авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Роль онейросферы в художественной системе м.а. булгакова

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ЗИМНЯКОВа Валентина Владимировна

роль онейросферы в художественной системЕ

м.а. бУЛГАКОВА

Специальность 10.01.01 – русская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Иваново – 2007

Работа выполнена в Ивановском государственном университете

Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент

Холодова Зинаида Яковлевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, доцент

Капустин Николай Венальевич

кандидат филологических наук

Майорова Татьяна Алексеевна

Ведущая организация Калужский государственный педагогический

университет им. К.Э. Циолковского

Защита состоится 24 мая 2007 г. в 13-00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.062.04 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Ермака, 39, ауд. 459.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ивановского государственного университета.

Автореферат разослан ___ апреля 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Тюленева Е.М

Общая характеристика работы

О творчестве М.А. Булгакова написано множество работ как отечественными, так и зарубежными литературоведами. Существует много подходов к анализу художественного мира писателя в целом или отдельных его аспектов, связано это с такими особенностями булгаковской поэтики, как многоплановость принципов организации текста, предполагающая сосуществование разных уровней прочтения и интерпретации, ассоциативность художественного мировосприятия автора, богатство литературных реминисценций и аллюзий, сплав реалистического и фантастического элементов, нравственно-философская проблематика. Число работ, посвященных исследованию проблем художественного мира писателя (жанровой природы, особенностей композиции и сюжета, специфики повествования, мотивики, героям, образу автора и т.д.), велико. Также пристальному изучению подлежат такие важные составляющие, как фантастика, ирония, диалогичность, интертекстуальность и др. Появление работ, в которых внимание направлено на изучение онирических элементов и особенностей их функционирования в художественном мире М.А. Булгакова, отражает тенденцию, наметившуюся в последнее десятилетие, к изучению онтологически неустойчивых сфер и их роли в произведении. Однако проблемы соотношения сновидений и соприродных им явлений с условно-реальной действительностью в текстах писателя затронуты мало, и исследования, посвященные им, не носят обобщающего характера. Также не попадают в фокус пристального внимания вопросы соотнесенности и функционирования онирических элементов с жанровой природой произведений.

Исследование специфики сновидений с позиции их функционирования в произведениях разных родов и жанров в творчестве М.А. Булгакова является актуальным и позволит проследить эволюцию взглядов писателя на роль онирического начала в художественном тексте и обозначить пути анализа онейросферы. Изучение сновидений не только на уровне мотивной структуры (хотя она, без сомнения, является важной составляющей анализа произведения вообще, поскольку мотивы «репрезентируют смыслы и связывают тексты в единое смысловое пространство»1»), но и на уровне образной и жанровой специфики текста позволяет выявить устойчивые, характерные признаки онейросферы и авторской философии сна, что является одной из составляющих художественной картины мира писателя, так как сон – явление онтологическое.



Объектом исследования является творчество М.А. Булгаков 1920-х – 1930-х годов. Предметом исследования стала онейросфера (сновидения и близкие им пограничные состояния психики: бред, галлюцинации, видения и т.п.) с точки зрения ее функционирования в поэтике писателя.

Выявление соотнесенности онейросферы и художественного целого в произведениях разных жанров, ее роли в творческом сознании писателя составляют цель данного исследования, что предполагает решение следующих задач:

– провести системный анализ снов и близких им онирических элементов в хронологическом и типологическом аспектах;

– осмыслить рецепции сна в творческом сознании писателя;

– соотнести функционирование сновидений с жанровой спецификой произведений;

- выявить роль онейросферы в организации художественного мира М.А. Булгакова.

Материалом для исследования являются рассказы «Записки на манжетах», «Необыкновенные приключения доктора», «Красная корона», «Китайская история», отдельные фельетоны писателя, цикл рассказов «Записки юного врача»), повести «Морфий», «Дьяволиада», «Тайному Другу», романы «Белая гвардия», «Театральный роман», «Мастер и Маргарита», пьесы «Дни Турбиных», «Бег», «Адам и Ева», «Блаженство».

Методология исследования предполагает интегрирующий анализ, учитывающий историко-литературный, структурный, типологический, интертекстуальный аспекты изучения художественного текста, а также имманентный анализ произведений.

Методологическую и теоретическую основу диссертации составили труды по истории и теории литературы ведущих представителей отечественной и зарубежной гуманитарной науки. Нами учитывались научные труды М.М. Бахтина, Б.О. Кормана, Ю.М. Лотмана, Б.А. Успенского, В.Н. Топорова, В.П. Скобелева, Н.Д. Тамарченко, Н.А. Нечаенко, А.К. Жолковского, В.В. Кожинова, В.В. Хализева, Е. Фарыно, Н.А. Нагорной, а также работы булгаковедов М.О. Чудаковой, Л.М. Яновской, В.И. Немцева, В.В. Гудковой, Е.А. Яблокова, В.В. Химич, А.А. Нинова, Дж. Спендель де Варда, О.В. Федуниной и др.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые предлагается комплексный анализ онейросферы М.А. Булгакова и особенностей ее эволюции на уровне жанровой системы писателя.

Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в том, что её основные положения, конкретные наблюдения и обобщающие выводы могут быть использованы в последующих научных разработках, исследующих творчество М.А. Булгакова, а также онейросферу и поэтику сновидений ХХ века. Результаты работы могут найти применение при чтении лекционных курсов по истории русской литературы XX века и спецкурсов, использованы на практических занятиях, при составлении учебных пособий как в вузовской, так и в школьной системе преподавания.

Концепция работы и её основные положения неоднократно становились темой публичных выступлений на международных (Русская литература XX века. Типологические аспекты изучения, Москва, 2005; Художественный текст и культура-VI, Владимир, 2005) и межвузовских конференциях («Молодая наука в классическом университете», Иваново, 2003, 2004, 2005, 2006; «Куприяновские чтения», Иваново, 2005). Отдельные аспекты исследования обсуждались на кафедре теории литературы и русской литературы XX века ИвГУ. Содержание работы отражено в девяти публикациях.

Структура работы определяется целью и задачами, поставлен­ными в ней. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованной литературы, включающего 299 наименований.

Основное содержание работы

Во введении рассматривается история вопроса, обосновываются актуальность и новизна подхода, определяются цель, задачи и методологические принципы исследования, формулируется основная гипотеза работы.

В первой главе «Прием сна в рассказах и повестях М.А. Булгакова 1920-х годов» выявлены основные устойчивые способы использования приема сновидения в рассказах и повестях Михаила Булгакова 1920-х годов. Анализ фельетонного наследия писателя позволил обозначить те особенности подачи и функционирования снов, которые воспринимались писателем как «классические», присущие «сну» как приему.

Глава состоит из трех параграфов, в которых исследуется онейросфера в «малой прозе» и повестях писателя. Проанализированы ситуации сна, виды, формы подачи сновидений, характерные для ранних рассказов Булгакова, так как они содержат в себе зародыш тех коллизий, которые будут развиты писателем позднее.

Структура данной главы обусловлена следующими положениями:

в «малой прозе» писателя начала 1920-х годов преобладает автобиографическое начало, при этом стиль изложения приближается к поэтике черновика и / или фрагмента, что позволяет зафиксировать восприятие мира в динамике;

в раннем творчестве писатель использует разные варианты функционирования приема сна;

коллизия яви – сна выражается на уровне мотивов, сюжета и стиля повествования;

введение сновидений и близких им состояний позволяет писателю драматизировать ситуацию и «расшатать» характерную для рассказов одноплановость повествования.

В § 1 «Раннее творчество М.Булгакова как реализации коллизии явь-сон» рассматривается коллизия яви и сна в «Необыкновенных приключениях доктора», «Записках на манжетах», «Красной короне», «Китайской истории», очерке «Киев-город». Подчеркнуто интимный, исповедальный тон «Необыкновенных приключений доктора» и «Записок на манжетах», их дневниковый характер позволяет Булгакову выйти на уровень субъектного восприятия действительности, продемонстрировать механизмы работы подсознания, в том числе и в сновидениях рассказчика (форма повествования от первого лица – способ «впустить» читателя в сокровенные и тайные уголки сознания и восприятия действительности). Уверения, что все происходящее – сон, – не только прием формирования нестабильного пространственно-временного континуума, но и демонстрация компенсаторной работы психики человека во время стресса и психоза.

В «Записках на манжетах» литературная направленность рассказчика открыто декларируется и подчеркивается во всех ситуациях работы сумеречного, затуманенного полу-сознания как момент рефлексии или толчок к созданию образов. В состоянии тифозного бреда (специфика этого состояния неоднократно описывается Булгаковым, что имеет биографическую подоплеку) возникает образ желанных лесов и «своих» гор и стремление к тишине и покою.

Рассказы «Красная корона» и «Китайская история» представляют собой разные вариации одной темы: человек и гражданская война. В рассказе «Красная корона» представлена своеобразная «ситуация-fixe»: показано проигрывание одного и того же момента в сознании героя. Постоянное возвращение к двум ключевым моментам реализуется в разных пластах психической деятельности: образ рабочего, повешенного на фонаре в Бердянске, – на уровне осознаваемого воспоминания и всадник в красной короне – на уровне подсознания, так как видение это неподконтрольно рассудку. Мотив невмешательства как момента слабости (= трусости) и стремление изменить или хотя бы попытаться исправить то, что уже случилось, станет в дальнейшем одним из главных в творчестве писателя.

Видение всадника и сон о гостиной – два терзающих душу начала, герой оказывается во внутренней ситуации «безвременья», практически замыкаясь в своем воспоминании, воспринимая порождения работы бессознательного как материализацию совести. Онейросфера является здесь смыслопорождающим началом.

В «Китайской истории» события гражданской войны показаны с «обратного хода»: если в «Красной короне» сильная лирическо-исповедальная линия, то в «Китайской истории» ведущим в изображении действия является прием «остранения». Действия ходи организует воспоминание о доме. От ощущения неустроенности в мире – стремление вернуться назад во времени и пространстве (неслучаен образ часов), галлюцинации, вызванные опиумом, где время можно повернуть и направо, и налево, фантастическая карьера пулеметчика-виртуоза, жаркое небо перед последним боем, видение желаемого. Перед мысленным взором ходи на протяжении всего рассказа – картинка-воспоминание-мечта. Солнце, дорога, гаолян, два дуба, тепло земли и мать, несущая два ведра студеной воды, – составляющие воспоминания-грезы, стремления вернуться в детство, ощутить себя единым с окружающим миром. Мечта, которая не может быть осуществлена не только из-за огромных пространств, но и из-за однонаправленности времени, реализуется в сознании ходи в момент смерти. Внутренний ход повествования замыкается. Мир вокруг ходи показан сквозь призму его представлений о желаемом. В рассказе действие происходит на уровне сложного взаимодействие сна - яви (действительность – грезы – их преломление в яви – обретение желаемого в момент перехода в иное состояние). Заявленное автором название одной из картин «Снов нет – есть действительность» подвергается переосмыслению, потому что реальность мало чем отличается от ирреальной наркотической грезы: то же возвышение ходи, как и в опиумном сне, добрая и всесильная Красная Армия, где китаец – виртуозный пулеметчик. Мысль о том, что весь мир знает о ходе-богатыре, реализуется в неясных слухах, а потом и в легендах о прирожденной «чудесной прицельной панораме» в глазах ходи, и в присланной бумаге с приказом откомандировать ходю в интернациональный полк. Так в преломлении яви реализуются грезы ходи. Необычная история китайца – аллегорическое воспроизведение человека, стремящегося к стабильности, которому чужд ход истории и которого эта история походя «сломала».





В очерке «Киев-город» Булгаков указывает на связь сна и слухов, этот прием служит для демонстрации атмосферы нестабильности и расшатанности. Здесь же декларируется мотив сна – «чаемой действительности», который является одним из основных и устойчивых вариантов сна в художественной картине мира писателя.

В § 2 «Фантасмагория жизни: сатирическое начало и функции снов в фельетонах и повести М.А. Булгакова “Дьяволиада”» рассмотрена роль онирических элементов в произведениях, где ярко выражено сатирическое начало. Фельетоны Михаила Булгакова – явление, привлекающее внимание исследователей в связи с «фантастикой быта» и с театрализованной подачей событий, – не рассматривались учеными с позиции функционирования сновидений, поэтому нами проанализированы мотивы сна и особенности введения этого приема в повествование.

Характеристика сна как явления чудесного содержит элементы пародии и обыгрывается писателем в фельетонах «Сапоги-невидимки», «Серия ноль шесть № 0660243». Булгаков активно использует возможности сна: сон выступает как зона фантазии (в фельетонах автор и не скрывает своей позиции к условности сна) и реализации желаний. В фельетоне «Серия ноль шесть № 0660243» Булгаков использует мотив пробуждения во сне как прием для введения читателя, да и героя в заблуждение, возможность улыбнуться на тайные, но вместе с тем обыденные желания.

Форма «сна» активно используется Булгаковым как способ организации «фантастического» пространства и зоны игры («Похождения Чичикова» классифицируются писателем как «диковинный сон», в фельетоне «Ликующий вокзал» дан «сон на тему»). Сон-кошмар также является излюбленным приемом Булгакова.

Фантасмагория работы канцелярско-бюрократической системы в повести «Дьяволиада» оборачивается сном-кошмаром, организующим время и пространство по логике абсурда. Бег по инстанциям, как по заколдованному кругу, сказочное пространство и время работы канцелярий, – все эти составляющие «канцелярского ада», присутствующие в «Записках на манжетах», получают в «Дьяволиаде» подчеркнуто гротескные черты. Повесть «Дьяволиада» является многослойным сном-кошмаром. Границы сна-экспозиции писателем маркированы, тогда как следующий за ним сон (который составляет основную часть повествования) воспринимается героем как реальность, а между тем нижняя граница подчеркнуто не названа. Далее разворачивается сновидная действительность, при этом Кальсонер предстает как вариант биллиардного шара. За увольнением Короткова следует странная цепь случайных событий, и реальность множится, как в зеркале. Погоня за Кальсонером и/или его двойником и потеря документов (что в бюрократически организованном, а вернее, дезорганизованном мире равняется уничтожению человека, вычеркиванию его из списков) воспринимаются героем как события, происходящие в реально существующем мире.

Размытая граница мира сна и условно-реальной действительности позволяет Булгакову организовать повествование по логике сновидений, использовать и обыгрывать типичные положения кошмарного сна.

§ 3 «Сновидность и сны в цикле рассказов М.А. Булгакова “Записки юного врача” и повести “Морфий”» посвящен рассмотрению функционирования онейросферы в указанных текстах.

В «Записках юного врача» представлены различные варианты сновидений и близких им состояний. Фиксация момента перехода границы (явь – погружение в сон; сон – пробуждение), лихорадочного состояния после внезапного пробуждения служит драматизации ситуации, воссозданию действительности как калейдоскопа действий («Полотенце с петухом», «Крещение поворотом») или, наоборот, ретардации (рассказ «Вьюга»), вскрывает механизмы работы сознания, находящегося на пределе своих возможностей. Мотив бессонницы является одним из ведущих в цикле и служит для обоснования внезапных переходов мысли в сознании юного врача.

Форма подачи текста от первого лица позволяет передать через сновидения мироощущение юного врача, оказавшегося заброшенным в чуждую ему среду. Акцентировка внимания автора на состоянии врача, испытывающего постоянный дефицит сна, помогает М.А. Булгакову воссоздать атмосферу тьмы, окружающей больничный пункт. При этом вокруг героя постоянно присутствует свет, который пробивается из-под абажура старенькой лампы, льется в пространство маленькой операционной и вспыхивает в сознании юного врача. Тьма же существует как некая субстанция, наделенная антропоморфными чертами: ей можно послать моление, она может быть покойной, как в рассказе «Полотенце с петухом», а может вертеться мелким бесом в вихре вьюги, как в рассказе «Пропавший глаз». Неотъемлемыми спутниками ее являются ветер, метель и волки.

В рассказе «Вьюга» юный врач покидает относительно «окультуренное» пространство и попадает в имеющее черты некоего «царства смерти» Шалометьево. Он оказывается не в силах вернуть к жизни невесту конторщика и сам на обратном пути подвергается преследованию своеобразными стражами, охраняющими границы потустороннего мира. Порождения тьмы имеют в рассказе характерную для инфернальных созданий оборотническую природу. По всем традициям сна-кошмара волки названы лишь тогда, когда опасность миновала и герой оказывается в пределах «своего» пространства.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.