авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Художественное воплощение образов женщин и их судеб в чувашской прозе xx века

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Уляндина Августа Васильевна

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ

ОБРАЗОВ ЖЕНЩИН И их судеб

В ЧУВАШСКОЙ ПРОЗЕ XX ВЕКА

Специальность 10.01.02 – Литература народов

Российской Федерации (чувашская литература)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Чебоксары 2009

Работа выполнена на кафедре чувашского и сравнительного литературоведения Чувашского государственного университета имени И.Н.Ульянова

Научный руководитель – доктор филологических наук

профессор Г.И. Федоров

Официальные оппоненты: доктор филологических наук

профессор А.Ф. Мышкина

кандидат филологических наук

доцент Н.Н. Осипов

Ведущая организация – Чувашский государственный

институт гуманитарных наук

Защита состоится 18 ноября 2009 года в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.301.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при Чувашском государственном университете имени И.Н.Ульянова по адресу: 428034, г. Чебоксары, ул. Университетская, д. 38/1, ауд. 434.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Чувашского государственного университета имени И.Н.Ульянова.

Автореферат разослан 18 октября 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук

доцент А.М. Иванова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Художественная литература – парадигма с переменной величиной, ибо преобразования в общественно-политической культурной жизни страны влекут за собой изменения и в духовной жизни людей, в художественном воплощении человека и действительности. XX столетие, как известно, отмечено крупными трагическими изломами в развитии общества и искусства. Особенно внятно это проявилось на практике отображения женских образов в литературе. Писателям в этот катаклический период истории важно было заниматься не только раскрытием внутреннего мира женщины, не только выявлением ее душевных исканий. В течение XX века настойчиво формировалась практика осознания роли женщины в мире, того, как она «смертными путями идет к бессмертию».1 Все это происходило в условиях «омассовления истории»2, вживления литераторов в проблемы «пролетарского архетипа»3 человека и природы.

Пути создания образов женщин в чувашском литературоведении нашли отражение в трудах М.Я. Сироткина (1953, 1967), В.Я. Канюкова (1979), Г.Я. Хлебникова (2001), Ю.М. Артемьева (1999), В.Г. Родионова (1991), Г.И. Федорова (1996) и других. Однако утраченные альтернативы, становление художественно-философских путей отображения женских судеб все еще не стали фактом предметного обсуждения и анализа. Не дана оценка перекосам советского времени, пролетарским архетипам лепки характеров женщин, не изучена проблема того, как воплощение судеб женщин способствовало обретению подлинной художественности литературы, ее философско-онтологического индекса, не уяснена природа особого строя поэтики образного бытия женщин в сравнении с мужчинами. Не выявлена природа обретения женщинами свободы от общественно-исторического, семейного, социального гнета, не установлены корни выработки женщинами своей общественной активности в процессе преодоления определенного болевого порога семейной, религиозной, социальной забитости. Не изжито мнение о том, что женщина является якобы форпостом, показателем-де революционно-социалистической переделки человека и жизни, литературоведение все еще не пришло к убеждению в том, что всего прежде надо видеть, как художники видят необходимость «возделывания» личности женщины в духе творческой свободы, а не «насильного ее переделывания»4.



Степень изученности практики воплощения женских судеб в художественной прозе все еще остается не осмысленной в системном аспекте вплоть до настоящего времени. Чувашские литературоведы, ученые народов Урала и Поволжья обращались к этому вопросу часто при решении смежных аспектов. В основе своей означенный вопрос поднимался в ходе изучения производственной прозы (произведения М.Данилова-Чалдуна, Д. Исаева-Авраля, И.Курака в рассмотрении М.Я. Сироткиным, Е.В. Владимировым); женщина в части трудов представала активной общественницей (проза М.Трубиной, изученная В.Я. Канюковым), свидетельством перемен в семейном, бытовом укладе (поиски М.Трубиной, И.Тхти, изученные Г.Я. Хлебниковым, В.Я. Канюковым, В.Г. Родионовым и другими), энергичного нравственного преображения или же оскудения [в полотнах В.Садая, В.Алендея (Ю.М. Артемьев, Г.Я. Хлебников)], показателем нравственно-эстетической идеализации человека в прозе А.Артемьева, Д.Кибека и др. (Г.Я. Хлебников, Ю.М. Артемьев, Г.И. Федоров, Ип. Иванов) и т.д. Но эти исследования не ставили цель уяснения подлинно функционального предназначения героев в воплощаемой реальности, не ставили задачу системного анализа проблемы. Но так или иначе проанализированные труды свидетельствуют о многообразии типов женщин в литературе, путей их художественного воплощения, осознания художественно-эстетического их бытия и т.д.

Предметом диссертационного исследования являются прозаические произведения чувашских писателей XX века, рассмотренные в контексте поисков литератур народов Урала и Поволжья. Пристальное внимание автор этих строк уделяет поискам чувашских мастеров слова Д.Исаева, И.Курака, М.Трубиной (20-40-е гг.), А.Артемьева, В.Игнатьева, Д.Кибека и др. (50-60-е гг.), Хв.Уяра, М.Ильбека, Ю.Скворцова, Хв.Агивера, Д.Гордеева, В.Садая, Н.Мартынова (70-90-е гг.) и других. Тому, как из десятилетия в десятилетие женщина в художественной литературе меняет свой социальный и художественно-философский статус в сопряжении с теми или иными поворотами истории. Как предмет исследования воспринимаются и такие факторы, как эстетические коллизии воплощения образов женщин, поэтика, сюжет, композиция произведений, которые органично взаимоувязаны с бытием женщин как художественных образов в определенных исторических поворотах развития общества.

Диссертация имеет своей целью раскрытие эстетического смысла художественной прозы, проявляющееся в процессе ее движения от выработки ложного пафоса преображения женщины в горниле революции, коллективизации, в гражданской и отечественных войнах к высотам осознания своей роли на поприще освоения всевечных, надвременных, философских истин бытия. Из осознания этого, вытекает необходимость решения следующих задач:

– изучение типологических особенностей женских образов в жерле катаклических событий гражданской войны, революции, коллективизации, выявление особенностей неоправданного восхваления советской реальности (20-40-е гг.);

– уяснение особого исторического хронотопа, явленного в образах идеализированных женщин в 50-60-е гг.;

– анализа особенностей сюжетики и композиции произведений, имевших целью воплощение судеб женщин;

– установления особого социального статуса женщин в становлении адекватного строя художественного отражения реальности.

Теоретико-методологической базой исследования являются труды известных литературоведов А.А. Аникста, Л.Е. Пинского, М.М. Бахтина, Б.О. Кормана, Л.Я. Гинзбург, В.В. Кожинова, С.С. Семеновой и других. Большим подспорьем в деле формирования научной концепции диссертации стали работы чувашских ученых М.Я. Сироткина, В.Я. Канюкова, Г.Я. Хлебникова, Е.В. Владимирова, Г.И. Федорова, А.Ф. Мышкиной и т.д., литературоведов Урала и Поволжья Р.А. Кудрявцевой, Г.Г. Лисовской, Т.Л. Кузнецовой, Р.А. Кутуя и т.д. Главными методами исследования стали такие способы анализа материала, как сравнительно-сопоставительный, типологический, историко-функциональный анализ литературных произведений. Работы названного ряда ученых позволили увидеть бытие, формирование женских судеб в сложных исторических переплетениях, способствовали выработке принципов анализа отображения образов женщин в историко-функциональной динамике, уяснению особенностей движения прозы от публицистической поэтики к художественно-философскому осмыслению жизни. В определении ведущей гипотезы диссертант исходил из того, что образ женщины в прозе является определенным, самодостаточным архипелагом, имеющим свое философское предназначение, опирающееся не столько на аналитический разум (мужчина), сколько на чувство, на эмоциональное состояние и движение души. В силу этого восприятие жизни женщиной является особенно острым.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Образы женщин в литературе, воплощение их художественных судеб сочетают в себе социальное их бытие с осмыслением своей онтологической роли в развитии общества (проза Хв.Уяра, Ю.Скворцова, А.Емельянова, Хв.Агивера и др.).

2. Динамика путей и способов отображения женских образов вырисовывается следующим образом: показ бытия героинь в желаемых, виртуально-социологических коллизиях, регулируемых революцией, производственными отношениями людей, задачами социалистического преображения мира (20-40-е гг., за которыми стоят ложные прототипы). Действительность 50-60-х годов обращает писателей к практике создания образов идеализированных героинь (проза А.Артемьева, В.Игнатьева, Д.Кибека и др.). Писатели внимательно апробируют особенности психологического самоанализа героев в лирико-романтических коллизиях. Рубеж XX и XXI веков (80-2000-е годы) выводит на арену художественно-философскую действительность женских образов, большей частью старух, которые диктуют необходимость анализа человеческой судьбы в надпсихологических перипетиях, в условиях онтологических коллизий бытия женщин.

3. Определенным образом предстает динамика формирования и развития художественно-эстетического феномена историчности воплощаемых реалий. 20-40-е гг. практически явили миру при всей, казалось, историчности показываемых событий, отсутствие таковой. Пафосные дифирамбы в честь славной советской действительности, ударный коллективизации и многого другого стали ширмой, заслоняющей катаклизмы и кризисы. Начатки историчности, как ни странно, рельефно проявились в идеализирующей прозе 50-60 годов XX века. Конец XX столетия обозначился обогащением этой историчности философско-онтологическим смыслом.

4. Своеобразен пафос создания женских образов в XX веке. Ложно-радужное восприятие новой, социалистической яви, пройдя через эмоциональное восприятие идеализированного мира, к концу XX века вобрал в себя сгущенный трагизм показываемых событий, обретение женщинами подлинной свободы духа.

Научная новизна диссертации состоит в следующем:

– С новых методологических позиций рассмотрено положение воплощенных женщин на протяжении XX столетия; с иных, чем прежде, позиций проанализированы социальная, философская их роль, перемена ее семейного, общественного бытия.

– Уяснена природа обретения женскими образами эстетической природы через показ идеальных героинь, «старух-философов», через создание онтологического механизма их сознания.

– Особенности социально-политического, трагического бытия женщин изучены в адекватном аспекте формирования особых разновидностей сюжета и композиции прозаических произведений, как-то: ящичной, жанровой и других их форм.

– Вскрыты внутренние импульсы движения прозы от художественно-публицистических начал к полноте художественно-философских свойств литературы.

– Рассмотрены новые условия периодизации образных процессов литературы. 20-40-е годы определены как практика социологического анализа человека, 50-60-е годы как осуществление принципов психологического самоанализа женщин, рубеж XX и XXI веков охарактеризован как философско-онтологическая практика надпсихологического рассмотрения бытия женщин.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что соискатель, опираясь на особенности динамики движения прозы, на систему образно-выразительных средств, создал определенный механизм, позволяющий дальнейшее исследование литературы строить на феномене функционально-исторической квалификации эстетических принципов. Это позволит также полнее представить философский контекст чувашской литературы, лучше осуществлять практику периодизации художественных процессов.





Практическая значимость диссертации в том, что ее результаты позволяют глубже осознать историю чувашской литературы, могут быть использованы при разработке вузовских спецсеминаров и спецкурсов, а так же истории национальной литературы.

Апробация исследования. Основные положения диссертации опубликованы в научных и журнальных статьях, в сборниках научных трудов.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав, списка литературы. Композиционно она выстроена в соответствии с поставленными в ней проблемами.

Основное содержание работы

Во введении содержится обоснование актуальности темы, проблемы диссертации, сформированы цели и задачи исследования, определены методологическая база и методы исследования, изложены цели и задачи анализа материала, выдвинутые на защиту положения.

Первая глава называется «Социально-типологическое своеобразие женских образов в чувашской прозе 20-60-х годов XX века». Она подразделяется на два раздела. В первом из них (Опыт воплощения образов женщин в художественно публицистической прозе 20-40-х годов как процесс освоения эстетических функций литературы) прослеживается путь движения прозы от идеологических и социологических догм в отображении образов женщин к созданию социальных типов героинь, являющих собой средоточие особого, точечного видения мира. При этом исследователь исходит из того, что женщины в творческих поисках писателей названного периода становятся именно образами, ибо при всем том, что они являют собой представителей разных типов, не способны выйти за пределы конкретной, локальной исторической эпохи. Непреложно и то, что их воплощение напрямую связано с принципом показа их обновления только в пределах революционного, социалистического преобразования мира. В силу этого в образах героинь этого периода больше черт как раз образного типа, создаваемого за счет накопления экстенсивных, как бы внешних свойств индивидуума, но не характера, потому что последнее требует «вживания» во внутренний мир, в психологические переживания персонажа. Роль женщины, даже в сопоставлении с мужчинами, говоря словами М.М. Бахтина, есть данность «самостоятельного голоса», «равноправного с мужским сознанием».5 Освоение ее роли в обществе, в переделке мира проистекало из осознания различных форм социального, семейного гнета, поэтому для многих авторов этих лет именно женщина была показателем крупных революционных преобразований. Освоение таких художественных площадей было задачей весьма нелегкой. Так, в повести удмуртского прозаика С.Самсонова «Люблю тебя» (1954) на авансцене оказывается молодой специалист, зоотехник. Писатель априорно наделяет ее огромными способностями общественницы, показывает ее энтузиасткой обновленного труда. Нетрудно в этом заметить, что социально-нравственное преображение женщин происходит через производственные коллизии. То же самое наблюдается в повести чуваша Д.Исаева «Рогожница Лизук» (1920-е годы), на всем протяжении творческих поисков В.Алендея, показывающего производственные заботы тружеников полей, работников животноводческих ферм. Близко к С.Самойлову в этом отношении стоит Д.Исаев в новелле «Рабфаковка», героиня которой является, как и зоотехник С.Самсонова, активной общественницей, носителем революционно-коммунистических идей. Коми писатель Ген. Федоров в повести «Колхозницы» (1935) усматривает активность героини (Варук) в классовом противостоянии разных сословий общества на почве создания колхоза и раскрепощения женщин из-под семейного ига. Такой подход заметен и в чувашской литературе в творчестве М.Турбиной (в повестях «В тихой заводи», «Мучар», рассказах «Не вышло», «Вперед»). Разумеется, в этих условиях писатели создавали образы, за которыми не было надлежащего прототипа: коллективизация, как известно, сопровождалась огромными потрясениями, в ходе которого т.н. сельские буржуа мыслились классовыми врагами (роман башкирского сочинителя Ф.Исянгулова «Колос ржи»), против которых надо было принимать строгие меры. Определенный прорыв в этом смысле обозначился в прозе М.Турбиной, уделявшей много внимания не только классовым и производственным проблемам, но и извечному семейному угнетению (героиня рассказа «Вперед» Насьтик, не обретя счастья с богатым мужем, оставляет его, чтобы не стать домашней прислугой). Писательница при этом не чурается задач характерообразования, психологических изысков. В рассказе-очерке «Приземистая изба» она с болью в сердце создает образ несчастной женщины, испытавшей юдоль и при старой, и при новой власти. Вскоре она умирает, оставив малолетнего ребенка. Повествователь с щемящим сердцем обращается к малышу: «Не буди мать, ты ее не добудишься, она уснула вечным сном». В одном ряду с ней стоит упомянуть В. Алендея, который в своих книгах, хоть основной предмет его интересов – это производственная проблематика, предстал добротным лириком. Литература этого периода увидела в образах женщин двигателей априорно-линейного сюжета, который, в основе своей, списывался с жизни (повесть коми писателя Изъюрова «Преступление Доменя», 1936) и других. Прозаики сплошь и рядом брали конфликты эмпирические, а потом их домысливали, образы не рождались из вымысла, не возникали из хода художественного отображения. В силу сказанного преобладал очерковый подход к задачам показа жизни. Индивидиум, становясь социальным типом, мало требовал основ психологического изучения его внутреннего мира и становления характером. Из этого и протекает феномен того, что героини рассказов-очерков «Елюк – Шеф» Н.Патмана, «Лизавета Егоровна» М.Данилова-Чалдуна, «Рогожница Лизук» Д.Исаева -Авраля вырастали до уровня активных общественниц, руководителей производственных коллективов. Тем самым они выявляли, как считали прозаики, социально-политические причины становления женщины крупным фактором строительства социализма и коммунизма; героиням было вменено в обязанность дорастать до комсомолок, коммунисток, социально-очищенных персонажей. С такой платформы и показаны женщины в повестях башкирского прозаика «Алтын – бика», «Колос ржи» Ф.Исянгулова, герои которых – суть вносители отвлеченных общегуманистических идей, стремящиеся фибрами души постичь правду большевиков.

Поэтому впечатление от излишней идеализации поведения женщин социалистического типа, ее советской принадлежности, от заведомо натянутых, искусственно нагнетаемых ситуаций, от жесткой авторской воли, не соизмеримой с художественной логикой показа жизни не снимается. И вовсе не случайно коми прозаик Г.Юшков к концу 40-х и на рубеже 40-50 годов начинает размышлять о поиске новых художественных площадей и средств, что оборачивается созданием рассказов вскрывающих негативную сторону исступленного общественного поведения женщин («Женщина из села Вилядь», «Исповедь»).



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.