых соотносят и с военной, и с деревенской прозой, доминирует фольклорная традиция и традиция древнерусской литературы.

Структура работы. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Список использованной литературы насчитывает 463 источника.

Апробация работы проводилась в форме участия в международных конференциях «Классические и неклассические модели мира в отечественной и зарубежных литературах» (г. Волгоград, 12-15 апреля 2006 г.), «Литературный персонаж как форма воплощения авторских интенций» (г. Астрахань, 20-25 апреля 2009 г.). Материалы исследования были представлены на конкурс научных работ аспирантов и молодых ученых Брянской области «Современные научные достижения. Брянск – 2008» (диплом 1 степени), «Современные научные достижения. Брянск – 2009» (диплом 2 степени).

Основное содержание работы

Глава I. «Державная традиция русской литературы в военной прозе конца 1950-х – середины 1980-х годов» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Особенности развития державной традиции в русской литературе (от литературы Древней Руси до середины ХХ века)» рассматриваются основные особенности державной традиции на каждом этапе ее развития. Державная традиция в русской литературе предположительно возникает раньше, чем антивоенная и пацифистская. Об этом свидетельствуют первые записи русских летописей, которые восходят к дружинной поэзии и устным сказаниям. Державная традиция имеет ярко выраженный этатический характер, развивая идею о сильном государстве, способном стать гарантом мира и справедливости для всех стран, утверждая приоритет гражданского долга, который подчас обретает жертвенный характер.

1. Православно-державная традиция. Выражается в древнерусских воинских повестях, а также в примыкающих к ним произведениях «биографического характера о выдающихся исторических деятелях»1. Ратный труд был осмыслен как предназначение мужчины. В древнерусской литературе происходит оформление основных идей державной традиции: мысли об избранности русской земли, о ее великой миссии стать заступницей и / или хранительницей истин, которые утрачены другими государствами. В контексте православно-державной традиции эти идеи имели религиозный оттенок (миссия русского государства заключалось в сохранении истинного православия).





2. Имперско-державная традиция (со времен Петра I до 1917 года). Идеи державности в этот период главным образом связаны с осмыслением места государства среди других мировых стран (постижение петровских преобразований, войн с Наполеоном, решение славянского вопроса). Актуальной в контексте имперско-державной традиции становится представление о России как о спасительнице народов мира от новых нашествий. Развивается идея о предназначении России стать оплотом славянского мира, государством, сохранившим для остальных стран духовные ценности.

3. Советская державная традиция (1917-й – 1980-е). После 1917 года советская литература на новом историческом витке в новых условиях вырабатывала идейно близкую к имперско-державной советскую державную идею, согласно которой советское государство признавалось гарантом мирового порядка, защитой угнетенных государств, государством-лидером в союзе братских республик. Идея о великом предназначении окрашивается в идеологические тона. Главной миссией Советского Союза провозглашалась задача донести коммунистическую идею до остальных стран мира. Утверждение идей державности происходит в литературе, посвященной революции и гражданской войне, в произведениях о грядущих войнах (В. Киршон «Большой день», «Чудесный сплав», А. Афиногенов «Накануне», К. Симонов «Парень из нашего города»).

С началом Великой Отечественной войны державная традиция направлена не только на прославление страны, но и на укрепление веры народа в победу, воодушевление на борьбу. Провозглашение «священной войны», «священной мести», «войны до победного конца» начинается уже в первые дни войны. В литературе 1941-го - конца 1950-х гг. (А. Довженко, Б. Горбатов, Б. Лавренев, Л. Соболев, В. Василевская и др.) наблюдается явное преобладание державных идей, подкрепленных романтической традицией и мифотворчеством. Миф стал средством оправдания политики, проводимой государством в предвоенные годы, нередко подменял правду (так, наиболее востребованными стали мифы о внезапном вероломном нападении на Советский Союз, о роли партийного руководства в борьбе против врага, о причинах отступления советской армии в первые месяцы войны и др.). Однако в указанный период появляются произведения, в которых державные идеи переосмысляются или отсутствуют: «Судьба человека» М. Шолохова, «Это мы, Господи!» К. Воробьева, «В окопах Сталинграда» В. Некрасова, «Семья Ивановых» («Возвращение») А. Платонова и др. Эти книги предшествовали прозе писателей фронтового поколения.

Во втором параграфе «Державная традиция русской литературы в военной прозе конца 1950-х – середины 1980-х годов» рассматривается функционирование державной традиции в прозе писателей фронтового поколения. В произведениях прослеживаются признаки имперско-державной и советской державной традиции, которые проявляются многопланово. Во-первых, в виде литературной полемики (идейно-философский уровень), во-вторых, в виде освоения и развития (уровень образной системы).

На первый план выходит задача опровергнуть мысль о неизбежности войн, показать опасность представления о войне как особого рода игре. Поставленная задача реализовывалась путем противопоставления внешней привлекательности теоретических положений «философии войны» жестоким реальностям войны. Выразителями романтико-завоевательной философии, апологетами игрового истока войны неизменно являются представители немецкой армии. Опровержение игровой концепции войны решается в прозе с помощью введения диалога – спора между главным героем, который хочет понять причины, побудившие немцев взять в руки оружие, и взятым в плен «умным» немцем (Ю. Бондарев «Горячий снег», Л. Якименко «Куда вы, белые лебеди?»).

Однако наряду с развенчанием мысли о неизбежности войн и пресечением попыток оправдания войны, писатели развивают такие элементы державной традиции, как прославление армии, обоснование идеи об освободительной миссии СССР.

Державная традиция проявилась в виде освоения и развития образа человека боя (героя гумилевского типа), для которого война становится естественным состоянием. К данному типу героя относятся капитан Рюмин (К. Воробьев «Убиты под Москвой»), майор Ушаков (Г. Бакланов «Мертвые сраму не имут»), Куропатенко (Г. Бакланов «Июль 41-го»), лейтенант Богачев (Г. Бакланов «Южнее главного удара»), капитан Орлик (В. Некрасов «Вторая ночь»), лейтенант Орлов (Ю. Бондарев «Батальоны просят огня»), Борис Брянцев (Ю. Бондарев «Юность командиров»).

Несмотря на то, что в текстах нет прямых реминисценций и аллюзий к текстам Н.С. Гумилева, перечисленные персонажи имеют сходство с героями художника слова первой половины ХХ века в мировоззрении и поведении. Прирожденный воин воспринимает себя как сильную духом личность, способную быть лидером и образцом для подражания. Поэтому характерной чертой данного типа является подчеркнутое внимание к своему внешнему виду. Как и герой «Записок кавалериста», человек боя в произведениях писателей фронтового поколения считает военное сословие элитой общества. Прирожденный воин часто находится в состоянии конфликта с окружающими людьми, причиной чего является сложная система ценностей и принципов персонажей: обостренное чувство собственного достоинства, препятствующее появлению доверительных отношений, культ личной победы, который нередко становится предпосылкой для появления чувства зависти к боевому успеху товарищей. Например, Куропатенко не может побороть чувства зависти к Прищемихину, которому предстоит принять свой последний бой, чтобы дать армии выйти из окружения (Г. Бакланов «Июль 41-го»). Раненый лейтенант Орлов самолюбиво обижается на Ермакова, решившего принять командование батальоном (Ю. Бондарев «Батальоны просят огня»).

Как и у героя Н.С. Гумилева, отношения с женщиной у человека боя обретают характер поединка. Например, Богачев не говорит о своих чувствах открыто, а доказывает свое превосходство рискованными вылазками в тыл врага. Он не только берет в плен «языков», но и отправляется в немецкий тыл за совершенно ненужными вещами, например, дерзко выкрадывает из немецкого блиндажа патефон с пластинками, а потом празднует завершение удачной «операции» в землянке с разведчиками, демонстративно не замечая Тоню (Г. Бакланов «Южнее главного удара»).



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.