авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Функции экфрасиса в русской прозе 1920-х годов

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

КРИВОРУЧКО Анна юрьевна

ФУНКЦИИ ЭКФРАСИСА В РУССКОЙ ПРОЗЕ 1920-Х ГОДОВ

Специальность 10.01.01 русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Тверь 2009

Работа выполнена на кафедре русской литературы XX–XXI веков

Тверского государственного университета

Научные руководители: кандидат искусствоведения, профессор

Роман Геннадьевич Григорьев

доктор филологических наук, профессор

Елена Николаевна Брызгалова

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Михаил Викторович Строганов

кандидат филологических наук, доцент

Наталья Дмитриевна Михайлова

Ведущая организация: Псковский государственный педагогический

университет им. С. М. Кирова

Защита состоится 29 октября на заседании диссертационного совета Д 212.263.06 при Тверском государственном университете по адресу: 170002, г. Тверь, пр. Чайковского, д. 70, корп. 4, ауд. 48.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: г. Тверь, ул. Володарского, д. 44а.

Автореферат разослан «___» ____________ 2009 года

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор С. Ю. Николаева

Общая характеристика РАБОТЫ

Несмотря на растущий интерес ученых-филологов к междисциплинарным исследованиям, в частности, к изучению экфрасиса, последний до сих пор остается недостаточно освоенным отечественным литературоведением, о чем свидетельствует, например, отсутствие термина в справочной литературе. Объяснение подобного невнимания к экфрасису можно найти в его истории: возникнув более двух тысячелетий назад в качестве особого жанра, античный экфрасис претерпел значительные изменения и утратил жанровую специфику. По этой же причине некоторые филологи-классики склонны ограничивать его активное функционирование в мировой литературе эпохой Возрождения, не признавая за позднейшим экфрасисом значимых художественных особенностей на фоне других элементов художественного текста. Вместе с тем, большинство исследователей говорит о продолжении экфрастической традиции в литературе XVII-XXI веков: от Дж. Китса, Э. Т. А. Гофмана и О. де Бальзака до У. Эко и А. Баррико. Наметившаяся в настоящее время тенденция к расширительному толкованию термина как любого взаимодействия между разными видами искусства, требует четко обозначить наше понимание экфрасиса. В своем исследовании мы, вслед за Л. Шпитцером, С. Франк, М. Рубинс, определяем экфрасис как словесное описание произведения изобразительного искусства, прежде всего, живописи и графики.

В русской литературе экфрасис в таком понимании появился еще в Средние века: описание сакральных предметов, изображений, построек было важным элементом в жанре хожения. Позднее к нему обращались Г. Р. Державин, А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н. В. Гоголь, Ф. М. Достоевский, Н. С. Лесков, В. М. Гаршин, Л. Н. Толстой, И. С. Шмелев, И. А. Бунин, И. Э. Бабель, В. В. Набоков, Д. И. Быков, Д. И. Рубина и др., что позволяет говорить о существовании в России литературной традиции экфрасиса, во многом опирающейся на западноевропейскую. Этот богатейший материал стал объектом изучения в филологических работах последних десятилетий: в статьях и монографиях М. Кригера, Х. Лунда, Л. М. Геллера, И. А. Есаулова, Ж. Хетени, С. Франк, М. Рубинс, С. Н. Зенкина, Н. Е. Меднис, Н. Г. Морозовой.





Роль экфрасиса изменялась от эпохи к эпохе: первостепенное значение он обрел в произведениях писателей-романтиков, сделавших тему искусства и художника идейным центром своего творчества. С точки зрения романтического двоемирия, экфрасис представлялся лучшим воплощением авторского этического и эстетического идеала. После античной литературы первых веков новой эры произведения, созданные в первой половине XIX века Гофманом, По, Бальзаком, Гоголем, Одоевским, заложили основу традиции современного экфрасиса и определили его дальнейшее развитие. По-своему преобразовав и развив античные экфрастические топосы - такие, как диалог экзегета и профана, «как живое» и «чудесные образы», романтики сформировали основные принципы поэтики экфрасиса: образы, мотивы, композицию. Поэтика романтического экфрасиса, а также специфика его использования в публицистике и эпистолярии эпохи проанализированы в книге Н. Г. Морозовой «Экфрасис в русской прозе». В монографии предложена классификация экфрасиса по объему, месту в композиции произведения, объекту описания, а также с точки зрения выполняемой функции. Учитывая опыт исследовательницы, мы расширяем перечень выделенных ею характеристик и функций экфрасиса за счет анализа прозы 1920-х годов.

Следующим периодом повышенного интереса к экфрасису в русских артистических кругах стал рубеж XIX-XX веков, отмеченный символистским стремлением к синтезу искусств, порожденным вагнеровской идеей Gesamtkunstwerk. В этот период активные художественные поиски велись на границах литературы, музыки, изобразительного искусства и театра, подкрепленные идеей синестезии и стремлением выйти за границы искусства вообще, преодолеть «искусственность» искусства. В своих обращениях к экфрасису писатели начала ХХ века, В. Я. Брюсов, Д. С. Мережковский, А. Белый, М. А. Кузмин и др., опирались как на романтическую, так и на античную традицию. Кроме того, они использовали в своем творчестве опыт современного изобразительного искусства, его методы и приемы. Культура Серебряного века, в которой литература не может рассматриваться изолированно от других видов искусства, вплотную приблизилась к воплощению идеи «тотального произведения искусства», одним из средств которого был экфрасис. Использование экфрасиса было способом преодолеть условность знака, попыткой выйти за границы искусства вообще. В авангардном движении связь между искусствами, в том числе в аспекте индивидуальной художественной практики, когда поэт мог быть одновременно и живописцем, и актером, и музыкантом, обогатилась верой художника в свою способность непосредственно воздействовать на действительность.

В первой трети ХХ века, в ситуации плюрализма течений и направлений в искусстве, экфрасис в русской литературе был востребован как символистами (В. Я. Брюсовым, А. Белым, А. А. Блоком), так и акмеистами (А. А. Ахматовой, О. Э. Мандельщтамом), уделявшими ему особенное внимание как более «материальному», «весомому» типу текста, как реалистами (А. М. Горьким, И. А. Буниным, А. Н. Толстым), так и писателями, не принадлежавшими к названным литературным школам и направлениям (например, И. Э. Бабелем, А. П. Платоновым, Е. И. Замятиным, В. В. Набоковым). Разумеется, каждое литературное направление и даже каждый отдельный автор выдвигали вперед различные особенности и функции экфрасиса, однако не произвольно, а всегда в отношении к уже существующей традиции – следуя ей или полемизируя с нею.

В это же время важные изменения происходят в визуальной сфере. Меняется характер взаимоотношений литературы и изобразительного искусства, в частности, художники авангарда, как и несколькими десятилетиями ранее импрессионисты, энергично восстают против «литературности». Визуальная культура начинает претендовать на доминирующее или, по крайней мере, независимое положение. Причиной этого становится экспансия фотографии и кино, а также общая демократизация культуры после революции, сознательная ориентация искусства на массового читателя/зрителя, что в идеологическом, агитационном смысле приводит к реанимации средневекового взгляда на изобразительное искусство как Библию для неграмотных. Эти культурные тенденции нашли свое отражение в литературе 1920-х годов.

Особенно интересным представляется изучение экфрасиса в отечественной литературе второй четверти ХХ века в связи с произошедшими в стране глобальными общественными и культурными переменами, создавшими атмосферу грандиозного социально-политического, научного, эстетического эксперимента.

Атмосфера эксперимента, пафос сотворения нового мира, вера в способность искусства и художника непосредственно воздействовать на действительность и изменять ее – вот что определяло облик 1920-х годов. В этом, а не в буквальном отражении темы революции заключена, в первую очередь, революционность искусства 1920-х годов. В частности, в предреволюционную и революционную эпоху обостряются споры об искусстве, о роли художника в современном обществе; после революции, в новых исторических условиях, вопрос об отношениях художника с обществом и о формировании пролетарского искусства выходит на первый план. Экфрасис становится точкой соединения собственно эстетической и исторической проблематики в художественном тексте, репликой писателя в полемике с другими авторами и с властью.

Предметом диссертационного исследования являются функции и поэтика экфрасиса в прозе 1920-х годов.

Объект исследования – русская художественная проза 1920-х годов. Многие созданные в указанный период произведения содержат экфрасис, что говорит о его востребованности и популярности: рассказы и повести И. С. Шмелева, И. А. Бунина, М. А. Алданова, В. В. Набокова, А. П. Платонова, Е. И. Замятина, Б. А. Лавренева; отдельные новеллы И. Э. Бабеля из цикла «Конармия»; романы А. Н. Толстого и В. А. Каверина. Объектом описания в этих и других текстах становятся иконы, живописные и графические изображения, скульптура.

В качестве материала для настоящей работы были отобраны произведения, не только содержащие развернутый экфрасис, но посвященные теме искусства и художника в современной действительности. Повышенное внимание к жанру Knstlerroman объясняется тем, что, по замечанию К. Кларк и Д. Шепарда, вторая половина 1920-х годов стала периодом активной саморефлексии. В обстановке, когда идеологическая составляющая художественного творчества была выдвинута на первый план, а государственный контроль над искусством укреплялся, от писателей требовалась экспликация их позиции. Это внешнее требование подкреплялось внутренней необходимостью найти свое место в современной действительности и литературном процессе.

Исходя из всего сказанного, целью работы является исследование экфрастического дискурса в прозе 1920-х годов. Этой целью определяются следующие задачи исследования:

  1. определить значение и функции экфрасиса в отечественной прозе 1920-х годов, прежде всего, в раскрытии темы России и революции, а также в контексте эстетической проблематики, споров о роли искусства и художника в послереволюционной действительности;
  2. выявить специфические черты поэтики экфрасиса 1920-х годов, его содержательные, композиционные и лексические особенности, а также способы его выделения на фоне повествования в художественном произведении;
  3. выделить сюжетные, мотивные, колористические доминанты описания изображения в прозе 1920-х годов;
  4. определить значение зрительной лексики и оптических образов в экфрасисе;
  5. определить соотношение «своего (национального)» и «чужого» в описании визуального текста.

Актуальность выбранной темы определяется недостаточной изученностью экфрасиса в русской литературе. Во-первых, бльшая часть существующих исследований посвящена анализу не собственно экфрасиса в художественном произведении, а анализу текста сквозь призму экфрастического описания. Во-вторых, до сих пор почти не изучены средства воплощения специфического визуального восприятия (зрительная лексика, оптические образы) в словесном тексте, имеющие первоочередное значение для экфрасиса. Также следует отметить, что ученые обычно обращаются к синхронному исследованию экфрасиса в творчестве одного автора или даже в одном произведении, тогда как поиск общих черт, определяющих поэтику экфрасиса в целом или в данный исторический период, а также сопоставительный анализ экфрасиса у разных писателей могут принести значительные плоды. Наконец, роль экфрасиса в Knstlerroman до сих пор не стала объектом специального изучения, несмотря на его очевидную значимость для жанра. Таким образом, обращением к экфрасису в повествовании об искусстве и художнике, вниманием к специфическим средствам визуализации в словесном произведении, а также вводом в научный обиход ранее не привлекавшихся художественных и академических работ определяется научная новизна исследования.

Основным методом диссертационного исследования является сравнительно-исторический метод с элементами структурного и лингвистического анализа текстов. Методологической основой служат теоретические работы Г. Э. Лессинга, Н. В. Брагинской, М. Кригера, Х. Лунда, Ю. М. Лотмана, Ю. В. Манна, Р. Барта, а также статьи Л. М. Геллера и И. А. Есаулова, посвященные разным аспектам взаимодействия слова и изображения. Их значимость для работы определяется разработкой таких вопросов, как структура античного экфрасиса, сравнительная характеристика языков литературы и изобразительного искусства, семиотическая природа экфрасиса как особого типа «текста в тексте», его соотношение с эмблемой и сакральной иконописной традицией, а также спатиализация времени в экфрасисе.

Научно-теоретическая значимость диссертации заключается в проведение исследования на стыке двух научных дисциплин, литературоведения и искусствоведения, что позволяет расширить сферу применения методов каждой из них и представить литературный процесс 1920-х годов на широком культурном фоне. Роль экфрасиса в послереволюционном обсуждении и формировании концепции пролетарского искусства делает его анализ важной частью изучения литературы эпохи. Полученные в ходе исследования выводы могут стать основой для последующего изучения эволюции русского экфрасиса в литературе ХХ века и поэтики жанра Knstlerroman.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования его результатов для дальнейшего углубленного изучения истории и поэтики экфрасиса и для подготовки общих и специальных курсов по истории русской литературы и культуры начала ХХ века.

Апробация результатов исследования. Основные положения и материалы диссертации были представлены в докладах на международных и российских конференциях: The Fourth Seminar “Cultural Studies in a Post-Soviet Context” (Таллиннский государственный педагогический университет, 2005), интернет-конференция «Визуальные аспекты культуры» (Удмуртский государственный университет, 2005); «Русская филология: Эстетика, теория, история». К 80-летию профессора Б. Ф. Егорова (Санкт-Петербургский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена, 2006), «Науки о культуре – Шаг в XXI век» (Российский институт культурологи, 2006) и California Slavic Colloquium (Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, 2008).

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В послереволюционный период эстетическая проблематика оказывается неразрывно связана с социально-исторической. Это привлекает особое внимание к изучению функций экфрасиса в раскрытии темы России и революции, в выражении авторских этических, эстетических и социально-исторических взглядов.
  2. Жанр Knstlerroman и экфрастическое описание как его важная составляющая пользовались большой популярностью в литературе 1920-х годов. В контексте полемики о создании пролетарской культуры экфрасис использовался писателями как своеобразный Эзопов язык в их диалоге с властью. Прибегая к нему, авторы опирались на существующую античную и романтическую традиции.
  3. Несмотря на важную роль европейской традиции для экфрасиса 1920-х годов, может быть сделан вывод о его национальном характере, сформированном прежде всего под влиянием иконописи.
  4. Анализ экфрасиса в прозе 1920-х годов подтверждает, что словесная и

визуальная культура в это время развивались в тесном взаимодействии.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав основной части, заключения, библиографического списка и приложений.

Основное содержание диссертации

Во Введении излагаются цели и задачи работы, определяется актуальность и научная новизна исследования. Определению понятия «экфрасис» сопутствует краткое изложение истории формирования и изучения экфрастической традиции. Также в этой части диссертации дается обзор научно-исследовательских работ, посвященных данной проблеме.

В первой главе «Экфрасис как выражение авторской концепции истории России» экфрасис рассматривается с точки зрения его использования в художественном произведении для оценки социально-исторических изменений, потрясших страну в начале ХХ века. Основным объектом анализа в этом случае является рассказ И. А. Бунина «Безумный художник» (1921), один из первых созданных им в эмиграции. В отличие от более поздних текстов писателя, центральная тема России в рассказе еще не приобрела характера «России воспоминаний» – он злободневен, резок и полемичен. В «Безумном художнике» в полемически заостренной форме нашло свое выражение резкое неприятие автором происшедшего в 1917 году перелома в ходе российской истории и, в частности, осуждение им роли творческой интеллигенции в революции, провозглашение ее ответственности за случившееся. Создавая образ своего героя-художника, Бунин сталкивает две противоречащих друг другу и равно неприемлемых для него тенденции, в то же время чрезвычайно популярные среди отечественной интеллигенции. Это, с одной стороны, преклонение перед Западом, признание за Европой роли благодетеля и учителя России, а с другой, идеализация России и русского народа, порожденная представлением о его особой миссии. В центре внимания писателя оказывается окончившаяся неудачей встреча художника, воспринявшего западноевропейские идеалы и задумавшего перенести их на родину, с реальной Россией.

Особое внимание в главе уделено специфическим приемам и средствам визуализации, использованным писателем: цветовой и световой символике, композиционно заданной схеме восприятия описываемого изображения, зрительной лексике, семантике глагольных форм. Основным средством воплощения авторской идеи в рассказе является последовательное противопоставление двух экфрасисов – задуманной и осуществленной картин. Оба контрастных дескриптивных фрагмента созданы аналогичными художественными средствами и значимы не каждый в отдельности, а в своей со-противопоставленности и в качестве антитезы являются идейной доминантой текста.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.