авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |

Риторические приёмы повествования: функциональный и типологический аспекты

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

НИКИТИНА Елена Александровна

РИТОРИЧЕСКИЕ ПРИЁМЫ ПОВЕСТВОВАНИЯ:

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ И ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

Специальность 10.01.08 – Теория литературы; Текстология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

ТВЕРЬ 2011

Работа выполнена на кафедре русской классической литературы и теоретического литературоведения

Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина»

Научный руководитель — доктор филологических наук

профессор Борис Павлович Иванюк

Официальные оппоненты — доктор филологических наук

профессор Игорь Алексеевич Каргашин

кандидат филологических наук

доцент Светлана Юрьевна Артёмова

Ведущая организация — Ивановский государственный университет

Защита диссертации состоится «6» октября 2011 г. в «13.00» часов на заседании диссертационного совета Д 212.263.06 в Тверском государственном университете по адресу: 170002, пр. Чайковского, 70, ауд. 48.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: г. Тверь, ул. Володарского, 44а.

Автореферат разослан « » сентября 2011 г.

Ученый секретарь С.Ю. Николаева

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Интерес к риторике как науке о формах и методах речевого воздействия на аудиторию, способах отбора и структурирования словесного материала возрастает в XX веке в контексте общей научной тенденции, акцентировавшей внимание на анализе организации повествовательного высказывания. В 60-70 годах XX века под влиянием структуралистской методологии в разных областях знания – антропологии (К. Леви-Стросс), языкознании (Ф. де Соссюр, Р. Якобсон), семиотике (Л. Ельмслев) – формируется современная гуманитарная теория, получившая название «неориторики» (Х. Перельман). В отечественной традиции важнейшими предпосылками формирования неориторики явились работы формальной школы (В. Шкловский, Ю. Тынянов, Б. Эйхенбаум), исследования в области структурной и порождающей поэтики (Ю. Лотман, А. Жолковский, Ю. Щеглов).

Параллельно с литературоведением риторический анализ применяется к разнообразному материалу в рамках других областей знания: лингвистики (Р. Якобсон), семиологии (Ю. Лотман, У. Эко), психоанализа (Ж. Лакан), теории коммуникации и аргументации (Х. Перельман). В рамках семиотических исследований появляются работы по риторике таких невербальных систем коммуникации, как реклама (Р. Барт, У. Эко), архитектура, живопись, кинематограф (У. Эко, Ю. Лотман), мода (Р. Барт). В аспекте анализа языка художественных текстов внимание новой риторики в разное время сосредоточивается на проблемах риторики повествования и сюжетосложения (А.-Ж. Греймас, Ж. Женетт, Р. Барт, К. Бремон), риторических особенностей поэтической речи (Ц. Тодоров). Одним из главных подходов становится обращение при анализе нарративных структур к лингвистической теории, что обусловливает проекцию разного рода языковых категорий, таких как видовременные формы глагола, модальность, сочинительные и подчинительные связи синтаксических единиц,1 на область повествовательного текста.



Важной теоретической проблемой новой риторики становится вопрос о функционировании тропов и фигур речи в структуре повествовательного развёртывания. Наряду с работами Ж. Женетта, Р. Якобсона, Ц. Тодорова существенным этапом в развитии этой области выступила публикация в 1970 году исследования «Общая риторика» – коллективной работы учёных Льежского университета, известных как «группа µ». В качестве базового условия обнаружения любого риторического приёма исследователями выдвигается известный ещё со времён античной риторики и получивший признание в работах современных теоретиков (Ж. Коэн, Ж. Женетт и др.) критерий нарушения. Обосновывая применение данного критерия, представители «общей риторики» объясняют появление фигуры не столько наличием отклонения как такового, сколько возможностью его «редукции»2 до нормы или смыслового инварианта. Данное исследование, посвященное анализу прежде всего поэтических текстов, предполагало возможность распространения указанного подхода и на область риторики повествования. Однако исследователи лишь намечают один из возможных способов анализа нарративных приёмов, апеллируя к повествованию как к одному из «почти неисследованных в риторике» типов дискурса.3 Обращение к проблеме функционирования риторических приёмов в повествовании и попытка произвести более точное описание механизма развертывания нарративных фигур и тропов определяют актуальность данного исследования.

Указанное выше рассмотрение критерия нарушения в качестве базового условия формирования повествовательной фигуры эффективно лишь в отношении ряда нарративных приёмов и не позволяет дать исчерпывающего описания всех видов риторических средств: «Не всякая фигура является аномалией, а следовательно, мы должны искать и другие условия её формирования».4 Привлечение дополнительного критерия «сукцессивности-симультанности» позволяет включить в научное описание ранее не задействованные приёмы, а также осуществить типологическую систематизацию фигур и тропов повествования – в этом состоит научная новизна диссертации.

Анализ риторики повествовательного высказывания требует уточнения ряда общетеоретических проблем:

– определения понятия композиции, предполагающего как узкую, так и расширенную трактовку данного явления;

– конкретизации представления о «норме» или «нулевой ступени» повествования, по отношению к которой риторические фигуры могут идентифицироваться как трансформации;

– рассмотрения вопроса о соотношении синтагматических и парадигматических связей элементов в повествовательном высказывании.

Объектом диссертационного исследования являются повествовательные тексты вербальных (литература), а также невербальных (кинематограф) знаковых систем.

Предметом исследования являются риторические приёмы повествовательного высказывания в качестве одного из базовых компонентов его структуры.

Исследование направлено на решение следующих задач:

– определение «нормы» или «нулевой ступени» повествования, по отношению к которой риторические фигуры могут идентифицироваться как трансформации;

– определение условий и границ применения критерия «нарушения»;

– поиск дополнительных критериев описания риторических средств;

– разработка методологического аппарата анализа риторических приёмов повествования;

Решение поставленных задач позволяет описать механизм развертывания риторических приемов в структуре повествования, а также создать их систематическую классификацию, включающую в анализ ранее не учтённые нарративные явления, в чём заключается основная цель настоящей работы.

Методологической базой диссертации являются разработки в области «общей» и «новой» риторики (концепции группы µ, Ц. Тодорова, Р. Барта), исследования по структурной поэтике, сюжетосложению, общей теории повествования (работы В. Шкловского и других представителей формального направления, а также Ю. Лотмана, Н. Тамарченко, В. Тюпы, Ж. Женетта, В. Шмида, К. Бремона, А. Жолковского, Ю. Щеглова), исследования в смежных областях знания: лингвистике и семиотике (работы Ф. де Соссюра, Р. Якобсона, Л. Ельмслева, Э. Бенвениста, У. Эко), психоанализе (работы З. Фрейда), теории кино (теоретические разработки С. Эйзенштейна).

Основными методами исследования являются структурно-семантический, системный, сопоставительный, типологический.

Теоретическая значимость диссертации обусловлена созданием модели описания риторических приёмов нарративного высказывания. Анализ и систематизация тропов и фигур в структуре повествовательного текста позволяют зафиксировать условия формирования производимого на читателя «риторического эффекта», что само по себе может быть рассмотрено в качестве вклада в общую теорию повествования.

Практическая значимость работы заключается в расширении возможностей анализа крупных повествовательных единиц, что может быть востребовано при подготовке общих курсов по истории и теории литературы, спецкурсов по теории повествовательных уровней, нарратологии, неориторике.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования систематически обсуждались в рамках научно-практических конференций и заседаний кафедры русской классической литературы и теоретического литературоведения Елецкого государственного университета имени И. А. Бунина. Основные положения работы докладывались на XXXI Международных толстовских чтениях «Л. Н. Толстой – это целый мир» (г. Тула, Ясная Поляна, 8-12 сентября 2008 г.), на Международной научно-теоретической конференции «II Кабдоловские чтения», посвящённой теоретическим и методологическим проблемам современного литературоведения и фольклористики (г. Алма-Аты, 11 декабря 2009 г.), в рамках Международного научного семинара «Роман И. А. Гончарова «Обломов» в контексте современного гуманитарного знания» (г. Елец, сентябрь 2007 г.), а также на междисциплинарном научном семинаре «Метафизическая драма Льва Толстого», проходившем по инициативе и при участии Центра общественных наук при Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова (г. Елец, июль 2005 г.). По материалам исследования опубликовано 8 (восемь) статей, среди которых две – в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Положения, выносимые на защиту:

1. Неотъемлемым условием порождения повествовательного текста является использование риторических приемов, обеспечивающих реализацию его поэтической функции и являющихся элементами его композиционной структуры.

2. Функционирование в тексте риторического приёма обеспечивается двумя условиями:

– критерием «нарушения» или отклонения от «нулевой ступени» повествовательного уровня художественного высказывания;

– установлением симультанных/сукцессивных связей между элементами тропа, фигуры.

3. Определяющую роль в организации риторической структуры повествования играют четыре типа риторических приёмов повествования: сукцессивные фигуры, симультанные фигуры, сукцессивные тропы, симультанные тропы.

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования. Текст диссертации состоит из введения, трёх глав, заключения и библиографического списка в составе 169 позиций.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность диссертации, определяются объект и предмет работы, ее цель и задачи, излагаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, указываются методологические ориентиры, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Понятие риторики повествования: исторический и функциональный аспекты» – носит теоретический характер и посвящена раскрытию понятия «риторика повествования», а также освещению предпосылок актуализации научного интереса к данной области знания в настоящее время. Рассматривается ряд отечественных и зарубежных традиций (формальное направление, московско-тартуская школа, теория аргументации Х. Перельмана), предопределивших возрастающий с начала XX века интерес к анализу крупных повествовательных единиц с точки зрения как композиционной, так и риторической составляющих.

Особое внимание уделяется раскрытию понятий «фигура» и, в частности, «повествовательная фигура». Согласно существующим теоретическим концепциям определение фигуры традиционно связывается с представлением о нарушении, отклонении от существующей нормы. Теория нарушения получила широкое распространение в исследованиях по риторике (работы Ж. Женетта, Ж. Коэна, Б. Томашевского и др.), имплицитно предполагая при любом аналитическом рассмотрении текста формулировку понятия некоего инварианта или «нулевой ступени» (нейтральной речи), по отношению к которой отклонения идентифицируются как фигуры. Данная традиция продолжается и в рамках «общей риторики» группы µ, ставившей перед собой в качестве одной из ключевых задач рассмотрение структуры и функционирования «метабол» (изменений, касающихся любого аспекта языка) в различных языковых областях: формообразующей области (смыслоразличительные единицы), области синтаксиса, семантики, логики. Распространяя указанный выше критерий нарушения на область фигур повествования, группа µ подвергает анализу ряд нарративных явлений, базирующихся на постулируемых операциях отклонения: сокращение, добавление, субституция, перестановка. Соглашаясь с основными выводами и правомерностью данного подхода, мы тем не менее отмечаем тот факт, что в ряде разбираемых исследователями случаев понятие нормы не получает точной и однозначной формулировки и не является до конца прояснённым. Так, если по отношению к фигурам, обусловленным соотношением длительности диегетического и повествовательного времени, последовательностью и хронологией событий, их причинно-следственными связями, нарушения могут быть зафиксированы вполне отчётливо, то в случае метабол представления пространства в дискурсе или фигур точки зрения определение «нулевой ступени» не является бесспорным. В последнем случае речь идёт не столько об отклонении, сколько о чередовании серии фрагментов, обусловленном сменой планов (к примеру, крупный и общий план в кино, литературе) и нарративной перспективы. К проблематизации и описанию подобных примеров мы обращаемся во второй главе данной работы.





Концептуальная часть исследования представлена во второй главе диссертации («Дихотомия «нормы» и «нарушения» как базовое условие описания риторических средств»), где раскрывается суть классической в определении фигур повествования дихотомии «нормы» и «нарушения», формируется представление о «нулевой ступени» нарративного высказывания, разрабатываются вопросы композиции. Рассматривая закрепившееся на данном этапе исследований в этой области представление о «норме» и «нарушении», мы приходим к выводу о том, что понятие «нормы» так и не получило отчётливой, однозначной формулировки; исследователи подразумевают под нормой различные явления, относящиеся к разным уровням художественного высказывания: естественный язык, являющуюся референтом текста действительность, правдоподобие, литературную традицию, непротиворечивость жанровому канону, приоритет диегезиса над дискурсом. Во втором, третьем и четвёртом параграфе главы освещается ряд подходов, в границах которых при определении нормирующего признака учитываются разные аспекты повествовательного высказывания: экстратекстуальный, интер- и интратекстуальный регистры.

Так, во втором параграфе «Экстратекстуальный аспект» говорится о возможности фиксации отклонений от нормы, формируемой:

1) естественным «практическим» языком;

2) референциальной действительностью, соответствие основным законам которой, а также описываемому объекту (означаемому) может рассматриваться в качестве «нулевой ступени».

В первом подпункте параграфа «Нарушения по отношению к естественному языку» рассматривается ряд признаков художественного высказывания: преобладание эстетической цели над собственно коммуникативной; авторефлексивность текста; актуализация всех компонентов языкового высказывания; неизменяемая со временем, в отличие от языка естественного, риторическая эффективность стилистических приёмов внутри текста; информативность отклонений, в границах естественного языка воспринимаемых в качестве шума в канале связи; невозможность передачи содержания текста средствами других знаковых систем. Наличие вышеперечисленных характеристик указывает на существование особого кода, лежащего в основе поэтического языка и не сводимого к коду лингвистическому. Как следствие, рассмотрение языка художественного текста в качестве отклонения от языка естественного не представляется нам верным, поскольку это автономная система, задающая свои собственные норму и правила, причём как в контексте ряда произведений, так и внутри каждого конкретного высказывания на этом языке, структуре и уровням которого в рамках «грамматики» повествовательного текста неоднократно пытались дать научное описание (Р. Барт, В. Пропп, К. Бремон, А.-Ж. Греймас, Ц. Тодоров). Во втором подпункте параграфа «Нарушения по отношению к плану референции» доказывается тот факт, что норму следует искать не столько согласуясь с принципом «правдивости», предполагающим соответствие референту того или иного повествовательного высказывания, сколько учитывая категорию правдоподобия или непротиворечивость формируемому этим высказыванием контексту, определяемому различного рода сцеплениями (временными, причинно-следственными и др.) и задающему своего рода вектор последующего нарративного развёртывания, его угадываемое развитие.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.