авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 |

Мотивная структура дилогии бориса поплавского аполлон безобразов и домой с небес

-- [ Страница 2 ] --

В связи с влияниями традиций русской литературы на творчество Поплавского в диссертации рассматривается феномен Достоевского, ставшего в русском зарубежье носителем «комплекса смыслов» и ориентиром для литературной молодежи. С творчеством классика прозу Поплавского роднят богоискательские мотивы, мотив двойничества, герой-идеолог.

В романах Бориса Поплавского множество цитат, как явных, так и скрытых. В тексте дилогии встречается обращение к таким мифологическим образам, как Аполлон, Сэт, Осирис, Индра, Дионис, Зевс и т.д. В повествование включены библейские образы: Иисус, Симон-волхв, Товий, Соломон и т.д., образы мировой литературы: Дон Кихот, Гамлет, Альбертина и т.д. Встречаются прямые цитаты из Библии, русской классической поэзии, народных французских песен.

Отсылки к «чужому слову» реализованы не только на семантическом уровне, но и на формальном. Благодаря реминисцентным рядам смысловое поле романа выходит за рамки текста, за счет чего семантически обогащается.

Анализ влияния литературных традиций и интертекстуальных отсылок, подробно рассмотренных в данной главе, позволил выявить генезис основных мотивов в творчестве писателя-эмигранта.

Единство и целостность мотивной структуры прозы Бориса Поплавского определяются ее автобиографизмом. Самоопределение автора обусловливает самоопределение героев дилогии, что объясняет присутствие в романах элементов автобиографии и дневника.

Своеобразие романной прозы Б. Поплавского заключается в синтезе традиций русской классической литературы (Лермонтов, Достоевский) и модернизма (Лотреамон, Бретон, Пруст, Джойс). Влияние на писателя-эмигранта двух культур определило выбор основных мотивов его творчества.

Во второй главе «Принципы организации мотивной структуры романной прозы Бориса Поплавского» проанализированы мотивы дилогии в их взаимосвязи на сюжетном и текстовом уровнях.

Мотивная структура произведения анализируется в двух плоскостях.

1. Структура сюжета: сюжетообразующий потенциал мотивов дилогии Поплавского рассматривается в связи с эпиграфами.

2. Структура текста: исследуется взаимосвязь мотивных пар с героями, хронотопом, темой и лейтмотивом.

Особенность мотивной структуры романов Поплавского заключается в том, что ее ключевые единицы выступают не отдельно друг от друга, а в дихотомиях. Антонимичные пары мотивов в своей внутренней и внешней взаимосвязи составляют единое целое, обретают собственные коннотации, усиливая значение друг друга. Для каждой из пар выделена доминанта в структуре текста, не исключающая рассмотрения периферийных (относительно нее) элементов. В данном исследовании выделяются пять ключевых мотивных пар, посредством которых может быть описана и проанализирована мотивная структура дилогии Бориса Поплавского и выделено ядро, т.е. лейтмотив.

В первом параграфе «Мотивная роль эпиграфов в дилогии Б. Поплавского» рассмотрены рамочные элементы произведения, а именно заглавия и эпиграфы, что имеет большое значение для понимания смыслов и структуры произведений Бориса Поплавского. Заглавия дилогии выполняют несколько функций. Обратимся к названию первого романа – «Аполлон Безобразов». В литературной традиции достаточно распространен прием – давать книгам имена главных героев. Тем самым автор акцентирует внимание на конкретном лице, о котором идет речь в тексте, подчеркивая его значимость.



В романе Бориса Поплавского первым, с кем знакомится читатель, становится рассказчик Васенька, однако, предварив произведение заглавием, содержащим имя «Аполлон Безобразов», автор сразу снимает вопрос о том, кто будет центром повествования. Таким образом расставляются приоритеты: Васенька – рассказчик, Аполлон – главный герой. Кроме того, имя Аполлона Безобразова несет в себе два антонимичных понятия – «прекрасное» и «безобразное». Ведь бог Аполлон, в честь которого автор нарекает своего героя, характеризуется разнообразием «функций – как губительных, так и благодетельных, сочетанием в нем мрачных и светлых сторон»5 . То же противопоставление заложено в имени и фамилии, если ставить ударение на третий слог. Меняется угол зрения, если произнести фамилию с акцентом на втором слоге: «БезОбразов», что может быть понято как отсутствие образа, формы, целостности. Такая интерпретация возможна в связи с тем, что в своем дневнике Борис Поплавский упо­требляет французское прилагательное “informе”, переводя его как «безобразный», в то время как оно означает «бесформенный». Так или иначе авторский замысел понятен уже в противопоставлении имени и фамилии: герой, наделенный ими, или лишен целостности, или должен утратить ее в процессе становления личности, показанном в произведении. Контраст, заложенный в названии, обусловил идейный конфликт романа: выбор между «прекрасным» и «безобразным», между «добром» и «злом», между «Христом» и «Люцифером».

Что касается заглавия романа «Домой с небес», то его функция – определять сюжет произведения и его тему. Автор сразу дает установку на то, что главное во второй части дилогии – не субъект действия, а само действие, т.е. сюжет. Кроме того, Б. Поплавский вновь использует прием контраста: дом, понятый как земля, противопо­ставлен небесам, на чем и строится конфликт в романе: противостояние «земного» и «небесного». Автор сознательно опускает слово «путешествие», которое придавало бы буквальность пониманию движения с небес на землю. В романе же речь идет о метафизическом путешествии, что и подчеркнуто «минус-приемом».

Особенностью заглавий романов Бориса Поплавского является то, что они имеют мотивную функцию. Мотив целостности как трансформация мотива круга/цикла представлен в первом из них («Аполлон Безобразов»), мотив неба и земли – во втором («Домой с небес»). Кроме того, выделение антонимичных мотивных пар в структуре дилогии находит свое отражение в заглавиях, основной прием в которых – контраст.

Эпиграф как реализация конструкции «текст в тексте», с одной стороны, расширяет семантическое поле, вносит дополнительные смыслы, связанные непосредственно с тем текстом, из которого он взят, с другой – раскрывает смысл текста, в который включен. Эпи­графы в исследуемой дилогии являются носителями основных мотивов. Если исходить из установки, что мотив вписан в парадигму «фабула–сюжет», а эпиграф является носителем мотива, можно утверждать, что совокупность эпиграфов, в свою очередь, определяет сюжет произведения. В этом случае эпиграфы рассматриваются как внутренние элементы текста. Мотивная структура дилогии Поплавского не может быть рассмотрена без учета этих значимых композиционных элементов. Связь с мотивами раскрывает сюжетообразующий потенциал эпиграфов. Эпиграф вписан в парадигму «фабула–сюжет», с одной стороны, и в парадигму «текст–смысл», с другой. Смысл текста складывается из совокупности эпиграфов и их взаимосвязей с мотивами. Обращение к источникам, из которых взяты эпиграфы, позволило проследить интертекстуальность романов «Аполлон Без­образов» и «Домой с небес» на мотивном уровне.

В дилогии Бориса Поплавского рамочные элементы выполняют несколько функций: сюжетообразующую; являются носителями основных мотивов; помогают четче выразить авторскую позицию; акцентируют внимание на значимых смыслах и образах; вводят персонажей в повествование; помогают передать психологическое состояние героев.

Во втором параграфе «Мотивные пары в структуре текста дилогии Б. Поплавского» выделен ряд ключевых мотивных пар, посредством которых описана и проанализирована структура текстов дилогии и определено ядро, т.е. лейтмотив. Особое внимание уделяется связи мотивов с персонажами, хронотопом, тематикой, проблематикой. При этом каждая мотивная пара имеет доминантное значение. Эта взаимосвязь представлена следующим образом: мотивы «эми­грация – Родина» прежде всего связаны с хронотопом; «одиночество – Бытие-с-Другим» определяют проблематику, «неподвижность – творимый мир» возникают в связи с образами героев, «небо – земля» – с темой, мотивы «сон – пробуждение» репрезентируют лейтмотив «круг/цикл».

Подробное рассмотрение данных мотивов представляется продуктивным на идейно-тематическом уровне произведения.

Раздел 2.2.1 посвящен рассмотрению пары мотивов «эмиграция – утраченная Родина» в связи с хронотопом романов. Мотив утра­ченной России занимает центральное место в прозе русского зарубежья первой волны («Жизнь Арсеньева» И.А. Бунина, «Вечер у Клэр» Г. Газданова, «Другие берега» В.В. Набокова, «Времена» М.А. Осоргина, «Аполлон Безобразов» Б.Ю. Поплавского, «Детство Никиты» А.Н. Толстого, «Лето Господне» И.С. Шмелева и др.). Мотив этот по-разному звучит у представителей старшего и младшего поколений, но объединяли оба поколения любовь к Родине, общность мотивов, пронизывающих их творчество.

В лирическом наследии Б. Поплавского можно найти ряд стихо­творений, также посвященных теме изгнания: «Уход из Ялты», «Сентиментальная демонология», «Морской змей», «Я шаг не ускоряю сквозь года…», «Успение», «Ты уснешь и все забудешь…» и др. Но особенно горько и настойчиво мотив утраченной Родины звучит в прозе писателя.

В романе «Аполлон Безобразов» наблюдается смысловое противостояние эмиграции и России как двух разных миров, выраженное оппозицией «Париж–Пригород». Антитеза создается Поплавским на семантическом уровне и усиливается при помощи различных средств поэтики. Важнейшим среди них является различие в хронотопах этих двух образов пространства.

Хронотоп Парижа представлен как вертикаль. На протяжении отрезка времени события происходят одновременно, наслаиваясь друг на друга. Город живет своей жизнью: на башне идут часы, по улице едут трамваи, играет музыка, люди спускаются в подземку. Складывается ощущение, что парижане не подозревают или не хотят знать о существовании эмигрантов. Поплавский специально акцентирует на этом внимание, чтобы еще раз показать отторженность изгнанников от парижан, их чуждость всем и одиночество.

Вытягиванию хронотопа по вертикали способствует и введение различных иллюзорных пространств, реализующих мотив ухода от действительности, таких как кинематограф, аттракционы, паноптикумы. В них происходит как бы остановка времени. В ходе долгих блужданий по городу герои оказываются в синематографе, который представляет собой царство оживленных теней, в музее восковых фигур – магическом месте, столь близком сюрреалистам; на аттракционах, где мир автоматов приводится в движение желанием человека, во дворце кривых зеркал, искажающих реальность. И все это – отдельные искусственные миры, сосуществующие в пространстве Парижа параллельно, являющиеся мощным стимулом для воображения и создания образов.

Утраченная Россия существует в сознании героев, ассоциируясь с умиротворением и домом в «булгаковском» понимании данного феномена. Россия же эмигрантская – это русский Париж, Монпарнас, за пределами которых другой России в сознании героев не существует. И это настоящее чуждо им – они чувствуют себя отщепенцами. Потому все лучшее, что было с ними,– в прошлом, воспоминание. Переезжая в пригород, в дом с большим садом, герои первого романа словно вновь оказываются на родине. Они живут тихой умиротворенной жизнью: читают русские книги, слушают песни, полюбившиеся с детства. Жизнь в пригороде проецируется ими на жизнь в России. Центром этой жизни становится Тихон Богомилов, в образе которого воплощается Родина.

Ни один мотив в дилогии Бориса Поплавского не звучит так настойчиво и печально, как мотив утраченной Родины. Перешедший из поэтического наследия в прозаическое, он приобретает в романном пространстве особое звучание и особую художественную функцию: он организует романное пространство. Кроме того, посредством обращения к нему писателю удается выйти на размышления об экзистенциальных феноменах, реализованных в мотивах одиночества, за­брошенности человека в мире, бездомности. Мотивная пара «эмиграция – утраченная Родина» тематически связана с мотивами «одиночество – Бытие-с-Другим».

В разделе 2.2.2 как дихотомия рассматриваются мотивы «одиночество – Бытие-с-Другим» в связи с философской проблематикой произведения.





Эмигрант, попадая в чуждое ему пространство, не может не чувст­вовать себя одиноким: иная культура, иной язык, иные люди. Невозможность диалога – как вербального, так и невербального, возможность остаться непонятым, непринятым – все это усиливает чувство одиночества.

В исследовании выделены четыре аспекта данного феномена: одиночество – бездомность, одиночество – неслиянность, одиночество –ответственность, одиночество – уединение. В романах Поплавского явлены в первую очередь два типа: одиночество «Я – Другой» и одиночество – бездомность. Интересно, что с Аполлоном Безобразовым связан первый тип, а с Васенькой/Олегом – второй.

Для Васеньки, главного героя романа «Аполлон Безобразов», и Олега, героя романа «Домой с небес», спасением от одиночества становится бытие-с-Другим. Есть существенная разница, которая за­ключена в том, что Васенька пытается найти спасение в дружбе, а Олег – в любви. Через диалог с Другим у них наконец-то появляется возможность жить.

Одиночество Аполлона Безобразова – это его осознанный выбор, часть его жизненной концепции. Он осознанно выбирает существование отшельника, противопоставляя себя социуму. Основная причина, по которой это происходит, – попытка избежать страданий. Аполлон проповедует свою философию, согласно которой человеку комфортнее в одиночестве. Кроме того, недаром Поплавский нарекает своего героя именем греческого божества: Аполлон воспринимается Васенькой как бог. Оттого понятнее становится мысль о том, что одиночество Безобразова – это не только да и не столько одиночество «Я – Другой», сколько одиночество Бога, созерцающего свое творение. Аполлон – неизменный созерцатель, довольный собой.

Герои романов Поплавского, каждый по-своему, пытаются избавиться от «одиночной камеры на плечах». В этих начинаниях они противопоставлены друг другу: Васенька – Аполлону, Олег – Васеньке. Никто из них не находит решения этой проблемы и остается наедине с собой. Олег – с Аполлоном, что в его понимании равнозначно одиночеству. Аполлон, в свою очередь, возвращаясь в «рай друзей», противоречит сам себе. Только Васенька, смирившись с одиночеством, освобождается от его груза, хотя и на время. Олег же смиряется с одиночеством как с данностью.

Мотивы одиночества – Бытия-с-Другим прежде всего возникают в связи с философской проблематикой романов. При этом выход на метафизический уровень понимания произведения возможен посредством соотнесения с мотивами неба – земли.

В разделе 2.2.3 мотивы «небо – земля» рассматриваются как «ключевые символы романтического миросозерцания, обычно вы­ступающие <…> то в противостоянии друг другу (как несовместимость идеала и “существенности”), то в гармоничном единении (союз, “брак” земли и небес как нравственно-эстетический образ совершенной жизненной и духовной полноты, универсальности высшего порядка)»6 . Данные мотивы нашли свое отражение в прозе Бориса Поплавского.

В 1934 г. в журнале «Встречи» было опубликовано стихотворение Бориса Поплавского «Домой с небес», датированное 1933 г., позже вошедшее в цикл «Над солнечной музыкой воды» (сборник «Снежный час»). А одноименный роман автор начал создавать в 1934 г. Сближаются стихотворение и роман благодаря общности мотивов.

В романе, как и в стихотворении, речь идет о некоем метафизическом путешествии «домой с небес». Знаменательно, что два текста, связанные одним названием, являются отражением и продолжением друг друга благодаря мотивному ряду.

В первой части стихотворения перед нами предстает образ земли, на которую, словно с высоты птичьего полета, взирает лирический герой. Во второй части, условно выделяемой нами в лирическом сюжете стихотворения, повествуется о пробуждении земли, символизирующем рождение чувств лирического героя. В третьей части стихо­творения нам явлены лирический герой и его возлюбленная: «Вот низкий дом и мы с Тобой у цели»7 . Символические образы ласточек сменяются земными образами людей, наконец-то обретающих дом на земле. Итак, конечной целью метафизического путешествия лириче­ского героя становятся «покой весны» и «низкий дом»8 , где он обретает свое счастье под шум «весеннего дождя».

Та же схема реализуется и в романном повествовании «Домой с небес», где главный герой Олег (повзрослевший Васенька) взирает на мир с высокой скалы, пытаясь ответить на вопросы о смысле своего существования. Встреча с женщиной определяет дальнейшее развитие сюжета. Женские образы, явленные в тексте, также тесно связаны с мотивами неба и земли: Катя как носитель земного начала, Таня – небесного. Таким образом, перед нами путешествие домой с небес – от Тани к Кате, от смерти к жизни. Однако Олег так и не решается сделать выбор, и «путешествие домой с небес» ему не удается. В финале он вновь погружается в «пустоту абсолютной ночи», вневременное бытие с Аполлоном.

Мотивы неба и земли в романах Поплавского реализуются на идейно-тематическом уровне, определяя сюжет повествования.

Раздел 2.2.4 посвящен рассмотрению мотивов «неподвижность – творимый мир», связанных прежде всего с образами героев.

В творчестве Бориса Поплавского мотив покоя представлен в инварианте мотива неподвижности и осмысляется по-своему. С одной стороны, состояние неподвижности, в котором находятся герои, помогает им избежать страдания, с другой – в «неподвижности» не испытывают настоящих чувств, а следовательно, не живут. Каждый из героев дилогии Бориса Поплавского разрешает эту дилемму по-разному.

Прежде всего мотив неподвижности в дилогии возникает в связи с главным героем – Аполлоном Безобразовым. Постоянный эпитет, связанный с данным образом, – «неподвижный». Состояние полной неподвижности, отрешенности достигается различными способами, прежде всего – медитацией.

Аполлон – стоик и созерцатель, отказывающийся от чувств, от бытия, существующий словно во вневременном континууме, создающий свой мир. По замечанию Васеньки, Безобразов являет собой театр, сам исполняет в нем роли, творит иллюзорный мир, который явлен нам в первом романе. Как только герой сталкивается с реальной жизнью, его «сценарии» терпят крах. Философия Аполлона переосмысливается Васенькой, и во втором романе уже Олег декларирует идеи Безобразова как свои.



Pages:     | 1 || 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.