авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Эволюция ролевой лирики на рубеже xix – xx веков: формирование ролевого героя нового типа

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Моисеева Анна Александровна

ЭВОЛЮЦИЯ РОЛЕВОЙ ЛИРИКИ НА РУБЕЖЕ XIX XX ВЕКОВ:

ФОРМИРОВАНИЕ РОЛЕВОГО ГЕРОЯ НОВОГО ТИПА

Специальность 10.01.01 – «Русская литература»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Пермь 2007

Работа выполнена на кафедре русской литературы

филологического факультета Пермского государственного университета

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Рита Соломоновна Спивак

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Карпов А.С.

кандидат филологических наук Ребель Г. М.

Ведущая организация – Удмуртский государственный университет

Защита состоится в __ часов 11 октября 2007 г. на заседании диссертационного совета Д 212.198.11 в Пермском государственном университете по адресу 614600, г. Пермь, ул. Букирева 15.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Пермского государственного университета (614600, г. Пермь, ул. Букирева 15).

Автореферат разослан «09» сентября 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук Салимовский В.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. По мнению большинства современных исследователей, вопрос о соотношении в художественном тексте сфер речи автора и героя является одним из ключевых для литературоведения. Особое значение приобретает этот вопрос для понимания природы лирики как самого «субъективного» из трех литературных родов.

К окончательному выводу о необходимости разделять биографического автора и образ субъекта лирического высказывания наука пришла лишь в начале ХХ века. Разработанная классификация субъектных форм авторского сознания на материале лирики впервые была предложена профессором Б.О. Корманом в 70-е гг. ХХ века. В своих трудах ученый обосновывает наличие четырех субъектных форм: собственно автор, автор-повествователь, лирический герой и ролевой герой. В дальнейшем теория Б.О. Кормана продолжает разрабатываться его учениками: Л.М. Биншток, Т.Л. Власенко, Д.И. Черашней, В.И. Чулковым и другими; при этом основные теоретические положения остаются неизменными. На данный момент кормановская классификация представляется многим исследователям не бесспорной, однако более полного и совершенного варианта до сих пор предложено не было.

Таким образом, актуальность исследования обусловливается фактически общепризнанной назревшей потребностью модификации существующей теории субъектного анализа в целом и входящей в ее состав теории ролевой лирики в частности.

Научная новизна. 1) Впервые в отечественной научной литературе поставлен вопрос об эволюции ролевого героя, ни в общем виде, ни на материале русской поэзии «серебряного» века до сих пор не ставившемся.

2) Ролевой герой лирики «серебряного века» вписан в контекст истории русской ролевой лирики в целом.



3) Показана связь ролевой лирики исследуемого периода с многократно отмечавшейся мифологизацией искусства конца XIX – XX веков; восстановлено содержание мифологических интертекстов.

4) Выявлено своеобразие жанрово-родовой природы русской ролевой лирики к.XIX – н.XX вв.

Объект настоящего исследования – корпус поэтических текстов, формально созданных как лирические высказывания от лица различных героев, нетождественных автору, в период, вошедший в историю русской культуры под названием «серебряный век». В отношении хронологических рамок «серебряного века» окончательного единства мнений исследователей не наблюдается до сих пор, наиболее часто называют временной промежуток с 1890 по 1917 год. Однако, учитывая, что значительная часть художников слова, вступивших в литературу на рубеже веков, остается верна избранной творческой манере и после революционных событий, в отдельных случаях, связанных с исследованием творчества конкретных поэтов, представляется допустимым не столь строго придерживаться исторической хронологии и привлекать для анализа тексты, которые были созданы позднее, но по идейной и эстетической направленности примыкали к предшествующему культурному периоду. Эта точка зрения и сходные с ней высказывались в среде литературоведов и ранее. Предпринимались также и попытки компромиссных решений (например, С.И. Кормилов, в целом соглашаясь с традиционной периодизацией, предполагает, что именно в области культуры стиха «серебряный век» продолжается частично до середины, частично до конца 20х годов XX века).

Предмет исследования – специфика презентации субъекта речи и сознания в избранной для анализа лирике «серебряного века».

Целью исследования является научное описание феномена «ролевой» лирики на материале русской поэзии конца XIX – начала XX вв. в её общих исторических особенностях.

В соответствии с целью определяются основные задачи исследования:

  • выявить, систематизировать и исследовать структурные и семантические отличия ролевой лирики модернизма от предшествовавших ей реалистической и дореалистической исторических разновидностей указанной формы выражения авторского сознания;
  • проанализировать причины модификации и особой востребованности ролевой лирики на рубеже XIX – XX вв.;
  • рассмотреть возможные способы объективации ролевого героя на материале произведений поэтов-модернистов.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Ролевая лирика к.XIX – н.XX вв. является новым звеном в эволюции ролевой лирики, так как отличается от предшествующих ей разновидностей этой формы субъектной организации: а) от классицистической и сентименталистской – отсутствием жанровой обусловленности ролевого героя, б) от романтической – индивидуализацией традиционного набора романтических ролей; в) от реалистической – сближением ролевых героев с героем лирическим, ироническим переосмыслением характерной для реализма социальной типологии ролевых героев и отказом от нее.
  2. Взаимопроникновение действительности и искусства, характерное для культуры рубежа веков, проявилось в изменении характера ролевой лирики к. XIX – н. XX вв.: в использовании собственно мифологических сюжетов, а также мифологизированных литературных и исторических сюжетов для создания многочисленных ролевых «я» (собственно поэтическое творчество) и в последующей проекции сюжетных схем ролевых стихотворений на реальную действительность (жизнетворчество). Оказывается связанным с мифологизацией поэтического мира в целом и превращение в ролевых героев животных, неодушевленных предметов и даже абстрактных понятий.
  3. Лирика серебряного века отличается значительным разнообразием способов объективации ролевого героя. Речевая индивидуализация героя становится условной, наряду с ней, в качестве других способов объективации героя, используются смена ритма и поэтического стиля, знаки пунктуации и графическое выделение, заголовки и формулы самоидентификации, портретные характеристики и символические портреты. Особое значение в числе средств объективации героя обретают сюжетная ситуация и хронотоп. Исходный сюжет, а также особенности конкретного пространства и времени размываются, так что сквозь настоящий момент начинает «просвечивать» план вечности, сквозь сиюминутное – его вневременной смысл.

Методология данного исследования является комплексной. Для решения поставленных задач в качестве основных используются следующие методы исследования:

  • субъектный метод анализа художественного текста;
  • структурно-семантический метод;
  • историко-типологический метод;
  • интертекстовый (интертекстуальный) метод.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что в результате многоаспектного анализа ролевой поэзии серебряного века расширяется и корректируется существующее в теории русской литературы представление о ролевой лирике как форме субъектного анализа и ее эволюции, в частности, уточняется вопрос о соотношении лирического и ролевого героя, выявляются новые средства объективации ролевых образов.

Практическая значимость работы обусловлена тем, что результаты ее могут быть использованы в процессе подготовки общих и специальных курсов по истории русской литературы конца XIX – начала XX вв. и при создании учебных пособий для студентов-филологов и учащихся лицеев, гимназий, школ гуманитарной направленности.

Апробация результатов исследования была представлена в виде докладов на международных и всероссийских научно-практических конференциях в Перми, Санкт-Петербурге, Соликамске и Ижевске, работы в рамках гранта РФФИ 05-06-80331 от 14.09.2004. Основные положения диссертации отражены в 12 публикациях по теме исследования.

Объем и структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав и заключения, а также списка литературы, использованной в процессе работы над диссертацией. Список использованной литературы насчитывает 204 наименования. Общий объем работы составляет 182 страницы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во Введении дается развернутое обоснование актуальности избранной темы; освещается степень изученности ролевой лирики как специфической формы субъектной организации в целом и на поэтическом материале серебряного века; дается краткий обзор исследовательских работ, связанных с проблематикой настоящего исследования; определяются основные цели и задачи диссертации.

В первой главе «Ролевой герой конца XIX начала ХХ вв. в контексте истории русской ролевой лирики» ролевая лирика серебряного века исследуется в диахроническом аспекте: вписывается в исторический контекст, последовательно сопоставляется с предшествующими стадиями развития этой формы субъектной организации в русской поэтической традиции. В результате выявляются отличия этой разновидности ролевой лирики от существовавших ранее.

В параграфе 1.1 «Прообразы ролевых героев реализма и модернизма в лирике XVIII века» дается обзор тенденций развития ролевой лирики в период ее появления на русской почве, в поэзии XVIII века; далее выясняется, какие из этих тенденций и каким образом нашли отражение в ролевых текстах исследуемого периода.

Начало традиции поэтического ролевого высказывания было положено классицистами (в первую очередь А.П. Сумароковым); в скором времени эстафету переняли поэты-сентименталисты (Н.М Карамзин, И.И. Дмитриев, Ю.А. Нелединский-Мелецкий и др.). В течение всего восемнадцатого столетия введение в лирику чужого сознания было закреплено за определенными жанрами. Наиболее яркие примеры ролевых стихотворений XVIII века относятся к жанру песни, что объясняется «легализацией» фольклора в русской культуре данного периода вследствие широкого распространения идеи нравственного равенства всех людей. Значительным было и влияние западноевропейской лирики, в процессе перевода которой русским поэтам, во-первых, зачастую невольно приходилось создавать высказывания от лица представителей иной, чуждой культуры, а во-вторых, осваивать новые жанры, некоторые из которых предполагали наличие определенного героя (эпитафия – мертвеца, сатира – носителя разоблачаемого порока, идиллия – пастушки или пастуха).

При этом генезис жанра начинает обуславливать характер роли. Песня, жанр, восходящий к фольклору, обнаруживает тенденцию к максимальной объективации образа героя, тогда как традиционные жанры классической западноевропейской литературы, предполагающие возможность ролевого героя, в процессе «пересадки» на русскую почву зачастую начинают переосмысливаться с позиций авторской субъективности (исключение, как правило, представляет жанр сатиры). На основании этих данных можно прийти к выводу о том, что уже в XVIII веке были намечены две основные линии развития ролевой лирики, которые представляется допустимым обозначить условно, как объективную (впоследствии реалистическую) и субъективную (нереалистическую). При этом реалистическая линия развития связана с разработкой содержательной двусубъектности, с явным несовпадением мировоззрений автора и героя, с привлечением разнообразных стилистических средств для придания достоверности «чужому» высказыванию. Развитие другой линии в большей степени ориентировано на необычность формы, на достоверность не фактическую, а эмоциональную, а также на поиск моментов внутреннего сближения между формально разграниченными «я» автора и героя. Своеобразным итогом развития этой второй линии очевидно и является ролевая лирика серебряного века.





Отдельные примеры жанровой ролевой лирики мы также находим и на рубеже XIX–XX веков (в частности, в творчестве В.Я.Брюсова, Ф.К. Сологуба, М.А. Кузмина, М.И. Цветаевой и др.), однако если в XVIII веке доминирующий жанровый принцип организации произведения предполагал «железную» обусловленность авторской роли, предписанных ей настроения и поведенческой манеры избранным жанром, то на рубеже ХIX – XX вв. можно говорить скорее об обратной зависимости. Стремление к творческому перевоплощению влечет за собой использование определенных жанровых форм, ассоциирующихся с конкретными персонажами и историческими эпохами, то есть жанр произведения оказывается обусловленным интересующей автора ролью: если поэтов-модернистов интересует возможность высказаться от лица умершего с целью актуализации проблем жизни и смерти, временного и вечного, они используют жанр эпитафии (В.Я. Брюсов «Эпитафия римским воинам», «Я, сын царя, здесь сплю, Эшмунизар», «Клинопись»); если актуализируются проблемы национальной культуры и истории и в центре внимания оказываются соответствующие герои, привлекаются жанры народной песни, плача, заплачки (А.К. Герцык «Орисница», М.И. Цветаева «Плач Ярославны»).

В параграфе 1.2 «Традиции ролевой лирики романтизма и их влияние на поэзию серебряного века» исследуются моменты сходства и различия ролевой поэзии романтизма и модернизма, на формирование последней из которых существенное влияние оказали неоромантические тенденции искусства серебряного века.

В период романтизма создавался определенный набор ролевых героев (узник, странник, пришелец из иного мира), каждый из которых являлся воплощением какой-либо значимой идеи (плен земного бытия, свобода духа, загадочность и внутреннее многообразие мироздания). Развивая эту традицию романтизма, поэты-модернисты идут по пути соединения философской абстракции с культурной конкретикой, акцентируют индивидуальную составляющую вечных образов. Абсолютное большинство ролевых героев серебряного века, в отличие от своих достаточно безликих и абстрактных предшественников эпохи романтизма, приобретает вполне определенные судьбы и имена, зачастую – портретные характеристики. Например, характерный для романтической лирики обобщенный герой «странник» в поэзии серебряного века конкретизируется, соединяется с такими именами, как Одиссей, Тезей, Блудный сын, Дон Кихот, Дон Жуан; романтический герой «мертвец» является обобщающим образом по отношению к многочисленным убитым и самоубийцам, вампирам, египетским мумиям, мертвым царевнам и прочим сверхъестественным героям поэзии рубежа XIX – XX вв; и т.п. Можно сказать, что осуществляется индивидуализация традиционного для романтизма набора обобщенных ролевых героев: тип постепенно превращается в индивида.

Отмечается и другая любопытная особенность ролевой лирики романтизма: в абсолютном большинстве случаев все эти многочисленные странники, узники и ожившие мертвецы, громко заявляющие о себе в поэзии романтиков, оказываются своеобразными двойниками лирического «я». Эта черта в значительной степени присуща и на первый взгляд весьма далеким от автора героям модернистской поэзии, что также указывает на их родство с романтической эстетикой и идеологией.

В параграфе 1.3 «Значение поэзии А.С. Пушкина для понимания эволюции ролевой лирики» фиксируется ранее не отмечавшееся исследователями ролевой лирики переплетение реалистических и романтических тенденций в ролевых произведениях А.С. Пушкина, определяется значение этой особенности для последующего развития русской ролевой поэзии в целом и для поэзии серебряного века в частности. Особое внимание уделяется рассмотрению в качестве образцов пушкинской ролевой лирики некоторых общеизвестных текстов, прежде в этом аспекте не изучавшихся («Арион», «Пророк»).

Выделяются следующие черты пушкинской ролевой лирики, предвосхитившие непосредственно лирику «серебряного века»: 1) соединение актуального настоящего с вечностью посредством повествования «изнутри» предания (участие носителя высказывания в событиях библейского времени, античности); 2) экспериментирование с мифологическим сюжетом (устранение из мифа об Арионе образов разбойников и спасителя-дельфина).

Особо отмечается также неоднократное переосмысление модернистами одного из самых известных ролевых образов Пушкина – образа пророка, который в период «серебряного века» предстает более конкретизированным в сравнении с известным пушкинским стихотворением (см. Д.С. Мережковский «Пророк Иеремия», «Пророк Исайя», В.Я. Брюсов «Моисей», М.А. Волошин «Видение Иезекииля» и др.). Это также свидетельствует о том, что модернисты во многом сознательно делают ключевыми приемы, бывшие для Пушкина единичными находками, и продолжают развивать их в соответствии с собственными творческими установками.

В параграфе 1.4 «Противостояние» ролевого героя реалистической лирики и ролевого героя лирики модернизма» приводятся аргументы в пользу того, что по преимуществу модернистская ролевая лирика серебряного века принципиально отличается от непосредственно предшествовавшей ей и наиболее изученной в современном литературоведении реалистической ролевой лирики.

Делается вывод о том, что ролевая лирика реализма и модернизма в основном могут быть противопоставленными друг другу, поскольку

1) в отличие от реалистической ролевой лирики модернистские стихи этого типа являются формально-ролевыми. Вместо очевидной двусубъектности лирики Н.А. Некрасова и других поэтов-реалистов здесь мы наблюдаем внешнюю, кажущуюся двусубъектность, фактическое мировоззренческое тождество ролевого и лирического героев (Гамлет, Демон, Пер Гюнт А.А. Блока, Заратустра, Маркиз де Карабас, Дон Жуан Н.С. Гумилева, Царь-Девица, Магдалина, Федра М.И. Цветаевой – все они лишь подчеркивают отдельные грани характера лирического героя целостной поэтической системы);



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.