авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Исторический миф и миф об истории в современном постмодернистском романе

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Демин Виктор Игоревич

ИСТОРИЧЕСКИЙ МИФ И МИФ ОБ ИСТОРИИ

В СОВРЕМЕННОМ ПОСТМОДЕРНИСТСКОМ РОМАНЕ

Специальности: 10.01.01 – русская литература

10.01.03 – литература народов стран зарубежья (европейская и американская литературы)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва — 2012

Работа выполнена на кафедре истории мировой литературы филологического факультета НОУ ВПО «Университета Российской академии образования»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Пахсарьян Наталья Тиграновна

Научный консультант: кандидат филологических наук, доцент Абилова Фируза Абуталибовна

Официальные оппоненты: Гиленсон Борис Александрович,

доктор филологических наук, профессор

(Московский городской педагогический университет, профессор кафедры зарубежной филологии)

Газизова Амина Абдуллаевна,

доктор филологических наук, профессор

(Московский педагогический государственный университет, профессор кафедры русской литературы и журналистики XX – XXI веков)

Ведущая организация: Институт научной информации

по общественным наукам (ИНИОН) РАН

Защита состоится «14» ноября 2012 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.136.01 в Московском государственном гуманитарном университете имени М.А. Шолохова по адресу: 109240, Москва, ул. Верхняя Радищевская, д. 16-18.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного гуманитарного университета имени М.А. Шолохова по адресу: 109240, Москва, ул. Верхняя Радищевская, д. 16-18.

Автореферат разослан «12» октября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент С.Ф. Барышева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена исследованию феномена исторического мифа и мифа об истории в современном постмодернистском романе.

В диссертации предпринимается попытка выявить основные особенности мифологизации истории и исторических личностей в современной постмодернистской литературе. Обращение к прошлому является достаточно распространенной практикой для нынешних романистов постмодерна, которые, взяв за основу расхожий исторический сюжет (миф), переосмысляют его, одновременно проблематизируя и вписывая в сегодняшний контекст.

Актуальность работы обусловлена несколькими причинами: потребностью современной литературной науки в появлении сравнительно-исторических исследований постмодернистской литературы, необходимостью дальнейшей теоретической разработки понятий «исторический миф», «миф об истории» и отсутствием специальных аналитических исследований, посвященных творчеству большинства из тех писателей, которые стали предметом изучения в диссертации.

Предметом настоящего исследования выступают произведения современных отечественных и зарубежных писателей-постмодернистов (В. Пелевин, Дж. Барнс, Т. Финдли и др.). Выбор именно произведений как наиболее репрезентативных для анализа обусловлен, в первую очередь, их тематикой. Отечественные авторы (В. Пелевин, В. Тихомиров, Э. Володарский), чьи произведения анализируются в диссертации, обращаются к образу В.И. Чапаева. Зарубежные писатели в качестве материала для произведений, представленных в работе, обращаются к библейскому сюжету о потопе (Дж. Барнс, Т. Финдли, Х. Лёчер и др.).



Цель работы – исследование исторического мифа и мифа об истории в современной постмодернистской литературе, выявление общих принципов мифологизации и демифологизации в литературе.

Для достижения данных целей были поставлены следующие задачи:

  1. Проанализировать динамику взаимодействия понятий «миф» и «история»;
  2. Выявить связь современного мифа с основополагающими онтологическими понятиями;
  3. Определить источники исторического мифа и мифа об истории;
  4. Проанализировать особенности бытования мифа об истории в современной литературе;
  5. Выявить особенности исторического мифа в литературе и искусстве.

Теоретико-методологическая основа исследования

Исследовательский метод в данной работе выработан с учетом новых трудов по литературной компаративистике и при использовании как литературоведческого, так и культурологического способов анализа. Список методологической и теоретической литературы достаточно разнообразен. В рамках исследования предпринята попытка уточнить определение исторического мифа, с тем, чтобы отделить его от категории мифа синкретического. В ходе написания диссертации автор обращался к работам психологов, антропологов, психоаналитиков, социологов, этнологов, исследующих особенности синкретического, первичного мифа. Среди них особо следует выделить труды Дж. Дж. Фрейзера, М. Элиаде, Э. Кассирера и др. В диссертации учтены и литературоведческие работы, посвященные проблеме мифа, в частности, М.И. Стеблина-Каменского, А.Н. Веселовского, Н. Фрая, В.Я. Проппа, А.А. Потебни, А.Ф. Лосева.

Категория исторического мифа тесно соотносится с понятием «массы», поэтому целесообразным было обращение к трудам Гюстава Лебона, Элиаса Канетти, Сержа Московичи, Хосе Ортеги-и-Гассета и еще ряда исследователей этого феномена.

Понятие мифа неразрывно связано с историей, политикой и идеологией; с памятью и категорией «массового»; поэтому оказалось необходимым использовать исследования российских и зарубежных ученых, рассматривающих эти проблемы, в частности, - Освальда Шпенглера, Ф. Лаку-Лабарта и Ж.-Л. Нанси, Б.В. Дубина, А.М. Пятигорского, П. Нора. При анализе классификации исторических источников важным подспорьем была книга современных отечественных исследователей И.М. Савельевой и А.В. Полетаева.

Вопрос соотнесения двух типов нарратива (роман и документ) является одним из центральных в эпоху постмодернизма. Это положение отражено, в частности, в работах Линды Хатчен, Элизабет Весселинг, А. Компаньона и др.

Исторический миф становится предметом активных спекуляций - художественных и псевдонаучных. Одной из таких «спекуляций» является жанр «альтернативной истории», выступающей одновременно как попытка анализа гипотетического будущего и как предостережение потомкам. Анализ этого феномена отражен в работах многих зарубежных исследователей: Й. Хельбига, Э. Весселинг, Д. Гийо, И. Шаберт, С. Нико и Э. Виаля, Ж. Буаро, П. Корбеля и др.

В главе, посвященной реальному историческому лицу как субъекту исторического мифа автор опирается на теоретические наработки Р. Рейнольдса, Д. Фингерота, У. Эко, А. Ндалианис, Д. Кон, М. Одесского, Ж. ле Гоффа, Ф.Б. Шенка и др.

При анализе использовались также работы зарубежных ученых о литературе и искусстве советской эпохи – К. Кларк, М.Дж. Франка, С. Бенедикт-Грэма, М. Гловиньского и др.

Основной критико-литературоведческий корпус текстов представлен статьями, эссе, критическими заметками, рецензиями Л. Виану, М. Мозли, Дж. К. Оутс, Б. Финни, Э.П. Эванса, П. Бирнса, М. Ризингера и др. (в разделе, посвященном роману Дж. Барнса); Д. Нильсен, А.Г. и А.Е. Бейли, Д. Краузе, Б. Эшкрофта и др. (при анализе произведения Т. Финдли); М.И. Золотоносова, И. Шайтанова, М. Свердлова, В. Шохиной, А. Белова, Е. Прониной и др. (романы В. Пелевина и Э. Володарского).

Научная новизна исследования обусловлена дифференцированным анализом понятий «исторический миф» и «миф об истории», анализом жанра, обращающегося к этим феноменам – «ухронии» (букв. «время, которого нет»), а также использованием новейших методов компаративистики для сопоставления произведений русскоязычных и зарубежных писателей с выявлением общих механизмов синтеза, становления и функционирования исторических мифов в культурном поле, в частности, в литературе.

Теоретическая значимость исследования

Материалы, выводы и основные положения диссертационной работы позволяют не только точнее определить, что собою представляют исторический миф и миф об истории, но и выявить их основные особенности, истоки формирования, поля функционирования и связь с различными культурными категориями.

Практическая ценность работы

Материалы диссертации могут оказаться полезными при исследовании современной литературы, в частности, литературы русской, английской и американской, стать основой курсов истории новейшей литературы и спецкурсов по литературе постмодернизма.

Научные положения, выносимые на защиту:

  1. Исторический миф и миф об истории становятся одними из важнейших категорий культуры XX-XXI вв. Являясь, в отличие от синкретического мифа, мифами второго порядка, они оказываются востребованными в культурном поле, в частности, литераторами и кинематографистами.
  2. Исторический миф и миф об истории неразрывно связаны с такими онтологическими и социокультурными понятиями, как история, реальность, идеология, масса, память.
  3. В эпоху краха «больших нарративов» история, как и представления о ней, становятся релятивными, сомнение в объективности истории вызывает многочисленные попытки ее пересмотра и переписывания. Одним из объектов подобного переписывания становятся наиболее распространенные исторические мифы и мифы об отдельных исторических личностях.
  4. Одной из важных примет современной культуры является ее «катастрофичность», «апокалиптичность», вызванные экзистенциальной тревогой, страхом конца света, связанным, в частности, с технологическим скачком и информационным бумом. Этот страх отражается и в современных романах – обращаясь к истории, писатели демифологизируют ее, разрушают властный статус (не в последнюю очередь языковыми средствами и при помощи иронии, пастиша и пародии), показывая весь ее абсурд и жестокость, закладывая одновременно основы новой исторической ремифологизации.
  5. Библия издавна была и до сих пор остается источником вдохновения для многих писателей, в том числе – в период постмодернизма. Сюжет о Потопе - один из наиболее востребованных у зарубежных писателей ХХ века (Дж. Барнс, Х. Лёчер, Д. Мэйн, Т.Финдли, К. Абэ, П. Нильссон и др.). Актуализируя потенцию к «катастрофизму», помещая действие своих произведений в библейский хронотоп, писатели рассуждают об абсурдности и жестокости истории.
  6. В русской постмодернистской литературе исторический нарратив также становится объектом демифологизации посредством привычного постмодернистского инструментария – иронии, пастиша, пародии. Исторический миф о Чапаеве оказывается востребованным в различные эпохи русской истории, актуализируя миф о нем, современные русские писатели (Аксенов, Лёвкин, Пелевин, Тихомиров) одновременно развенчивают его и размышляют о ходе движения русской истории, которая также представляется им катастрофичной.

Апробация результатов диссертации.

Материалы и теоретические выводы диссертации использовались в ряде докладов и выступлений на научных конференциях в УРАО: на научных конференциях «Седьмые Андреевские чтения», «Восьмые Андреевские чтения». Тезисы докладов опубликованы в сборниках «Вестник МГПУ», «Проблемы истории, филологии и культуры», «Литература ХХ века: итоги и перспективы изучения. Материалы Седьмых Андреевских чтений», «Актуальные проблемы литературы и культуры», «Язык и культура».

Структура и композиция работы определяется целями и задачами научного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. Список литературы включает 219 единиц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении дается теоретическое и методологическое обоснование работы, актуальность исследования, определяются цели, задачи и новизна, степень разработанности темы, теоретическая и практическая значимость, формируются научные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Миф и история: динамика взаимодействия» делается попытка дать определение понятию «исторический миф». В первом параграфе показано, что, являясь мифом второго порядка, исторический миф, в отличие от мифа первичного, синкретического, он не «переживается». Исторический миф ближе к таким категориям, как слухи, домыслы, спекуляции. Рождаясь на основе конкретного исторического факта (будь то событие или жизнь какой-либо исторической личности), исторический миф представляет собой знаковый конструкт, со сформировавшейся структурой и границами (параграф второй). Пространства между узловыми точками мифа представляют собой лакуны, требующие заполнения. Подобные лакуны позволяют историческому мифу с легкостью адаптироваться не только в народной культуре (анекдоты, были, сказания), но и адаптироваться авторами в поле культуры. Взяв за основу определенный исторический сюжет (миф), общеизвестный, а потому часто наиболее опустошенный в семантическом плане, автор «реанимирует» его, включая в иные семантические поля.





В третьем и четвертом параграфах обосновывается положение о том, что категория «исторического мифа» тесно связана с такими важными для культуры и истории понятиями, как «политика», «память», «легитимизация», «идеология». Историческое прошлое является не только объектом исследования, пристального изучения ученых, но и способом внедрения определенных идеологий, которые, несомненно, напрямую связаны с политической деятельностью. Реставрация прошлого с последующей его легитимизацией – практика, частая для исторической науки. Исторический миф тесно связан с таким понятием, как «масса»: в ХХ веке резко возросло не только число живущих на планете людей, но и возрос объем информации, формирующей представление о мире (параграф пятый). Исторический миф тесно связан с информационным пространством, количеством источников, документов, фактов. Российские историки И.М. Савельева и А.В. Полетаев приводят следующую классификацию источников, «на основании которых приобретаются массовые знания о прошлом»1: образование, медиа-источники, «жизненный мир» - информация, которую индивид получает в результате личных впечатлений. Все эти источники в той или иной степени являются источниками не только исторического знания, но и «подпитывают» исторические мифы (параграф шестой). В седьмом параграфе рассматривается вопрос соотнесения правды и вымысла и их репрезентации в двух типах нарратива (роман и документ), являющийся одним из центральных для теоретиков постмодернизма. Канадский литературовед Линда Хатчен отмечает, что в XIX веке «литература и история были ветвями одного древа, древа учености, пытающегося найти [способ] интерпретирования общества с целью просвещения и развития человека»2. История становится объектом пристального внимания писателей, раскрывающих не только ее ход, но и показывающих, что, по сути, никакого линеарного движения вперед попросту не существует. Кроме того, постмодернистская ирония, пародия, пастиш – инструменты, которые часто используют писатели-постмодернисты – становятся эффективным средством от «застаивания»: «Постмодернистская литература, предполагающая пере-писывание и репрезентацию прошлого, как в художественных, так и в исторических произведениях, в обоих случаях открывает его настоящему, предохраняя от окончательности и телеологичности»3. Своеобразным средством предотвращения этого «застаивания» является также и жанр «альтернативной истории» («ухронии») – этому посвящен восьмой параграф. Описывая события, гипотетически возможные после некоей точки бифуркации, произведения этого жанра вместе с тем являются носителями морально-нравственных императивов: это не просто попытка посмотреть, что случилось бы, выбери история иное русло, но попытка заставить «читателя поразмышлять над Историей […] с помощью вымысла окинуть критическим взглядом настоящее» и понять, что мы, возможно, «живем сегодня в лучшем из возможных миров»4. Впрочем, источником исторического мифа может стать не только событие, но и историческая личность. Примеров тому множество, в частности, французский историк Жак ле Гофф пишет об этапах мифологизации Карла Великого и Родриго Диаса де Вивара (Сида), а немецкий историк Фритьоф Беньямин Шенк посвятил свою книгу истории бытования образа Александра Невского в русской культуре (девятый параграф).

Во второй главе «Миф об истории: попытки художественной интерпретации сюжета о потопе сквозь призму современности» рассматриваются современные варианты библейского сюжета. Первый параграф второй главы посвящен вопросу обращения писателей к библейскому первоисточнику. Библейские сюжеты издавна становились объектом внимания и многочисленных интерпретаций художников и писателей. Амбивалентность подобных сюжетов позволяет воспринимать библейские тексты как факты, с одной стороны, и как отвлеченные притчи с общечеловеческим пафосом – с другой. В связи с обращением современных писателей к мифу о потопе нельзя не отметить и характерную черту постмодерна – внимание к катастрофическому, апокалипсису, концу света. Составляются обширные каталоги и списки, где представлены многочисленные апокалиптические и постапокалиптические романы. Предощущение конца связано с прогрессом, увеличением скоростей, разрывом между человеком и человечеством (Эпштейн5), с другой стороны, его источником оказывается как осознание того, что человек перестает быть центром вселенной (Фоккема6), так и страхи, сопряженные с возникновением и широким распространением новых болезней (Маньковская7) – т.е., в конечном счете, с очередным осознанием хрупкости человеческой жизни. Вместе с тем современным романам свойственно не только тематическое обращение к катастрофизму. Американская исследовательница Барбара Фоли, характеризуя «распад» традиционного исторического романного нарратива, называет появляющиеся произведения, в которых смещена точка зрения, «апокалиптическими» (повествование ведется от первого лица представителей миноритарных, забытых историей групп). Писатели этого направления «подчиняют «факт» мифическому или очень личному взгляду на историю»8, подчеркивает исследовательница. Отметим, что, апокалипсис в ряде случаев рассматривается именно как синоним катастрофы; библейские коннотации остаются за скобками. Многие современные писатели, обращаясь к ситуации катастрофы, помещают своих героев в библейские «декорации». Это неслучайно. С одной стороны, Библия – это канон, книга книг, служащая «моделью для определения» и бросающая вызов «постмодернистским способам существования»9. С другой стороны, постмодернистское видение истории как череды абсурдных катастроф, наблюдаемой глазами конкретного человека, идеально встраивается в библейскую «матрицу» библейских сюжетов (и, в частности, сюжета о потопе), чья неполнота и универсальность, обобщенность ситуаций и типов, подобно неполноте и универсальности мифа, привлекает к себе внимание интерпретаторов.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.