авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Послания и поучения феодосия печерского. проблемы поэтики

-- [ Страница 3 ] --

Последнее замечание, разумеется, не противоречит общему представлению о послании как о части диалога. Однако в древнерусской традиции бытования Послания о вере латинской эта «двоякость» коммуникативной ситуации привела к жанровой трансформации произведения в целом. Вспомним о том, что И. П. Еремин (как и предшествующие исследователи) выделяет вторую редакцию памятника, включающую в себя четыре разновидности. Все они по аналогии с Посланием о неделе имеют самоименование «Вопрошание», однако эпистолярная ситуация (или письменная коммуникативная ситуация) в данных вариантах полностью ликвидирована. Переработка вызвана, с нашей точки зрения, внутренними потенциями самого произведения, которое, будучи дидактическим по содержанию и не имея достаточного числа эпистолярных устойчивых черт, тяготело к изменению жанровой природы.

В параграфе седьмом «Послания Феодосия Печерского в контексте учительной литературы Киевского периода» осуществлена попытка сравнения ряда сочинений сходной полемической и учительной направленности. К анализу привлечены «Исповедание веры» в составе Повести Временных лет, Послание митрополита Иоанна II антипапе Клименту III, Вопрошании Кирика, послания митрополита Киевского Никифора к Владимиру Мономаху против латинян.

Средневековая эпистолография могла носить не только частный, но и открытый характер. В большинстве своем древнерусские авторы стремились создать произведения, которые имели не только сиюминутное значение, но и поднимали общеинтересные вопросы, были адресованы широкому кругу читателей и обладали непреходящим воспитательным значением. К такого рода сочинениям, несомненно, относятся и «вопрошания» Феодосия Печерского.

Две темы неизменно волновали человека в Древней Руси – забота о своей душе и взаимоотношения с другими христианскими конфессиями. Послания Феодосия Печерского, имеющие ярко выраженную учительную направленность, обращают читателя именно к этим проблемам.

Послание о вере латинской одним из первых в русской книжности трактует вопрос об отношении к католицизму. Оно входит в достаточно обширный корпус древнерусских антилатинских сочинений. В Послании о вере латинской Феодосия Печерского, как в предшествующих, современных и последующих сочинениях этой тематики, дается перечисление «вин» католической церкви, причем реальные отступления от канонических правил зачастую смешиваются с фантастическими домыслами: «ядять съ пьсы и съ кошьками, пьють бо свои сьчь и ядять жълвы, и дикhи кони, и осьлы, и удавленину, и мертвьчину, и медвhдину, и бобровину, и хвостъ бобровыи ядять…». В содержательном отношении обвинения против латинян в предшествующих и последующих сочинениях отличаются незначительно, хотя количество «вин» в перечислении может существенно разниться. Произведение печерского игумена, несмотря на наличие перечисления «вин», по общей идейной направленности отличается от собственно антилатинских трактатов, поскольку для их сочинителей все-таки основным вопросом является церковная полемика. Феодосий же сосредотачивает свое внимание на поучении о нравственном поведении корреспондента: необходимо знать грехи латинян, избегать общения с ними, как то было заповедано автору правоверными отцом и матерью, однако следует и проявлять милосердие к католикам, если они оказываются в беде; в то же время нельзя «хвалить» чужую веру, нужно уметь вести полемику и уметь обличить неправую веру. Контрапунктом послания Феодосия Печерского становится идея заботы о душе: и отвержение чужой веры, и проявление милосердия к кривоверным, и полемика с ними должны положительно сказываться на душе не только конкретного адресата, но и любого читателя.



Послание о неделе Феодосия Печерского посвящено также весьма актуальной для русича-неофита теме – соблюдение поста. С одной стороны, содержание данного сочинения имеет утилитарное значение: в нем трактуется ряд практических вопросов соблюдения православных правил (объясняются различия между христианскими и еврейскими обычаями, правила соблюдения поста и разрешения от него). С другой стороны, автор послания, несомненно, обращается не только к богословской или бытовой проблематике, его волнуют вопросы нравственного порядка. С точки зрения Феодосия, правильно соблюдаемый пост, как то заповедано святыми апостолами, приносит духовную пользу.

Несомненно, послания Феодосия Печерского стоят у истоков традиции обращения духовного отца к чаду и наставительных посланий церковных иерархов, обращенных к правителям. Заметим, что более поздние послания митрополита Никифора, адресованные князю Владимиру Мономаху, имеют тематику, сходную с посланиями Феодосия. Но есть и существенные отличия: оба они по сути представляют собой теологические трактаты.

Сочинения Феодосия Печерского проникнуты пастырской теплотой и заботой о воспитании души своего корреспондента – великого князя, а вместе с ним и иных возможных читателей. Излагая достаточно сухую проблему различий между Восточной и Западной церквами в Послании о вере латинской, поясняя, как следует общаться с латинянами и вести с ними спор, преподобный разворачивает, как мы показали в предшествующем разделе, ряд диалогических ситуаций, который делают наставление не только зримым, но и более убедительным. В Послании о неделе бытовая частная проблема становится поводом не только для канонического наставления, но и для милосердной заботы о спасении души адресата.

Глава 2. «Художественная специфика поучений Феодосия Печерского».

Параграф первый «Поучения Феодосия Печерского в отечественной медиевистике» обращен к истории изучения поучений Феодосия Печерского. Рассмотрение работ А. Х. Востокова, еп. Макария (Булгакова), еп. Антония (Вадковского), Е. Е. Голубинского, Н. К. Никольского, А. В. Чаговца, Г. П. Бельченко, И. П. Еремина, Н. К. Гудзия, В. Н. Топорова показывает, что в основном интересы исследователей второй половины XIX – начала XX вв. были связаны с решением вопросов атрибуции ряда поучений Феодосия Печерского и их соотношения с сочинениями Феодора Студита. В немногочисленных трудах ставилась проблема художественных особенностей и оригинальности поучений преподобного. Следует отметить, что И. П. Ереминым балы решена задача научной публикации исследуемых текстов. Однако собственно художественные особенности данных сочинений на сегодняшний день рассмотрены далеко не в должной мере глубоко и полно. Следует указать лишь на диссертацию В.Н. Кары, посвященную языку и стилю поучений Феодосия, и обращение В. Н. Топорова к анализу нескольких его поучений. Тем не менее не только содержание, но и воплощение его в поучениях Феодосия Печерского, одного их первых национальных писателей, говоря словами В. Н. Топорова, требует «соответствующей оценки».

В параграфе втором «Теоретические основы изучения древнерусских проповедей» отмечается, что, несмотря на длительную историю развития жанра гомилетики и его актуальность, в настоящее время научное изучение его особенностей в рамках древнерусской книжности нельзя считать полным и всесторонним. Гомилетика как наука в дореволюционный период носила преимущественно прикладной характер, крупные теоретические работы в конце XIX – начале XX вв. были скорее исключением (В. Ф. Певницкий, Г. И. Булгаков), чем правилом. Духовное содержание и предназначение проповеди обусловило долгое забвение самого жанрового наименования проповеди в отечественной светской медиевистике советского периода. Сочинения этого рода изучались в основном с точки зрения исторической и текстологической. Возрождение интереса к данному явлению реализовалось в диссертационном исследовании Л. В. Левшун «Проповедь как жанр средневековой литературы (на материале проповедей в древнерусских рукописных и старопечатных сборниках» (1992), в котором утверждается, что «в основу восточнославянского проповедничества легла византийская харизматическая традиция», опирающаяся на традиции отцов церкви.

Рассматривая в целом принципы составления и духовные основания христианской проповеди ученые-гомилеты XIX века мало внимания уделяли развитию этого жанра на Руси. В качестве образцовых предлагались сочинения отцов церкви, проповедников XVIII века и современников и крайне редко упоминались оригинальные русские сочинения. В частности, Ю. Самарин пишет, что от раннего периода нашей литературы дошли только проповеднические сочинения, которые по стилю и содержанию составляют «как бы отрасль греко-византийской литературы».

К концу XIX века, когда были накоплены определенные знания о древнерусском периоде развития русской книжности, появляются попытки их хронологического упорядочения и классификации. Например, в работе М. А. Поторжинского «История русской церковной проповеди в биографиях и образцах пастырей-проповедников» (1891) предлагается периодизация развития русской проповеди с XI по XVIII вв. и опыт классификации византийской проповеди, в соответствии с которой выделяются две разновидности сочинений. С одной стороны, это проповеди усложненные, риторически украшенные, отличающиеся нарочитой растянутостью речи и отсутствием практического характера. С другой стороны – проповеди с нравственно-практическим содержанием, кратким и простым изложением мысли, доступные и понятные необразованным слушателям. Аналогичная классификация предложена в сочинении архиепископа Антония (Вадковского) «Из истории христианской проповеди» (1895). Определив церковную проповедь как особый «литературный тип», автор сближает ее с ораторским искусством и выделяет два параллельно сосуществующих литературно-проповеднических течения: учительное [совещательное] и торжественное, которые на Руси находились под византийским влиянием. Учительное красноречие, несмотря на известный ряд церковных писателей (Феодосий Печерский, митрополит Никифор, Серапион Владимирский и пр.), а также наличие специальных сборников (Златоструй, Златоуст, Измарагд), было по преимуществу компилятивным и находилось в сильной зависимости о византийских образцов. Концепцию о сближении церковной проповеди с двумя видами светского красноречия развивал И. П. Еремин, рассматривавший Киевский период как золотой век древнерусского красноречия. Произведения Феодосия Печерского исследователь относит к дидактическому красноречию, поскольку они невелики по объему, безыскусственны, написаны простым языком без риторических украшений, преследуют чисто практическую цель: напомнить о том или ином правиле поведения, убедить братьев в соблюдении предписаний Студийского монастыря. Из этой же концепции исходит и исследователь торжественного красноречия Ю. К. Бегунов, который также выделяет два поджанра: торжественное и учительное красноречие.

Вопрос, поставленный в параграфе третьем «Логико-семантическая структура поучений Феодосия Печерского», представляет значительный интерес, поскольку выявление структурных частей текста, исследование их внутреннего строения, соотношения друг с другом и средств связи между ними дает возможность приблизиться к пониманию способа художественного мышления средневекового автора.

Рассмотрение поучений преподобного имеет смысл проводить в том порядке, как они расположены в Румянцевском сборнике (РГБ, собрание Румянцева, №406), то есть начиная с текстов, которые в исследовательской традиции некоторое время приписывались Феодору Студиту, а именно с так называемых поучений о душевной пользе. Нам представляется, что в таком случае будет соблюдена общая логика развития авторской мысли, поскольку первое из комплекса поучений Феодосия приурочено ко вторнику третьей недели Великого поста, а последнее к пятку (пятнице) той же недели.

Поучение (или слово) «утhшно къ братии о душевной ползh» начинается с формулы, представляющей самого автора: «Азъ, грhшный и лhнивый, погрhбый талантъ свой в земли…», которое по своей форме соотносится с теми формулами самоименования, которые были нами отмечены в посланиях и грамотах. Поучение является начальным и, мы полагаем, представляет собой объяснение причин, по которым Феодосий решил обратиться к пастве с наставлением. Основную часть текста можно разделить на три логико-семантических блока. В первом Феодосий обращается к анализу своего греховного поведения, которое выразилось в небрежении пастырским долгом. То, что он не всегда находился вместе с братией, то есть отлучался из монастыря, лишало иноков его пастырского попечения. Во втором блоке мы обнаруживаем объяснение дальнейшего поведения Феодосия. После осознания своего греховного поведения он по милости Бога возродился, прозрел и осознал глубину своего падения. В последней логико-семантическом блоке преподобный выражает свою радость по поводу отношения любви, усердия и послушания братии, которая не гнушается его поучениями и настолько ревностно выполняет монашеский долг, что это способствует избавлению игумена от его греховной лености.





Начало второго поучения «о пользh душевнhй», приуроченного к среде Великого поста, возвращает нас к содержанию предшествующего, именно в нем объяснены причины обращения Феодосия к братии с письменным наставлением и мольбой. В основной части поучение также можно разделить на три логико-семантических блока, различных по объему. Первый, самый краткий, представляет собой призыв соблюдать монастырский устав и «прhданья» Феодора Студийского. Во втором автор обращается к своим слушателям с проповедью монашеского терпения и послушания, соблюдения христианских заповедей. И последний, наиболее обширный блок, посвящен именно «душевной пользе», поскольку трактует монашеское «покорение», монашеское страдание ради имени Божия как способ спасения души.

Поучение о терпении и о любви начинается с риторического вопроса: «Что внесемъ, любимици мои, в миръ съй или что имам изнести?», в котором заключается идейный смысл всех последующих рассуждения автора. Если инок хранит заповеди Господа, то и Господь возлюбит его. Эти мысли подтверждаются и доказываются при помощи целой серии евангельских цитат, что и составляет первый логико-семантический блок поучения. Во втором блоке преподобный, обращаясь непосредственно к слушателям, призывает их исполнять свой долг инока. Логика развития мысли в данном разделе оказывается тричастной. В первой части автор при помощи серии риторических вопросов и восклицаний утверждает совершившийся акт спасения человечества вообще и конкретных иноков-слушателей Господом. Вторая часть представляет собой доказательство выдвинутого тезиса при помощи серии цитат и евангельских примеров. И, наконец, в третьей части, которая завершает развитие мысли поучения в целом, автор при помощи аллегорического образа подчеркивает, что человек не может противиться воле Бога, ему подчиняется и он сам, игумен-проповедник, и его паства. Последнее наставление к слушателям молиться беспрестанно «за весь миръ» и тем самым снискать Царство Небесное можно рассматривать в качестве заключения (клаузулы) данного сочинения.

В Поучении о терпении и о любви и о посте мы не обнаруживаем начальной «сильной» фразы, в которой формулировалась бы основная мысль всего сочинения. Однако здесь имеется обширное вступление, которое как бы «задает» тричастность строения и всех последующих частей и смысловых блоков. В первом из них автор указывает на необходимость трудиться, кормить странствующих и убогих, а не пребывать в праздности. Во втором смысловом блоке Феодосий Печерский призывает подавать другим, а не удерживать что-либо для себя из посылаемого мирянами. В третьем смысловом блоке автор, предупреждая братию об опасности этого греха, уподобляет некоторых из иноков, тайно склонных к сребролюбию, Иуде. Заканчивая свое поучение, автор молится, просит за паству и в заключение приводит слова Давида, призывая к смирению и терпению. В каждом смысловом блоке прослеживаются идентичные логические принципы. Во вступлении поучения, первом и втором смысловых блоках можно выделить такие части, как: 1) тезис; 2) ссылка на авторитет; 3) повествовательная часть (притча, пересказ в качестве негативного или позитивного примера).

Поучение о терпении и милостыни начинается призывом выслушать некую «притчу», в данном случае – ссылки на примеры терпения, которые были явлены «пророками». В целом сочинение можно разделить на два логико-семантических блока. В первом и представляются обозначенные выше «притчи», однако в самом обобщенном виде. Тем не менее в логико-семантическом смысле эти рассуждение можно разделить на три составляющие. Второй смысловой блок имеет уже содержание, касающееся конкретно положения дел во вверенной Феодосию обители. Он тоже может быть разделен на три части. Первая представляет собой молитвенное обращение к братии с просьбой обратиться к идеалам для подражания, что можно рассматривать в качестве тезиса, который в дальнейшем получит свое доказательство. Во второй части Феодосий обличает иноков в отступлении от своих обетов. В третьей части иноки получают наставления в праведной жизни. Одолевший же зло, «стерпевший», примет славу вечную и сподобится чести неизреченной. Таким образом, доказывается тезис, прозвучавший в начале второго логико-семантического блока, и провозглашается необходимость подчиняться монастырскому уставу, поскольку исполнение его требований дает возможность приблизиться к Царствию Небесному.

Поучение о терпении и о смирении вновь начинается с призыва, в котором выражается главная мысль, развиваемая далее. Во вступительной части Феодосий Печерский призывает своих духовных братьев встретить Христа с любовью, послушанием, кротостью и смирением. В первом смысловом блоке автор объясняет, как нужно вести себя, что чувствовать, о чем думать до богослужения и с какими мыслями приходить на ночную службу в церковь или монастырь. Во втором смысловом блоке автор отмечает правила поведения во время следующего этапа богослужения. В третьем смысловом блоке проповедник подчеркивает состояние души человека, его готовность к псаломскому пению, а затем описывает правила поведения, которые нужно соблюдать во время псаломского пения. Содержание поучения может быть охарактеризовано как каноническое: в нем иноки получают разъяснения относительно правил поведения в церкви перед проведением богослужения и во время него. Каждому этапу (подготовка к службе – совершение заутрени и канона – псаломское пение) соответствует смысловая часть. Однако Феодосий Печерский не только описывает правила, но и дает толкование их обязательности и душеполезности с точки зрения христианского вероучения, сопровождая эти поучения подобающими сравнениями. В связи с этим, по нашим наблюдениям, внутреннее композиционное построение смысловых блоков схоже. В каждом из них Феодосий Печерский описывает, кроме собственно канонического поведения, длжное состояние души человека, его мысли, чему обязательно находится параллель в Священном Писании или Предании.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.