авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Коммуникативно-прагматическая специфика политического дискурса (на материале речей а.и. лебедя)

-- [ Страница 1 ] --

Кобец Елена Валерьевна

Коммуникативно-прагматическая специфика политического дискурса

(на материале речей А.И. Лебедя)

специальность 10.01.01 – Русская литература

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Абакан

2012

Работа выполнена на кафедре стилистики русского языка и журналистики Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Хакасский государственный университет имени Н. Ф. Катанова»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Пекарская Ирина Владимировна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Бутакова Лариса Олеговна

ФГБОУ ВПО «Омский государственный

университет им. Ф.М. Достоевского»

кандидат филологических наук

Добря Марина Яковлевна

ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова»

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева»

Защита состоится «23» мая 2012 г. в 10. 00 часов на заседании Объединённого диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ. 212.317.01 при ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет имени Н. Ф. Катанова» по адресу: 655017, Республика Хакасия, г. Абакан, пр. Ленина, д. 94, конференц-зал административного корпуса.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФБ ГОУ ВПО «Хакасский государственный университет имени Н. Ф. Катанова» по адресу: 655017, г. Абакан, пр. Ленина, д. 90.

Автореферат разослан «____» апреля 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета Амзаракова И. П.

Диссертационное исследование посвящено комплексному системному анализу коммуникативно-прагматической специфики политического дискурса и выполнено на материале речей регионального политика А. И. Лебедя, произнесённых в 2003 – 2010 г.г.

В современной лингвистике приоритеты расставлены таким образом, что ядерным становится антропоцентрический подход в описании действительности. Наблюдается пристальное внимание лингвистов к человеку, к языковой личности и её поведению в коммуникативном пространстве [Арутюнова, 1999; Апресян, 1988, 1995; Баранов, 1990; Бутакова, 2010; Богданов, 1990; Богин, 1975, 1984; Булохов, 1999; Ван Дейк, 2000; Васильев, 2003; Воркачёв, 2001, 2003; Воробьёв, 1998; Гольдин, Сиротинина, 1993; Гуц, 2011; Девкин, 1979; Карасик, 1994, 2004; Караулов, 1998; Крейдлин, 1997; Леонтьев, 1979; Орлова, 2010; Седов, 1999; Шарифуллин, 2011 и др.]. Это стало причиной формирования такой науки, как лингвоперсонология [Голев, 2004; Голев, Сайкова 2007; Головина, 2005; Иванцова, 1997, 2002; Караулов, 2004; Ким, 1999; Лебедева, 2006; Лингвоперсонология, 2006; Лытов, 2001; Нерознак, 2006; Прохорова, 1995; Соколовская, 2002 и др.].

Понятие языковой личности может иметь разные степени абстрактности [Караулов, 2004], что делает возможным её изучение в разных аспектах: конкретная языковая личность писателя с осмыслением идиостилистических характеристик – элитарная личность, [Сиротинина, 1995; Кочеткова, 1999; Паули, 2006; Суран, 2004 и др.], рядовая личность [Седов, 1999], коллективная языковая личность, или языковая личность группы людей, например, в профессиональном аспекте (тележурналиста, политика и др.) [Соколовская, 2002] или языковая личность определённой социальной группы (например, языковая личность школьника, студента и под.) [Мамаева, 2007]. Последний уровень абстрактности – языковая личность народа (например, русская национальная языковая личность) [Ким, 1999; Леонтович, 2003].



В связи с намеченными тенденциями, интересным, на наш взгляд, в век многоцветной политической палитры становится обращение к изучению не просто коллективной языковой личности политика с описанием особенностей политической речи, чему в настоящее время уделяется всё больше внимания [Базылев, 1999; Баландина, 2004; Бергсдорф, 1982; Бокмельдер, 2000; Быкова, 2000; Вепрева, 2002; Гаврилова, 2004; Гаджтев, 1997; Демьянков, 2001; Зимичёв, 1993; Иванова, 2003 и др.], но и описанию индивидуальной языковой личности политика в двух аспектах персонологии – 1) речеязыковом (изучение личности в её комплексных портретных характеристиках с включением языковых характеристик) и 2) в персонологическом (изучение языка сквозь призму характеристик личности) [Голев, Сайкова, 2007, с. 8 – 9].

Всё чаще появляются работы, связанные с представлением риторических портретов политиков федерального значения: В. В. Путина, Д. О. Рогозина, А. Б. Чубайса и др. [Паршина, 2007, с. 136 – 179]. Однако изучить и дать комплексное описание такому сложному и неоднозначному феномену, как коммуникативный портрет политика в описании особенностей его воздействия на аудиторию как коммуникативно-стратегического, так и языкового, невозможно без регионального материала. Публикации подобного рода единичны [Самотик, 2000; Карицкая, 2011]. Риторические же портреты политических деятелей Республики Хакасия, являющейся поликультурным регионом России, до сих пор не становились материалом специального лингвистического исследования коммуникативно-прагматической специфики политического дискурса.

Актуальность данной работы заключается, таким образом, с одной стороны, в том, что её проблематика лежит в русле формирующейся сегодня науки – лингвоперсонологии, позволяющей изучать коммуникативно-прагматические особенности речи конкретной и коллективной языковой личности в рамках антропоцентрической парадигмы; с другой стороны, в том, что она обращает внимание на дискурсивное поведение политического деятеля (коммуникативное в целом и языковое в частности); с третьей – включает в исследование региональный материал, что способствует комплексному описанию языка политика в попытке выявления его специфики; с четвёртой – рассматривает изменения в функционально-стилистической системе и, прежде всего, в языке публицистического стиля (в лице политической речи), связанные с происходящими сегодня политическими, социальными и экономическими новациями.

Объектом исследования является речевая организация политического дискурса на примере индивидуальной речи политика.

Предметом исследования становится коммуникативно-прагматическая специфика политического дискурса (на материале речей А. И. Лебедя, Главы Правительства Республики Хакасия, депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ с 2003 – 2010 гг.) в аспекте соотнесённости типа языковой личности, речевых поступков (стратегий и тактик общения) и языкового поведения (элокутивного оформления речи).

Цель работы заключается в многоаспектном системном лингвистическом исследовании политического дискурса, а именно в выявлении и описании коммуникативно-прагматических (речеязыковых) особенностей поведения политика сквозь призму характеристик его личности, то есть в двух аспектах лингвоперсонологии.

В основе проведённого исследования лежит следующая гипотеза: исходя из главного тезиса лингвоперсонологии о наличии взаимокорреляции между типами личности и её языковыми характеристиками, мы предполагаем, что дискурсивная личность политического деятеля будет менять свои коммуникативные характеристики в зависимости от особенностей коммуникативной ситуации, целей общения, его задач. В соотнесённости с той ролью, которую играет политик в той или иной речевой ситуации, он будет выбирать ту или иную стратегию поведения, данная стратегия обусловит выбор коммуникативных тактик, а те, в свою очередь, – выбор системы изобразительно-выразительных средств языка (элокутивов), способствующих усилению воздействия речи на собеседника.

Поставленная цель и выдвинутая гипотеза обусловили решение следующих задач:

осуществить анализ теоретических проблем, связанных с изучением коммуникативной прагматики в антропоцентрической парадигме: соотнести понятия «коммуникативное воздействие», «речевое воздействие»; «коммуникативные стратегии», «коммуникативные тактики»;

на основании имеющейся в литературе информации установить соотнесённость терминов «политический дискурс», «общественно-политическая речь», «язык общественной мысли»;

обобщить и систематизировать различные исследовательские подходы к характеристике языковой личности, рассмотреть дискурсивную языковую личность конкретного политика в динамике исторических изменений как объект лингвоперсонологии в двух аспектах: от человека к тексту и, наоборот, от текста к особенностям языковой личности субъекта;

установить зависимость выбора политиком коммуникативных стратегий и тактик для эффективного дискурсивного общения от типа его языковой личности в соотнесённости с темпераментом и учётом тенденции «новых языковых процессов» – либерализации и варваризации;

выявить и описать закономерности выбора тем или иным типом дискурсивной личности политика средств языкового воздействия (элокутивов – тропов и фигур речи) в зависимости от выбранных ею коммуникативных стратегий и тактик; охарактеризовать систему используемых элокутивов;

с целью систематизации сведений о средствах формирования прагматики текста в целом и прагматики политического дискурса, в частности, обзорно описать её усилители – элокутивы тропеического и фигурального характера; рассмотреть тропы и фигуры речи в рамках соотношения с такими категориями, как «язык», «речь», «дискурс», «текст»;

на основании анализа языкового материала, полученного в ходе лингвистического эксперимента, вскрыть и описать стилистические особенности современного политического дискурса в аспекте выявления и описания активных процессов диффузии стилевых черт различных стилей в публицистике конца XX – начала XXI вв., а именно активизации в ней: разговорной стихии (лексические экспрессивы, окказионализмы, разговорная лексика, разговорный анаподотон (вводные слова), частицы, просторечная лексика, жаргонная лексика, диалектизмы, экзотизмы, тропы и фигуры с разговорными коннотациями (с включением ФЕ) и официально-деловых вкраплений (терминов, клишированных высказываний, как нетропеического, так и тропеического характера, заимствований);

доказать, что структуру языковой личности политика формирует множество как внешних, так и внутренних факторов: интеллект, речевой этикет, культура речевой коммуникации (здесь важны такие составляющие, как тактичность, предупредительность, терпимость, доброжелательность, корректность, толерантность и под.), вербальный компонент (правильность, ясность, уместность, красота, выразительность, эмоциональность речи, строгое соблюдение социально-этических языковых норм, отсутствие канцелярита и новояза и под.);

обобщить наблюдения, полученные в результате проведённого многоаспектного лингвистического эксперимента, в ходе которого исследовались тенденции формирования языковой личности политика с 2003 по 2010 гг.; сделать выводы о соотнесённости типов дискурсивной языковой личности, коммуникативных стратегий и тактик, системы используемых А. И. Лебедем элокутивов. Выводы для наглядности оформить в виде сопоставительных и обобщающих таблиц.

Цели и задачи работы обусловили применение таких методов исследования, как метод комплексного коммуникативно-лингвистического описания политического дискурса, в результате чего были получены данные для сопоставительного анализа коммуникативной и языковой структуры речей политика (А. И. Лебедя) и обнаружены специфические и общие черты в использовании политиком коммуникативных стратегий, тактик и изобразительно-выразительных средств языка. С помощью сравнительно-сопоставительного метода устанавливалась специфика использования элокутивов в соотнесённости с тем или иным выбором коммуникативных стратегий и тактик для создания прагматически значимой речи по годам (2003 – 2010 гг.). Метод коммуникативно-лингвистического описания включил прагматический анализ, учитывающий специфику речевой ситуации, интенций, коммуникативных поступков, особенности речевого общения политика с аудиторией (1-й аспект лингвоперсонологии). Кроме того, применялся функциональный метод, позволивший изучить тексты речей А. И. Лебедя с точки зрения их роли в процессе формирования и выражения мысли, концепции, композиции речи. Акцент при таком подходе ставился на процесс текстообразования (2-й аспект лингвоперсонологии). Как отмечает А. В. Алексеева, «функциональный метод предопределяет коммуникативный подход к системе языка, то есть учёт целей, условий, ситуации общения вплоть до социальных и индивидуальных особенностей коммуникантов» [Алексеева, 2009, с.6].





Языковой материал для исследования собирался в ходе лингвистического эксперимента, который предполагал сплошную выборку, с одной стороны, контекстов, иллюстрирующих особенности использования коммуникативных стратегий и тактик, с другой – системность выбираемых элокутивов. К анализу было отобрано 806 контекстов из 60 публикаций (в 27 печатных СМИ, 33 интернет-изданиях) с 2003 по 2011 гг.: 2003 г. – 36, 2004 г.– 122, 2006 г. – 90, 2007 г. – 200, 2008 г. – 208, 2009 г. – 58, 2010 г. – 92. Как видно из приведённой статистики, активными в речевой практике были 2004, 2006, 2007, 2008 и 2010 гг. Причины этой активности кроются в специфике политических событий, описанных нами в работе. Отчасти для иллюстраций коммуникативных стратегий и тактик к анализу привлекался материал речей 2002 и 2011 гг., но в это время публичные выступления носят эпизодический характер, поэтому для соблюдения чистоты эксперимента в общую статистическую выборку риторическая практика данного периода не включалась.

Из данных контекстов было выписано 3890 употреблений элокутивов: 2050 тропов и 1840 фигур речи.

Статистический приём обработки данных был направлен на выявление доминирующих тенденций в процессе становления коммуникативной (в том числе языковой) личности политика.

Научная новизна исследования заключается в том, что: 1) в практику лингвистического анализа введён новый эмпирический материал – тексты речей А. И. Лебедя – политика регионального (Глава Правительства РХ) и федерального (депутат Государственной Думы РФ) уровней; 2) впервые осуществлено многоаспектное системное изучение политического дискурса в рамках реализации заявленной нами схемы эффективного коммуникативного выбора (эффективной коммуникации): коммуникативные обстоятельства – дискурсивный тип языковой личности (с учётом особенностей темперамента) – коммуникативные стратегии и тактики – система изобразительно-выразительных языковых средств (элокутивов – тропов и фигур речи); 3) выявлена взаимозависимость функционального использования усилителей изобразительности (тропов, фигур речи, их контаминации – наложения друг на друга) и выразительности (конвергенции тропов и фигур – совместного последовательного использования) от выбираемых коммуникативных стратегий и тактик, а тех, в свою очередь, – от дискурсивного типа личности оратора.

Теоретическая значимость работы обусловлена тем, что её результаты вносят определённый вклад в решение проблемных вопросов теории современной лингвистики: теории коммуникации, персонологии, стилистики, культуры речи, риторики, теории элокуции, прагматики, лингвистики текста в связи с уточнением набора стилевых черт и языковых особенностей неопублицистики, коммуникативных стратегий и тактик политического дискурса, системным описанием и номинацией ещё не заявленных элокутивов, представлением и иллюстрацией действия схемы эффективного коммуникативного выбора (эффективной коммуникации) политика.

Практическая ценность диссертационного исследования заключается в возможности использования полученных результатов в практике преподавания речеведческих дисциплин (стилистики, культуры речи, риторики, прагматики, теории текста и под.), в социолингвистических и лингвокультурологических исследованиях при анализе речевого поведения языковой личности, а также в лексикографической практике при переиздании словарей изобразительно-выразительных средств русского языка.

Основные положения, выносимые на защиту:

Личностно ориентированная прагмалингвистика предполагает учет всех релевантных для речевого поведения личности характеристик (социальных и личностных) в заданной коммуникативной ситуации, образующих основу прагматического контекста.

Характеризуя личность политика, целесообразно описывать её в двух аспектах лингвоперсонологии: через влияние личностных свойств, качеств на продуцирование текстов и через анализ особенностей созданных личностью текстов с учетом специфики личности, т. е. от человека к тексту и, наоборот, от текста к особенностям языковой личности субъекта.

Языковая личность занимает определенную социальную позицию в обществе, где постоянно проигрывает определенные социальные роли. Одной из важных характеристик языковой личности является способность воздействовать на аудиторию. Прагматическую значимость коммуникации в целом и политического дискурса в частности определяет смоделированная нами схема эффективного коммуникативного выбора: «коммуникативные обстоятельства – дискурсивный тип языковой личности (с учётом особенностей темперамента) – коммуникативные стратегии и тактики – система изобразительно-выразительных языковых средств (элокутивов – тропов и фигур речи)».

Публицистику сегодняшнего дня можно назвать неопублицистикой в силу изменяющихся тенденций развития стиля как в области стилевых черт, так и в области языковых особенностей: с одной стороны, «культурной секуляризации» (И. А. Шаронов [2006, с. 259]) – снятия многочисленных стратификационных перегородок и табу – «демократизацией языка», с другой стороны, – «проницаемостью» стилей и наличием сегодня «диффузных зон» – зон межстилевого взаимодействия и взаимообмена языковыми единицами. Такие зоны наблюдаются у публицистического стиля в том числе – с разговорным и официально-деловым стилями.

Политика – это область, где все подвергается оценке, где важнее всего мнение, точка зрения, взгляд на вещи. Государственный деятель заинтересован в том, чтобы люди согласились: действия, им предпринимаемые, единственно правильные. Ввиду этого язык политика должен, в соответствии с выбранными коммуникативными стратегиями и тактиками, быть ярким и прагматически значимым: современный политик обязан мастерски владеть системой изобразительно-выразительных средств, чтобы воздействовать на аудиторию, оказывать на неё влияние; давая оценку событиям, иметь возможность рассчитывать на отклик в оценке.

Апробация работы. Материалы, основные положения по теме диссертации были представлены в 2009 – 2011 гг. на 8 международных конференциях (гг. Абакан, Астрахань, Краснодар, Красноярск, Новосибирск), в том числе 2 – за рубежом (Белоруссия, Казахстан); в научных сборниках, журналах, вестниках, бюллетенях (гг. Абакан, Красноярск, Москва, Тамбов); 2 учебно-методических пособиях. С 2009 по 2011 гг. диссертант являлся членом авторского коллектива Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» 2009 – 2013 гг.

По теме исследований опубликовано 25 работ, в том числе 3 статьи – в журналах, рекомендованных ВАК Министерства и науки РФ и 4 статьи в материалах коллективных отчётов по ФЦП.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.