авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Концепция историзма в филологическом наследии ф.и. буслаева

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Злобина Надежда Федоровна

Концепция историзма

в филологическом наследии

Ф.И. Буслаева

10.01.08 – теория литературы, текстология

Автореферат диссертации

на соискание учёной степени

доктора филологических наук

Москва - 2010

Работа выполнена

на кафедре теории литературы и литературной критики

ГОУ ВПО

«Литературный институт им. А.М. Горького»

Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор

Гусев Владимир Иванович

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Коваленко Александр Георгиевич

доктор филологических наук, профессор

Воропаев Владимир Алексеевич

доктор филологических наук, доцент

Васильев Сергей Анатольевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Сургутский государственный педагогический университет»

Защита состоится « » 2010 года в часов на заседании диссертационного совета Д 212.109.01 в Литературном институте им. А.М. Горького по адресу:123104, Москва, Тверской бульвар, 25, ауд. 23.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Литературного института им. А.М. Горького.

Автореферат разослан « » 2010 года.

Учёный секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, профессор Стояновский М.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Современную филологическую науку М.Л. Гаспаров называет «нарциссической филологией». В.П. Аникин отмечает догматизм, бесплодность и малопродуктивность заимствования понятий и метода «из лингвистики в ее структуралистском варианте»1. Ю.И. Минералов называет введение «нефилологических методик в область литературоведения» своеобразной «агрессией»2. В искусствоведении также утвердилось мнение, что историко-генетический, сравнительно-исторический, формально-стилистический методы являясь универсальными, не могут быть «не подменены и не заменены новейшими методами, такими как иконография, иконология, структурализм и другие»3. Ведущие специалисты указывают тем самым, что многие исследователи XX столетия, обратившись к научному аппарату смежных наук, интенсивно используют терминологическую базу западноевропейского или американского происхождения, мало знают или вовсе пренебрегают научными филологическими и культурологическими открытиями отечественной науки. В то время как продуктивность и основательность русской филологической науки безоговорочно признавалась и признается тем же западом4, а несостоятельность использования методологии естественных наук в гуманитарной области знаний философски обосновывалась еще в начале XX в.5 «Болезненность», может быть, даже «кризисность» состояния современного научного филологического знания требуют вглядеться в отечественное историко-культурное, теоретико-методологическое наследие, чтобы, с одной стороны, определиться с подлинными причинами «болезненных состояний», а с другой, — опереться на то, что жизнестроительно.



Труды Ф.И. Буслаева «определили собой в основном направление последующей литературоведческой работы» и отличались постановкой «вопросов широкого обобщающего и общетеоретического характера»6. П.Н. Сакулин писал: «Буслаев – целая методологическая школа. Дух его научного творчества нисколько не устарел»7. Важнейшей категорией исторической концепции Ф.И. Буслаева является понятие духовности, на необходимость «новой теоретической разработки» которой и установление «ее соотношения с основными искусствоведческими и литературоведческими категориями»8 настаивает В.И. Гусев. Ю.И. Минералов прямо указывает, что его книга «Теория художественной словесности» «в своем историко-литературном аспекте преломляет буслаевский и потебнианский подходы на современном уровне»9. Cовременные ученые, цитируя Ф.И.Буслаева, тем самым указывают на необходимость всестороннего постижения его наследия, – с другой стороны, эти обращения к имени и научным позициям Ф.И. Буслаева, доказывают важность его открытий для мировой науки.

Широта научных интересов академика, утверждение им сравнительно-исторического метода, важность его методологии, величина личности Ф.И. Буслаева и научный вес его творчества были определены уже наукой XIX в. учеными разных направлений и подтверждены в XX в.

Высокое «руководящее значение» и мировое значение самостоятельных разработок Ф.И. Буслаева для русской науки трудов Ф.И. Буслаева было того же порядка, как «произведения Лессинга в Германии и Тэна во Франции»10. Справедливо мнение Л.П. Бельского, что творчество Ф.И. Буслаева так значительно для становления и развития отечественной и мировой науки, что «для оценки его многочисленных трудов потребуются тома»11.

Актуальность теоретико-методологических проблем научного творчества Ф.И. Буслаева и их практическую значимость для воспитания и образования во всякое время и в любом обществе подчеркивали многие исследователи. Э. Л. Афанасьев обращает внимание, что ответы Ф.И. Буслаева будут всегда интересовать науку, так как «самые вопросы выбраны из тех, которым дано еще долго, – а может быть и всегда – сопутствовать течению национальной жизни и развитию человеческой культуры»12.

При полном признании заслуг Ф.И. Буслаева мы наблюдаем не просто широкое разнообразие точек зрения относительно наследия ученого, но острую дискуссионность, непримиримость подходов, контрастность и противоречивость оценок. Исследователи стремились выяснить наличие или отсутствие эволюции во взглядах Ф.И. Буслаева; противоречивость или цельность его общей концепции; последовательность или одновременность разных аспектов деятельности ученого; зависимость от школы Я. Гримма или независимость общих и конкретных позиций исследователя. В итоге разногласия выливаются в прямо противоположные заключения: Ф.И. Буслаев только мифолог (А.Н. Пыпин) или вовсе не мифолог (А.И. Соболевский, В.И. Чичеров, Е.И. Семенов, Ю.И. Минералов); ученый, следующий за чужими открытиями (М.М. Плисецкий, С.В. Смирнов) или новатор, инициирующий развитие разных направлений науки (А.Н. Веселовский, А.И. Кирпичников, Е.И. Семенов, А.И. Баландин, С.Н. Азбелев, В.П. Аникин, Ф.М. Селиванов, А.Л. Топорков, Ю.И. Минералов).

Фольклористы (М.К. Азадовский, Ф.М. Селиванов, С.В. Смирнов, и др.) по вопросу об отношении к школе немецких романтиков весьма единодушно считают Ф.И. Буслаева принадлежащим к школе немецких романтиков. Искусствоведы (М. В. Алпатов и др.), историки (Б. Ф. Егоров) и литературоведы (Е.И. Семенов, Ю.И. Минералов) считают, что Ф.И. Буслаев никогда не принадлежал к школе романтиков ни немецких, ни русских.

Дискуссионность многих положений науки о наследии Ф.И. Буслаева заставляет подробно обратиться к его содержательной стороне и убеждает нас в необходимости целостного исследования феномена Ф.И. Буслаева, не по отдельным областям, но в целом их комплексе.

Причины, прежде тормозившие полноценное изучение наследия ученых-филологов XIX в., исчезли. Это создало возможности более пристального и конкретного анализа, внесения в сферу научного рассмотрения фактов, ранее остававшихся либо на периферии этой сферы либо вне нее из-за идеологических барьеров. Осмыслению прежних концепций в контексте своего исторического времени, выяснению причин постановки проблем и особенностей приемов их решения была посвящена серьезная историографическая работа Л.А. Топоркова13. Однако, она исследовала только одну проблему: теорию мифа в русской филологической науке XIX в. и в частности только этот элемент в работах Ф.И. Буслаева.

Главенствующее же место в творчестве Ф.И. Буслаева занимает феномен и концепция историзма, более того, именно историзм в его научном мировоззрении является стержнем, осью, основанием. С.Н. Азбелев считал взгляды Ф.И. Буслаева «пророческими, хотя до сих пор не вполне реализованными»14. Именно в этой области как нигде обнаруживается насущная необходимость снять штампы предшествующего периода освоения его концепции историзма, исторической методологии, выяснить актуальные, но нереализованные идеи, подходы и методы, которые могут дать значительный творческий импульс современным исследованиям.

Глобальность этой проблемы и непреходящая ее актуальность объясняется тем, что она связана с основными онтологическими и гносеологическими вопросами и в философских концепциях материализма и идеализма трактуется принципиально по-разному. Историзм как важнейшая философская и теоретико-методологическая проблема постоянно волновала мировую науку. Можно сказать, что под знаком разрешения этой проблемы развивалось и филологическое знание последних столетий. Об этом говорят дискуссии середины XIX в., 20-х – 30-х гг. и 60-х XX в. Дискуссии же 80-х годов XX в. отечественной и зарубежной филологии на эту тему прямо указывают на незавершенность обсуждения проблемы историзма и апеллируют к истории науки.

Актуальность изучения проблемы историзма определяется также тем, что с ней связаны важнейшие теоретические установки и исследовательские приемы, выработанные при ее решении и используемые с известными уточнениями и изменениями современной фольклористикой и литературоведением, а также вопросы национального самосознания.

Собственно проблеме историзма посвящен ряд работ, как фольклористических, так и литературоведческих и искусствоведческих, где анализируются современные задачи и с различной степенью глубины и охвата материала представлено историографическое наследие, в том числе – Ф.И. Буслаева. Науке первой половины XX столетия при освоении взглядов Ф.И. Буслаева относительно проблемы историзма пришлось придерживаться штампов, опиравшихся на мнение позитивистов XIX в.

С другой стороны, шел поиск адекватного подхода к освоению научного наследия Ф.И. Буслаева. Во второй половине XX в. В.И. Чичеровым, Ф.М. Селивановым, Е.И. Семеновым, В.П. Аникиным, С.Н. Азбелевым, А.И. Баландиным, Ю.И. Минераловым, А.Л. Топорковым и др. внесены существенные коррективы в схемы прямолинейного движения дореволюционной науки, что подготовило изменение взгляда и на творчество Ф.И. Буслаева.

История оценок дискуссии Ф.И.Буслаева с современниками прошла путь непростых исканий и связана с постепенным освобождением суждений от предвзятой критики. Односторонность трактовок, полемическая острота формулировок сменилась на указание не только различий, но и сходств взглядов Ф.И. Буслаева славянофилов, западников, революционеров-демократов (М.К. Азадовский, Л.И. Кызласова, А.И. Баландин),

Утверждение порочности теоретических взглядов Ф.И. Буслаева сменилось признанием их научной основательности, «практические» подходы революционеров-демократов и славянофилов стали оцениваться как демагогические. Категоричное утверждение статичности и антиисторичности концепции Ф.И. Буслаева сменилось указанием на её динамизм (Ф.М. Селиванов, В.П. Аникин, А.И. Баландин, А.Л. Топорков, С.Н. Азбелев и др.).

Историографический обзор трудов, посвященных анализу феномена Ф.И. Буслаева и его творческого наследия, дает основания для вывода о том, что они не – создают полного целостного представления о сущности концепции историзма Ф.И. Буслаева, глобальности замысла ученого, его уникальной реализации в научном наследии исследователя. Единодушное признание мирового уровня наследия Ф.И. Буслаева, актуальности подходов и выводов, с одной стороны, с другой, – дискуссионность оценок относительно конкретных и общих положений взглядов Ф.И. Буслаева, говорит о насущной необходимости подробно и всесторонне рассмотреть его историческую концепцию в целом. Более того, осмысление этой проблемы во всей её полноте в литературоведении до сих пор не предпринималось. Между тем её решение представляется актуальным по целому ряду обстоятельств:

  1. Выявление сущностных качеств системы представлений академика Ф.И. Буслаева как организующей все многообразие накопленного к XIX в.





    гуманитарных знаний, формирующей все векторы исследований самого ученого, центральных направлений филологического знания его современности, последующих ведущих течений в литературоведении, искусствознании, фольклористике, лингвистике, позволяет уточнить и конкретизировать истоки и особенности русского научного филологического процесса середины XIX в.

  2. Постижение открытий Ф.И. Буслаева в исследовании круга вопросов, связанных с проблемой историзма в их социально-нравственном и духовно-нравственном плане дает возможность указать на некоторые важные закономерности в развитии не только литературоведения, фольклористики, искусствознания, лингвистики, но и обратить внимание на тенденции в развитии методологии указанных наук, того широкого пласта сравнительно-исторических методик, который нуждается не только в самостоятельном, но и контекстном осмыслении.
  3. Побудительной причиной «пойти вглубь», к самому началу отечественной филологической науки – стало понимание «схожести» проблем, к которым исследования XX в. возвращены и не решать которые мы права не имеем. При этом научная методология Буслаева, нравственные основы которой забыты его современниками и последователями, дает не только филологически глубокие, но и философски доказательные и нравственно безупречные ответы на многочисленные вопросы, поставленные перед нами сегодня. Исследование концепции историзма Ф.И. Буслаева может быть значительно углублено благодаря изучению особенностей философского осмысления претворения им святоотеческого учения в его научной системе.
  4. Задача целостного изучения феномена научного наследия Ф.И. Буслаева предполагает не столько учёт и характеристику всех его эмпирических проявлений, сколько выявление и анализ закономерностей его концепции историзма. Эту задачу плодотворнее осуществить, сосредоточив внимание на хотя и относительно локальном, но принципиально важном материале. Именно поэтому в центре нашего внимания оказалось его филологическое творчество. Речь идёт о литературоведческом, фольклористическом и отчасти искусствоведческом аспектах деятельности ученого. При всем различии указанных специальностей ученый смог научно глубоко, методологически выверено, выразительно представить в своем наследии и запечатлеть тенденции культурной эпохи в целом.
  5. Принципиальное своеобразие концептуального взгляда исследователя обнаруживается при рассмотрении его наследия с точки зрения тех позиций, с которых изучал многообразные явления русской культуры сам Ф.И. Буслаев. Эта позиция связана с христианской духовностью, которая определила особенности концепции историзма ученого и повлияла на выбор и характер сравнительно-исторического метода в трех его аспектах, а также на комплексный междисциплинарный подход.

Объектом диссертационного исследования стало научное наследие Ф.И. Буслаева, в частности его филологическое наследие: во-первых, опубликованные работы ученого как в отдельных монографиях, сборниках, так и журналах, газетах и отдельных оттисках. Во-вторых, неопубликованные материалы 45-ти фондов 8-ми российских архивов, а также эпистолярное наследие ученого общим числом 987 номеров. В-третьих, работы его современников и ученых XX-XXI вв. разного профиля, развивающих или опровергающих выводы исследователя; философская и христианская аскетическая литература.

Предметом является концепция историзма Ф.И. Буслаева в его филологическом наследии как отражение целостности его мировоззренческих позиций, представленной на теоретико-методологическом уровне. Основное внимание в настоящей работе уделяется характеристике и анализу научных методов, идей, основополагающих принципов и содержания исторической концепции Ф.И. Буслаева.

Цель работы: определение содержания, форм и научных способов проявления феномена историзма (система, процесс, переход) в концепции Ф.И. Буслаева. Цель работы может быть достигнута благодаря подробному анализу концепции историзма словесно-художественного творчества в научном наследии Ф.И. Буслаева и требует решения следующих задач:

  • выявить черты самобытности мировоззренческих основ феномена историзма, проследить их конкретное отражение в содержательной ткани литературоведческой и фольклористической проблематике ученого;
  • определить роль и место исторических взглядов Ф.И. Буслаева в системе воззрений культурно-научного сообщества XIX века, в том числе западников, славянофилов, революционеров-демократов, западноевропейской философии и святоотеческого учения в связи с этим подробно рассмотреть дискуссии, в которых участвовал Ф.И. Буслаев;
  • указать конкретные элементы влияния святоотеческого взгляда в общей методологии Ф.И. Буслаева;
  • уточнить систему ключевых дефиниций понятийного аппарата как отражающих основные элементы исторической концепции Ф.И. Буслаева;
  • определить роль и значение сравнительно-исторического и историко-функционального методов, сравнительно-исторических методик в выяснении генезиса, типологии, заимствований, миграций, элементов национальной истории;
  • рассмотреть взгляды ученого на уровне комплексного подхода и исторических комплексов образов;
  • определить характер взаимодействия литературоведческих, искусствоведческих, фольклористических взглядов ученого;
  • раскрыть главенствующие компоненты концепции историзма в феномене литературного стиля и исторической поэтики Буслаева;
  • определить значение и роль Ф.И. Буслаева в формировании исторической поэтики;
  • указать на общие черты влияния концепции историзма и современного звучания методологии и теории в научном творчестве отдельных ученых без специального дополнительного анализа этих взаимодействий.

Методологические основания и теоретические источники диссертации. Исследование включает использование сравнительно-исторического, историко-культурного, историко-литературного, сравнительно-типологического, историко-функционального и биографического методов. Теоретическими и методологическими основами настоящего исследования стали разработки в области исторической поэтики, типологии культур, комплексного подхода и сравнительно-исторического метода, теории словесности и стилей. Существенную методологическую значимость для настоящей работы имели труды А.Ф. Лосева, В.М. Жирмунского, М.В. Алпатова, В.П. Аникина, Ф.М. Селиванова, С.Н. Азбелева, Е.И. Семенова, Л.И. Емельянова, Э.Л. Афанасьева, В.И. Гусева, А.М. Камчатнова, Л.М. Крупчанова, Ю.И. Минералова, Т.В. Зуевой, В.Ю. Троицкого, А.Н. Ужанкова, а также философские сочинения В.В. Зеньковского, Л.П. Карсавина, Г.В. Флоровского, П.А. Флоренского, И.А. Ильина, святоотеческие труды.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.