авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 ||

Исторический миф и миф об истории в современном постмодернистском романе

-- [ Страница 3 ] --

Основной структурной оппозицией романа является сон/явь. Напряжение ее задается тем, что они взаимно отражаются, создавая своеобразную зеркальную галерею, напоминающую барнсовскую с его многочисленными отсылками и сближениями. Мотив сна является сюжетообразующим. Особо следует оговорить визуальность романа Пелевина. Как известно, культура постмодерна является культурой визуальной. Пелевин опирается на продукты этой визуальной культуры – кино, живопись, телевидение. Визуальность пронизывает весь роман Пелевина на различных уровнях, подчеркивая взаимопроницаемость двух культурно-исторических пластов. В частности, это касается костюмов героев, посредством которых они непрестанно преображаются.

Таким образом, Пелевин, опираясь на некоторый общеизвестный, общекультурный минимум сведений о Чапаеве, конструирует новый вариант и ремифологизирует Чапаева, давая тому новую жизнь в культурном пространстве.

Шестой параграф посвящен роману Э. Володарского «Страсти по Чапаю» (2007) как попытке «пост-соца». Формульность романа, отсылки одновременно к религиозной и любовно-эротической тематике, клишированность – все это свидетельствует, по мнению М. Липовецкого, во многом о попытке воскресить в современной литературе соцреалистические модели и мифы, «о неоконсервативном повороте в России… деконструкции бинарной оппозиции между постсоветским настоящим и советским прошлым»28. Помимо отчетливо христианских, евангелических мотивов, в романе наличествуют лубочные элементы, элементы жития. На смену дискретным «снам об истории» В. Пелевина приходит цельное, непротиворечивое и относительно скандальное житие великомученика В. Чапаева.

Седьмой параграф посвящен роману В. Тихомирова «Чапаев-Чапаев» (2010), который является своеобразной ностальгической попыткой реанимировать цельного героя, приключенческую литературу.

В заключении подводятся итоги исследования. Исторический миф в эпоху утраты морально-нравственных императивов становится весьма востребованным, являясь попыткой отрефлексировать и закрепить в качестве «места памяти» (П. Нора) произошедшие в обществе изменения. К историческому мифу обращаются как авторы «высокой», так и массовой литературы, поскольку он способен реализовываться на самых различных уровнях. Одной из основных практик постмодерна становится спор с историей, официальной ее версией. Одной из практик является переписывание истории, а воплощением – жанр ухронии, которая позволяет изжить комплексы и дефекты западной истории: этноцентризм, империализм, андроцентризм – и привлекая таким образом историю к суду. Одновременно с этим для постмодернисткого мировидения характерно предощущение катастрофы – и это ощущение в полной мере раскрывается во многих рассмотренных в работе произведениях. История перестает восприниматься как причинно-следственная связь, писатели-постмодернисты вступают в спор с первоисточниками, посредством иронии, пастиша, пародии демифологизируя историю и миф о ней. Кроме того, развенчание мифов создает новое пространство для мифологизации. В литературе обращение к историческому мифу становится поводом к размышлению о сути истории, о состоянии современного общества. Западные литераторы переписывают его, значительно при этом осовременивая. Англичанин Александр Милн в рассказе «Перед потопом» обращается к каноническому сюжету, реанимируя и выводя «психологизирующие» подробности. При помощи анахронизмов Милн «осовременивает» сюжет о потопе, актуализируя его вновь. Герои Милна – не абстрактные носители грехов или добродетелей, но живые люди, оказавшиеся перед лицом катастрофы. Швейцарский писатель Х. Лёчер в романе «Ной. Роман об экономическом чуде» размышляет о злободневных проблемах современности. Посредством многочисленных анахронизмов Лёчер вписывает Швейцарию, страдающую, по одному меткому выражению, от комплекса «узости»29, не только в пространство допотопного Двуречья, но и, думается, в ход общемировой истории. Переписывает библейский сюжет и канадец Тимоти Финдли, декларирующий уже в первых строках своего романа, что «все было совсем не так». «Нежеланные пассажиры» Финдли стали своего рода «экофеминистской» версией мифа о Потопе. Актуализируя библейский сюжет, Финдли представляет свою версию истории, в которой нет места не только нежеланным пассажирам, несогласным с официальной историей, постановлениями, эдиктами, в которой нет места бунтарям и «революционерам».



Джулиан Барнс, известный своим интересом к популярным сюжетам и мифам, в романе «История мира в 10 главах» предельно дискредитирует понятие истории. История не движется линейно, поступательно. История не является тем, что рассказывается в учебниках, с экранов телевизоров. Настоящая история, та, о существовании которой мы подчас не знаем, рассказывается безмолвными свидетелями, лишенными права голоса. Иронически переосмысливая историю, развенчивая миф о ней, Барнс не только лишает ее связности, разрушает представление о линейном ходе, но и, обращаясь к наиболее расхожим сюжетам, представляет историю как череду не связанных между собой абсурдных, жестоких и катастрофичных событий. Другим примером, продолжающим традицию обращения к библейским текстам, становится роман американского писателя Дэвида Мэйна «Ковчег», основным модусом которого является не спор с историей, но ее защита.

Как правило, актуализация исторического мифа приходится на наиболее кризисные моменты истории. В частности, на примере литературных воплощений истории Чапаева можно судить о том, насколько разным может быть один и тот же исторический миф. «Чапаев» Фурманова, написанный по горячим следам событий, становится первым произведением в ряду последующей «чапаевианы», сформированной как последующими перелицовками, так и, что закономерно для мифа, появлением различного рода приквелов, предысторий, историй с продолжениями и так далее. С падением СССР миф о Чапаеве словно бы исчезает, очевидным примером чего могут служить рассказы А. Лёвкина и В. Аксёнова. Новый виток обращения к «сокровищам» советской Атлантиды30 связан с появлением в 1996 году романа Виктора Пелевина, действие которого происходит на фоне краха царской России и – параллельно – в эпоху первоначального накопления капитала. Сложная, нелинейная, дискретная структура романа Пелевина становится отражением неуверенности в существовании единой, цельной истории; Пелевин словно подтверждает барочный тезис «жизнь есть сон», расширяя его: не только жизнь, но и история есть сон (и бред). Возвращением к первоистокам можно считать вышедший в 2007 году роман Эдуарда Володарского, также обратившегося к образу Василия Чапаева в романе «Страсти по Чапаю». Помимо отчетливо христианских, евангелических мотивов, в романе наличествуют лубочные элементы, элементы жития, формульные по сути. На смену дискретным снам об истории В. Пелевина приходит цельное, идеологически выверенное, непротиворечивое и относительно скандальное житие великомученика Василия Ивановича Чапаева. Подобный поворот, несомненно, является не только отражением авторских интенций, но и свидетельством происходящих в обществе перемен: обращение к легендарным событиям и персонажам истории с последующей их канонизацией и присвоением стало обычной практикой в начале XXI века. Другим инвариантом мифа о Чапаеве становится роман («поэма») «Чапаев-Чапаев» Виктора Тихомирова – ностальгическая попытка реанимации одного из главных героев советского пантеона.

Таким образом, исторический миф является симптомом для эпистемологической плоскости, где разворачивается постмодернистский дискурс. С другой стороны, это не только симптом, но и моделирующая матрица. Изучение повествовательных текстов с целью выявления типов исторического мифа и способов его интеграции в повествование есть не столько аналитический подход к отдельным симптомным, знаковым местам культуры, сколько попытка проследить, как исторический миф начинает моделировать способ повествования. История как «рассказ» моделируется в художественном тексте с помощью исторического мифа.

Основные положения диссертации содержатся в следующих авторских публикациях:

В изданиях, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ:

  1. Демин В.И. ««Нежеланные пассажиры» Т. Финдли как вариант библейского мифа» // Вестник МГПУ. №1 (6), 2011. С. 125-132.
  2. Демин В.И. «Миф о Чапаеве в романе Виктор Пелевина «Чапаев и Пустота» // // Проблемы истории, филологии и культуры / Journal of Historical, Philological and Cultural Studies: Москва – Магнитогорск - Новосибирск, №4 (30), 2010. С. 136-143

Другие публикации:

  1. Демин В.И. «Исторический миф в романе В. Пелевина «Чапаев и Пустота»» // Литература ХХ века: итоги и перспективы изучения. Материалы Седьмых Андреевских чтений / Под редакцией Н.Т. Пахсарьян. – М.: Экон-Информ, 2009. С. 325-330.
  2. Демин В.И. «Роман Э. Володарского "Страсти по Чапаю" как продолжение "чапаевского эпоса"» // Актуальные проблемы литературы и культуры (Вопросы филологии. Выпуск 4.) – Ереван: «Лингва», 2011. С. 107-116.
  3. Демин В.И. Миф об истории в романе Дж. Барнса «История мира в 10 главах» (1989) // Язык и культура. Кутаиси, 2012. С. 17-20.

1 Савельева И.М., Полетаев А.В. Социальные представления о прошлом, или Знают ли американцы истрию. С. 74.

2 Hutcheon L. A poetics of postmodernism: History, theory, fiction. London: Routledge, 2004. P. 105.

3 Ibid, 110.

4 Nico S., Vial E. Les seigneurs de l’histoire. Notes sur l’uchronie. // http://www.noosfere.org/pdf/827727382.pdf

5 Эпштейн М. Информационный взрыв и травма постмодерна. // Эпштейн М. Постмодерн в России. Дитература и теория. М.: Издание Романа Элинина, 2000. С. 36.

6 Fokkema D. The Semantic and Syntactic Organization of Postmodernists Texts // Approaching Postmodernism. /Ed. by Douwe W. Fokkema, Hans Bertens. - Amsterdam; Philadelphia, 1986. P. 82. Однако надо отметить, что подобное мироощущение во многом сходно с барочным – см.: Михайлов А. В. Поэтика барокко: завершение риторической эпохи. См.: http://www.philol.msu.ru/~forlit/Pages/Biblioteka_Mikhailov_Baroque.htm

7 Маньковская Н.Б. «Париж со змеями» (Введение в эстетику постмодернизма). – М., 1994. С. 189-190.

8 Foley B. From U.S.A. to Ragtime: Notes on the Forms of Historical Consciousness in Modern Fiction / American Literature, Vol.50, No. 1 (Mar., 1978). P. 101.

9 Харт К. Постмодернизм. – М., 2006. С. 135.

10 Vautier M. Сanadian Fiction Meets History and Historiography: Jacques Poulin, Daphne Marlatt, and Wayson Choy // Colby Quarterly, Vol. 35, Iss. 1 [1999], Art.4. P. 3.

11 Hutcheon L. Canadian Postmodern // Canadian culture: an introductory reader / Ed. by Cameron E. – Toronto, 1997. P. 65.

12 Nielsen D. Timothy Findley’s Not Wanted on the Voyage: an Exemplary Ecofeminist Text. // http://www.canadianpoetry.ca/cpjrn/vol42/timothy_findley.htm

13 Цит. по: Krause D. Timothy Findley’s novels between ethics and postmodernism. Wrzburg, 2005. P. 110.

14 Горбунов А.Н. Еще раз о бунте «бессмысленном и беспощадном» («Капитанская дочка» и «Потерянный рай») // Мильтон Д. Потерянный Рай. Возвращенный рай. Другие поэтические произведения. – М., 2006. С. 651.

15 Ауэрбах Э. Мимесис. Изображение действительности в западноевропейской литературе. – М., 1976. С. 169-170.

16 Krause D. Timothy Findley’s novels between ethics and postmodernism... P.90-91.

17 Finney B. A Worm's Eye View of History: Julian Barnes' A History of the World in 10 1/2 Chapters // URL: http://www.csulb.edu/~bhfinney/barnes.html (дата доступа 06.07.2011)

18 Oates J.C. But Noah was not a nice man. http://nytimes.com/1989/10/01/books/but-noah-was-not-a-nice-man.html

19 Guignery V. The Fiiction of Julian Barnes. – NY., 2006. P. 62.

20 Martin J.E. Inventing Towards Truth: Theories of History and the Novels of Julian Barnes. – Arkansas, 2001, p. 40

21 Hutcheon L. The Politics of Postmodernism. London & New York, 1989. P. 57.

22 Hutcheon L. The Politics of Postmodernism. London & New York, 1989. P. 57.

23 См.: Одесский М. Героический миф о Чапаеве // http://moulin-rouge.telion.ru/2007/10/034 .

24 Кларк К. Советский роман…, с. 224

25 Гловиньский М. «Не пускать прошлого на самотек». «Краткий курс ВКП(б) как мифическое сказание. //Новое литературное обозрение. – 1996. – №22. С. 144.

26 Пелевин В. Чапаев и Пустота. С. 154.

27 Генис А. Поле чудес // http://pelevin.nov.ru/stati/o-gen2/1.html

28 Липовецкий М. Паралогии: Трансформации (пост)модернистского дискурса в русской культуре 1920-2000-х годов. М., НЛО, 2008 г. С. 728-729

29 Мушг А. Швейцария: время разобраться с собой // Иностранная литература. – 1998. - №9. – С. 252-253.

30 Одесский М. Героический миф о Чапаеве // http://moulin-rouge.telion.ru/2007/10/034 .



Pages:     | 1 | 2 ||
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.